Статья 'О признании объектом налогообложения НДС операций по выполнению работ и оказанию услуг при банкротстве налогоплательщика ' - журнал 'Налоги и налогообложение' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Налоги и налогообложение
Правильная ссылка на статью:

О признании объектом налогообложения НДС операций по выполнению работ и оказанию услуг при банкротстве налогоплательщика

Извеков Станислав Сергеевич

кандидат юридических наук

доцент кафедры финансового права ФГБОУ ВО «Уральский государственный юридический университет»

620000, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21

Izvekov Stanislav Sergeevich

PhD in Law

docent of the Department of Financial Law at Ural State Law University

620000, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21

ss.izvekov@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-065X.2017.8.23863

Дата направления статьи в редакцию:

11-08-2017


Дата публикации:

09-09-2017


Аннотация: Предметом избранной темы являются проблемы возникающие на стыке законодательства о налогах и сборах и законодательства о банкротстве. Отдельные вопросы рассматриваются эпизодически при анализе тех или иных проблем в рамках регулирования правоотношений, возникающих в делах о банкротстве, при этом следует признать, что практически отсутствуют комплексные работы, посвящённые особенностям исполнения налоговой обязанности по уплате НДС в делах о банкротстве. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие при исполнении организацией банкротом обязанностей по уплате НДС с операций, связанных с реализацией товаров, работ и услуг. Автор подробно рассматривает такие аспекты темы как развитие юридической мысли о признании операций по реализации имущества и имущественных прав налогоплательщика объектом налогообложения НДС.Осуществлена попытка систематизировать разрозненные толкования норм и восполнить пробелы правового регулирования применительно к признанию объектом налогообложения НДС операций по реализации имущества несостоятельного налогоплательщика, осуществляемых как в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, так и в конкурсных формах, например, торгах по продаже конкурсной массы.Актуальность исследования заключается в необходимости совершенствования положений законодательства о налогах и сборах, не отвечающих требованиям современной правоприменительной практики. В основу работы положены методы исторического и сравнительного правоведения. В исследовании выявлены противоречия в законодательстве и судебной практике по вопросам исполнения налоговых обязательств по уплате НДС налогоплательщиком в процедурах банкротства. Автором использованы приемы правового моделирования при рассмотрении налоговых обязательств по уплате НДС в делах о банкротстве при распределении денежных средств, поступающих от аренды имущества должника в счет погашения требований кредиторов, чьи права обеспечены залогом такого имущества. В работе выработаны теоретические и практические предложения по решению проблем в сфере взаимодействия налогового законодательства и законодательства о банкротстве. В результате подробного анализа налоговых обязательств в части уплаты НДС выявлены положительные и отрицательные факторы признания объектом налогообложения НДС операций по реализации имущества должника, оказании услуг и выполнении работ должником.Автором сформулированы рекомендации по совершенствованию положений налогового законодательства путем расширения позитивного содержания операций, не признаваемых объектом налогообложения НДС. Отдельные выводы сделаны в отношении квалификации налоговых обязательств от текущей деятельности должника в качестве объекта по налогу на добавленную стоимость в ситуациях необоснованно длительного продолжения хозяйственной деятельности в рамках процедур, применяемых в соответствии с законодательством о банкротстве.


Ключевые слова: объект налогообложения, товары, услуги, НДС, несостоятельность, банкротство, обязательный платеж, налоговый агент, налоговые вопросы, очередность удовлетворения требований

Abstract: The subject of the present research is the problems arising at the point when tax and levy laws and bankruptcy laws cross. Even though researchers touch upon particular issues related to the topic when analyzing these or those problems associated with the legal regulation of bankruptcy relations, it must be admitted that there are no comprehensive efforts devoted to fulfilment of VAT obligations in bankruptcy. The object of the research is the social relations arising in the process of a bankrupt organisation performing their VAT obligations as a result of goods, works or services sale. The author of the article examines such aspects of the topic as the conceptualisation of the idea about recognising asset disposition and property right enforcement as VAT tax object. The author also makes an attempt to systematise various interpretations of legal standards and to fill in the gaps in legal regulation of recognizing insolvent taxpayer's property disposal operations performed in the process of regular economic activity of a debtor or bankrupt assets sale. The rationale of the research is caused by the need to improve applicable legal provisions on taxes and levies that do not fulfil the requirements of modern law-enforcement practice. The research is based on the methods of historical and comparative law studies. In the course of his research the author has defined contradictions in the legislation and judicial practice on the issues of fulfilment of VAT obligations by taxpayers in bankruptcy. The author of the article has also used the methods of legal modelling when analysing when analyzing VAT obligations in bankruptcy and distribution of monetary funds received from renting debtor's property as part of covering the debt of creditors whose rights are secured by the pledge of property. The researcher has made theoretical and practical recommendations regarding solution of problems in the sphere of the mutual interaction between tax legislation and bankruptcy laws. As a result of his detailed analysis of VAT obligations, the author has defined positive and negative factors of recognising debtor's property disposal, service and work performance operations as VAT objects. The author also makes recommendations on how to improve existing provisions of tax legislation by extending the positive content of operations that are not recognized as VAT objects. Particular conlcusions have been made in regard to qualifying tax obligations arising from the current activity of a debtor as VAT objects in case of unreasonably long economic activity within the framework of the procedures applicable in accordance with the bankruptcy legislation. 



Keywords:

tax issues, tax agent, obligatory payment, bankruptcy, insolvency, VAT, services, goods, tax object, priority of claims

Особенности правового режима исполнения налоговой обязанности по уплате НДС с операций по реализации товаров при банкротстве налогоплательщика были темой большого количества исследований и публикаций отечественных авторов [1 – 4, 6]. Первоначально интерес исследователей был продиктован произошедшими изменениями в правоприменительной практике, а в последующем развитием налогового законодательства [5].

Обращаясь к положениям пп. 15 п. 2 ст. 146 Налогового кодекса РФ [8] (далее – НК РФ), можно усмотреть определенную узость в регулировании этого непростого вопроса. Не признаются объектом налогообложения НДС только операции по реализации имущества и (или) имущественных прав должников, признанных в соответствии с законодательством РФ банкротами (пп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ).

Приведенная норма регулирует не только вопросы реализации имущества (имущественных прав) на торгах в процедуре конкурсного производства, но и охватывает все торгово-хозяйственные операции по реализации имущества совершаемые в процедурах банкротства как в процессе обычной хозяйственной деятельности. Формальное ограничение на продолжение хозяйственной деятельности, например, в рамках процедуры конкурсного производства, еще не означает полного запрета на совершение тех или иных сделок целью которых является отчуждение товаров, произведенных или приобретённых ранее должником. Конкурсный управляющий самостоятельно или по решению собрания кредиторов должника вправе принять решение о продолжение производственной или иной хозяйственной деятельности в целях сохранения рабочих мест или недопущения массовых увольнений работников крупных предприятий, а также в целях обеспечения должника денежными средствами столь необходимыми для выполнения мероприятий предусмотренных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» [9]: оценки имущества, оспаривания подозрительных сделок должника, оплаты судебных экспертиз или государственных пошлин, оплаты публикаций в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве, а также в официальном издании газете «Коммерсант», оплаты труда и услуг привлеченных лиц для обеспечения деятельности самого управляющего и многое другое.

Реализация имущества, изготовленного в ходе текущей производственной деятельности организаций-банкротов, также не признаются объектом налогообложения НДС как и операции по реализации имущества с торгов (см. письма Минфина России от 30.09.2015 № 03-07-14/55736 [23], от 21.05.2015 № 03-07-11/29287 [24], от 06.05.2015 № 03-07-11/26074 [25], ФНС России от 17.08.2016 № СД-4-3/15110@ [27]).

В этом правоприменитель и законодатель буквально следуют за рассматриваемой нормой и не признают объектом НДС все операции по реализации имущества должника, как в рамках торгов по продаже имущества, так и в отношении операций, осуществляемых в ходе основной хозяйственной деятельности налогоплательщика. Тем самым налогоплательщик освобожден даже от текущих обязательных платежей по НДС.

При этом по общему правилу объектом налогообложения по НДС являются не только операции по реализации имущества (имущественных прав) налогоплательщика, но и операции по реализации работ и услуг (пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ).

Работы (услуги), выполненные (оказанные) налогоплательщиком-банкротом, облагаются НДС в общеустановленном порядке, поскольку пп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ не предусмотрено их исключение из объекта налогообложения (см. письма Минфина России от 30.10.2015 № 03-07-14/62525 [26], от 06.05.2015 № 03-07-11/26074 [25], ФНС России от 17.08.2016 № СД-4-3/15110@ [27]).

Представляется, что подобный подход законодателя является непоследовательным и противоречит целям процедур, применяемых при банкротстве налогоплательщика. С одной стороны, целью любой процедуры, применяемой к несостоятельному должнику, является максимально быстрое и пропорциональное удовлетворение требований кредиторов, для чего публичный кредитор поступился собственным фискальным интересом исключил из объекта налогообложения рассматриваемые операции. С другой стороны, операции, осуществляемые в ситуации продолжения обычной хозяйственной деятельности, не ориентированы на достижение целей процедур банкротства, а лишь косвенно им способствуют, поэтому исключение их из объекта налогообложения по НДС представляется неоправданным.

Собственно, позиция исключения из объекта налогообложения НДС с операций по реализации имущества (имущественных прав) в банкротстве также не всегда безусловна.

В отдельных случаях процедуры, предусмотренные Законом о банкротстве, недобросовестно используются налогоплательщиками в целях оптимизации фискальной нагрузки без целей расчетов с кредиторами. Привлекательность процедур банкротства обусловлена следующими факторами: мораторий на исполнение обязательств срок, по которым наступил, прекращение начисления неустоек по договорам и пени по НК РФ с момента открытия процедуры конкурсного производства, отсутствие запрета на продолжение хозяйственной деятельности, а также освобождение от уплаты НДС. Тем самым, в условиях покровительства профессионального арбитражного управляющего, формально несостоятельный налогоплательщик может продолжать как производственную, так и торговую деятельность, извлекая из этого прибыль и не уплачивая ранее начисленные обязательные платежи.

Верховный Суд Российской Федерации в нескольких делах отреагировал на соответствующие действия в обход налогового закона и указал на недопустимость использования положений закона в ущерб бюджетным интересам Российской Федерации. Отметим, что судебные споры, которые мы рассмотрим были посвящены оспариванию действий (бездействий) конкурсных управляющих, которые длительное время продолжали хозяйственную деятельность должников, наращивали текущие обязательства и не выполняли обязательные мероприятия, предусмотренные Законом о банкротстве. Между тем, правовая позиция, выраженная Верховным Судом РФ определениях от 29.08.2016 по делу № 307-ЭС14-8417 [18] и от 29.08.2016 по делу № 306-ЭС16-1979 [19], создает предпосылки для формирования правоприменительного подхода обложения НДС операций по реализации имущества в случае продолжения обычной предпринимательской деятельности.

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016 [17], в пункте 4 приводит разъяснения по сходным вопросам. По общему правилу расходы, непосредственно связанные с производственно-хозяйственной деятельностью должника, не являются эксплуатационными платежами и учитываются в составе четвертой очереди текущих платежей. Отнесение затрат на приобретение сырья и его переработку к расходам, непосредственно обеспечивающим деятельность комбината с удовлетворением их в составе третьей очереди текущих платежей, нарушает права налогового органа как кредитора должника, поскольку требования об уплате обязательных платежей учитываются в составе четвертой очереди текущих требований. В итоге это ведет к нарушению очередности удовлетворения требований кредиторов по текущим платежам.

Представляются недопустимыми ссылки на положения ст. 20.3, 129 и 134 Закона о банкротстве в целях квалификации спорных платежей в качестве эксплуатационных расходов, без которых невозможно осуществление хозяйственной деятельности налогоплательщика и исполнение возложенных на конкурсного управляющего обязанностей, предусмотренных Законом о банкротстве.

В соответствии с положениями Закона о банкротстве целью конкурсного производства является соразмерное удовлетворение требований кредиторов. Как указывает верховный арбитр, действуя разумно и добросовестно в интересах должника и кредиторов, конкурсный управляющий в силу имеющихся у него полномочий и компетенции должен определить стратегию конкурсного производства в отношении должника, в том числе целесообразность дальнейшего функционирования хозяйствующего субъекта, учитывая, в частности, исключение возможности необоснованного простоя имущества, которое может приносить доход в период осуществления мероприятий по его оценке, подготовке к реализации, наличие объективных предпосылок к продаже предприятия как единого имущественного комплекса либо осуществления процедуры замещения активов и т.п. В любом случае срок, в течение которого может сохраняться производственная деятельности должника, должен быть разумно необходимым и соотносится с периодом времени достаточным для выполнения всех предусмотренных законом мероприятий, направленных на отчуждение принадлежащих должнику объектов для последующих расчетов с кредиторами.

При этом положения п. 6 ст. 129 Закона о банкротстве, согласно которым собрание кредиторов вправе принять решение о прекращении хозяйственной деятельности должника при условии, что такое прекращение не повлечет за собой техногенные и (или) экологические катастрофы, прекращение эксплуатации объектов, используемых для обеспечения социально значимых объектов, необходимых для жизнеобеспечения граждан, не могут быть истолкованы таким образом, что продолжение деятельности юридического лица - должника в период конкурсного производства оправдано до тех пор, пока иное не установлено собранием кредиторов.

Приведенная норма направлена на предоставление собранию кредиторов возможности понудить арбитражного управляющего к реализации ликвидационных мероприятий в ситуации, когда он, настаивая на производстве должником товаров (выполнении работ, оказании услуг), неоправданно наращивает кредиторскую задолженность, что, в свою очередь, негативным образом сказывается на конкурсной массе.

Отнесение всех расходов, непосредственно формирующих цепочку технологического процесса по производству и реализации продукции должника, к эксплуатационным платежам и их приоритет перед обязательными платежами, а также исключение операций в текущей деятельности из объекта налогообложения НДС, противоречит принципам очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

Закономерным является вывод, что в такой ситуации легализована схема уклонения от уплаты налогов в форме освобождения от обязательных платежей от операций по реализации имущества (имущественных прав) должника, осуществляемых в ходе обычной хозяйственной деятельности.

В рассматриваемой позиции Верховного Суда РФ действия конкурсного управляющего подлежали оценке с учетом содержащихся в п. 40.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 60 (в ред. от 06.07.2014) «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» [14] разъяснений, согласно которым отступление конкурсным управляющим от очередности, предусмотренной в п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве, может быть истолковано как законное, если это необходимо в целях банкротства. При этом основополагающим критерием законности таких выплат являются добросовестные и разумные действия арбитражного управляющего в интересах должника и его кредиторов.

Однако, ни о каком отступлении от очередности, предусмотренной п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве, не приходится говорить в отношении НДС с операций по реализации имущества должника в ходе обычной хозяйственной деятельности, так как сами операции не признаются объектом налогообложения по соответствующему налогу.

Тем самым, Верховный Суд РФ лишний раз подтвердил тезис о необходимости внесения изменений в положения пп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ, в целях уточнения пределов исключения операций по реализации имущества несостоятельного налогоплательщика из объекта НДС – операции, осуществляемые в ходе обычной хозяйственной деятельности должны подчиняться обычным правилам налогообложения НДС, а операции по реализации имущества на основании утвержденных кредиторами положений о продаже имущества, или оставления кредиторами имущества за собой или в результате применения замещения активов могут не признаваться объектом НДС ввиду особенностей и целей процедур банкротства.

Обратная ситуация складывается, если признать обоснованность полного исключения спорных операций банкротов от налогообложения НДС: вне зависимости от того текущая ли это операция, совершенная в процессе обычной хозяйственной деятельности, или операция по реализации конкурсной массы, проведенная в форме торгов – НДС не должен уплачиваться с реализации как имущества (имущественных прав), так и при реализации работ, оказании услуг. То есть, если предполагается то или иное послабление налоговой нагрузки на налогоплательщика, оказавшегося в условиях несостоятельности, то такое послабление должно иметь равный эффект как на для операций по реализации имущества, так и при совершении операций по выполнении работ или оказании услуг. Следовательно, норма, закрепленная в пп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ, не отделяющая текущую деятельность должника от продажи имущества, должна не признавать объектом налогообложения и операции, связанные с выполнением работ и оказанием услуг.

Для примера рассмотрим арендные платежи от предоставления права пользования имуществом, являющимся предметом залога (ипотеки). Право конкурсного кредитора, предусмотренное п. 2 ст. 334 Гражданского кодекса Российской Федерации [7] (далее – ГК РФ) на получение удовлетворения за счет доходов, полученных от эксплуатации предмета залога, может быть закреплено в договоре ипотеки, заключенном между кредитором и должником.

Судебно-арбитражная практика исходит из возможности распределения арендных платежей в пользу залогового кредитора с момента открытия конкурсного производства (см., постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2017 по делу № А50-161/2015 [20], постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27.01.2017 по делу № А47-3560/2015 [21], постановление Арбитражного суда Уральского округа от 04.05.2017 по делу № А60-31262/2017 [22] и некоторые другие).

Таким образом, денежные средства, полученные должником от предоставления имущества в аренду, подлежат направлению кредитору, в порядке, установленном ст. 138 Закона о банкротстве, в счет погашения его требований, обеспеченных залогом такого имущества. Следовательно, аренда в таком случае выступает формой реализации услуг в целях погашения требований кредиторов, включенных в реестр как обеспеченные залогом имущества должника, то есть отвечает всем целям процедуры конкурсного производства.

По нашему мнению, рассматриваемая ситуация не имеет существенных или иным образом значимых отличий от реализации имущества должника в целях погашения требований кредиторов. Поэтому установление иного правового режима налогообложения операций по оказанию услуг в процедурах банкротства, помимо того, который предусмотрен пп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ для операций по реализации имущества (имущественных прав) должника, является недопустимым и ничем не обоснованным ограничением.

Существующее в настоящее время правовое регулирования в определенной степени противоречит базовым принципам налогообложения в РФ (ст. 3 НК РФ). В целях соблюдения всеобщности и равенства налогообложения учитывается фактическая способность налогоплательщика к уплате налога. Представляется очевидным, что исполнение налоговой обязанности по уплате НДС для налогоплательщика-банкрота в равной степени затруднительно и препятствует целям конкурсного производства вне зависимости от источника и способа извлечения денежных средств, пополняющих конкурсную массу. В связи с чем произвольное разделение налогоплательщиков по видам экономической деятельности противоречит основам российского законодательства о налогах и сборах.

Выборочный подход законодателя к исключению только операций по реализации товаров из объекта налогообложения по НДС не имеет достаточного экономического обоснования. Следует признать, что соответствующая формулировка пп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ не была подкреплена любым обоснованием.

Рассматриваемая норма внесена в НК РФ Федеральным законом от 24.11.2014 № 366-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» [10]. Согласно паспорту проекта Федерального закона № 605370-6 [12] о корректировке ст. 146 НК РФ речь зашла только во II чтении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (Постановление ГД СФ РФ от 11.11.2014 № 5295-6ГД [13]) без дополнительных пояснительных записок и экономических обоснований. Необходимость изменения положений НК РФ была обусловлена иными мотивами.

До 31 декабря 2008 года требования об уплате обязательных платежей, возникшие после открытия конкурсного производства, удовлетворялись за счет имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр (п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве в редакции действовавшей до Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ).

С 1 января 2009 года внесены изменения в п. 4 ст. 161 НК РФ, согласно новой редакции которой функции налоговых агентов по НДС возложены на органы, организации или индивидуальных предпринимателей, уполномоченных осуществлять реализацию имущества в делах о банкротстве, то есть на конкурсных управляющих.

Изменения закона были негативно восприняты и Высший Арбитражный Суд РФ в постановлении Президиума ВАС РФ от 21.06.2011 № 439/11 [16], указал, что при продаже в ходе конкурсного производства имущества организаций, являющихся плательщиками НДС, арбитражные управляющие или привлекаемые ими для проведения торгов специализированные организации не могут быть признаны в качестве лиц, обязанных выделить из вырученных от продажи средств сумму НДС и перечислить ее в бюджет, поскольку данное исполнение влечет преимущественное удовлетворение требования об уплате налога в нарушение очередности, установленной пунктом 2 статьи 134 Закона о банкротстве.

В дальнейшем спор получил развитие в Федеральном законе от 19.07.2011 № 245-ФЗ [11], изменившем статью 161 НК РФ, дополнив ее пунктом 4.1, в котором при реализации имущества должников-банкротов, налоговая база определяется налоговыми агентами – покупателями имущества, как сумма дохода от реализации этого имущества с учетом налога. Тем самым обязанность исчислить расчетным методом налог, удержать из выплачиваемых доходов и уплатить в бюджет соответствующую сумму налога перенесли на покупателей (за исключением физических лиц, не являющихся плательщиками НДС).

Предварительным итогом противоборства законодателя и правоприменителя стало постановление Пленума от 25.01.2013 № 11 «Об уплате налога на добавленную стоимость при реализации имущества должника, признанного банкротом» [15]. Именно позиция Высшего Арбитражного Суда РФ, основанная на конкретных рассмотренных спорах о продаже конкурсной массы (имущества) должника послужила основой для включения в п. 2 ст. 146 НК РФ нового 15-го подпункта. Безусловно, налоговые отношения могут и должны регулироваться только на основании налогового закона, поэтому справедливая позиция суда требовала закрепления на уровне федерального закона. Однако поспешность Парламента в заимствовании идеи верховного арбитра по частному спору выразилась в норме, по сути, содержащей пробел.

По нашему мнению, именно этим объясняется исключение из объекта налогообложения НДС операций по реализации имущества (имущественных прав) несостоятельного налогоплательщика и соответствующее упущение из позитивного регулирования операций по оказанию услуг (выполнению работ) организацией банкротом. Возвращаясь к примеру с арендными платежами, направляемым в порядке, установленном ст. 138 Закона о банкротстве, на погашение требований кредитора, обеспеченных залогом арендованного имущества должника, можно усмотреть отсутствие объективных причин для обложения НДС соответствующих операций.

Тем не менее в настоящий момент в соответствии с действующим законодательством все операции по выполнению работ и оказанию услуг несостоятельными налогоплательщиками признаются объектом налогообложения НДС.

В целях устранения различных подходов к квалификации операций, осуществляемых налогоплательщиком в условиях процедур, применяемых по делам о банкротстве, полагаем необходимым внести изменения в пп. 15 п. 2 ст. 146 НК РФ, изложив его в следующей редакции: «операции по реализации товаров, работ (услуг), а также имущественных прав должников, признанных в соответствии с законодательством Российской Федерации несостоятельными (банкротами)».

Библиография
1.
Алиева К.М. Замещение активов должника. «Подводные камни» в процедуре проведения // Арбитражная практика. 2012. № 8.
2.
Беркович Н. Замещение активов должника // ЭЖ-Юрист. 2004. № 45.
3.
Говоруха М.А. Решение органов управления должника – юридического лица о замещении его активов // Гражданское право. 2007. № 4.
4.
Дранцова К.В. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при квалификации и исполнении требований обязательным платежам в качестве текущих в деле о банкротстве // Арбитражные споры. 2015. № 1. С. 58-84.
5.
Извеков С.С. Отдельные вопросы правового режима исполнения налоговой обязанности по уплате НДС при банкротстве налогоплательщика // Налоги и налогообложение. — 2016.-№ 5.-С.372-386. DOI: 10.7256/1812-8688.2016.5.17958.
6.
Карпова А.А. Арбитражный управляющий не может выступать налоговым агентом при реализации имущества должника //Арбитражная практика.-2011.-№ 12.-С. 90 – 94.
7.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // СЗ РФ. 05.12.1994. № 32. ст. 3301.
8.
Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 № 117-ФЗ // СЗ РФ, 07.08.2000, № 32, ст. 3340.
9.
О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // СЗ РФ. 28.10.2002. № 43. ст. 4190.
10.
О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федеральный закон от 24.11.2014 № 366-ФЗ // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 25.11.2014.
11.
О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах: Федеральный закон от 19.07.2011 № 245-ФЗ // СЗ РФ 25.07.2011, № 30 (ч. 1), ст. 4593.
12.
Паспорт проекта Федерального закона № 605370-6 «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в части совершенствования налогового администрирования)» // Документ опубликован не был. СПС КонсультантПлюс, 2017.
13.
Постановление ГД ФС РФ от 11.11.2014 № 5295-6 ГД «О проекте Федерального закона № 605370-6 «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ,  17.11.2014, № 46, ст. 6276.
14.
Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 60 (в ред. от 06.07.2014) «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) // Вестник ВАС РФ, № 9, сентябрь, 2009.
15.
Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.01.2013 № 11 «Об уплате налога на добавленную стоимость при реализации имущества должника, признанного банкротом» // Вестник ВАС РФ, № 3, март, 2013.
16.
Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.06.2011 № 439/11 // Вестник ВАС РФ, 2011, № 10.
17.
Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.10.2016 // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 5, май, 2017 (начало), Бюллетень Верховного Суда РФ, № 6, июнь, 2017 (окончание).
18.
Определение Верховного Суда Российской Федерации от 29.08.2016 по делу № 307-ЭС14-8417 // Документ опубликован не был. СПС КонсультантПлюс, 2017.
19.
Определение Верховного Суда Российской Федерации от 29.08.2016 по делу № 306-ЭС16-1979 // Документ опубликован не был. СПС КонсультантПлюс, 2017.
20.
Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2017 по делу № А50-161/2015 // Документ опубликован не был. СПС КонсультантПлюс, 2017.
21.
Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27.01.2017 по делу № А47-3560/2015 // Документ опубликован не был. СПС КонсультантПлюс, 2017.
22.
Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 04.05.2017 по делу № А60-31262/2017 // Документ опубликован не был. СПС КонсультантПлюс, 2017.
23.
Письмо Минфина России от 30.09.2015 № 03-07-14/55736 // Документ опубликован не был. СПС КонсультантПлюс, 2017.
24.
Письмо Минфина России от 21.05.2015 № 03-07-11/29287 // Документ опубликован не был. СПС КонсультантПлюс, 2017.
25.
Письмо Минфина России от 06.05.2015 № 03-07-11/26074 // Документ опубликован не был. СПС КонсультантПлюс, 2017.
26.
Письмо Минфина России от 30.10.2015 № 03-07-14/62525 // Документ опубликован не был. СПС КонсультантПлюс, 2017.
27.
Письмо Федеральной налоговой службы России от 17.08.2016 № СД-4-3/15110@ // Документ опубликован не был. СПС КонсультантПлюс, 2017
References (transliterated)
1.
Alieva K.M. Zameshchenie aktivov dolzhnika. «Podvodnye kamni» v protsedure provedeniya // Arbitrazhnaya praktika. 2012. № 8.
2.
Berkovich N. Zameshchenie aktivov dolzhnika // EZh-Yurist. 2004. № 45.
3.
Govorukha M.A. Reshenie organov upravleniya dolzhnika – yuridicheskogo litsa o zameshchenii ego aktivov // Grazhdanskoe pravo. 2007. № 4.
4.
Drantsova K.V. O nekotorykh voprosakh, voznikayushchikh v sudebnoi praktike pri kvalifikatsii i ispolnenii trebovanii obyazatel'nym platezham v kachestve tekushchikh v dele o bankrotstve // Arbitrazhnye spory. 2015. № 1. S. 58-84.
5.
Izvekov S.S. Otdel'nye voprosy pravovogo rezhima ispolneniya nalogovoi obyazannosti po uplate NDS pri bankrotstve nalogoplatel'shchika // Nalogi i nalogooblozhenie. — 2016.-№ 5.-S.372-386. DOI: 10.7256/1812-8688.2016.5.17958.
6.
Karpova A.A. Arbitrazhnyi upravlyayushchii ne mozhet vystupat' nalogovym agentom pri realizatsii imushchestva dolzhnika //Arbitrazhnaya praktika.-2011.-№ 12.-S. 90 – 94.
7.
Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii (chast' pervaya) ot 30.11.1994 № 51-FZ (red. ot 13.07.2015) // SZ RF. 05.12.1994. № 32. st. 3301.
8.
Nalogovyi kodeks Rossiiskoi Federatsii (chast' vtoraya) ot 05.08.2000 № 117-FZ // SZ RF, 07.08.2000, № 32, st. 3340.
9.
O nesostoyatel'nosti (bankrotstve): Federal'nyi zakon ot 26.10.2002 № 127-FZ (red. ot 13.07.2015) // SZ RF. 28.10.2002. № 43. st. 4190.
10.
O vnesenii izmenenii v chast' vtoruyu Nalogovogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii i otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii: Federal'nyi zakon ot 24.11.2014 № 366-FZ // Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii http://www.pravo.gov.ru, 25.11.2014.
11.
O vnesenii izmenenii v chasti pervuyu i vtoruyu Nalogovogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii i otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii o nalogakh i sborakh: Federal'nyi zakon ot 19.07.2011 № 245-FZ // SZ RF 25.07.2011, № 30 (ch. 1), st. 4593.
12.
Pasport proekta Federal'nogo zakona № 605370-6 «O vnesenii izmenenii v chast' vtoruyu Nalogovogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii i otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii» (v chasti sovershenstvovaniya nalogovogo administrirovaniya)» // Dokument opublikovan ne byl. SPS Konsul'tantPlyus, 2017.
13.
Postanovlenie GD FS RF ot 11.11.2014 № 5295-6 GD «O proekte Federal'nogo zakona № 605370-6 «O vnesenii izmenenii v chast' vtoruyu Nalogovogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii i otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii» // SZ RF,  17.11.2014, № 46, st. 6276.
14.
Postanovlenie Plenuma Vysshego Arbitrazhnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 23.07.2009 № 60 (v red. ot 06.07.2014) «O nekotorykh voprosakh, svyazannykh s prinyatiem Federal'nogo zakona ot 30.12.2008 № 296-FZ «O vnesenii izmenenii v Federal'nyi zakon «O nesostoyatel'nosti (bankrotstve) // Vestnik VAS RF, № 9, sentyabr', 2009.
15.
Postanovlenie Plenuma Vysshego Arbitrazhnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 25.01.2013 № 11 «Ob uplate naloga na dobavlennuyu stoimost' pri realizatsii imushchestva dolzhnika, priznannogo bankrotom» // Vestnik VAS RF, № 3, mart, 2013.
16.
Postanovlenie Prezidiuma Vysshego Arbitrazhnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 21.06.2011 № 439/11 // Vestnik VAS RF, 2011, № 10.
17.
Obzor sudebnoi praktiki Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii № 3 (2016), utv. Prezidiumom Verkhovnogo Suda RF 19.10.2016 // Byulleten' Verkhovnogo Suda RF, № 5, mai, 2017 (nachalo), Byulleten' Verkhovnogo Suda RF, № 6, iyun', 2017 (okonchanie).
18.
Opredelenie Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 29.08.2016 po delu № 307-ES14-8417 // Dokument opublikovan ne byl. SPS Konsul'tantPlyus, 2017.
19.
Opredelenie Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 29.08.2016 po delu № 306-ES16-1979 // Dokument opublikovan ne byl. SPS Konsul'tantPlyus, 2017.
20.
Postanovlenie Semnadtsatogo arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 03.03.2017 po delu № A50-161/2015 // Dokument opublikovan ne byl. SPS Konsul'tantPlyus, 2017.
21.
Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Ural'skogo okruga ot 27.01.2017 po delu № A47-3560/2015 // Dokument opublikovan ne byl. SPS Konsul'tantPlyus, 2017.
22.
Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Ural'skogo okruga ot 04.05.2017 po delu № A60-31262/2017 // Dokument opublikovan ne byl. SPS Konsul'tantPlyus, 2017.
23.
Pis'mo Minfina Rossii ot 30.09.2015 № 03-07-14/55736 // Dokument opublikovan ne byl. SPS Konsul'tantPlyus, 2017.
24.
Pis'mo Minfina Rossii ot 21.05.2015 № 03-07-11/29287 // Dokument opublikovan ne byl. SPS Konsul'tantPlyus, 2017.
25.
Pis'mo Minfina Rossii ot 06.05.2015 № 03-07-11/26074 // Dokument opublikovan ne byl. SPS Konsul'tantPlyus, 2017.
26.
Pis'mo Minfina Rossii ot 30.10.2015 № 03-07-14/62525 // Dokument opublikovan ne byl. SPS Konsul'tantPlyus, 2017.
27.
Pis'mo Federal'noi nalogovoi sluzhby Rossii ot 17.08.2016 № SD-4-3/15110@ // Dokument opublikovan ne byl. SPS Konsul'tantPlyus, 2017
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"