Статья 'Проблемы правового регулирования налогообложения добычи подземных вод' - журнал 'Финансы и управление' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Финансы и управление
Правильная ссылка на статью:

Проблемы правового регулирования налогообложения добычи подземных вод

Данилова Наталья Владимировна

кандидат юридических наук

доцент, Тюменский государственный университет

625000, Россия, г. Тюмень, ул. Ленина, 38

Danilova Natalia Vladimirovna

PhD in Law

Docent, the department of Administrative and Financial Law, Tyumen State University

625000 Russia, Tyumen, Lenina Street 38

nvdanilova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-4234.2014.3.13545

Дата направления статьи в редакцию:

08-11-2014


Дата публикации:

22-11-2014


Аннотация.

Предметом исследования являются вопросы надлежащего определения плательщиков водного налога при добыче подземных вод. В настоящее время имеет место терминологические нестыковки между нормами налогового, водного законодательства и законодательства о недрах. Налоговый кодекс РФ базируется на терминологии водного законодательства. В то время как водное законодательство основания и порядок возникновения права пользования подземными водными объектами не регламентирует. Цель исследования – предложить пути устранения пробелов в действующем налоговом законодательстве . В ходе исследования были использованы как общенаучные, так и частно-научные методы научного познания: диалектический, формально-логический, формально-юридический, сравнительно-правовой. Показана дифференциация налогообложения в зависимости от вида подземных вод (питьевые, технические, минеральные, промышленные и другие). На основе толкования норм водного, горного и налогового законодательства и практики его применения сделан вывод о наличии правового пробела в налоговом законодательстве в части налогообложения добычи питьевых и технических вод водным налогом. Обоснована несостоятельность правовой позиции налоговых органов по данному вопросу. Сформулированы предложения по изменению и дополнению главы 26 Налогового кодекса Российской Федерации «Налог за добычу полезных ископаемых».

Ключевые слова: подземные воды, водный налог, водопользователи, недропользователи, добыча подземных вод, водное законодательство, законодательство о недрах, налоговый кодекс, плательщик водного налога, налог на добычу

Abstract.

The subject matter of this research is the issues related to the due identification of the payers of the water tax in case of underground water production. Currently, there ate terminological mismatches between the rules of tax law, water law and the subsurface law. The Russian Tax Code is based on the terminology of water law. At the same time, the water law does not regulate the basis and the procedure for the creation of the right to use the underground water bodies. The objective of this research is to suggest the ways to bridge the gaps in the existing tax law. In this research, the general scientific and private scientific research methods were used: dialectical, formal logic, formal legal, comparative legal methods. the article shows the taxation differentiation depending on the type of underground water (potable, technical, mineral, industrial etc.). On the basis of the interpretation of the rules of water law, mining law and tax law and practice of application thereof, it makes the conclusion concerning the existence of a legal gap in the tax law as relates to the taxation of production of potable and technical waters with water tax. It also substantiates the inconsistency of the legal position of tax authorities in relation to this matter. The author makes suggestions related to changes and additions to Chapter 26 of the Tax Code of the Russian Federation “Severance Tax”.

Keywords:

underground waters, water tax, water users, subsurface users, underground water production, water law, subsurface law, tax code, water tax payers, severance tax

Правильное понимание и применение норм законодательства, устанавливающего налоги и сборы в области природопользования, зачастую базируется на правильной интерпретации норм природоресурсных отраслей права (земельного, водного, горного, фаунистического). В основе построения системы природоресурсного права лежит принцип дифференциации, согласно которому правовое регулирование использования и охраны различных компонентов природной среды осуществляется (относительно) самостоятельными отраслями права и законодательства [8] Данная система складывалась естественным образом на протяжении нескольких столетий. И только в ХХ веке была предпринята попытка интеграции правового регулирования сферы охраны природной среды от негативного воздействия хозяйственной деятельности человека. Интеграционный подход вполне оправдан для решения природоохранных задач, поскольку позволяет учесть взаимосвязи внутри естественных экосистем [7]. Однако он оказывается бесполезен, а в отдельных случаях даже вреден, когда применяется в области природопользования. Так, попытка в 90-х годах ввести в практику лицензии на комплексное природопользование обернулась многократным усложнением процедуры лицензирования. Комплексная лицензия выдавалась хозяйствующему субъекту только при условии предварительного получения лицензий на отдельные виды природопользования.

Вместе с тем, следует учитывать, что некоторые природные объекты в силу своих особенностей не могут быть однозначно отнесены к одному компоненту природной среды. Ярким примером тому служат подземные воды, которые, с одной стороны, являются разновидностью водных ресурсов, а с другой, – залегающими в недрах полезными ископаемыми. Соответственно, отношения по использованию и охране подземных вод являются предметом регулирования как водного, так и горного законодательства. Так, Водный кодекс Российской Федерации [2] (далее – ВК РФ) подразделяет все водные объекты на поверхностные и подземные, относя к последним бассейны подземных вод и водоносные горизонты (п.п. 1, 5 ст. 5). В то же время Закон РФ «О недрах» [3] , говоря в преамбуле об отношениях, входящих в предмет регулирования данного Закона, указывает среди прочих объектов отношений недропользования подземные воды.

В период действия Водного кодекса РФ от 16 ноября 1995 г. № 167-ФЗ [1] (далее – ВК РФ 1995 г.) такое двойное правового регулирование, без установления приоритета действия той или иной отрасли, порождало многочисленные коллизии. Детальный анализ указанных коллизий провел Д.В. Хаустов [11]. Действующий ВК РФ устранил многие проблемы, установив приоритет законодательства о недрах в регулировании имущественных отношений, возникающих при использовании подземных водных объектов. В частности, четко определено, что формы собственности на подземные водные объекты, основания возникновения и прекращения прав пользования подземными водными объектами, регулируется законодательством о недрах (п. 6 ст. 8, п. 3 ст. 9, п. 2 ст. 10 ВК РФ).

К сожалению, законодатель недостаточно внимательно подошел к другой немаловажной проблеме – приведению в соответствие с этими приоритетами норм налогового законодательства.

Налоговые платежи за добычу подземных вод взимаются как в соответствии с главой 25.2 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ) «Водный налог», так и в соответствии с главой 26 НК РФ «Налог на добычу полезных ископаемых» [5]. В силу ст. 333.9 НК РФ объектами налогообложения водным налогом является забор воды из подземных водных объектов, за исключением вод, содержащих полезные ископаемые (т.е. промышленных вод), содержащих природные лечебные ресурсы (минеральных вод) и термальных вод. В ст. 337 НК РФ, напротив, в числе видов добытых полезных ископаемых называет промышленные, минеральные и термальные воды. Иные подземные воды по смыслу данной статьи к полезным ископаемым не относятся, а значит, по всей логике их добыча не должна подлежать обложению налогом на добычу полезных ископаемых. Из сопоставления этих норм можно сделать вывод, что в случае добычи питьевых и технических вод пользователи должны уплачивать водный налог.

Виды подземных вод регламентированы на уровне государственных стандартов и классификаторов полезных ископаемых [4, 6]:

питьевые - воды, в которых бактериологические, органолептические показатели и показатели токсических химических веществ находятся в пределах норм питьевого водоснабжения. Питьевые подземные воды могут использоваться для хозяйственно-питьевого водоснабжения городских и сельских населенных пунктов, для технологического обеспечения водой промышленных и сельскохозяйственных объектов, в том числе орошения земель и обводнения пастбищ, для производства пищевой продукции, для розлива в целях реализации;

технические - воды, кроме питьевых, минеральных и промышленных, пригодные для использования в экономике. Технические воды могут использоваться для технологического обеспечения водой промышленных и сельскохозяйственных объектов, в том числе орошения земель и обводнения пастбищ, для разработки месторождений полезных ископаемых, для иных целей;

минеральные - природные воды, оказывающие на организм человека лечебное действие, обусловленное основным ионно-солевым и газовым составом, повышенным содержанием биологически активных компонентов и специфическими свойствами (радиоактивность, температура, реакция среды). Минеральные воды подразделяются на минеральные бальнеологические – воды, предназначенные для наружного применения, характеризующиеся наличием биологически активных газов, специфических микрокомпонентов, и минеральные питьевые лечебные и лечебно-столовые – воды, предназначенные для внутреннего применения, имеющие минерализацию от 10 г/куб. дм до 15 г/куб. дм (лечебные), и от 1 г/куб. дм до 10 г/куб. дм (лечебно-столовые). Минеральные воды могут использоваться для бальнеотерапевтического применения, а также для розлива (расфасовки) в целях реализации;

теплоэнергетические (термальные) - воды, теплоэнергетические ресурсы которых могут быть использованы для теплоснабжения, горячего водоснабжения и получения электроэнергии; температура таких вод должна быть более 35 градусов;

промышленные - воды, компонентный состав и ресурсы которых достаточны для извлечения компонентов в промышленных масштабах (йодные, бромные, йодно-бромные).

Следует учитывать, что гл. 25.3 и 26 НК РФ различным образом определяют плательщиков НДПИ и водного налога. В соответствии со ст. 334 НК РФ налогоплательщиками налога на добычу полезных ископаемых признаются организации и индивидуальные предприниматели, признаваемые пользователями недр в соответствии с законодательством РФ. Согласно ст. 9 и 11 Закона РФ «О недрах» пользователями недр признаются владельцы лицензий на право пользования недрами. Права и обязанности пользователя недр возникают с момента государственной регистрации лицензии на право пользования участком недр. Таким образом, в случае осуществления деятельности лица на отдельном участке недр без наличия соответствующей лицензии обязанность по уплате НДПИ на указанном участке недр отсутствует. Необходимые разъяснения по данному вопросу были даны в Письме ФНС России от 16 августа 2006 г. № ММ-6-21/816 «О безлицензионном пользовании недрами», Письме Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ от 20 июля 2009 г. № 03-06-06-01/16.

Согласно ст. 333.8 НК РФ налогоплательщиками водного налога признаются организации и физические лица, осуществляющие специальное и (или) особое водопользование в соответствии с законодательством РФ. Как видим, приведенная норма плательщиков водного налога определяет через понятия специальное и особое водопользование. Данные термины использовались в ВК РФ 1995 г. Под специальным водопользованием понималось использование водных объектов с применением сооружений, технических средств и устройств. Министерством природных ресурсов РФ был утвержден перечень видов специального водопользования, согласно которому последнему относилась и добыча подземных вод [10]. Основанием для специального водопользования выступала лицензия и заключенный в соответствии с ней договор пользования водным объектом (ст. 86 ВК РФ 1995 г.). Для обеспечения нужд обороны, федеральных энергетических систем, федерального транспорта, а также для иных государственных и муниципальных нужд водные объекты, могли предоставляться в особое пользование по решению Правительства РФ или органов исполнительной власти субъектов РФ (ст. 87 ВК РФ 1995 г.). На основании решения выдавалась лицензия и заключался договор на водопользование.

Фактически до 1 января 2007 г. пользователи подземных водных объектов осуществляли свою деятельность на основании лицензий на недропользование; лицензии на водопользование, несмотря на то, что этого требовал ВК РФ 1995 г., пользователи не получали. Данный факт позволяет органам государственной власти в настоящее время утверждать, что нормативная база взимания водного налога в отношении такого водопользования не изменилась. Исходя из этого, Минфин РФ полагает, что «водопользователи, осуществляющие пользование подземными водными объектами, являются плательщиками водного налога на основании лицензий на право пользования недрами в целях добычи подземных вод, выданных как до 1 января 2007 года, так и после этого срока» [9].

Вряд ли можно согласиться с таким расширительным толкованием закона. Ни действующее водное законодательство, ни тем более законодательство о недрах не содержат терминов «специальное» и «особое» водопользование. Поэтому лиц, осуществляющих добычу подземных вод на основании лицензий на недропользование, выданных после 1 января 2007 г., нельзя считать «специальными водопользователями». В противном случае мы применяем к возникшим отношениям нормы недействующего законодательства, что противоречит общепризнанным правилам действия закона во времени.

Изучение судебно-арбитражной практики показывает, что суды в большинстве случаев разделяют точку зрения Минфина РФ и признают лиц, добывающих подземные воды на основании лицензий на недропользование, плательщиками водного налога. Однако во всех проанализированных нами судебных решениях рассматривается ситуация, при которой право на добычу возникло до 1 января 2007 г., т.е. когда добыча подземных вод трактовалось действующим на тот момент законодательством как специальное водопользование. Так, в своем Постановлении от 12 октября 2011 г. № Ф09-6620/11 ФАС Уральского округа указывает следующее: «Судами установлено, что правоотношения, связанные с осуществлением обществом водопользования подземными водными объектами, возникли на основании лицензии, выданной до 01.01.2007, срок ее действия в спорный период не истек, сведений об изменении по инициативе общества условий и сроков использования водных объектов в материалы дела не представлено.Таким образом, после 01.01.2007 (вступления в силу ВК РФ) водопользователи, осуществляющие пользование подземными водными объектами на основании лицензий на водопользование, сохраняют статус лиц, осуществляющих специальное водопользование и соответственно налогоплательщиков водного налога». Аналогичная позиция изложена в Постановлении ФАС Уральского округа от 9 декабря 2010 г. № Ф09-10197/10-С3, Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 июля 2011 г. № 09АП-14265/2011-АК.

Пунктом 1 ст 17 НК РФпредусмотрено, что налог считается установленным лишь в том случае, когда определены налогоплательщики и элементы налогообложения.Общие начала налогового законодательства гласят, что акты законодательства о налогах и сборах должны быть сформулированы таким образом, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить. Все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (ст. 3 НК РФ). Учитывая изложенное, полагаем, что лица, добывающие подземные воды на основании лицензии на недропользование, выданных после 1 января 2007 г., плательщиками водного налога не являются.

Введя договорную плату за пользование поверхностными водными объектами, с одной стороны, и отнеся право пользования подземными водными объектами к сфере действия законодательства о недрах, с другой стороны, законодатель тем самым ясно выразил свое намерение отказаться со временем от водного налога. В связи с этим логично распространить гл. 26 «Налог на добычу полезных ископаемых» НК РФ на добычу всех подземных вод. Для этого требуется, прежде всего, внести изменения в ст. 337 НК РФ, определяющую виды полезных ископаемых, облагаемых налогом. Подпункт 15 п.2 ст. 337 возможно изложить в следующей редакции: «подземные питьевые, технические, минеральные, промышленные и термальные воды, добываемые в целях последующей реализации».

Ставки НДПИ установлены на следующем уровне (ст. 342 НК РФ): 5,5 процента - при добыче подземных промышленных и термальных вод; 7,5 процента - при добыче минеральных вод. Нулевая ставка установлена при добыче: подземных вод, содержащих полезные ископаемые (промышленных вод), извлечение которых связано с разработкой других видов полезных ископаемых, и извлекаемых при разработке месторождений полезных ископаемых, а также при строительстве и эксплуатации подземных сооружений; минеральных вод, используемых налогоплательщиком исключительно в лечебных и курортных целях без их непосредственной реализации (в том числе после обработки, подготовки, переработки, розлива в тару); подземных вод, используемых налогоплательщиком исключительно в сельскохозяйственных целях, включая орошение земель сельскохозяйственного назначения, водоснабжение животноводческих ферм, животноводческих комплексов, птицефабрик, садоводческих, огороднических и животноводческих объединений граждан. Заметим, что в последнем случае речь может идти только о добыче питьевых или технических вод, т.е. мы уже сейчас наблюдаем в гл. 26 НК РФ внутреннюю коллизию.

Считаем необходимым дополнить ст. 342 НК РФ, установив ставки налога для добычи технических и питьевых вод. Целесообразно сохранить сложившийся уровень налогообложения, в том числе и льготную ставку для организаций, осуществляющих водоснабжение населения. Для минеральных, промышленных и термальных вод налоговая база определена как стоимость добытых вод (ст. 338 НК РФ). В принципе налоговой базой для подземных вод может стать и количество добываемой воды, это не противоречит общим подходам, изложенным в ст. 338 НК РФ. Введение такого правила может способствовать значительному упрощению расчета налоговой базы для налогоплательщиков, которые должны будут только обеспечить надлежащую работу водоизмерительных приборов на скважине и первичный учет добываемых вод.

Полагаем, что изложенные нами предложения позволят устранить двойственное толкование норм, содержащихся в налоговом законодательстве, и повысят эффективность налогообложения добычи подземных вод.

Библиография
1.
Водный кодекс Российской Федерации от 16 ноября 1995 г. № 167-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1995. № 47. Ст. 4471. (Утратил силу).
2.
Водный кодекс Российской Федерации от 3 июня 2006 г. № 74-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2006. № 23. Ст. 2381.
3.
Закон Российской Федерации «О недрах» от 21 февраля 1992 г. № 2395-1 // Собрание законодательства РФ. 1995. № 10. Ст. 823.
4.
Межгосударственный стандарт ГОСТ 13273-88 «Воды минеральные питьевые лечебные и лечебно-столовые. Технические условия». Утвержден Постановлением Госстандарта СССР от 17 марта 1988 г. № 603 (с изм. от 30 мая 2002 г.). – М.: ИПК Издательство стандартов, 2003.
5.
Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть вторая от 5 августа 2000 г. № 117-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2000. № 32. Ст. 3340.
6.
Общероссийский классификатор полезных ископаемых и подземных вод. ОК 032-2002. Утвержден Постановлением Госстандарта РФ от 25 декабря 2002 г. № 503. – М.: ИПК Издательство стандартов, 2003.
7.
Петров В.В. Экология и право. – М., 1981. 223 c.
8.
Петров Д.Е. К вопросу о соотношении понятий «дифференциация права» и «специализация законодательства» // Право и политика.-2014.-11.-C. 1798-1803. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.11.13363.
9.
Письмо Минфина РФ от 12 октября 2007 г. № 03-06-03-02/14 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс».
10.
Приказ МПР РФ «Об утверждении перечня видов специального водопользования от 23 марта 2005 г. № 70 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. № 24. (Утратил силу).
11.
Хаустов Д.В. Проблемы соотношения водного законодательства и законодательства о недрах при добыче подземных вод // Экологическое право. 2005. № 1. С. 45-54.
References (transliterated)
1.
Vodnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 16 noyabrya 1995 g. № 167-FZ // Sobranie zakonodatel'stva RF. 1995. № 47. St. 4471. (Utratil silu).
2.
Vodnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 3 iyunya 2006 g. № 74-FZ // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2006. № 23. St. 2381.
3.
Zakon Rossiiskoi Federatsii «O nedrakh» ot 21 fevralya 1992 g. № 2395-1 // Sobranie zakonodatel'stva RF. 1995. № 10. St. 823.
4.
Mezhgosudarstvennyi standart GOST 13273-88 «Vody mineral'nye pit'evye lechebnye i lechebno-stolovye. Tekhnicheskie usloviya». Utverzhden Postanovleniem Gosstandarta SSSR ot 17 marta 1988 g. № 603 (s izm. ot 30 maya 2002 g.). – M.: IPK Izdatel'stvo standartov, 2003.
5.
Nalogovyi kodeks Rossiiskoi Federatsii. Chast' vtoraya ot 5 avgusta 2000 g. № 117-FZ // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2000. № 32. St. 3340.
6.
Obshcherossiiskii klassifikator poleznykh iskopaemykh i podzemnykh vod. OK 032-2002. Utverzhden Postanovleniem Gosstandarta RF ot 25 dekabrya 2002 g. № 503. – M.: IPK Izdatel'stvo standartov, 2003.
7.
Petrov V.V. Ekologiya i pravo. – M., 1981. 223 c.
8.
Petrov D.E. K voprosu o sootnoshenii ponyatii «differentsiatsiya prava» i «spetsializatsiya zakonodatel'stva» // Pravo i politika.-2014.-11.-C. 1798-1803. DOI: 10.7256/1811-9018.2014.11.13363.
9.
Pis'mo Minfina RF ot 12 oktyabrya 2007 g. № 03-06-03-02/14 // Spravochnaya pravovaya sistema «Konsul'tantPlyus».
10.
Prikaz MPR RF «Ob utverzhdenii perechnya vidov spetsial'nogo vodopol'zovaniya ot 23 marta 2005 g. № 70 // Byulleten' normativnykh aktov federal'nykh organov ispolnitel'noi vlasti. 2005. № 24. (Utratil silu).
11.
Khaustov D.V. Problemy sootnosheniya vodnogo zakonodatel'stva i zakonodatel'stva o nedrakh pri dobyche podzemnykh vod // Ekologicheskoe pravo. 2005. № 1. S. 45-54.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"