по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансы и управление
Правильная ссылка на статью:

Денежные переводы мигрантов и противоречия Монтеррейского подхода
Ананикян Давид Сейранович

соискатель, кафедра Мировой экономики, Московский Государственный университет имени М.В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Ananikyan David Seiranovich

External doctoral candidate, the department of International Economics, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

dananikyan@gmail.com

Аннотация.

В качестве предмета исследования в данной статье рассматриваются денежные переводы физических лиц – экономических мигрантов, отправляемые ими на свою родину из развитых стран и поощряемые международным сообществом в соответствии с Монтеррейским консенсусом в качестве ресурсов экономического развития и роста экономик стран-получателей, которым сегодня важны лишь темпы роста объемов поступающих средств, а не их происхождение. В центре внимания автора находится оценка адекватности монтеррейского подхода в части возможности вывода из «серой» и теневой зон денежных переводов мигрантов с участием как стран «доноров», так и «реципиентов». В качестве методов исследования использованы общенаучные и специально-научные методы экономической теории права, сравнительно-экономический и системно-функциональный подходы, а также анализ данных официальной статистики и финансовой аналитики. В целом, монтеррейский подход представляется не в полной мере адекватным в части оценки денежных переводов в целом, без дифференциации, как источников роста и развития. Результатом исследования стало выявление несостоятельности лишь технического регулирования тарифов международных переводов в рамках концепции их стимулирования как ресурсов роста (Монтеррейский консенсус). Таковыми они становятся лишь при соблюдении 40 рекомендаций FATF, Рекомендации МОТ №86, а также национального трудового, миграционного и налогового законодательства страны источника денежных средств. Результаты исследования будут полезны в выработке мер российского финансового регулирования и надзора, аналитической оценки финансового потенциала рынка денежных переводов мигрантов.

Ключевые слова: денежный перевод, ФАТФ, Монтеррейский, консенсус, экономический, мигрант, паралегальность, источник развития, платежная система, трансграничный перевод

DOI:

10.25136/2409-7802.2019.1.29221

Дата направления в редакцию:

13-03-2019


Дата рецензирования:

14-03-2019


Дата публикации:

22-03-2019


Abstract.

The subject of this research is the private remittances of economic migrants sent to their home country from the developed countries and accepted by the international community in accordance with the Monterrey Consensus as a resource of economic development and growth of the receiving countries’ economies, which concentrate only on the growth rate of the volume of incoming funds, rather than their origin. Attention is focused on the assessment of adequacy of the Monterrey approach in the aspect of the possibility of withdrawal of “gray” and shadow economic zone of remittances with participation of both, “donor” and “recipient” countries. Overall, the Monterrey approach seems inadequate in the assessment of monetary transfers as a source of growth and development, without differentiation. As a result of this research, the author determines the failure of only the technical regulation of the tariffs of international transfers within the framework of concept of incentivizing them as a growth resource (Monterrey Consensus). They become such only in exercising the 40 FATF recommendations, ILO Recommendation No. 86, as well as national labor, migration and tax legislation of the country of origin. The results of this research can be useful in devising measures for Russian financial regulation and oversight, as well as analytical assessment of the financial potential of the market of financial remittances.

Keywords:

development source, paralegality, migrant, economic, Consensus, the Monterrey, FATF, remittance, payment system, cross-border transfer

Введение

Легальные, паралегальные (легальные по внешней форме, но нелегальные по целям и источникам) и нелегальные перемещения денежных средств экономических мигрантов, их объемы и влияние на экономики стран «доноров» и реципиентов, а также глобальный порядок международных денежных транзакций, сегодня активно обсуждаются в российской и зарубежной экономической и правовой литературе. В то же время, этот интерес чаще всего замыкается на попытках оценки денежных переводов физических лиц – мигрантов и связанной с этой оценкой эффективности миграционной политики [1, c. 41].

Формально, после достижения Монтеррейского консенсуса (2003 г.) [2] денежные переводы мигрантов были приравнены к ресурсам экономического развития и роста, а страны доноры, полагая переводы экономической помощью, должны поощрять их, оптимизируя комиссия за транзакции. Такой подход расширяет возможности развития экономик стран-получателей, приносит им новые инвестиции.

Фактическое приравнивание указанных денежных переводов к традиционным потокам частного капитала, а также (в развитие Консенсуса по версии Государственного департамента США) к источникам финансирования развития, экономического роста и иностранным частным инвестициям [3], определило тенденцию облегчения режима и условий денежных переводов для мигрантов, которые теперь признаны полезным содействием в развитии развивающихся экономик [4, c. 1633], однако такое содействие весьма неоднозначно.

Растущие объемы анализируемых денежных переводов сопоставимы с объемами доходов от базовых отраслей экономик развивающихся стран. Так, в 2013 г. по данным ООН объем денежных переводов в Индию был больше чем доходы от оказания IT услуг. В страну таким образом поступило почти 70 млрд. долл. США. Далее идет Китай – 60 млрд. долл. США, Филиппины - 25 млрд. долл. США, Мексика – 22 млрд. долл. США, Нигерия – 21 млрд. долл. США, Египет – 17 млрд. долл. США [5].

В национальную экономику Египта переводы мигрантов принесли больше средств, чем эксплуатация Суэцкого канала. В мировом центре легкой промышленности – Бангладеш, объем денежных переводов был сопоставим с 84% доходов от экспорта текстиля. В Нигерии денежные переводы принесли сумму равную более чем пятой части доходов от экспорта углеводородов [6]. Доля переводов превышает половину ВВП Таджикистана, составив в 2016 г. 30% ВВП Кыргызстана, 21% Молдовы ВВП, по 30% Либерии и Тонго, 29% – Непала, 28% – Гаити [7].

Таким образом, актуальность данного исследования определяется существующей проблемой: страны-получатели переводов стимулируют экспорт излишней рабочей силы, подменяя этим неспособность развития своих экономик, решая проблемы безработицы и связанной с ней социальной напряженности, но при этом «чистота» источника и пути поступления денежных средств для стран-получателей принципиального значения не имеют. Эти вопросы «перекладываются» на развитые страны, принимающие рабочую силу, которые поставлены перед необходимостью бороться не только с нелегальной миграцией и теневым рынком труда, но и с соответствующими денежными потоками.

Анализ динамики миграции и легальных переводов мигрантов в Российской Федерации

В 2017 г. на территорию России въехало примерно 15 млн. иностранцев (выехало – около 12 млн. чел.). В основном это были граждане стран СНГ (в 2018 г. – 85% от всего числа иностранцев). Вместе с тем, следует полагать, что идеология Монтеррейского консенсуса с его приоритетом финансовых рычагов помощи, не вполне отвечает интересам России, где рост числа и интенсивности проникновения в экономику экономических мигрантов все чаще оценивается как новый тип колонизации, сопровождающийся «захватом территорий и ресурсов» [8, c. 60].

Динамика объемов денежных переводов мигрантов – точный «барометр» мировой экономической конъюнктуры. По оценке Всемирного банка, именно денежные переводы из развитых стран остаются для указанных выше стран основным источником финансовых поступлений, отодвигая на задний план официальную помощь МВФ или других организаций в рамках специальных программ. В 2016 г. по оценке Всемирного банка Россия находилась на 5-ом месте по объему денежных переводов мигрантов после США, Саудовской Аравии, Швейцарии, Германии и Китая [9].

Таким образом, развитые страны, предоставляя работу мигрантам, косвенно оказывают их государствам существенную экономическую помощь, каналы которой диверсифицированы на легальный, паралегальный и теневой сектора. Все они в совокупности, не взирая на источник происхождения и механизм перемещения денежных средств, дают экономический эффект для стран получателей.

В то же время, учет лишь только легальных переводов без адекватных статистических методов, позволяющих относительно точно определить эффект от денежных переводов, ставит его под вопрос [10, c. 46], т.к. применяемые сегодня статистические методы пока не могут относительно точно соотнести влияние денежных переводов на экономику. Как правило, в таких исследованиях анализируются кросс-страновые панельные данные, агрегированные для учета и контроля страновых факторов, действующих в определенный промежуток времени, после чего прослеживается динамика для определенной страны.

В то же время, М. Клеменс и Д. Макензи указывают на узость сведений о денежных переводах. Число стран и временные рамки здесь малы для выявления сколько-нибудь значимого эффекта относительно экономического роста [11, c. 366]. В этом смысле влияние трансграничных денежных переводов трудовых мигрантов на экономику России признается [12, c. 44], но не оценивается, т.к. официальная статистика (методология РПБ-5, международная – BOP-5) не в состоянии учесть объемы, как нелегальной миграции, так и соответствующих денежных переводов, данные по которым всегда ориентировочны.

В последние годы по официальным данным МВД РФ численность трудовых мигрантов в российской экономике снижается. Если в 2015 г. в сфере торговли каждый четвертый работник был мигрантом, на городском транспорте – 50%, то к началу 2018 г. показатели снизились, соответственно до 15% и 28%. Также снижаются и оценочные показатели незаконно находящихся на территории России иностранцев. По данным Управления по вопросам миграции МВД РФ в 2017 г. их число снизилось с 3,9 до 2,6 млн. чел. [13].

В то же время, сумма официально оформляемых трансграничных переводов физических лиц из России остается стабильной и в 2018 г. в среднем составляла 11 млн. долл. США в квартал (в 2017 г. – 9,7 млн. долл. США) [14].

Ухудшение экономической конъюнктуры в России, сначала в связи с мировым финансовым кризисом, а затем – с санкциями, должно было стимулировать отток мигрантов. На практике, исследования российских авторов выявили неожиданную тенденцию – их высокой «выживаемости» в сложных условиях падения экономической конъюнктуры. Мигранты показали способность быстро адаптироваться к новому состоянию рынка труда, поиску новой работы, а главное в поддержании стабильного, а то и растущего потока денежных переводов на родину [15, c. 30].

Эти выводы, с одной стороны, свидетельствуют в пользу теории «новой колонизации», а с другой – демонстрируют наличие устойчивых каналов денежных переводов. При этом динамика относительного оттока рабочей силы и переводов из России не противоречат друг другу.

Проблема паралегальности денежных переводов и «ресурсов роста»

Вопрос о паралегальности денежных переводов мигрантов неоднократно ставился в литературе в основном со ссылкой на высокую комиссию легальных систем переводов, что отталкивает от них и стимулирует осуществлять международные транзакции иным способом. Вместе с тем, данный аргумент не выдерживает критики. Во-первых, в силу высокой конкуренции платежных систем (Western Union, MoneyGram, Qiwi, Яндекс.Деньги, Unistream, Contact, Migom, Anelik, «Кибер Деньги», «Золотая корона», «Лидер», «Форсаж») их тарифы относительно стабильны. Во-вторых, процент за нелегальное трансграничное перемещение денежных средств с учетом рисков, выше официального тарифа.

Российские авторы подчеркивают необходимость создать для мигрантов «эффективные системы перевода денежных средств», что «принесет пользу и той, и другой стороне» [16]. Для легализации теневых денежных переводов российские авторы видят два пути – неопределенное «повышение прозрачности и доступности банковских услуг» и конкретное – снижение комиссии платежных систем [17, c. 291]. Этот путь направлен на стимулирование оттока денег из России. В тот же время, сбалансированный рыночный процент, сложившийся на рынке переводов, производен от текущей ситуации в экономике.

В этой связи приоритет целесообразно отдать не регулированию высоко конкурентного рынка переводов, основные игроки которого работают десятки, а то и более 100 лет, а оптимизации численности и статуса экономических мигрантов, что будет способствовать максимальной легализации их доходов. С ними они выйдут на легальный рынок переводов, что обострит конкуренцию платежных систем и снизит их комиссию [18, c. 98].

Кроме того, вывод денежных средств нелегальными мигрантами нельзя рассматривать исключительно как их теневую деятельность, ввиду интереса части российского бизнеса в сфере найма и эксплуатации нелегалов. Получаемые таким образом доходы, в том числе и направляемые мигрантами в виде переводов на родину, вряд ли следует рассматривать как «ресурсы роста» в рамках Монтеррейского консенсуса.

Заключение

Отнесение денежных переводов мигрантов к ресурсам экономического развития и роста не будет правомерным без применения к ним 40 правил FATF, т.к. «развитие и рост» имеют не только «чисто» экономическое, а и международно-правовое понимание. В этой связи, принимая во внимание, значимую для развитых стран проблему нелегальной миграции и нелегальной рабочей силы, далеко не все денежные переводы и далеко не всех мигрантов могут стать правомерным источником экономического роста на родине мигрантов (при условии, что удастся однозначно доказать, что переводы такому росту способствуют). В этой связи налицо целесообразность смены приоритетов: с минимизации тарифов на переводы мигрантов в странах донорах к достижению прозрачности происхождения и легальности переводимых сумм. Иной подход, не только вступит в противоречие с трендом обеспечения глобальной финансовой безопасности, но будет означать стимулирование нелегальной и паралегальной деятельности в экономиках принимающих стран.

Библиография
1.
Ревинова С. Ю. Некоторые аспекты денежных переводов мигрантов // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Экономика. 2013. № 3. С. 38-47.
2.
Монтеррейский консенсус Международной конференции по финансированию развития. Принят 18-22 марта 2002 г. // Официальный сайт ООН [Электронный ресурс]. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/monterrey.shtml (дата обращения: 13.03.2019).
3.
U.S. Department of State [Электронный ресурс]. The U.S. Approach to International Development: Building on the Moterrey Consensus. Washington, D.C. URL: http://www.state.gov (дата обращения: 13.03.2019).
4.
Fakhrutdinova E. et al. The influence of cross-country technological transfer on economic profit formation // Middle East Journal of Scientific Research. 2013. Vol. 17, 12. Рр. 1632-1634.
5.
World Development Indicators and World Bank Development Prospects Group. [Электронный ресурс]. URL: http:// data.worldbank.org/data-catalog/world-development-indicators (дата обращения: 13.03.2019).
6.
Database. [Электронный ресурс]. URL: http://esa.un.org/unmigration/TIMSA2013/migrantstocks2013.htm?mtotals (дата обращения: 13.03.2019).
7.
Глазкова Т. В. Денежные переводы мигрантов: источники информации (отчетность банков и других финансовых институтов) // Статкомитет СНГ [Электронный ресурс]. URL: http://www.unece.org/fileadmin/DAM/stats/documents/ece/ces/ge.10/2017/mtg2/Item_04_Presentation_2_UNECE_Migration_CIS-STAT_Banks.pdf (дата обращения: 13.03.2019).
8.
Фролова В. А. Негативная сторона нелегальной миграции в России// Вестник Московского университета МВД России. 2014. № 7. С. 60-61.
9.
World Bank [Электронный ресурс]. World Development Indicators. URL: http://data.worldbank.org/data-catalog/world-development-indicators (дата обращения: 13.03.2019).
10.
Юрков Д. В. Вклад денежных переводов мигрантов в международные потоки капитала в развивающихся национальных экономиках // Вопросы экономики и права. 2016. № 10. С. 43-48.
11.
Clemens M. A., McKenzie D. Why Don’t Remittances Appear to Affect Growth? // Center for Global Development. Working Paper, 2014. May.
12.
Мигранян А. А. Влияние трансграничных денежных переводов трудовых мигрантов на экономику России // Труд и социальные отношения. 2013. № 11. С. 40-49.
13.
Спутник [Электронный ресурс]. 2018. 2 августа. URL: https://tj.sputniknews.ru/migration/20180802/1026354125/mvd-prestupniki-migranty-russia-rabota.html?_ga=2.57773676.758808188.1544676205-798337589.1544676205 (дата обращения: 13.03.2019).
14.
Трансграничные переводы физических лиц (резидентов и нерезидентов) // Банк России [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru/statistics/Default.aspx?Prtid=tg (дата обращения: 13.03.2019).
15.
Цырюльников В. С. Рост денежных переводов как показатель устойчивости трудовых мигрантов к экономическому кризису// Актуальные проблемы социально-экономического развития России. 2013. № 1. С. 29-31.
16.
Рязанцев С. В., Ткаченко М.Ф. Мировой рынок труда и международная миграция.-М.: Экономика, 2010. 208 с.
17.
Кумо К. Таджикские трудовые мигранты и их международные денежные переводы // Экономика региона. 2012. № 2 (30). С. 285-301.
18.
Криворучко С. В. Конкуренция и регулирование систем розничных платежей // Современная конкуренция. 2009. №2. С. 94-102.
References (transliterated)
1.
Revinova S. Yu. Nekotorye aspekty denezhnykh perevodov migrantov // Vestnik Rossiiskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Ekonomika. 2013. № 3. S. 38-47.
2.
Monterreiskii konsensus Mezhdunarodnoi konferentsii po finansirovaniyu razvitiya. Prinyat 18-22 marta 2002 g. // Ofitsial'nyi sait OON [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/monterrey.shtml (data obrashcheniya: 13.03.2019).
3.
U.S. Department of State [Elektronnyi resurs]. The U.S. Approach to International Development: Building on the Moterrey Consensus. Washington, D.C. URL: http://www.state.gov (data obrashcheniya: 13.03.2019).
4.
Fakhrutdinova E. et al. The influence of cross-country technological transfer on economic profit formation // Middle East Journal of Scientific Research. 2013. Vol. 17, 12. Rr. 1632-1634.
5.
World Development Indicators and World Bank Development Prospects Group. [Elektronnyi resurs]. URL: http:// data.worldbank.org/data-catalog/world-development-indicators (data obrashcheniya: 13.03.2019).
6.
Database. [Elektronnyi resurs]. URL: http://esa.un.org/unmigration/TIMSA2013/migrantstocks2013.htm?mtotals (data obrashcheniya: 13.03.2019).
7.
Glazkova T. V. Denezhnye perevody migrantov: istochniki informatsii (otchetnost' bankov i drugikh finansovykh institutov) // Statkomitet SNG [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.unece.org/fileadmin/DAM/stats/documents/ece/ces/ge.10/2017/mtg2/Item_04_Presentation_2_UNECE_Migration_CIS-STAT_Banks.pdf (data obrashcheniya: 13.03.2019).
8.
Frolova V. A. Negativnaya storona nelegal'noi migratsii v Rossii// Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii. 2014. № 7. S. 60-61.
9.
World Bank [Elektronnyi resurs]. World Development Indicators. URL: http://data.worldbank.org/data-catalog/world-development-indicators (data obrashcheniya: 13.03.2019).
10.
Yurkov D. V. Vklad denezhnykh perevodov migrantov v mezhdunarodnye potoki kapitala v razvivayushchikhsya natsional'nykh ekonomikakh // Voprosy ekonomiki i prava. 2016. № 10. S. 43-48.
11.
Clemens M. A., McKenzie D. Why Don’t Remittances Appear to Affect Growth? // Center for Global Development. Working Paper, 2014. May.
12.
Migranyan A. A. Vliyanie transgranichnykh denezhnykh perevodov trudovykh migrantov na ekonomiku Rossii // Trud i sotsial'nye otnosheniya. 2013. № 11. S. 40-49.
13.
Sputnik [Elektronnyi resurs]. 2018. 2 avgusta. URL: https://tj.sputniknews.ru/migration/20180802/1026354125/mvd-prestupniki-migranty-russia-rabota.html?_ga=2.57773676.758808188.1544676205-798337589.1544676205 (data obrashcheniya: 13.03.2019).
14.
Transgranichnye perevody fizicheskikh lits (rezidentov i nerezidentov) // Bank Rossii [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.cbr.ru/statistics/Default.aspx?Prtid=tg (data obrashcheniya: 13.03.2019).
15.
Tsyryul'nikov V. S. Rost denezhnykh perevodov kak pokazatel' ustoichivosti trudovykh migrantov k ekonomicheskomu krizisu// Aktual'nye problemy sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Rossii. 2013. № 1. S. 29-31.
16.
Ryazantsev S. V., Tkachenko M.F. Mirovoi rynok truda i mezhdunarodnaya migratsiya.-M.: Ekonomika, 2010. 208 s.
17.
Kumo K. Tadzhikskie trudovye migranty i ikh mezhdunarodnye denezhnye perevody // Ekonomika regiona. 2012. № 2 (30). S. 285-301.
18.
Krivoruchko S. V. Konkurentsiya i regulirovanie sistem roznichnykh platezhei // Sovremennaya konkurentsiya. 2009. №2. S. 94-102.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"