Статья 'Реструктуризация внешнеторгового оборота региона на примере Северо-Западного федерального округа' - журнал 'Финансы и управление' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансы и управление
Правильная ссылка на статью:

Реструктуризация внешнеторгового оборота региона на примере Северо-Западного федерального округа

Боброва Анна Владимировна

доктор экономических наук, кандидат технических наук

профессор, ФГАОУ ВО "Южно-Уральский государственный университет" (Национальный исследовательский университет)

454080, Россия, Челябинская область, г. Челябинск, проспект Ленина, 76 / Главный корпус, оф. 518а/3

Bobrova Anna Vladimirovna

Professor, the department of Customs Affairs, South Ural State University

454080, Russia, Chelyabinskaya oblast', g. Chelyabinsk, prospekt Lenina, 76 / Glavnyi korpus, of. 518a/3

ms.Bobrova_AV@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7802.2018.3.26017

Дата направления статьи в редакцию:

13-04-2018


Дата публикации:

17-10-2018


Аннотация: Предметом исследования является внешняя торговля Северо-Западного федерального округа и субъектов РФ, в него входящих, а именно специфика и структура и динамика экспорта и импорта указанных объектов. Проанализированы объемы внешнеторгового оборота регионов, основные товарные позиции и страны-партнеры для каждого субъекта РФ и округа в целом. Целью исследования является выявление резервов экспорта и импортозамещения в субъектах РФ Северо-Западного федерального округа, а также разработка рекомендаций по использованию выявленных резервов для конкретных товарных групп и стран-партнеров. Методологическую основу составляют сопоставительный анализ экспорта и импорта отдельных субъектов РФ, входящих в Северо-Западный федеральный округ, а также классические экономико-математические методы ранжирования, вертикального и горизонтального анализа статистических данных внешнеторгового оборота. Элементами новизны являются системный подход к выявлению проблем внешнеторгового оборота региона и методология реструктуризации экспорта и импорта субъектов РФ. В качестве основного вывода формируется положение о необходимости смены приоритетов в экспорте и импорте субъектов РФ Северо-Западного федерального округа на основе замены экспортируемых ресурсов на изделия из них или отказа от экспорта природных богатств России, а также на основе импортозамещения и расширения спектра импортируемых товаров за счет первоочередных инновационных и инвестиционных потребностей регионов.


Ключевые слова: внешняя торговля, экспорт, импорт, субъект Российской Федерации, стоимость оборота, товарная позиция, страны - партнеры, валовой региональный продукт, расширение, государственная поддержка

Abstract: The subject of the research is the external trade of the Northwestern Federal District and the subjects of the Russian Federation that constitute it, in particular, specific features and structure and dynamics of the export and import in the aforesaid regions. Bobrova has analyzed the volumes of external trade turnover in these regions, the main commodity positions and partner countries for each Russian Federation subject and the District in general. The aim of the research is to define reserves of the export and import substitution in the Russian Federation subjects of the Northwestern Federal District and to develop recommendations on how to use the aforesaid reserves for particular commodity groups and partner countries. The methodological basis of the research includes comparative analysis of export and import of particular Russian Federation subjects comprising the Northwestern Federal District as well as traditional economic and mathematical methods of rating, vertical and horizontal analysis of statistical data of foreing trade turnover. The novelty of the research is caused by the fact that the author applies the systems approach to defining the problems of foreign trade turnover in the aforesaid regions and methodology for restructuring export and import in the Russian Federation subects. In conclusion, the author emphasizes the need to change priorities of export and import in the regions of the Northwestern Federal District by replacing exported resources with the products made out of them or refusing from export of Russia's natural resources, and by import substitution and extension of the range of imported goods at the account of primary innovative and investment needs of the region. 



Keywords:

partner countries, commodity position, value of turnover, subject of the Russian Federation, import, export, foreign trade, gross regional product, expansion, state support

Внешнеторговый оборот региона является, с одной стороны, залогом его экономического роста, с другой – характеристикой наличия (отсутствия) собственных ресурсов. Положительное влияние внешней торговли на региональный валовый продукт общеизвестно, а повышение качества жизни населения напрямую зависит от номенклатуры ввозимых товаров. Негативное влияние экспорта проявляется только в условиях массового вывоза ресурсов региона за границу Российской Федерации. К сожалению, субъекты РФ, как и страна в целом именно такой экспортной номенклатурой и представлены. Негативное влияние импорта проявляется в зависимости региона от ввоза продукции, которую он не производит. В этом случае степень отрицательного влияния на экономику усиливается, если импортируется оборудование или продовольствие. Чем выше уровень само обеспечения региона, чем меньше его зависимость от ввоза товаров, тем устойчивее его экономическое положение. Следует учитывать, и с какими странами-партнерами целесообразно развивать внешнеэкономическую деятельность. Именно поэтому так важно анализировать динамику внешнеторгового оборота округа в целом и его субъектов, в частности. На основе такого анализа возможна разработка рекомендаций по расширению (сужению) внешнеторгового оборота и по его направленности в зависимости от знака влияния.

Проблемам внешней торговли России посвящено большое количество научных работ. В условиях экономического кризиса, санкций западных государств и контр санкций России ситуация усугубилась и приобрела черты критического состояния. К негативным условиям внешнеэкономической деятельности относят также производные от основных тенденций стагнации процессов в России, а именно: снижение цен на нефть, колебания курсов доллара, евро и рубля, падение внутренней экономики 2015-2016 годов, замедление темпов розничной торговли, снижение реальных доходов населения, спад внутренних и внешних инвестиций, преобладание во внешней торговли России партнеров из стран дальнего зарубежья [1, с. 39, 2, 3, с. 80], а также объективные экономические законы в виде циклов развития [4, c. 202]. Нельзя не согласиться со всеми указанными позициями, так как реальные условия жизни большей части населения страны стали ухудшаться в зависимости от, казалось бы, далеких от граждан макро-причин.

Зарубежные авторы также обсуждают вопросы внешней торговли России, уделяя особое внимание реакции РФ на санкции и последствиям применяемых Россией контр санкций. Р. А. Jordan полагает, что Россия нарушает нормы ВТО, вследствие чего призывает дополнить санкции снижением статуса РФ до неквалифицированной страны для устранения ее участия в основной группе переговорщиков в ВТО [5]. По нашему мнению, экономическое положение и его потенциал определяют статус участников переговоров в ВТО, в этих позициях Россия занимает одно из ведущих мест, но политические противоречия в последнее время существенно влияют на мировую экономику. S. G. Benzell и G. Lagarda на основе математических моделей с учетом предельного уровня санкций определяют возможные последствия для энергетического сектора экономики России, на основе которых высказывают предположение о максимальном негативном эффекте санкций для пенсионеров России [6]. Не ясно, почему авторы выделяют именно эту категорию граждан, так как, во-первых, экономические санкции отражаются на уровне жизни всего населения России через рост цен, и, во-вторых, пенсии в рублевой зоне менее всего зависят от внешнеэкономической деятельности государства, а определяются, в первую очередь, социальной политикой страны. М. Hedberg и S. K. Wegren, F. Nilssen и C. Elvestad считают продовольственное эмбарго России выборочным, направленным против стран, выступающих как политические противники [7, 8]. По нашему мнению, в России и не скрывают, что принимают экономические меры в ответ на санкции, причиной которых является политическое неприятие западными государствами действий России на мировом пространстве. В условиях, когда политические призывы не работают, экономические меры считаются разумным подходом для достижения целей. Проблема заключается только в том, что руководство стран перестало замечать, как все эти санкции и контр санкции отражаются на уровне жизни населения и конкретных предпринимателях, занимающихся внешнеэкономической деятельностью.

В этих условиях авторы научных работ предлагают воспользоваться теми немногими мерами, которые возможны к реализации в сложившихся условиях. В. В. Кирпичев и И. С. Гладков видят решение проблем внешнеторговой деятельности России в усилении интеграции на уровне ЕАЭС [9, с. 56-57, 10, с. 139]. По нашему мнению, интеграционные процессы стран-участниц ЕАЭС идут очень медленно из-за наличия серьезных экономических противоречий в этих отношениях. Сказывается и некая искусственность принципов объединения стран в ЕАЭС при отсутствии единой политической и экономической цели. Е. А. Стрябкова полагает, что внешняя торговля существенно влияет на ВВП только в странах с развитой экономикой, поэтому России, как считает автор, необходимо, в первую очередь, ориентироваться на внутренний ВВП [4, с. 202]. По нашему мнению, стимулирование экономических процессов на внутреннем рынке является принципиально важными мерами, но без устойчивых внешнеэкономических связей стране придется «латать дыры» дефицита принципиально важных видов продукции при невозможности быстрого налаживания производства по ним внутри страны. Е. М. Егорова выступает за государственные меры снижения рисков с целью привлечения иностранных капиталов в российскую экономику [11, с. 187]. На текущий момент, по нашему мнению, даже собственный капитал предпочитает «бегство» с российского рынка из-за нестабильности политических и экономических отношений, а об увеличении иностранных инвестиций в условиях внешнего давления на экономику России говорить не приходится.

В. П. Оболенский более конструктивно подходит к вопросам регулирования внешнеэкономической деятельности и уже на данном этапе выделяет препятствия на пути реализации программных мер Правительства РФ [12, с. 23-24]. Корректировку обязательств перед ВТО и, соответственно, рост тарифных обязательств, он считает контрпродуктивными в условиях падения рубля и внутреннего спроса. Переориентация торговых потоков с европейского на азиатское направление приведет, по мнению автора, к восполнению только отдельных продовольственных товаров, но не оборудования и технологий. Импортозамещение невозможно реализовать без серьезных капитальных вложений, что, к тому же, приведет к отказу от международного разделения труда. Поддержка экспорта будет эффективной только при реальном технологическом обновлении экономики, в первую очередь, обрабатывающей промышленности. Мы полностью разделяем позицию автора по указанным вопросам и отмечаем, что все эти препятствия устранимы только при политическом и экономическом волеизъявлении руководства страны.

Необходимо учитывать и специфику самой внешней торговли. В экспорте России преобладает сырьевая составляющая [13], а импорт компенсирует недостатки технической оснащенности страны. Кроме того, в структуре экспорта присутствует продукция вредных производств, дислоцированных на территории страны и вынужденных продолжать деятельность в условиях ухудшающейся экологической ситуации [14]. Велика конкуренция для сельскохозяйственной продукции на мировом рынке разделения труда [15], поэтому экспорт продовольствия из России, по нашему мнению, является неустойчивым, имеет встречный поток в виде готовой продовольственной продукции и, самое главное, значительно влияет на продуктовую корзину граждан.

Оптимистичные прогнозы развития внешней торговли России все реже появляются в научной литературе, например, в работе И. С. Гладкова, который полагает, что страна в ближайшей перспективе сохранит место в двадцатке ведущих экспортеров [10, с. 138]. Однако автор не дает никаких рекомендаций для достижения этой цели, а само исследование носит характер аналитического обзора. Хочется отметить, что сохранение ресурсной структуры экспорта ставит под вопрос такое лидерство. O. A. Tkacheva с соавторами считает, что регионы страны и транснациональные компании, имеющие обширную внешнеэкономическую деятельность, понесут незначительные потери в период кризиса [16]. Трудно согласиться с данным утверждением, так как именно эти субъекты, в первую очередь, принимают на себя финансовый удар сворачивания международной торговли. Даже отдельные зарубежные авторы отмечают, что совокупный экономический потенциал России, как торгового партнера, имеет положительный эффект [17].

О роли регионов России во внешнеэкономической деятельности пишут, напротив, немногие. Такие работы предполагают в качестве рекомендаций рост самостоятельности и экономической состоятельности субъектов РФ, что в сложившихся условиях может рассматриваться как дезинтеграция интересов государства и обособление. Поэтому авторы предпочитают обсуждать методологические подходы к оценке внешнеэкономической деятельности регионов [18, 19], а не кризисное состояние их торгового оборота.

О необходимости стимулирования внешней торговли на региональном уровне пишет Р. О. Тимченко, обосновывая свою позицию тем, что субъекты глобализации ориентируются на конкретные местные рынки, а регионы нуждаются во внешних ресурсах для развития экономики [20, с. 82-83], а также A. F. Linetsky, A. G. Tarasov и V. E. Kovalev, которые видят причину повышения активности субъектов РФ во внешнеторговой деятельности в неспособности центральной власти решать принципиальные вопросы международных отношений в рамках каждого региона [21]. В реальных условиях только индивидуальные усилия предпринимателей, по нашему мнению, определяют внешнеторговый оборот региона, таможенные платежи по которому поступают исключительно на федеральный уровень, не обеспечивая государственную поддержку субъектов РФ.

Обязательными условиями развития внешней торговли регионов О. В. Микрюкова считает открытость их экономики и обеспечение безопасности [22]. По нашему мнению, это важные условия увеличения внешнеторгового оборота, но их реализация возможна только при отсутствии политических и экономических препятствий на уровне государства в целом.

Экспорт регионов, как и страны в целом, в основном сырьевой [11, с. 183], следовательно, для субъектов РФ можно выделить те же проблемы, что и для общероссийского рынка экспорта. Е. М. Егорова считает, что такой характер экспорта субъектов РФ формируется не только значительными объемами продукции топливно-энергетического комплекса, но и, главным образом, тем, что продукция перерабатывающей промышленности в основной своей массе не может конкурировать по качеству на равных с европейскими, американскими и другими зарубежными товарами. Кроме того, преобладание топливно-сырьевых товаров в экспорте вызывает целый ряд негативных последствий: истощение запасов не возобновляемых природных ресурсов; увеличение экологической нагрузки на окружающую среду; повышение уязвимости экономики при изменении мировой конъюнктуры [11, с. 186]. Мы полностью согласны с мнением автора о сырьевом экспорте регионов и страны в целом, что подтверждается статистическими данными. В связи с десятилетиями не меняющейся ситуацией напрашивается вывод о прямой финансовой заинтересованности государства в решении бюджетных проблем именно таким способом и в отсутствии управленческой воли по преодолению негативных последствий сырьевой экономики.

С позиции регионов не так оптимистично выглядят и процессы импортозамещения. Потребность в крупных инвестициях при производстве аналогичной продукции внутри страны – только одна из не решаемых на данный момент проблем. Для региона рост экспорта и импорта, соответственно, напрямую и опосредованно отражается на его экономическом развитии. По мнению Р. О. Тимченко, увеличение импорта за счет входящих в его состав оборудования производственного назначения, сырья и материалов повышает сумму используемых в регионе факторов производства, что в последующем, через объемы производимой продукции, направляемой, в том числе, на экспорт, также положительно сказывается на ВРП [20, с. 85]. Мы считаем, что от расширенной структуры импорта зависит и разнообразие потребительской корзины населения, так как само обеспечение ни в одной стране мира еще не приводило к расширению спектра продуктов питания и потребительских товаров.

Приведем статистические данные, позволяющие оценить эффективность внешней торговли Северо-Западного федерального округа и его субъектов РФ.

Внешнеторговый оборот региона складывается десятилетиями, зависит от множества факторов как внутренних, так и внешних, ограничен рамками ресурсной базы и уровнем развития региона, поэтому изменение структуры экспорта и импорта незначительно по годам и товарным позициям (табл. 1, 2). При этом динамика самих объемов внешнеторгового оборота по годам (абсолютное и относительное отклонение) может составлять существенную величину в зависимости от состояния экономики региона и страны в целом. Сведения за 2016 год получены на сайте Федеральной службы государственной статистики [23], за 2017 год – на сайте ФТС России [24], так как обобщенные данные о внешней торговле за этот год еще не представлены в государственных статистических данных.

Таблица 1 – Экспорт субъектов РФ Северо-Западного федерального округа

Субъект РФ

2016

2017

Отклонение

млн. дол.

%

млн. дол.

%

∆, млн. дол.

δ, %

Архангельская область

2088,4

6,56

2406,5

5,83

318,1

15,23

Вологодская область

2881,5

9,05

3419,1

8,29

537,6

18,66

Город Санкт-Петербург

15802,8

49,60

21764,7

52,77

5961,9

37,73

Калининградская область

1238,9

3,89

1266,4

3,07

27,5

2,22

Ленинградская область

4808,6

15,10

5618,7

13,62

810,1

16,85

Мурманская область

2465,6

7,74

3466,7

8,40

1001,1

40,60

Новгородская область

937,8

2,94

1054,7

2,56

116,9

12,47

Псковская область

123,0

0,39

213.3

0,52

90,3

73,41

Республика Карелия

669,8

2,10

1060,7

2,57

390,9

58,36

Республика Коми

838,6

2,63

979,0

2,37

140,4

16,74

Северо-Западный федеральный округ

31855,0

100

41249,8

100

9394,8

29,49

Таблица 2 – Импорт субъектов РФ Северо-Западного федерального округа

Субъект РФ

2016

2017

Отклонение

млн. дол.

%

млн. дол.

%

∆, млн. дол.

δ, %

Архангельская область

217,8

0,68

192,8

0,54

-25,0

-11,48

Вологодская область

603.8

1,88

662,4

1,84

58,6

9,71

Город Санкт-Петербург

21335,2

66,34

22824,8

63,51

1489,4

6,98

Калининградская область

5808,2

18,06

7202,7

20,04

1394,5

24,01

Ленинградская область

2681,5

8,34

3585,0

9,97

903,5

33,69

Мурманская область

395,4

1,23

357,5

0,99

-37,9

-9,59

Новгородская область

437,4

1,36

389,1

1,08

-48,3

-11,04

Псковская область

372,7

1,16

357,0

0,99

-15,7

-4,21

Республика Карелия

179,5

0,56

241,1

0,67

61,6

34,32

Республика Коми

126,2

0,39

134,2

0,37

8,0

6,34

Северо-Западный федеральный округ

32157,7

100

35946,6

100

3788,9

11,78

Основные товарные позиции и страны-партнеры субъектов РФ, входящих в состав Северо-Западного федерального округа, представлены в таблице 3 и 4 [24]. Коды товарных групп и позиций даны в соответствии с Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза [25]. Для Северо-Западного федерального округа в целом приводятся не товарные позиции, а группы, которые позволяют объективно оценить основные товарные потоки при большом объеме статистической информации. В таблицах приведены данные для субъектов РФ, соизмеримых по средним масштабам внешнеэкономической деятельности, так как именно для них актуальной является задача реструктуризации товарных потоков. Не рассматриваются Ленинградская область и город Санкт-Петербург, которые обладают высоким потенциалом внешней торговли, и для которых внешнеэкономическая деятельность является существенной статьей доходов в валовом региональном продукте.

Таблица 3 – Топ-5 товарных позиций и стран-партнеров субъектов Северо-Западного федерального округа по экспорту в 2017 году

№ п/п

Субъект РФ

№ п/п

Товарная позиция

Страна-партнер

номер

доля в стоимости, %

наименование

доля в стоимости, %

1

Архангельская область

1

2709

50,32

Нидерланды

34,47

2

7102

12,10

Бельгия

13,09

3

4407

10,49

Франция

6,20

4

4804

4,65

Тринидад и Тобаго

5,85

5

4805

4,45

Соединенное королевство

5,34

2

Вологодская область

1

7208

30,88

США

8,33

2

3105

22,12

Турция

7,85

3

7210

6,74

Беларусь

7,21

4

7209

6,38

Латвия

6,17

5

3102

5,13

Финляндия

5,95

3

Калининградская область

1

1507

26,80

Алжир

14,86

2

1001

10,60

Норвегия

13,94

3

2304

10,08

Китай

9,13

4

1514

9,40

Германия

4,78

5

2530

3,55

Польша

4,10

4

Мурманская область

1

7502

31,17

Швейцария

35,23

2

7501

17,71

Нидерланды

20,34

3

2510

9,79

Финляндия

18,58

4

0306

6,79

Китай

4,31

5

7403

6,72

Бельгия

3,45

5

Новгородская область

1

3102

30,90

Китай

24,72

2

3105

28,43

Бразилия

16,89

3

2814

8,62

США

11,61

4

4412

7,66

Швеция

8,79

5

4407

5,34

Финляндия

7,93

6

Псковская область

1

7204

50,49

Беларусь

66,00

2

4407

7,24

Эстония

7,26

3

0304

3,42

Латвия

7,08

4

4403

2,56

Казахстан

3,76

5

4813

2,22

Гонконг

2,26

7

Республика Карелия

1

2601

45,02

Финляндия

24,54

2

4804

16,15

Турция

14,24

3

4407

12,72

Нидерланды

11,72

4

4703

4,70

Германия

8,98

5

0304

4,66

Соединенное королевство

5,96

8

Республика Коми

1

2709

22,52

Нидерланды

30,77

2

4412

16,11

Латвия

8,62

3

2710

15,21

Италия

4,47

4

4804

13,94

Португалия

4,27

5

4802

8,49

Казахстан

3,98

Северо-Западный федеральный округ

1

27

44,56

Нидерланды

18,66

2

72

7,26

Китай

7,23

3

44

5,23

Германия

5,76

4

31

5,00

США

5,37

5

71

3,87

Финляндия

4,98

Таблица 3 – Топ-5 товарных позиций и стран-партнеров субъектов Северо-Западного федерального округа по импорту в 2017 году

№ п/п

Субъект РФ

№ п/п

Товарная позиция

Страна-партнер

номер

доля в стоимости, %

наименование

доля в стоимости, %

1

Архангельская область

1

8479

12,98

Финляндия

30,38

2

8439

7,52

Эстония

12,16

3

8901

7,00

Германия

10,31

4

8428

5,02

Беларусь

10,00

5

7308

4,75

Швеция

7,72

2

Вологодская область

1

8701

8,26

Беларусь

22,70

2

7202

5,63

Китай

16,73

3

3208

5,51

Германия

9,57

4

6815

5,46

Швеция

6,09

5

0406

5,00

Франция

5,47

3

Калининградская область

1

8708

14,01

Республика Корея

17,58

2

8707

13,37

Китай

10,29

3

1201

13,37

Бразилия

10,10

4

8529

3,27

Словакия

9,53

5

9401

2,52

Германия

9,10

4

Мурманская область

1

2818

13,90

Норвегия

18,36

2

8901

12,52

Финляндия

10,44

3

8474

9,19

Республика Корея

8,67

4

8902

9,09

Германия

8,64

5

8906

7,01

Китай

8,00

5

Новгородская область

1

6403

23,08

Италия

12,54

2

3921

11,82

Китай

11,21

3

4810

5,32

Индонезия

8,05

4

7325

5,00

Финляндия

7,88

5

3304

2,72

Германия

7,78

6

Псковская область

1

2309

4,79

Беларусь

15,87

2

8436

3,35

Германия

11,32

3

8525

2,91

Латвия

11,20

4

4901

2,48

Китай

8,83

5

3920

2,43

Италия

8,78

7

Республика Карелия

1

8439

21,83

Финляндия

26,98

2

2309

7,92

Германия

26,65

3

4804

5,71

Эстония

9,08

4

8402

5,20

Швеция

7,32

5

8544

4,26

Китай

4,35

8

Республика Коми

1

4802

8,67

Германия

19,58

2

3920

7,39

Финляндия

17,26

3

2828

6,83

Китай

15,15

4

7304

6,18

Австрия

13,83

5

3921

5,89

Швеция

3,82

Северо-Западный федеральный округ

1

84

15,82

Китай

16,67

2

87

13,34

Германия

9,49

3

85

10,49

Республика Корея

7,73

4

39

4,37

Финляндия

5,13

5

89

3,72

США

4,27

Представленные и проанализированные в работе данные, а также результаты предварительного исследования внешней торговли Северо-Западного федерального округа и его субъектов за период 2006-2015 годов, позволили сделать следующие выводы:

1) округ относится к регионам со средним уровнем внешнеторгового оборота, но в его составе многие субъекты РФ имеют низкий товарный оборот (Новгородская область, Республика Карелия), вплоть до депрессивного (Псковская область);

2) стоимость экспорта и импорта Северо-Западного федерального округа соизмеримы между собой при практически идентичных товарных позициях (по товарным группам 48 «Бумага и картон; изделия из бумажной массы, бумаги или картона», 84 «Реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические устройства; их части», 89 «Суда, лодки и плавучие конструкции» осуществляется экспорт и импорт одновременно) и странах-партерах (например, одновременный экспорт и импорт из Китая);

3) в отдельных субъектах РФ округа наблюдается диспропорция между стоимостью экспорта и импорта, например:

- в Ленинградской области экспорт более чем в 2 раза превышает импорт;

- в Мурманской области – в 3 раза;

- в Республике Коми – в 10 раз;

- в Архангельской области – в 25 раз;

- в городе Санкт-Петербург экспорт менее чем в 2 раза ниже импорта;

- в Калининградской области в 5–8 раз;

4) внешнеторговый оборот округа со странами СНГ на порядок ниже оборота со странами дальнего зарубежья (увеличился только в 2016 году из-за введения санкций и смены в связи с этим направленности товарных потоков), диспропорции для отдельных субъектов РФ могут быть еще больше, например:

- в городе Санкт-Петербург оборот со странами СНГ ниже в 10–20 раз, чем со странами дальнего зарубежья;

- в Ленинградской области – в 25–30 раз;

- в Республике Карелия экспорт в страны дальнего зарубежья выше в 4–7 раз;

- в Архангельской области экспорт в страны СНГ выше в 15–20 раз;

- в Псковской области импорта из стран дальнего зарубежья превышает экспорт в 10–15 раз;

5) экономические кризисы, в частности 2008 и 2015 годов, и выход из них просматриваются на основе данных о стоимости экспорта и импорта округа и его субъектов, максимальный объем внешнеторгового оборота приходится на экономически стабильные 2010–2014 годы, в 2017 году внешнеэкономическая деятельность активизировалась, но ее объемы по большинству субъектов РФ не достигли уровня 2015 года;

6) структура экспорта и импорта по товарным группам в пределах одного субъекта РФ и округа в целом от года к году остается практически неизменной;

7) округ осуществляет внешнеторговую деятельность в максимальном объеме со странами, являющимися политическими противниками России (страны ЕС, Соединенное Королевство, США, Украина, Грузия);

8) в экспорте в целом по федеральному округу и по большинству субъектов РФ максимальная доля внешнеторговых сделок приходится на природные ресурсы и продукты их первичной переработки, например:

- нефть и продукты из нефти (Архангельская, Калининградская, Мурманская области, Республика Коми);

- необработанные алмазы (Архангельская область);

- лесоматериалы (Архангельская, Вологодская, Новгородская, Псковская области, Республики Карелия, Коми);

- черные (Вологодская, Калининградская области, Республика Карелия) и цветные (Мурманская область) металлы;

9) в импорте в целом по федеральному округу и по большинству субъектов РФ максимальная доля внешнеторговых сделок приходится на:

- продукцию машиностроения (Архангельская, Вологодская, Калининградская, Мурманская области, Республики Карелия, Коми);

- металлоизделия (Архангельская, Вологодская, Калининградская, Новгородская области, Республика Карелия);

10) прослеживаются встречные потоки экспорта и импорта сырья и изделий из него, например, черных металлов и металлоизделий, лесоматериалов и бумаги;

11) у субъектов РФ во внешнеэкономических торговых связях преобладают страны-партнеры с низким количеством товарных групп;

12) в округе представлены субъекты РФ с высокой долей экспорта (Мурманская область, Республика Карелия) или импорта (Новгородская область) вне традиционных товарных групп;

13) Калининградская область не имеет сухопутной границы с другими субъектами РФ, является Особой экономической зоной, поэтому имеет специфику внешней торговли (является транзитной территорией с практически идентичными товарными позициями по экспорту и импорту, например, по продукции машиностроения и сельскохозяйственной продукции, имеет большое количество стран-партнеров с более чем 100 товарными позициями при импорте).

На основе выше приведенных выводов можно выделить основные проблемы внешней торговли Северо-Западного федерального округа и субъектов РФ, в него входящих. Пункты в списках соответствуют друг другу как причина (второй список) и следствие (первый список). Проблемами можно считать:

1) низкий уровень внешнеторгового оборота отдельных субъектов округа из-за отсутствия экономического потенциала для внешней торговли;

2) транзитную функцию округа для Российской Федерации по основным экспортируемым и импортируемым товарам;

3) диспропорции в структуре экспорта и импорта субъектов РФ, с учетом того, что преобладающий экспорт является ресурсным, а преобладающий импорт – продовольственным или импортом оборудования;

4) низкий уровень экономических отношений со странами ЕАЭС и СНГ, отсутствие сотрудничества и разделения труда в производстве товаров;

5) отсутствие механизма реагирования на экономические кризисы и политические вызовы, влияющие на экономику;

6) незаинтересованность властей округа и его субъектов в развитии внешней торговли в связи с отсутствием поступления доходов от таможенных платежей в региональный бюджет (перераспределения их в местные бюджеты), а также ежегодная потребность в одних и тех же импортируемых товарах;

7) деструктивную внешнюю политику, влияющую на экономические отношения с основными странами-партнерами во внешней торговле;

8) ресурсную структуру экспорта, приводящую к потере основных стратегических сырьевых запасов страны;

9) техническую не оснащенность округа и его субъектов;

10) отсутствие перерабатывающих и промышленных производств на основе имеющихся сырьевых ресурсов, ориентация на внешнеэкономических партнеров в ущерб внутренним производителям аналогичной продукции;

11) несистемный характер внешнеторговых отношений со странами-партнерами, ориентированными на одну или несколько товарных групп (дискретные или даже разовые сделки);

12) экспорт или импорт военной или иной продукции (например, драгоценных камней) на уровне государства отдельными субъектами РФ, искажающей общую структуру внешнеэкономического оборота;

13) неравномерное развитие субъектов округа за счет дифференциации государственной поддержки, например, создания особых экономических зон.

Решение ряда проблем лежит в сфере смены приоритетов или расширении (сужении) спектра товарных позиций и стран-партнеров во внешней торговле. Как отмечалось ранее, знак влияния экспорта или импорта зависит от номенклатуры товаров и выбора страны-партнера. Расширять нужно тот спектр, в котором преобладают товары и торговые партнеры, повышающие экономическую устойчивость региона.

Для обеспечения процессов динамичного развития внешнеторговой деятельности в современных условиях необходимо введение в торговый оборот таких товаров, которые:

1) не подпадают под санкции в связи с политикой зарубежных стран по отношению к России и в связи с контр санкциями России;

2) являются важными, жизненно необходимыми или конкурентными по отношению к товарам зарубежных стран;

3) позволят в кратчайшие сроки получить значительные средства от экспорта для поддержки импортных операций региона по принципиальным товарным позициям;

4) имеют минимальный объем таможенных платежей, не являются подакцизными.

Выбор стран-партнеров необходимо производить, исходя из объемов экспортируемых и импортируемых товаров конкретной товарной группы, общеэкономического положения, удаленности от границ Российской Федерации. В первую очередь, необходимо рассматривать страны азиатского направления, что отвечает основным тенденциям развития внешней торговли России на современном этапе.

Мерами по реструктуризации экспорта могут стать:

1) для Архангельской области:

- расширение спектра изделий из лесоматериалов, то есть переориентация с товарной группы 44 на группу 48 на уже имеющихся производствах, что обеспечит рост экспорта с 252,54 млн. долларов США на 50% (экспорт в Республику Корея, Испанию, Германию);

- реализация готовых ювелирных изделий с бриллиантами (50% оборота алмазов) в рамках той же товарной группы 71, что не потребует значительных капитальных вложений и обеспечит рост экспорта с 291,12 долларов США на 200% (экспорт в Индию, Китай, страны Ближнего Востока);

- на последующих этапах – замена экспорта нефти нефтепродуктами, что потребует значительных капитальных вложений;

2) для Волгоградской области – расширение спектра изделий из черных металлов, то есть переориентация с товарной группы 72 (10% от оборота проката) на группу 73 на уже имеющихся производствах, что обеспечит рост экспорта с 1675,15 долларов США на 150% (экспорт в те же страны);

3) для Калининградской области менять структуру экспорта не целесообразно, так как это один из немногих субъектов РФ, экспортирующих излишние продукты питания (растительные масла) и даже остатки их производства (жмыхи);

4) для Мурманской области:

- реализация изделий из никеля, например, никелевых анодов (30% от оборота металла) в рамках той же товарной группы 75, с производством на территории округа (Северо-Западный металлургический альянс в городе Санкт-Петербург), что обеспечит рост экспорта с 1080,54 млн. долларов США на 36% (экспорт в Японию, США);

- отказ от экспорта ракообразных как национального ограниченного природного ресурса, что снизит экспорт на 235,40 млн. долларов США;

5) для Новгородской области структуру экспорта менять не представляется возможным, так как основа ее – это удобрения, но целесообразно расширение спектра изделий из лесоматериалов, то есть переориентация с товарных позиций 4401 и 4407 на группу 48 на уже имеющихся производствах, что обеспечит рост экспорта с 77,87 млн. долларов США на 50% (экспорт в Республику Корея, Испанию, Германию);

6) для Псковской области:

- отказ от экспорта лома черных металлов, поставка его на металлургические заводы округа, что снизит экспорт на 107,70 млн. долларов США;

- расширение спектра изделий из лесоматериалов, то есть переориентация с товарной группы 44 на группу 48 на уже имеющихся производствах, что обеспечит рост экспорта с 20,90 млн. долларов США на 50% (экспорт в Республику Корея, Испанию, Германию);

7) для Республики Карелия:

- частичный переход от экспорта руд черных металлов к экспорту проката, то есть переориентация с товарной группы 26 (10% от оборота руд) на группу 72 с производством на территории округа (металлургический комбинат ОАО «Северсталь» в Вологодской области), что обеспечит рост экспорта с 477,49 долларов США на 130% (экспорт в те же страны);

- расширение спектра изделий из лесоматериалов, то есть переориентация с товарной группы 44 на группу 48 на уже имеющихся производствах, что обеспечит рост экспорта с 192,54 млн. долларов США на 50% (экспорт в Республику Корея, Испанию, Германию);

8) для Республики Коми структуру экспорта менять нецелесообразно, так как ее основа – изделия из древесины, на последующих этапах – замена экспорта нефти нефтепродуктами, что потребует значительных капитальных вложений.

Реализация товаров, производимых в регионе, за пределы территории РФ также обеспечивает занятость трудовых ресурсов в субъекте РФ в сфере производства и услуг, связанных с товарами. Однако таможенные платежи (таможенные пошлины, таможенные сборы, НДС, акцизы) поступают в федеральный бюджет. С этой точки зрения субъекты РФ не заинтересованы в увеличении объемов экспортных и импортных операций. Вместе с тем, все перечисленные субъекты РФ нуждаются в поставках определенного вида товаров, не производимых на их территории. Экспортные и импортные операции не связаны между собой ни по составу участников, ни по финансовым потокам, но при росте валового регионального продукта за счет таможенной стоимости экспорта проявляется тенденция к увеличению импорта в том же регионе.

Мерами по реструктуризации импорта могут стать:

1) для Архангельской области:

- производство оборудования для изготовления изделий из лесоматериалов на территории области или близлежащих субъектов РФ, что позволит снизить импорт на 14,49 млн. долларов США;

- строительство судов и барж различных категорий в уже имеющихся доках на территории области, что позволит снизить импорт на 13,49 млн. долларов США;

- импорт строительных материалов для малоэтажного строительства, например, сборных домов, что потребует, по оценкам экспертов, 100 млн. долларов США (импорт из Финляндии);

2) для Волгоградской области:

- закупка тракторов и сельскохозяйственных машин на территории округа (Кировский, Петербургский тракторный заводы в городе Санкт-Петербург, Онежский тракторный завод в Республике Карелия), что позволит снизить импорт на 54,72 млн. долларов США;

- закупка ферросплавов на территории округа (Тихвинский ферросплавный завод, Кингисеппский завод ферросплавов в Ленинградской области), что позволит снизить импорт на 37,32 млн. долларов США;

- импорт строительных материалов для малоэтажного строительства, например, сборных домов, что потребует, по оценкам экспертов, 27 млн. долларов США (импорт из Финляндии);

3) для Калининградской области нецелесообразно менять структуру импорта, основу которого составляют запасные части для собираемых на заводах области автомобилей, но мясо и пищевые субпродукты домашней птицы лучше закупать на птицефабриках области, что позволит снизить импорт на 96,29 млн. долларов США;

4) для Мурманской области:

– изготовление судов всех типов на территории округа (Адмиралтейские верфи и Балтийский завод в городе Санкт-Петербург, судостроительный завод «Янтарь» в Калининградской области, Выборгский судостроительный завод в Ленинградской области), что позволит снизить импорт на 116,75 млн. долларов США;

– импорт оборудования для очистки вод и сортировки мусора за счет части выделенных Европейским банком реконструкции и развития средств, в размере 5 млн. долларов США (импорт из Финляндии);

5) для Новгородской области:

- закупка бумаги и картона на территории области, что позволит снизить импорт на 20,71 млн. долларов США;

- закупка изделий из черных металлов на территории округе (металлургический комбинат АО «Северсталь» в Вологодской области), что позволит снизить импорт на 19,44 млн. долларов США;

6) для Псковской области закупка кормов для животных на территории округа (город Санкт-Петербург, Калининградская область), что позволит снизить импорт на 17,09 млн. долларов США;

7) для Республики Карелия – закупка кормов для животных на территории округа (город Санкт-Петербург, Калининградская область), что позволит снизить импорт на 19,09 млн. долларов США;

- для Республики Коми – закупка бумаги и картона на территории Республики, что позволит снизить импорт на 11,63 млн. долларов США;

- импорт 700 лифтов для многоквартирных домов за счет средств капитальных вложений на сумму 16,67 млн. долларов США (импорт из Болгарии, Финляндии, Швейцарии, Республики Беларусь).

С учетом изменения структуры экспорта и импорта динамика показателей внешнеэкономической деятельности представлена в таблицах 5 и 6. Прогноз учитывает срок окупаемости капитальных вложений, которые необходимо осуществить для смены приоритетов в экспортной продукции с добывающей на производственную. 2020 год для импорта выбран для обеспечения сопоставимости результатов с экспортом, но изменения в объемах и номенклатуре импортируемой продукции возможны уже в 2018 году. Прогнозные значения приводятся в сопоставимых с 2017 годом ценах.

Таблица 5 – Прогноз экспорта субъектов РФ Северо-Западного федерального округа

Субъект РФ

2017

2020 (прогноз)

Отклонение

млн. дол.

%

млн. дол.

%

∆, млн. дол.

δ, %

Архангельская область

2406,5

5,83

3115,0

6,88

708,5

29,44

Вологодская область

3419,1

8,29

5931,8

13,10

2512,7

73,49

Калининградская область

1266,4

3,07

1266,4

2,80

0

0

Мурманская область

3466,7

8,40

3620,3

7,99

153,6

4,43

Новгородская область

1054,7

2,56

1093,6

2,41

38,9

3,69

Псковская область

213.3

0,52

126,5

0,28

-86,8

-40,69

Республика Карелия

1060,7

2,57

1777,7

3,92

717,0

67,60

Республика Коми

979,0

2,37

979,0

2,16

0

0

Северо-Западный федеральный округ

41249,8

100

45293,7

100

4043,9

9,80

Таблица 6 – Прогноз импорта субъектов РФ Северо-Западного федерального округа

Субъект РФ

2017

2020 (прогноз)

Отклонение

млн. дол.

%

млн. дол.

%

∆, млн. дол.

δ, %

Архангельская область

192,8

0,54

264,8

0,74

72,0

37,34

Вологодская область

662,4

1,84

597,4

1,67

-65,0

-9,81

Калининградская область

7202,7

20,04

7106,4

19,92

-96,3

-1,34

Мурманская область

357,5

0,99

245,7

0,69

-111,8

-31,27

Новгородская область

389,1

1,08

348,9

0,98

-40,2

-10,33

Псковская область

357,0

0,99

339,1

0,95

-17,9

-5,01

Республика Карелия

241,1

0,67

222,0

0,62

-19,1

-7,92

Республика Коми

134,2

0,37

139,2

0,39

5,0

3,73

Северо-Западный федеральный округ

35946,6

100

35673,3

100

-273,3

-0,76

Результаты исследования прогнозируют рост экспорта продукции в регионе на 9,80%, следовательно, и валового регионального продукта. Вместе с тем, основной целью является оптимизация структуры торгового оборота, а не его однозначный рост. Задача увеличения объемов импорта вовсе не ставится перед регионами в современных условиях. Процессы импортозамещения, напротив, призваны снизить объемы торговых сделок с зарубежными партнерами. Поэтому комплекс мер по реструктуризации импорта может приводить как к снижению его суммарных объемов, так и к росту, если субъект остро нуждается в поставках определенного вида товаров. Исследования показали возможность итогового роста внешнеторговых оборотов региона на 9,04%.

Поставленная цель роста товарооборота Северо-Западного федерального округа и отдельных субъектов РФ, к нему относящихся, может быть достигнута только при государственной поддержке внешней торговли в регионах. Данная потребность обусловлена, как отмечалось ранее, поступлением всех платежей от внешнеэкономической деятельности на федеральный уровень. К таким мерам Государственная программа развития внешнеэкономической деятельности в 2018–2019 годах относит [26, Приложение 9]:

1) реализацию Дорожных карт внешнеэкономических проектов российских компаний и регионов, в том числе в странах Азии, Африки, Латинской Америки, за счет ассигнований федерального бюджета;

2) экономическое закрепление России на ключевых территориях, например, обеспечение деятельности российских организаций на архипелаге Шпицберген за счет субсидий из федерального бюджета;

3) развитие экономического сотрудничества с отдельными странами ближнего зарубежья, например, проведение форумов с Абхазией, Азербайджаном, Арменией, Кыргызстаном, Таджикистаном;

4) обеспечение продвижения интересов Российской Федерации в торгово-экономической сфере в союзах БРИКС, ЕАЭС (наднациональное регулирование, свободное движение товаров и услуг внутри союзов, портал Единой внешнеэкономической информации);

5) координация внешнеэкономической деятельности, в том числе на основе создания, развития и функционирования сети торговых домов - представительств акционерного общества «Российский экспортный центр»;

6) обеспечение сервисных услуг внешнеторговой деятельности, например, привлечение финансовых институтов поддержки экспорта к реализации внешнеэкономических проектов российских компаний на базе торговых представительств;

7) развитие таможенных органов, например, применение электронных систем верификации сертификатов о происхождении товаров стран-бенефициаров, содержание и мониторинг пунктов пропуска, принятых в оперативное управление таможенными органами, развитие инфраструктуры и пропускной способности пунктов пропуска на отдельных участках государственной границы.

Несмотря на подробное описание целей и необходимых к получению результатов Программа не раскрывает механизма реализации всех этих мероприятий в сложившихся кризисных экономических и, что самое главное, политических отношениях. Представляется также спорным направление ограниченных бюджетных средств на совещания и форумы, а не на обеспечение прямых двух- и многосторонних внешнеэкономических связей на уровне субъектов РФ и отдельных предприятий.

В качестве альтернативы государственной поддержки внешнеэкономической деятельности субъектов РФ можно рассматривать перераспределение части таможенных платежей в пользу региональных бюджетов. В данном случае речь идет не обо всех платежах, а только о таможенной пошлине, хотя и комплексное перераспределение, включая НДС и акцизы, также можно рассматривать. Доля отчислений в бюджеты субъектов РФ ограничена верхним пределом дискриминационного фактора по отношению к регионам с незначительным товарооборотом, и нижним пределом заинтересованности региона в развитии внешней торговли. 10% является обоснованной нормой отчислений платежей в историческом аспекте. В этом случае у региональных властей не только появятся дополнительные средства на реализацию программ субъектов РФ, но и стимул к решению вопросов внешней торговли с предпринимателями – экспортерами и импортерами.

Библиография
1.
Пискурева, М. О. Внешняя торговля России в 2016 году [Текст] // Современные тенденции в экономике и управлении: новый взгляд. – 2016. – № 41-1. – С. 39-42. – Библиогр.: с. 42.
2.
Гордеев, В. С. География транспортных потоков внешней торговли Российской Федерации [Текст] / В. С. Гордеев, Т. Н. Михайлова, П. Н. Павлов // Российское предпринимательство. – 2016. – Т. 17. – № 10. – С. 1229-1236. – Библиогр.: с. 1236.
3.
Желнова, К. В. Оценка развития внешней торговли России [Текст] // Инновационная экономика: перспективы развития и совершенствования. – 2016. – № 1 (11). – С. 77-82. – Библиогр.: с. 82.
4.
Стрябкова, Е. А. Внешняя торговля и экономический рост / Е. А. Стрябкова, С. Кротова // Белгородский экономический вестник. – 2017. – № 2 (86). – С. 198-205. – Библиогр.: с. 205.
5.
Jordan, P. A. Diminishing returns: Russia’s participation in the World Trade Organization // Post-Soviet Affairs. – 02.11.2017. – V. 33. – No.
6.
– P. 452-471. – DOI: 10.1080/1060586X.2017.1388473. 6.Benzell, S. G. Can Russia Survive Economic Sanctions? / S. G. Benzell, G. Lagarda // Asian Economic Papers. – 01.11.2017. – V. 16. – No. 3. – P. 78-120. – DOI: 10.1162/asep_a_00552.
7.
Hedberg, M. The target strikes back: explaining countersanctions and Russia’s strategy of differentiated retaliation // Post-Soviet Affairs. – 02.01.2018. – V. 34. –No. 1. – P. 35-54. – DOI: 10.1080/1060586X.2018.1419623.
8.
Wegren, S. K. The impact of Russian food security policy on the performance of the food system / S. K. Wegren, F. Nilssen, C. Elvestad // Eurasian Geography and Economics. – 01.11.2016. – V. 57. – No. 6. – P. 671-699. – DOI: 10.1080/15387216.2016.1222299.
9.
Кирпичев, В. В. Евразийская экономическая интеграция и ее влияние на внешнюю торговлю современной России [Текст] // Управление инвестициями и инновациями. – 2016. – № 2. – С. 54-58. – Библиогр.: с. 57-58.
10.
Гладков, И. С. Внешняя торговля Российской Федерации на современном этапе: новые тренды 2015 года [Текст] // Власть. – 2016. – № 3. – С. 136-145. – Библиогр.: с. 145.
11.
Егорова, Е. М. Инновационная ориентация экономического развития регионов России на основе структурно-географической диверсификации внешней торговли (на примере Краснодарского края) / Е. М. Егорова, К. Ю. Приходченко, Е. М. Егоров // Экономика устойчивого развития. – 2016. – № 3 (27). – С. 183-189. – Библиогр.: с. 188-189.
12.
Оболенский, В. П. Внешняя торговля России: барометр предсказывает бурю [Текст] // Мировая экономика и международные отношения. – 2016. – Т. 60. – № 2. – С. 15-25. – Библиогр.: с. 25-26.
13.
Никитина, Т. А. Сырьевая структура экспорта как историческая закономерность внешней торговли Российской Федерации / Т. А. Никитина, Т. М. Шпилина // Экономика и предпринимательство. – 2017. – № 3-1 (80-1). – С. 241-246. – Библиогр.: с. 246.
14.
Буценко, И. Н. Внешняя торговля России продукцией химической промышленности: тенденции, проблемы, перспективы [Текст] / И. Н. Буценко, Ю. В. Илясова, Н. Н. Кожухова // Российское предпринимательство. – 2017. – Т. 18. – № 4. – С. 501-514. – Библиогр.: с. 513-514.
15.
Криворотько, И. А. Конкурентная позиция Российской Федерации и проблемы во внешней торговле сельскохозяйственной продукцией [Текст] // Агропродовольственная экономика. – 2017. – № 7. – С. 6-19. – Библиогр.: с. 18-19.
16.
Tkacheva, O. A. Importance of foreign trade in the economic development of Russian regions / O. A. Tkacheva, L. M. Osadchuk, I. V. Kapustina, I. S. Kobersy, S. F. Litvinova // International Journal of Applied Business and Economic Research. – 2017. – V. 15. – No. 23. – P. 403-412.
17.
Konno, Y. Evaluating Russia’s trade patterns // Post-Communist Economies. – 02.07.2016. – V. 28. – 3. – P. 300-313. – DOI: 10.1080/14631377.2016.1184427.
18.
Прокушев, Е. Ф. Методические подходы к оценке внешней торговли региона [Текст] / Е. Ф. Прокушев, А. Ю. Антонов // Вестник Белгородского государственного технологического университета им. В.Г. Шухова. – 2016. – № 3. С. 173-178. – Библиогр.: с. 178.
19.
Gibadullin, M. Z. Russian regions in the system of international cooperation / M. Z. Gibadullin, A. R. Nurieva, A. M. Ilyasova, F. F. Gatina // Journal of Advanced Research in Law and Economics. – 2017. – V. 8. – No. 2. – P. 463-468. – DOI: 10.14505//jarle.v8.2(24).04.
20.
Тимченко, Р. О. Теоретические основы исследования участия регионов во внешней торговле [Текст] // Вестник Ростовского государственного экономического университета (РИНХ). – 2017. – № 1 (57). – С. 81-86. – Библиогр.: с. 86.
21.
Linetsky, A. F. Role of regions in the foreign trade activity of Russia in the context of new geopolitical challenges / A. F. Linetsky, A. G. Tarasov, V. E. Kovalev // Economy of Region. – 2017. – V. 13, No. 3. – P. 827-838. – DOI: 10.17059/2017-3-15.
22.
Микрюкова, О. В. Внешняя торговля региона, открытость его экономики и безопасность [Текст] // Экономика и социум. – 2016. – № 2 (21). – С. 651-653. – Библиогр.: с. 653.
23.
Регионы России. Социально-экономические показатели. 2017 год. Глава 25–26. Внешнеэкономическая деятельность // Федеральная служба государственной статистики. – URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1138623506156 (дата обращения 09.03.2018).
24.
Таможенная статистика внешней торговли. База данных таможенной статистики внешней торговли. Выгрузка данных // Сайт ФТС России. – URL: http://stat.customs.ru/apex/f?p=201:3:3833855095638979::NO (дата обращения 09.03.2018).
25.
Об утверждении единой Товарной номенклатуры ВЭД ТС и Единого таможенного тарифа ТС: Решение Совета Евразийской экономической комиссии от 16.07.2012 г. № 54 (с изм. и доп.).
26.
Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие внешнеэкономической деятельности»: Постановление Правительства РФ от 15.04.2014 г. № 330 (с изм. и доп.).
References (transliterated)
1.
Piskureva, M. O. Vneshnyaya torgovlya Rossii v 2016 godu [Tekst] // Sovremennye tendentsii v ekonomike i upravlenii: novyi vzglyad. – 2016. – № 41-1. – S. 39-42. – Bibliogr.: s. 42.
2.
Gordeev, V. S. Geografiya transportnykh potokov vneshnei torgovli Rossiiskoi Federatsii [Tekst] / V. S. Gordeev, T. N. Mikhailova, P. N. Pavlov // Rossiiskoe predprinimatel'stvo. – 2016. – T. 17. – № 10. – S. 1229-1236. – Bibliogr.: s. 1236.
3.
Zhelnova, K. V. Otsenka razvitiya vneshnei torgovli Rossii [Tekst] // Innovatsionnaya ekonomika: perspektivy razvitiya i sovershenstvovaniya. – 2016. – № 1 (11). – S. 77-82. – Bibliogr.: s. 82.
4.
Stryabkova, E. A. Vneshnyaya torgovlya i ekonomicheskii rost / E. A. Stryabkova, S. Krotova // Belgorodskii ekonomicheskii vestnik. – 2017. – № 2 (86). – S. 198-205. – Bibliogr.: s. 205.
5.
Jordan, P. A. Diminishing returns: Russia’s participation in the World Trade Organization // Post-Soviet Affairs. – 02.11.2017. – V. 33. – No.
6.
– P. 452-471. – DOI: 10.1080/1060586X.2017.1388473. 6.Benzell, S. G. Can Russia Survive Economic Sanctions? / S. G. Benzell, G. Lagarda // Asian Economic Papers. – 01.11.2017. – V. 16. – No. 3. – P. 78-120. – DOI: 10.1162/asep_a_00552.
7.
Hedberg, M. The target strikes back: explaining countersanctions and Russia’s strategy of differentiated retaliation // Post-Soviet Affairs. – 02.01.2018. – V. 34. –No. 1. – P. 35-54. – DOI: 10.1080/1060586X.2018.1419623.
8.
Wegren, S. K. The impact of Russian food security policy on the performance of the food system / S. K. Wegren, F. Nilssen, C. Elvestad // Eurasian Geography and Economics. – 01.11.2016. – V. 57. – No. 6. – P. 671-699. – DOI: 10.1080/15387216.2016.1222299.
9.
Kirpichev, V. V. Evraziiskaya ekonomicheskaya integratsiya i ee vliyanie na vneshnyuyu torgovlyu sovremennoi Rossii [Tekst] // Upravlenie investitsiyami i innovatsiyami. – 2016. – № 2. – S. 54-58. – Bibliogr.: s. 57-58.
10.
Gladkov, I. S. Vneshnyaya torgovlya Rossiiskoi Federatsii na sovremennom etape: novye trendy 2015 goda [Tekst] // Vlast'. – 2016. – № 3. – S. 136-145. – Bibliogr.: s. 145.
11.
Egorova, E. M. Innovatsionnaya orientatsiya ekonomicheskogo razvitiya regionov Rossii na osnove strukturno-geograficheskoi diversifikatsii vneshnei torgovli (na primere Krasnodarskogo kraya) / E. M. Egorova, K. Yu. Prikhodchenko, E. M. Egorov // Ekonomika ustoichivogo razvitiya. – 2016. – № 3 (27). – S. 183-189. – Bibliogr.: s. 188-189.
12.
Obolenskii, V. P. Vneshnyaya torgovlya Rossii: barometr predskazyvaet buryu [Tekst] // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. – 2016. – T. 60. – № 2. – S. 15-25. – Bibliogr.: s. 25-26.
13.
Nikitina, T. A. Syr'evaya struktura eksporta kak istoricheskaya zakonomernost' vneshnei torgovli Rossiiskoi Federatsii / T. A. Nikitina, T. M. Shpilina // Ekonomika i predprinimatel'stvo. – 2017. – № 3-1 (80-1). – S. 241-246. – Bibliogr.: s. 246.
14.
Butsenko, I. N. Vneshnyaya torgovlya Rossii produktsiei khimicheskoi promyshlennosti: tendentsii, problemy, perspektivy [Tekst] / I. N. Butsenko, Yu. V. Ilyasova, N. N. Kozhukhova // Rossiiskoe predprinimatel'stvo. – 2017. – T. 18. – № 4. – S. 501-514. – Bibliogr.: s. 513-514.
15.
Krivorot'ko, I. A. Konkurentnaya pozitsiya Rossiiskoi Federatsii i problemy vo vneshnei torgovle sel'skokhozyaistvennoi produktsiei [Tekst] // Agroprodovol'stvennaya ekonomika. – 2017. – № 7. – S. 6-19. – Bibliogr.: s. 18-19.
16.
Tkacheva, O. A. Importance of foreign trade in the economic development of Russian regions / O. A. Tkacheva, L. M. Osadchuk, I. V. Kapustina, I. S. Kobersy, S. F. Litvinova // International Journal of Applied Business and Economic Research. – 2017. – V. 15. – No. 23. – P. 403-412.
17.
Konno, Y. Evaluating Russia’s trade patterns // Post-Communist Economies. – 02.07.2016. – V. 28. – 3. – P. 300-313. – DOI: 10.1080/14631377.2016.1184427.
18.
Prokushev, E. F. Metodicheskie podkhody k otsenke vneshnei torgovli regiona [Tekst] / E. F. Prokushev, A. Yu. Antonov // Vestnik Belgorodskogo gosudarstvennogo tekhnologicheskogo universiteta im. V.G. Shukhova. – 2016. – № 3. S. 173-178. – Bibliogr.: s. 178.
19.
Gibadullin, M. Z. Russian regions in the system of international cooperation / M. Z. Gibadullin, A. R. Nurieva, A. M. Ilyasova, F. F. Gatina // Journal of Advanced Research in Law and Economics. – 2017. – V. 8. – No. 2. – P. 463-468. – DOI: 10.14505//jarle.v8.2(24).04.
20.
Timchenko, R. O. Teoreticheskie osnovy issledovaniya uchastiya regionov vo vneshnei torgovle [Tekst] // Vestnik Rostovskogo gosudarstvennogo ekonomicheskogo universiteta (RINKh). – 2017. – № 1 (57). – S. 81-86. – Bibliogr.: s. 86.
21.
Linetsky, A. F. Role of regions in the foreign trade activity of Russia in the context of new geopolitical challenges / A. F. Linetsky, A. G. Tarasov, V. E. Kovalev // Economy of Region. – 2017. – V. 13, No. 3. – P. 827-838. – DOI: 10.17059/2017-3-15.
22.
Mikryukova, O. V. Vneshnyaya torgovlya regiona, otkrytost' ego ekonomiki i bezopasnost' [Tekst] // Ekonomika i sotsium. – 2016. – № 2 (21). – S. 651-653. – Bibliogr.: s. 653.
23.
Regiony Rossii. Sotsial'no-ekonomicheskie pokazateli. 2017 god. Glava 25–26. Vneshneekonomicheskaya deyatel'nost' // Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki. – URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1138623506156 (data obrashcheniya 09.03.2018).
24.
Tamozhennaya statistika vneshnei torgovli. Baza dannykh tamozhennoi statistiki vneshnei torgovli. Vygruzka dannykh // Sait FTS Rossii. – URL: http://stat.customs.ru/apex/f?p=201:3:3833855095638979::NO (data obrashcheniya 09.03.2018).
25.
Ob utverzhdenii edinoi Tovarnoi nomenklatury VED TS i Edinogo tamozhennogo tarifa TS: Reshenie Soveta Evraziiskoi ekonomicheskoi komissii ot 16.07.2012 g. № 54 (s izm. i dop.).
26.
Ob utverzhdenii gosudarstvennoi programmy Rossiiskoi Federatsii «Razvitie vneshneekonomicheskoi deyatel'nosti»: Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 15.04.2014 g. № 330 (s izm. i dop.).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"