по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансы и управление
Правильная ссылка на статью:

Институт медиации в российском праве
Акопджанова Марианна Олеговна

кандидат юридических наук

старший преподаватель, Краснодарский государственный университет культуры и искусств

123022, Россия, г. Москва, ул. 2-я Звенигородская, 15

Akopdzhanova Marianna Olegovna

PhD in Law

Senior Educator, the department of Criminal and Penal law, Krasnodar State University of Culture and Art

350072, Russia, Krasnodar, 40-Let Pobedy Street 33

marian_15@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом настоящего исследования является рассмотрение правовых аспектов применения, роли и значения института медиации для развития общественных отношений, укрепления правовой культуры, эффективного соблюдения действующего российского законодательства. Судебное толкование, разъяснения высших судебных органов, данные по вопросам применения процедуры медиации, позволяют сформировать на практике единые критерии и правила достижения консенсуса (согласия) участников гражданского оборота, экономических отношений по всем ключевым вопросам осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности, позволяя, тем самым, унифицировать правоприменительную практику, что способно обеспечить максимально эффективную защиту прав и свобод граждан, законных интересов общества и государства. Методологической основой исследования явилась совокупность общенаучных и специальных методов постижения объективной социально-правовой действительности в исследуемой области: методы анализа, синтеза, систематизации и обобщения, формально-логический метод. В процессе исследования были определены функции и правовое значение, правовые последствия применения института медиации, исследованы разъяснения по вопросам формирования единообразной судебной практики, данные судебными органами. Выводы статьи могут быть полезны правоприменительным органам, студентам, аспирантам, а также всем интересующимся вопросам юриспруденции.

Ключевые слова: Закон, медиация, участники гражданского оборота, Экономические отношения, разрешение споров, деловая этика, судебная практика, медиативное соглашение, суд, третейский суд

DOI:

10.7256/2409-7802.2016.1.15818

Дата направления в редакцию:

10-07-2015


Дата рецензирования:

11-07-2015


Дата публикации:

26-12-2015


Abstract.

The subject of this research is the analysis of the legal aspects of the use, role and importance of mediation for the development of social relations, strengthening of legal culture and effective compliance with current Russian legislation. Judicial interpretation, clarification of the highest judicial authorities and available data on the application of the mediation procedure, allow to implement uniform criteria and rules for reaching consensus (agreement) of participants in civil transactions and economic relations with all the key issues of entrepreneurial and other economic activities, allowing, thus, to unify the law enforcement practice that is able to provide the most effective protection of the rights and freedoms of citizens and the legitimate interests of society and the state. The methodological basis of the study involves a set of general and special research methods for understanding objective socio-legal environment in the study area: methods of analysis, synthesis, systematization and generalization and formal-logical method. In the course of research the authors have defined functions and legal value as well as legal consequences of the use of mediation, have researched explanations on the formation of a uniform judicial practice provided by these judicial authorities. The conclusions of this article can be useful for law enforcement agencies, students, graduate students, and others interested in questions of jurisprudence.

Keywords:

law, mediation, the participants of the civil turnover, Economic relations, resolving disputes, business ethics, court practice, mediation agreement, court, arbitration court

Принятый 27 июля 2010 года Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее – Закон о медиации) направлен на создание правовых условий урегулирования споров с участием в качестве посредника независимого лица – медиатора, содействие развитию партнёрских деловых отношений, формирование этики делового оборота, гармонизацию социальных отношений.

Процедура медиации может быть применена к спорам, возникающим из гражданских правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также спорам, возникающим из трудовых правоотношений (за исключением коллективных трудовых споров) и семейных правоотношений. Процедура медиации не применяется к спорам, затрагивающим права и законные интересы третьих лиц, не участвующим в процедуре медиации, или публичные интересы.

К числу принципов медиации законодательством относятся: взаимное волеизъявление сторон на участие в процедуре; добровольность; конфиденциальность; сотрудничество и равноправие сторон; беспристрастность и независимость медиатора.

Введение в российское законодательство института медиации направлено на укрепление правовой культуры, развитие сотрудничества участников правоотношений.

Консенсус, соглашение (согласие), достигнутое в результате урегулирования споров в порядке медиации, именуется медиативным соглашением и влечёт наступление для участников установленных законом правовых последствий, то есть является юридическим фактом. К числу обязательных (существенных) условий медиативного соглашения относятся: письменная форма; сведения о сторонах, предмете спора, проведённой процедуре медиации, медиаторе; согласованные сторонами обязательства, условия и сроки их выполнения. Процедура медиации прекращается в день заключения сторонами медиативного соглашения.

В случае передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда, стороны вправе применить процедуру медиации в любой момент до принятия решения по спору соответствующим судом или третейским судом.

Закон о медиации предусматривает возможность утверждения судом или третейским судом в качестве мирового соглашения медиативного соглашения, достигнутого сторонами в результате процедуры медиации, проведенной после передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда. При этом подобное утверждение производится в соответствии с процессуальным законодательством, законодательством о третейских судах, законодательством о международном коммерческом арбитраже.

В соответствии с действующим законодательством медиативное соглашение по возникшему из гражданских правоотношений спору, достигнутое сторонами в результате процедуры медиации, проведенной без передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда, является гражданско-правовой сделкой, направленной на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей сторон, к которой могут применяться правила гражданского законодательства об отступном, о новации, о прощении долга, о зачете встречного однородного требования, о возмещении вреда. Соответственно защита прав, нарушенных в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения такой сделки, осуществляется предусмотренными гражданским законодательством способами.

Срок проведения медиации не может превышать шестидесяти дней. В исключительных случаях в связи со сложностью разрешаемого спора, с необходимостью получения дополнительной информации или документов срок проведения процедуры медиации может быть увеличен, но в совокупности не может превышать сто восемьдесят дней. Для проведения процедуры медиации после передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда максимальный срок данной процедуры составляет шестьдесят дней.

В случае достижения медиативного соглашения после передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда, как уже отмечалось, данное медиативное соглашение может быть утверждено в качестве мирового соглашения в соответствии с нормами процессуального законодательства.

Судебная практика изобилует многочисленными примерами установления сторонами в медиативном соглашении претензионного порядка урегулирования споров либо медиативной оговорки (см., например: Определение Арбитражного Суда Ростовской области по делу № А53-18815/2010 от 29 апреля 2011 года; Постановление Пятнадцатого Арбитражного апелляционного суда по делу № А32-35925/2010 от 21 июля 2011 года и др.). На страницах юридической печати данному вопросу также уделялось немалое внимание [1-2].

В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 июля 2014 года № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» мировое соглашение представляет собой сделку, к которой применяются нормы процессуального законодательства и гражданского (материального) права о договорах, в том числе правила о свободе договора (статья 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)). Такое соглашение, утверждённое арбитражным судом, знаменует прекращение спора (полностью или в части) на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок.

В соответствии с принципом свободы договора [13] мировое соглашение может содержать любые не противоречащие закону или иным правовым актам условия; стороны при заключении мирового соглашения вправе самостоятельно распоряжаться принадлежащими им материальными правами, свободно согласовывать условия мирового соглашения, в том числе в случае включения в мировое соглашение положений, связанных с заявленными требованиями, но не являвшихся непосредственно предметом судебного разбирательства.

При этом в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отмечается, что мировое соглашение в обязательном порядке должно содержать согласованные сторонами сведения о его условиях, отвечающие требованиям чёткости, ясности и определённости; условия о размере и сроках исполнения обязательств. Мировое соглашение должно быть исполнено с учетом правил о принудительном исполнении судебных актов [14].

Арбитражный суд при рассмотрении вопроса об утверждении мирового соглашения исследует фактические обстоятельства спора и представленные лицами, участвующими в деле, доводы и доказательства, даёт им оценку лишь в той степени и поскольку это необходимо для установления соответствия мирового соглашения требованиям закона и отсутствия нарушений прав и законных интересов других лиц, в частности, проверяет полномочия лиц, подготовивших проект мирового соглашения, наличие волеизъявления юридического лица на заключение мирового соглашения, наличие права на распоряжение имуществом, являющегося предметом соглашения, наличие обременения; устанавливает соответствие проекта мирового соглашения императивным нормам действующего законодательства, а также выявляет условия, затрагивающие права и законные интересы лиц, не участвующих в деле (с учетом положений п. 3 ст. 308 ГК РФ).

В случаях «трансформации» медиативного соглашения в мировое соглашение названные условия мирового соглашения полностью распространяются на медиативное соглашение, обретшее соответствующую процессуальную форму.

Медиатор вправе осуществлять деятельность как на профессиональной, так и на непрофессиональной основе. Деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации может осуществляться также организациями, созданными в форме ассоциаций (союзов) и в иных предусмотренных законодательством России формах с целью координации деятельности, разработки и унификации стандартов, правил и регламентов проведения процедуры медиации. Данные организации могут выступать в качестве членов саморегулируемых организаций медиаторов. Саморегулируемая организация медиаторов признаётся созданной со дня внесения сведений о ней в государственный реестр саморегулируемых организаций медиаторов и утрачивает соответствующий статус со дня исключения указанных сведений из данного реестра.

В качестве медиатора, осуществляющего деятельность на непрофессиональной основе, могут выступать лица, достигшие возраста восемнадцати лет, обладающие полной дееспособностью и не имеющие судимости. Профессиональным же медиатором может являться лицо, достигшее возраста двадцати пяти лет, имеющее высшее образование и получившее дополнительное профессиональное образование по вопросам применения процедуры медиации. Осуществление процедуры медиации, инициированной после передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда, может проводиться только медиаторами, осуществляющими свою деятельность на профессиональной основе.

Деятельность медиатора не признаётся предпринимательской деятельностью.

Медиатор не вправе являться представителем стороны; оказывать какой-либо из сторон юридическую, консультационную или иную помощь; осуществлять деятельность медиатора в случае наличия личной (прямой или косвенной) заинтересованности; разглашать публично сведения по существу спора, ставшие ему известными в результате осуществления деятельности по медиации, без согласия сторон. Медиатор несет ответственность перед сторонами за вред, причиненный в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей.

Закон также предусматривает возможность установления в соглашении сторон или в правилах проведения процедуры медиации, утвержденных организацией, осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, дополнительных требований к медиатору.

Процедура медиации прекращается со дня подписания заключённого сторонами медиативного соглашения; со дня заключения соглашения сторонами о прекращении процедуры медиации без достижения согласия по имеющимся разногласиям; в день направления заявления медиатора в письменной форме сторонам после консультаций с ними по поводу прекращения процедуры медиации ввиду нецелесообразности ее дальнейшего проведения; со дня получения медиатором заявления в письменной форме об отказе от продолжения процедуры медиации от одной, нескольких или всех сторон; со дня истечения срока проведения процедуры медиации.

Урегулирование споров посредством процедуры медиации имеет большое позитивное общественное значение и выполняет превентивную функцию, препятствуя «перерастанию» споров и конфликтов в уголовно-наказуемое деяние. В частности, только грамотное составление, заключение и выполнение гражданско-правовых договоров в результате применения процедуры медиации способно оказать необходимое влияние на правильное распределение налогового бремени [3-12] и выполнение налоговых обязательств, что, в свою очередь, препятствует совершению налоговых правонарушений и преступлений участниками экономических отношений. Аналогичное конструктивное влияние институт медиации оказывает также и на все иные сферы жизнедеятельности общества, стимулируя укрепление законности и правопорядка.

Библиография
1.
Нахов М.С. К вопросу о сущности медиативного соглашения // Арбитражный и гражданский процесс. – 2014.-№ 3. – С. 6-11.
2.
Фуртак А.А. Условия медиативного соглашения // Российская юстиция. – 2015.-№ 2. – С. 53-55.
3.
Акопджанова М.О. История развития уголовно-правового регулирования экономических отношений в России // Реформы и право. – 2009.-№4. – С.57-65.
4.
Акопджанова М.О. Критерии эффективности диспозиции уголовно-правовой нормы // Право и политика. – 2015.-№ 1. – С. 64-68. DOI: 10.7256/1811-9018.2015.1.10656
5.
Акопджанова М.О. Формирование современного законодательства Российской Федерации об уголовной ответственности за преступления против установленного порядка уплаты налогов и сборов // Право и политика. – 2013.-№ 8. – С. 1022-1026. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.8.8390
6.
Акопджанова М.О. О разграничении уклонения от уплаты налогов и правомерной налоговой оптимизации // Уголовное право. – 2010.-№ 2. – С. 4-8.
7.
Акопджанова М.О. Воплощение принципа верховенства права в законодательстве и правоприменительной деятельности // Административное и муниципальное право. – 2014.-№ 2. – С. 186-189. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.2.10825
8.
Акопджанова М.О. О роли уголовно-правовой науки в законотворческом процессе // Политика и общество. – 2014.-№ 1. – С. 76-81. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.1.9217
9.
Акопджанова М.О. Основные характеристики и параметры преодоления налоговой преступности // Финансы и управление. – 2013.-№ 3. – С. 25-36. DOI: 10.7256/2306-4234.2013.3.8396. URL: http://e-notabene.ru/fls/article_8396.html
10.
Акопджанова М.О. О введении в законодательство России о налогах и сборах института налогового мониторинга // Финансы и управление. – 2014.-№ 2. – С. 46-52. DOI: 10.7256/2306-4234.2014.2.13633. URL: http://e-notabene.ru/fls/article_13633.html
11.
Акопджанова М.О. Уголовное законодательство России о налоговых преступлениях в советский период // Финансы и управление. – 2013.-№ 4. – С. 30-36. DOI: 10.7256/2306-4234.2013.4.8391. URL: http://e-notabene.ru/fls/article_8391.html
12.
Акопджанова М.О. Правовая охрана банковской деятельности: новое в законодательстве // Вопросы безопасности. – 2014.-№ 4. – С. 91-103. DOI: 10.7256/2409-7543.2014.4.13374. URL: http://e-notabene.ru/nb/article_13374.html
13.
Акопджанова М.О. Принцип свободы гражданско-правового договора и его уголовно-правовая охрана // Право и политика. – 2014.-№ 12. – С. 1946-1949. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.12.11940
14.
Акопджанова М.О. Правовое обеспечение функционирования института компенсации за нарушение права на исполнение судебного акта в разумный срок // NB: Административное право и практика администрирования. – 2014.-№ 5. – С. 32-36. DOI: 10.7256/2306-9945.2014.5.13930. URL: http://e-notabene.ru/al/article_13930.html
15.
Селезнев В.А. Особенности института медиации в законодательстве некоторых государств ближнего зарубежья // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения / Journal of foreighn legislation and comparative law.-2014.-№ 1.-C. 110-116.
References (transliterated)
1.
Nakhov M.S. K voprosu o sushchnosti mediativnogo soglasheniya // Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess. – 2014.-№ 3. – S. 6-11.
2.
Furtak A.A. Usloviya mediativnogo soglasheniya // Rossiiskaya yustitsiya. – 2015.-№ 2. – S. 53-55.
3.
Akopdzhanova M.O. Istoriya razvitiya ugolovno-pravovogo regulirovaniya ekonomicheskikh otnoshenii v Rossii // Reformy i pravo. – 2009.-№4. – S.57-65.
4.
Akopdzhanova M.O. Kriterii effektivnosti dispozitsii ugolovno-pravovoi normy // Pravo i politika. – 2015.-№ 1. – S. 64-68. DOI: 10.7256/1811-9018.2015.1.10656
5.
Akopdzhanova M.O. Formirovanie sovremennogo zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii ob ugolovnoi otvetstvennosti za prestupleniya protiv ustanovlennogo poryadka uplaty nalogov i sborov // Pravo i politika. – 2013.-№ 8. – S. 1022-1026. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.8.8390
6.
Akopdzhanova M.O. O razgranichenii ukloneniya ot uplaty nalogov i pravomernoi nalogovoi optimizatsii // Ugolovnoe pravo. – 2010.-№ 2. – S. 4-8.
7.
Akopdzhanova M.O. Voploshchenie printsipa verkhovenstva prava v zakonodatel'stve i pravoprimenitel'noi deyatel'nosti // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2014.-№ 2. – S. 186-189. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.2.10825
8.
Akopdzhanova M.O. O roli ugolovno-pravovoi nauki v zakonotvorcheskom protsesse // Politika i obshchestvo. – 2014.-№ 1. – S. 76-81. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.1.9217
9.
Akopdzhanova M.O. Osnovnye kharakteristiki i parametry preodoleniya nalogovoi prestupnosti // Finansy i upravlenie. – 2013.-№ 3. – S. 25-36. DOI: 10.7256/2306-4234.2013.3.8396. URL: http://e-notabene.ru/fls/article_8396.html
10.
Akopdzhanova M.O. O vvedenii v zakonodatel'stvo Rossii o nalogakh i sborakh instituta nalogovogo monitoringa // Finansy i upravlenie. – 2014.-№ 2. – S. 46-52. DOI: 10.7256/2306-4234.2014.2.13633. URL: http://e-notabene.ru/fls/article_13633.html
11.
Akopdzhanova M.O. Ugolovnoe zakonodatel'stvo Rossii o nalogovykh prestupleniyakh v sovetskii period // Finansy i upravlenie. – 2013.-№ 4. – S. 30-36. DOI: 10.7256/2306-4234.2013.4.8391. URL: http://e-notabene.ru/fls/article_8391.html
12.
Akopdzhanova M.O. Pravovaya okhrana bankovskoi deyatel'nosti: novoe v zakonodatel'stve // Voprosy bezopasnosti. – 2014.-№ 4. – S. 91-103. DOI: 10.7256/2409-7543.2014.4.13374. URL: http://e-notabene.ru/nb/article_13374.html
13.
Akopdzhanova M.O. Printsip svobody grazhdansko-pravovogo dogovora i ego ugolovno-pravovaya okhrana // Pravo i politika. – 2014.-№ 12. – S. 1946-1949. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.12.11940
14.
Akopdzhanova M.O. Pravovoe obespechenie funktsionirovaniya instituta kompensatsii za narushenie prava na ispolnenie sudebnogo akta v razumnyi srok // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. – 2014.-№ 5. – S. 32-36. DOI: 10.7256/2306-9945.2014.5.13930. URL: http://e-notabene.ru/al/article_13930.html
15.
Seleznev V.A. Osobennosti instituta mediatsii v zakonodatel'stve nekotorykh gosudarstv blizhnego zarubezh'ya // Zhurnal zarubezhnogo zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya / Journal of foreighn legislation and comparative law.-2014.-№ 1.-C. 110-116.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"