Статья 'Казус Брекзит и перспективы финансирования европейской науки' - журнал 'Финансы и управление' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансы и управление
Правильная ссылка на статью:

Казус Брекзит и перспективы финансирования европейской науки

Жебит Екатерина Владимировна

соискатель, Институт Европы РАН

125009, Россия, г. Москва, ул. Моховая, 11, стр. 3В

Zhebit Ekaterina Vladimirovna

post-graduate student at Institute of Europe of the Russian Academy of Sciences

125009, Russia, g. Moscow, ul. Mokhovaya, 11, stroenie 3V

cat.zhebit@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7802.2017.4.24815

Дата направления статьи в редакцию:

22-11-2017


Дата публикации:

16-01-2018


Аннотация: Объектом исследования является референдум о членстве в Европейском союзе, состоявшийся в Великобритании.Предметом исследования являются основные экономические последствия Брекзита, включая внутреннюю и внешнюю политику Европейского Союза и Великобритании.В ходе исследования Брекзит рассматривается как фактор, отражающий глобальный процесс перехода к новой геополитической реальности.Особое внимание уделено европейской научной кооперации, крупным международным научным проектам. Показано, что научная сфера постепенно теряет финансовую свободу, усиливается процесс миграции научных кадров. При проведении исследования автором применялись исторический, логический, статистический и прогностический методы, способствовавшие достижению целей данного исследования. Автором сделаны выводы, что для Великобритании Брекзит может стать причиной рецессии, включая падение курса британской валюты, рост инфляции, ухудшение условий для инвестиций, снижение объема внешней торговли с ЕС, вплоть до реальной угрозы развала Королевства.В то же время ЕС испытывает на себе влияние мощных геополитических, экономических и военных факторов, что, в свою очередь, может существенно ослабить Евросоюз на мировой арене.


Ключевые слова: Брекзит, Европейский союз, финансирование науки, последствия Брекзита, британский референдум, членство в ЕС, европейская научная кооперация, научные мегапроекты, Брекзит и наука, Casus Brexit

Abstract: The object of the research is the referendum about participation in the European Union that was held in the Great Britain. The subject of the research is the main economic consequences of Brexit including domestic and foreign policy of the European Union and Great Britain. Within the framework of this research, Brexit is viewed as a factor that reflects the global process of transfer to a new geopolitical reality. The author of the article pays special attention to European scientific cooperation and major international research projects. The author demonstrates that the scientific sphere gradually loses its financial independence and faces a growing migration of science and research specialists. In the course of this research the author has used historical, logical, statistical and prognostic methods that allowed to achieve the targets of the research. The author concludes that Brexit may cause recession for the Great Britain including the fall in British currency rates, inflation growth, poorer investment conditions, reduced volumes of the external trade with the EU, etc., up to a real threat of the Kingdom collapse. At the same time, the EU experiences the influence of crucial geopolitical, economic and military factors which, in its turn, may significantly weaken the role of the EU on the global arena. 



Keywords:

European scientific cooperation, EU membership, British referendum, consequences of Brexit, science financing, European Union, Brexit, mega-science, Brexit and science, Casus Brexit

Позиции британской науки в ЕС и последствия Брекзита

29 марта 2017 года Великобритания официально объявила о своем решении выйти из состава ЕС на основании 50 статьи Лиссабонского договора, позволяющего странам-участницам свободно покидать Союз. Ранее 23 июня 2016 года Великобритания провела референдум по вопросу выхода из Евросоюза, создав прецедент, ранее неизвестный истории. Сторонники Брекзита победили с результатом в 52% голосов, причём сторонниками Евросоюза оказались молодые британцы, в то время как выход из ЕС предпочли британцы пожилого населения, склонные к традиционным ценностям.

Согласно статье 50 Лиссабонского договора у сторон есть два года на переговоры, по истечении которого Великобритания автоматически выйдет из ЕС, независимо от того, будет ли достигнуто соглашение, или нет. Великобритания в этот период будет формально оставаться членом ЕС, но уже не сможет принимать решения наравне с другими странами. Предполагается, что соглашение о выходе из ЕС должно регулировать права граждан ЕС в Великобритании и граждан Великобритании в ЕС, финансовые обязательства Великобритании как члена ЕС, вопросы, связанные с границами  (особенно между Британией и Ирландией).

После согласования будущего соглашения о выходе Британии из состава ЕС, которое намечено на осень 2018 года, возможно начало переговоров об условиях сотрудничества по широкому кругу вопросов, включая оборону, борьбу с терроризмом, охрану окружающей среды, научные исследования, образование и т.д. Ключевой вопрос - торговое соглашение, основными пунктами которого станут: стандартизация продуктов, тарифы, а также урегулирование торговых споров.

Спрогнозировать экономические последствия Брекзита крайне трудно, если вообще представляется возможным. Экономика Великобритании – одна из крупнейших в мире -  является самодостаточной, мало зависящей от внешних факторов. И, тем не менее, ожидается, что перемены затронут ряд отраслей производства, социальную сферу, сферу занятости, банковский сектор, инвестиционную сферу, в частности, трансферт капиталов и интеллектуальных ресурсов.

С консервативной точки зрения, решение Великобритании обосновано целым рядом причин, связанных с политикой Евросоюза, а также бытующим мнением, что страна вне Евросоюза приобретет более широкие перспективы, не связанные коллективными обязательствами и интересами стран PIGS (распространённое сокращение, введённое в 2008 году журналистами и финансовыми аналитиками для обозначения четырёх стран — Португалия (P), Италия (I), Греция (G), Испания (S). Сокращение соответствует английскому слову свиньи и демонстрирует крайне негативное отношение к финансовой политике этих стран в еврозоне).

 В новых условиях Великобритания сможет распоряжаться всеми своими ресурсами, используя их более эффективно, чем это имело место в составе Евросоюза.

Сбросив со своих плеч балласт в лице слаборазвитых клиентов ЕС, Великобритания тем самым перекладывает избыточную финансовую нагрузку на ведущие страны Евросоюза, которые традиционно являлись донорами и принимали на себя львиную долю политических и финансовых рисков.

Ряд британских политиков, а также ведущие экономисты, признают, что бюрократическая машина ЕС сильно усложняет процессы принятия решений, требуя всё больших расходов на своё содержание. Условия усугубляются существующими политическими настроениями в странах Европы, балансирующих между немногими выгодами от санкционной политики по отношению к России и генеральной линией курса Вашингтона.

Учитывая тот факт, что Германия в полной мере смогла воспользоваться сложившейся ситуацией и найти собственные подходы в санкционной политике, Великобритания так же нашла свое решение, сильно похожее на демарш, но сулящее, в случае успеха, более прочные позиции в геополитической и экономической игре.

Выход Великобритании из ЕС позволит ей реализовать собственную линию поведения без оглядки на условия и условности европейского политикума. Всё это представляется особенно важным на фоне проблем миграции из азиатских и африканских стран, исламизации Европы и активизации терроризма, сулящих глубокие потрясения уже в ближайшее время. Этих потрясений Великобритания и стремится избежать, заняв особую позицию, тем самым подавая пример европейским политикам новой волны.

По мнению аналитиков, Великобритания создала прецедент, который с интересом воспринят в странах – членах ЕС, равно как и в странах – партнёрах. Однако по ряду мнений, огромные объёмы торговли между Великобританией и ЕС претерпят смещение баланса в пользу Европы, с неизбежным в таких условиях перетоком британских капиталов и бизнесов в еврозону. Такой исход может стать фатальным для фондового рынка и рынка недвижимости, равно как и британской экономики в целом.

Великобритания традиционно занимает одно из ведущих мест в мире по уровню развития науки и технологий, выделяя большие средства, как на прикладные, так и на фундаментальные исследования. Являясь активным участником европейских научных программ, Великобритания в то же время получает большой приток европейских инвестиций, используя возможность направлять часть этих инвестиций на собственные проекты. Помимо этого, Великобритания сохраняет широкие возможности коллаборации и свободного обмена знаниями и специалистами со странами Евросоюза.

Табл.1. Рейтинг стран по объему финансирования научных исследований, по итогам 2015 года, в млрд. долл. США (в пересчете по паритету покупательной способности национальных валют).

Страна

Объем финансирования научных исследований, млрд.долл.

США

457,0

Китай

368,7

Япония

166,9

Германия

108,8

Республика Корея

72,3

Франция

58,8

Индия

48,1

Великобритания

44,2

Россия

40,5

Бразилия

39,7

Тайвань

32,4

Канада

25,8

Австралия

23,1

Испания

19,2

Нидерланды

16,3

Турция

15,1

Швеция

13,9

Швейцария

13,6

Австрия

12,9

Источник: https://issek.hse.ru/data/2016/09/20/1123278216/NTI_N_19_20092016.pdf

В качестве недостатков такого варианта отмечают сохраняющиеся ограничения, а порой и запреты, обусловленные общей научной политикой Европейского Союза, сказывающиеся на развитии национальных программ. Так, например, исследования в области генетики, где британская наука занимает передовые позиции, существенно ограничены исключительно из-за запретов, принятых в Евросоюзе. Это положение обсуждалось на уровне британского парламента, где было подтверждено наличие препятствий, имеющих место со стороны Евросоюза [1].

Еще одним недостатком европейской инвестиционной политики можно считать тот факт, что страны-участницы ЕС, не имеющие достаточных научных достижений и не вносящие существенного материального вклада, получают финансовую поддержку, порой неадекватную этому вкладу. К таковым можно отнести не только ряд стран Восточной Европы – членов ЕС, но и некоторые страны, не состоящие в Евросоюзе, но принимающие участие в европейских программах.  

В соответствии с принципом солидарности, страны, характеризующиеся более высокими показателями ВВП, конкурентоспособности и производительности труда, вносят больший вклад, в отличие от стран с более слабой экономикой. Средства, перераспределяясь через казну ЕС, идут на финансирование целевых программ, а также на поддержку стран-участниц с меньшими объемами ВВП. К странам с развитой экономикой относятся страны Северной и Западной Европы, они же являются старейшими участниками Союза. Большую часть дотаций получают страны Южной и Восточной Европы, включая Польшу и страны Прибалтики.

Однако, такие страны как Германия, Великобритания и Франция, являясь основными финансовыми донорами всех рамочных программ ЕС, возвращали в свой научно-технический сектор, порой, не более 20% этих средств. Кроме этого, в Великобритании многие считают необоснованным участие страны в европейских мегапроектах из-за их неоправданной капиталоёмкости и  сомнительной экономической целесообразности.

Великобритания, представленная Соединённым королевством и Северной Ирландией, являлась важной частью Союза европейских государств. Её граждане составляют около 13% населения Евросоюза, а по объему ВВП (2,2 трлн. евро) страна стоит на втором месте после Германии, при этом Лондон является одной из финансовых столиц мира. Вклад Великобритании в бюджет ЕС составляет 14,5 млрд. евро, в то время как расходы Евросоюза на эту страну составляют всего 6,3 млрд. евро. По ряду мнений, британская модель экономического развития в сочетании с британскими демократическими традициями являются одним из позитивных факторов, влияющих на развитие ЕС. Традиционно, участие Великобритании в Европейском союзе рассматривалось в качестве фактора, уравновешивающего стратегические амбиции Франции.

Со своей стороны, в Великобритании объективно оценивают роль Евросоюза в собственном развитии с позиции свободного рынка как основы  национальной экономической модели. Являясь активным игроком европейской зоны свободной торговли, Великобритания получала огромные экономические выгоды от ЕС, наряду с существенными привилегиями, не взирая на существенные «побочные эффекты», столь свойственные политике общеевропейской интеграции.

Причина возникновения «Casus Brexit» кроется в том, что выгоды и преимущества, гарантированные европейской интеграционной моделью, уравновесились её недостатками. Однако существуют мнения британских евроскептиков, указывающие на то, что причина не столь однозначна, в частности, с позиции вклада Великобритании в бюджет Евросоюза. По их мнению, даже с учетом всех вычетов в 2015 году страна находилась в ведущей тройке плательщиков в бюджет ЕС, вслед за Германией (21,4%) и Францией (15,7%) обеспечивая 12,6% поступлений. Выход из Евросоюза позволит Великобритании получить многомиллиардную экономию, которую можно направить на внутренние, прежде всего социальные, проекты.  Такая аргументация встречает резкую критику противников британского популизма. По их мнению, вклад Великобритании в бюджет ЕС составляет всего около 65,7 млрд. фунтов стерлингов, вследствие существования «британской скидки» и возврата средств через участие британской стороны в европейских проектах, где Великобритания входит в тройку крупнейших получателей бюджетного финансирования ЕС [2].

В то же время, из расчёта на душу населения, по вкладу в бюджет ЕС, из числа стран Евросоюза чистыми донорами являются всего 10 стран, включая Великобританию, в первую тройку входят Германия, Нидерланды и Швеция. Таким образом, число стран-иждивенцев Евросоюза вдвое превышает число стран-доноров.

Такое положение не может не учитываться в аргументациях сторонников Брекзита, так как существенная часть средств, вкладываемых Великобританией в бюджет ЕС направляется на финансирование слабых членов Евросоюза. Выход Великобритании наносит удар в первую очередь по интересам таких стран.

Неожиданная быстрота и решительность, с которой британское правительство приняло решение о выходе, несмотря на огромную внутреннюю оппозицию, заставили европейских экономистов заняться прогнозами, с учётом самых невероятных сценариев дальнейшего развития событий. Так, например, по данным Лондонского института финансовых исследований, после выхода Великобритании из Евросоюза результат будет лежать в диапазоне от бюджетного дефицита в 74 млрд. фунтов до бюджетного профицита в 30 млрд. фунтов [3]. Причём, сразу после принятия решения по Брекзиту, британский фунт стерлингов значительно укрепился, напоминая о большом запасе устойчивости британской экономики.

Сегодняшняя Европа крайне уязвима, поскольку находится под влиянием целого ряда мощных геополитических, экономических и военных факторов. Нарастающие антиглобалистские настроения, процесс формирования новых мировых центров влияния на фоне надвигающегося мирового кризиса, ожидание перемен в политике Вашингтона, проблема миграции, кризис противостояния с Россией, сопровождающийся информационной войной, – всё это ведёт к обесцениванию любых прогнозов.  В этом контексте вряд ли можно упрекнуть Великобританию за столь неожиданный шаг.

Стремление Великобритании вновь стать одним из мировых центров силы, учитывая её экономическую самодостаточность, серьёзно осложняет её диалог с Европой.

Большую опасность аналитики усматривают в экономике самого Евросоюза, ведь отток британских денег (15 млрд. фунтов в год) Евросоюз неизбежно будет компенсировать за счёт ведущих стран Европы и в первую очередь за счёт Германии. На фоне депрессивных оценок грядущего состояния европейской экономики с её ухудшающимися кредитными возможностями, падающей производительностью, усиливающейся социальной нагрузкой и нарастающей безработицей, можно отчётливо спрогнозировать печальные результаты Брекзита для самой Европы. Одним из результатов будет новая редакция программы реформы еврозоны (а, возможно, и отказ от неё), предполагающей создание банковского союза с новым, более эффективным распределением ролей.

До Брекзита Великобритания имела достаточно удобное положение в инвестиционном интерфейсе Евросоюза. Как уже упоминалось, львиная доля инвестиций, выделяемых Евросоюзом, приходилась на британскую экономику.

Несколько европейских стран, например Швейцария и Норвегия, успешно развиваются вне Евросоюза. Теперь, после Брекзита к ним присоединяется Великобритания.             Однако в действиях Великобритании присутствует некая скрытая идея, отмеченная аналитиками. Смысл её заключён в том, что  переход страны в позицию, независимую от Евросоюза, может стать началом превращения острова Британия в новый центр силы - мировой торгово-финансовый центр. Замечено, что уже в середине 2000-х как в британской политике, так и в ряде других стран ЕС, наблюдался процесс возврата к национальным приоритетам. В последние годы, особенно в связи с несложившейся судьбой конституции Евросоюза, можно с достаточной уверенностью констатировать остановку процесса окончательной интеграции Европы [4].

   Отмечен ряд событий, помогающих разгадать мотивы новой стратегической линии Великобритании относительно Евросоюза. Одним из таких событий, произошедших в январе 2016 года, явилось решение Центрального банка Швейцарии отвязать швейцарский франк от европейской валюты. По некоторым оценкам, это повлекло единовременное сокращение золотовалютных резервов Швейцарии на 110 млрд. франков и общую потерю финансовых ресурсов страны - до полутриллиона швейцарских франков.

   Решимость швейцарских властей пойти на подобные потери можно объяснить ожиданиями приближающейся кризисной ситуации в европейской экономике, грозящей Швейцарии большим ущербом, в случае взаимозависимости валют. Иными словами, Швейцария приготовилась к обвалу евро, за которым может последовать разрушение экономики Евросоюза.

   Однако сам по себе выход Великобритании из Евросоюза недостаточен для столь масштабной катастрофы, пусковым механизмом может стать обрушение одного из крупнейших европейских банков. В качестве кандидатов на роль сакральной жертвы рассматривают Deutsche Bank, JP Morgan, BNP Paribas, Citigroup.

   В фокусе внимания оказывается прежде всего Deutsche Bank. По мнению экспертов МВФ, обрушение Deutsche Bank вызовет цепную реакцию в мировой банковской системе, которая затронет не только еврозону, но и перебросится на финансовые рынки США, где ещё жива память о крахе Lehman Brothers в 2008 году, глубоко затронувшем интересы миллионов американских граждан. Европейская финансовая система не сможет выдержать такого удара, и это поставит страны-участницы ЕС перед необходимостью самостоятельного выхода из положения, тем более что на Востоке Евразии формируются новые центры притяжения, объединяющие крупнейшие экономики этого региона.          

Особенностью сегодняшнего положения в Евросоюзе является усилившаяся зависимость от внутренних проблем стран-участниц. Эти проблемы, накапливаясь, привносятся в Евросоюз, становясь проблемами Евросоюза. Так, проблемы экономики Греции внесли изменения в финансовую политику ЕС, выход Великобритании неизбежно даёт старт к изменению всей конфигурации отношений, которые приведут к изменению сути Союза в целом. По всей вероятности, будут меняться соотношения позиций стран-участниц, где усилится правовая роль стран-доноров относительно всех остальных. Более проявленными станут политические интересы Германии и Франции, что породит новые противоречия внутри ЕС, ведущие к окончательной потере принципа равноправия, а, значит, к потере во многом привлекательности самого Евросоюза как объединения стран, признающих единую систему ценностей. В конечном счёте, от снижения качества Евросоюза пострадают все страны-участницы, включая Великобританию.

Наука «postbrexit»

В настоящее время в европейском научном сообществе отмечается нарастание противоречий между процессом интернационализации науки и национальными экономическими интересами. Эта тенденция, ещё недостаточно осознанная в Европейском Союзе, уже в полной мере начинает проявлять себя в Великобритании. За годы существования ЕС процесс научной кооперации проявил себя с самой лучшей стороны, сделавшись привлекательным как для научных центров, так и для отдельных специалистов, поскольку это позволяло проводить самые передовые исследования. Однако государственные заказчики, как правило, отдают предпочтение экономически рентабельным проектам, в результате чего научная сфера постепенно теряет финансовую свободу.

Европа уже в ближайшее время столкнётся с необходимостью глубокой перестройки в инвестиционной сфере и изменения перетока научных кадров в пользу стран с более благоприятными условиями финансирования [5].

По ряду мнений, британская промышленность и бизнес в последнее время демонстрируют существенное отставание от Европы в деле внедрения новейших разработок и технологий, что явилось причиной сокращения финансирования британских научных программ Европейским союзом.

Ряд членов Британского Королевского научного общества в своих выступлениях назвали это катастрофой британской науки. По официальным данным около 83% представителей британского научного сообщества выступают против выхода из ЕС, так как пока трудно представить, из каких источников правительство Великобритании собирается компенсировать потерю европейского финансирования науки.

Ситуация ухудшается не только по этой причине, секвестирование государственных программ неизбежно сместит баланс в сторону привлечения бизнеса, что существенно изменит структуру финансирования научной деятельности. При этом следует учесть, что бизнес не особенно заинтересован в проектах с большой инновационной составляющей, поскольку сопутствующие проектные риски или неопределённость в оценке экономической эффективности обусловливают повышенные риски для кредитующих организаций. Такое положение неизбежно приводит к доминированию низкорисковых проектов с коротким сроком окупаемости и, в конечном счёте, к застою в ряде научных направлений и научных школ, оттоку научных кадров, потере приоритетов. На фоне этого общеевропейская научная инфраструктура остаётся по - прежнему наиболее привлекательной, открывая широкие возможности не только для европейских стран, но и стран – клиентов Евросоюза.

В системе европейской научной кооперации Великобритания традиционно занимала привилегированное положение, благодаря развитой национальной модели финансирования науки. Средства, идущие на финансирование британских научных центров, включали в себя солидную долю участия общественных фондов, по оценкам – около 25%. В мировом масштабе около 16%  научных работ с наибольшим индексом цитируемости приходилось на британские научные центры, финансовым результатом этого было существенное смещение центра тяжести в пользу Великобритании.

По официальным данным, за период 2007 – 2013 годы доля финансового участия ЕС в научных разработках и инновационной деятельности Великобритании составила 8,8 млрд. евро, при этом вклад Великобритании в европейскую науку оценивается в 5,4 млрд.евро.

Научные центры и исследовательские группы Великобритании задействованы во многих международных проектах. По данным 2014 г. финансовое участие Великобритании в проектах CERN (The European Organisation of Nuclear Research) составило 126 млн. евро, европейском синхротроне ESRF (The European Synchrotron Radiation Facility) - 6,3 млн.евро, европейской обсерватории ESO (The European Southern Observatory) - 22 млн. евро, а также существенные средства были выделены на создание термоядерного реактора ITER (International Thermonuclear Experimental Reactor) и ряд других проектов.

От ЕС Великобритания получает средства прямого финансирования на научные разработки в основном из структурных фондов и средств Рамочных программ. Например, в Седьмой Рамочной программе (FP7) по объёму финансирования Великобритания занимала следующую позицию после Германии.

Переход Великобритании в новый статус сулит большие организационные и финансовые проблемы, учитывая тот огромный научный и финансовый вклад, который британские научные группы вносили в развитие этих проектов.

Одним из первых от Брекзита пострадал мультинациональный проект по исследованиям в отдельных областях физики консорциума ITN (Innovative Training Network), из которого была исключена британская научная группа университета Шеффилда. Консорциум осуществлял исследования в рамках программы  Horizon 2020.

Брекзит, по всей видимости, затронет интересы британских студентов. Успешно действующая в Европе система Erasmus, созданная Европейской комиссией в 1987 году, давала возможность британцам учиться в европейских университетах, а студентам стран Европы учиться в вузах Великобритании. Так, например, в 2016 г. в британских вузах обучались около 120 тыс. студентов из европейских стран, около 27 тыс. из которых — в рамках программы Erasmus, финансируемой Евросоюзом [6].

Несмотря на то, что выходу Великобритании из Евросоюза предшествовали многолетние обсуждения как в Лондоне, так и в Брюсселе, тем не менее Брекзит стал потрясением, повлекшим пересмотр позиций всех участников европейского сообщества.

Чтобы окончательно разобраться с причинами, повлекшими «Casus Brexit», следует обратиться к истории отношений Великобритании с Евросоюзом.

В 1973 году Великобритания, вступив в ЕЭС (Европейское экономическое сообщество), была включена в систему Общего европейского бюджета, став одним из главных европейских доноров. Недовольство правительства Великобритании «неадекватностью» своей доли в Общем бюджете ЕЭС было выражено уже на первых этапах участия, тем более что основной статьей бюджета ЕЭС традиционно является сельское хозяйство, которое в структуре британского ВВП (по данным Евростат) занимает всего  0,7%. В результате, уже в 1975 году вопрос о целесообразности пребывания Великобритании в ЕЭС был вынесен на общенациональный референдум.

Пиком противоречий между Великобританией и ЕЭС считается период правления М.Тэтчер, в результате чего в 1984 г., на Европейском совещании в Фонтенбло, было принято решение о создании третьего корректирующего механизма финансирования, получившего название «британской скидки» (льгота для Великобритании в виде вычета из НДС), действовавшего вплоть до Брекзита [7].

В отличие от первых двух механизмов, предполагающих компенсацию из бюджета ЕЭС, третий корректирующий механизм применялся непосредственно к доходам ЕЭС, получаемым от Великобритании, и подразумевал снижение на две трети сумм выплат Великобритании с доходов от НДС в Общий бюджет. Распределяя сумму британской скидки между собой, остальные страны-участницы должны были финансировать выпадающие доходы Общего бюджета вследствие снижения британского вклада. Учитывая тяжелое экономическое положение некоторых стран, призывы к пересмотру данного механизма звучали все отчетливее, особенно после расширения ЕС.   В последние годы финансирование британских льгот покрывалось в основном за счет Франции, Испании, Италии и Германии.

Очевидно, что финансирование британской науки Евросоюзом закончится с прекращением уплаты британских взносов в Общий бюджет. Но основная проблема Великобритании заключается в том, что государство не сможет скомпенсировать потерю европейского финансирования науки, используя государственные источники. Привлечение негосударственных источников потребует достаточно большого периода, в результате чего многие научные программы будут неизбежно секвестированы или закрыты. Слабую надежду оставляет возможность поиска компромиссов на правительственном уровне между Лондоном и Брюсселем.

Особое значение эти процессы имеют для международных научных мегапроектов, для которых важным фактором является политика. Дело в том, что столь капиталоёмкие проекты, помимо научного значения, имеют существенную социальную составляющую и несут в себе известную долю политической привлекательности. Но политика несёт с собой огромные дополнительные риски, которые, как показывает практика, способны любой проект привести к краху, несмотря на израсходованные средства и приложенные усилия всех участвующих сторон.

Вывод

   Крах европейской модели геополитического союза приведёт не только к трансформации европейского экономического пространства, от чего пытаются дистанцироваться Швейцария и Великобритания. Это будет конец эпохи доминирования Германии, попытавшейся на основе Евросоюза создать германоцентрическую Европу – империю нового типа – мощного оппонента американским геополитическим интересам.

           

Библиография
1.
UK research and the Europenian Union// The role of the EU in funding UK research. The Royal Society, December 2015.
2.
Бордачёв Т.В., Казакова А.В. Современная Европа и национальный интерес России// Вестник МГИМО (52) 2017. С.21-35.
3.
Brexit and the UK’s Public Finances. //IFS Report 116 /The Institute For Fiscal Studies. May 2016.
4.
Каневский П. После «Брексит»: неопределенная новая реальность. Available at: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/posle-breksit-neopredelennaya-novaya-realnost/.
5.
Войтовский П. Как «Брексит» ударит по британской науке. Available at: http://futurist.ru/articles/288
6.
Erasmus scheme may exclude British students after Brexit//The Guardian, 2016 Available at: https://www.theguardian.com/education/2016/jul/23/erasmus-scheme-exclude-british-students-brexit
7.
Сидорова Е.А. Особенности бюджетной политики в Европейском союзе – М.: ИМЭМО РАН, 2012.
8.
Референдум о членстве Британии в Евросоюзе: ход, итоги и последствия. // Под редакцией Е.В.Ананьевой, А.В.Бударгина. /Доклады Института Европы РАН №330. Ч.I . Москва 2016.
9.
Christos V.Gortsos. Potential concepts for the future EU-UK relationship in financial services // European Parliament, Brussels, 2016.
10.
Charles Grant. The Brexit negotiations: an assessment of the legal, political and institutional situation in the UK // European Parliament, Brussels, 2017.
11.
Jesus Carmona, Carmen-Cristina Cirlig, Gianlica Squeo. UK withdrawal from the European Union // European Parliamentary Research Service, March 2017.
12.
The economic outlook after the UK referendum: a first assessment for the Euro Area and the EU // Institutional paper 032/ Luxembourg, July 2016.
13.
Портанский А.П. Brexit: начало переговоров Британии с Евросоюзом не стало обнадеживающим для финансовых рынков и торговли//Деньги и кредит №10, 2017
References (transliterated)
1.
UK research and the Europenian Union// The role of the EU in funding UK research. The Royal Society, December 2015.
2.
Bordachev T.V., Kazakova A.V. Sovremennaya Evropa i natsional'nyi interes Rossii// Vestnik MGIMO (52) 2017. S.21-35.
3.
Brexit and the UK’s Public Finances. //IFS Report 116 /The Institute For Fiscal Studies. May 2016.
4.
Kanevskii P. Posle «Breksit»: neopredelennaya novaya real'nost'. Available at: http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/posle-breksit-neopredelennaya-novaya-realnost/.
5.
Voitovskii P. Kak «Breksit» udarit po britanskoi nauke. Available at: http://futurist.ru/articles/288
6.
Erasmus scheme may exclude British students after Brexit//The Guardian, 2016 Available at: https://www.theguardian.com/education/2016/jul/23/erasmus-scheme-exclude-british-students-brexit
7.
Sidorova E.A. Osobennosti byudzhetnoi politiki v Evropeiskom soyuze – M.: IMEMO RAN, 2012.
8.
Referendum o chlenstve Britanii v Evrosoyuze: khod, itogi i posledstviya. // Pod redaktsiei E.V.Anan'evoi, A.V.Budargina. /Doklady Instituta Evropy RAN №330. Ch.I . Moskva 2016.
9.
Christos V.Gortsos. Potential concepts for the future EU-UK relationship in financial services // European Parliament, Brussels, 2016.
10.
Charles Grant. The Brexit negotiations: an assessment of the legal, political and institutional situation in the UK // European Parliament, Brussels, 2017.
11.
Jesus Carmona, Carmen-Cristina Cirlig, Gianlica Squeo. UK withdrawal from the European Union // European Parliamentary Research Service, March 2017.
12.
The economic outlook after the UK referendum: a first assessment for the Euro Area and the EU // Institutional paper 032/ Luxembourg, July 2016.
13.
Portanskii A.P. Brexit: nachalo peregovorov Britanii s Evrosoyuzom ne stalo obnadezhivayushchim dlya finansovykh rynkov i torgovli//Den'gi i kredit №10, 2017
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"