Статья 'Типологизация современных концепций метафилософии' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

Типологизация современных концепций метафилософии

Миронова Алина Михайловна

ORCID: 0000-0002-6651-849X

специалист по учебно-методической работе, Южный федеральный университет

344065, Россия, Ростовская область, г. Ростов-На-Дону, пер. Днепровский, 116, оф. а

Mironova Alina Mikhailovna

Specialist in Educational and Methodological Work, Southern Federal University

344065, Russia, Rostov region, Rostov-On-Don, lane. Dneprovsky, 116, of. a

woinova@yandex.ru

DOI:

10.7256/2454-0757.2023.10.44170

EDN:

JSOJDD

Дата направления статьи в редакцию:

29-09-2023


Дата публикации:

06-11-2023


Аннотация: Предметом исследования являются концепты "метафилософии" в работах нескольких современных отечественных и зарубежных ученых-метафилософов. Актуальность статьи обусловлена наличием разнообразия метафилософских концепций, которые, преследуя одну общую цель – понять и объяснить, что есть философия, приходят к различным и зачастую, противоречивым выводам. В статье преследуется цель сравнить метафилософские концепции отечественных и зарубежных авторов (Т. И. Ойзермана, М. К. Мамардашвили, Ж. Делеза и Ф. Гваттари, Т. Уильямсона и Н. Решера) по определенным критериям. В рамках поставленной задачи предполагается выявить сущностные характеристики понятия «философии» перечисленных авторов и предложить вариант типологии современных концепций метафилософии. В статье используется метод компаративистского анализа. Новизна исследования заключается в том, что автор, анализируя существующие типологии метафилософских концепций, (по понятийному и по методологическому признаку), предлагает третий вариант типологии – по отношению к возможности прогресса в философии и ее перспективах. Автор обращает внимание, что понимание метафилософии в концепциях рассматриваемых ученых (Ойзермана, Уильямсона, Решера, Делез и Гваттари) обнаруживает интересные параллели и столкновения. Автор приходит к выводу, что, для того, чтобы глубже понять природу метафилософии, необходимо выявить сущностные характеристики понятия метафилософии в концепциях разных ученых. Картина метафилософии оказывается разнообразной и противоречивой, ведь согласно рассмотренным авторам, метафилософия -«кабинетна»; - плюралистична; - «апорична»; - саморефлексивна; - диалектична; - находится в постоянном развитии; - руководствуется принципами прагматизма и эффективности; -способна давать удовлетворительные ответы на актуальные вопросы; -не является абсолютно рациональной, но содержит элемент интуиции.


Ключевые слова:

метафилософия, философия философии, компаративный анализ, прогресс в философии, типология, методология философии, диалектика, Ойзерман, Мамардашвили, сущность метафилософии

Информация о финансировании
«Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда № 23-28-00023, http://rscf.ru/project/23-20-00023/» в Южном федеральном университете»

Abstract: The subject of the study is the concepts of "metaphilosophy" in the works of several modern domestic and foreign scientists-metaphilosophists. The relevance of the article is due to the presence of a variety of metaphilosophical concepts, which, pursuing one common goal – to understand and explain what philosophy is, come to different and often contradictory conclusions. The article aims to compare the metaphilosophical concepts of domestic and foreign authors (T. I. Oizerman, M. K. Mamardashvili, J. Deleuze and F. Guattari, T. Williamson and N. Rescher) according to certain criteria. Within the framework of the task, it is proposed to identify the essential characteristics of the concept of "philosophy" of the listed authors and to propose a variant of the typology of modern concepts of metaphilosophy. The article uses the method of comparative analysis. The novelty of the research lies in the fact that the author, analyzing the existing typologies of metaphilosophical concepts (on a conceptual and methodological basis), offers a third variant of the typology in relation to the possibility of progress in philosophy and its prospects. The author draws attention to the fact that the understanding of metaphilosophy in the concepts of the scientists under consideration (Oiserman, Williamson, Rescher, Deleuze and Guattari) reveals interesting parallels and collisions. The author comes to the conclusion that in order to better understand the nature of metaphilosophy, it is necessary to identify the essential characteristics of the concept of metaphilosophy in the concepts of different scientists. The picture of metaphilosophy turns out to be diverse and contradictory, because according to the authors considered, metaphilosophy is "cabinet"; - pluralistic; - "aporic"; - self-reflexive; - dialectical; - is in constant development; - guided by the principles of pragmatism and efficiency; - able to give satisfactory answers to current questions; - is not absolutely rational, but contains an element of intuition.


Keywords:

metaphilosophy, philosophy of philosophy, comparative analysis, progress in philosophy, typology, methodology of philosophy, dialectics, Oiserman, mamardashvili, the essence of metaphilosophy

Вопреки предсказаниям Ф. Ницше, философия не исчезла, [1] но, в XIX -XX вв. претерпевала значительные трансформации, делая уклон то в социологию, то в политэкономию, то искала себя в феноменологии, то в экзистенциализме и позитивизме. Cитуация плюрализма теорий, направлений, школ, разобщенных и занимающихся каждая своим «делом», сложилась с переходом от классической философии к неклассической, ввиду утраты единого предметного поля философии, которым характеризовалась классическая философия. В классической философии различные философские школы и направления «пели в унисон», т.к. имели один предмет, и даже противоположные философские позиции, дополняя друг друга, помогали раскрыть единое содержание. Начиная с XIX века парадигма классической философии теряет свою актуальность; на смену ей приходит неклассическая философия, в которой различные философские направления сосредоточивают свое внимание на отдельных фрагментах бывшего прежде единым предмета философии. В сложившейся ситуации актуальной становится идея «метафилософии», как интегративного явления, необходимого для подведения к «общему знаменателю» изолированных философских направлений.

Моррис Лазеровитц ввел понятие «метафилософия» в научный оборот в 1940 г. с целью подчеркнуть различие между традиционной (описательной) и подлинной (рефлексивной) философией, и если первая пытается «сообщить что-то о мире», то вторая задача второй состоит в том, чтобы понять, почему философы вообще философствуют». [2]

В эпоху постнеклассической философии потребность в метафилософии усиливается, ведь на сцену выходят не только новые философские направления, но философия охотно обращается к эмпирическим исследованиям, экспериментам, данным естественных наук. В постнеклассическую эпоху происходит интеграция научных дисцилин, укрепляется диалог между разными видами знания, и в философии появляется потребность в интегрирующей, рефлексирующей, структурирующей, «нормативной» дисциплине. Кроме того, современная ситуация в философии характеризуется не только плюрализмом философских теорий, методологическим многообразием, но и «размытостью» понятия философия. В наше время не совсем ясно положение, или статус философии в современном мире, - если раньше «все науки существовали в лоне целостного философского знания, то теперь философия отдала им все свои владения, сама оставшись неопределенной. Роль универсальной онтологии заняла физика, теорией познания занимаются психология и нейронаука, общество исследует социология и т. д. Отсюда и невольное ощущение кризисности философского знания». [3]

Преодолеть кризис, вернуть былой статус, или найти новую идентичность, философия может, поняв, что она есть в современном мире. Метафилософия – явление, которое закономерно появилось в кризисную эпоху, как ответ на запрос философии о ее сущности, методах, месте в мире и перспективах.

Вопросы об актуальности и востребованности философии неоднократно обсуждались. Согласно утверждению Т.И. Ойзермана, философия помогает постичь будущее не только философии, но и общества. [4] Ж. Делез и Ф. Гваттари, указывая на динамичность современной философии, которая идет в ногу со временем, реагирует на достижения в естественно-научной и других областях знания, пишут: «Дело философии не созерцать вечное и не рефлексировать историю, а диагностировать актуальные становления... в каждом настоящем или прошлом» [5]

Метафилософия – не просто компиляция ответов на вопрос «что есть философия?» разных авторов, не выборка наиболее «удачных», или лаконичных вариантов ответов. Метафилософия — это поиск ответов на вопрос «как возможна философия?», рефлексия философии над собой, поиск идентичности, поиск собственных пределов, сопоставление с другими формами знания и культуры, а также прогнозирование будущего философии.

Предметом метафилософии является философия, отдельные философские учения, авторские «философии». Предмет истории философии и метафилософии один и тот же – философские учения во всем своем многообразии; так в чем же специфика каждого из них? По словам В. В. Васильева, «история философии … поставляет такой материал, помогающий увидеть за частностями философских теорий некие сущностные черты, которые нужны метафилософу для нормативных рассуждений о философии [6]. Если метафилософия занимается разработкой нормативных суждений о философии, то, в таком случае, чем она отличается от методологии философии? Согласно В. Н. Порусу, в метафилософии реализуется способность философской методологии к саморефлексии; метафилософия является ее «самосознанием». [7].

Несмотря на относительную «молодость», метафилософия уже обросла множеством концепций, в которых мы встречаем противоречивые трактовки философии, ее сущности, задач. Метафилософия рефлексивна по своей сути и единство в ее понимании невозможно, а плюрализм является необходимым; плюрализм концепций — это «объективное условие ее существования, а вовсе не результат заблуждений отдельных авторов». [8] С другой стороны, обилие и противоречивость материала создают определенные сложности в его постижении. С целью упорядочения существующих концепций метафилософии, автор предпринял попытку сопоставить метафилософские концепции отечественных и зарубежных авторов (Т. И. Ойзермана, М. К. Мамардашвили, Ж. Делеза и Ф. Гваттари, Н. Решера и Т. Уильямсона) по определенным критериям. Советские и европейские философы творили примерно в одно время, (за исключением их младшего современника Т. Уильямсона), и их объединяет то, что в их работах философия снова «становится философией», цельной, всеобъемлющей, (как во времена классической философии); хотя, ее методы у авторов разнятся. Круг ученых, исследующих вопросы метафилософии, очень широк, и выбор перечисленных персоналий объясняется, в том числе, наличием в их концепциях точек пересечения, (а также столкновения), относительно места философии в современном мире, ее методов и перспектив. Кроме того, исследовательский интерес представляет трактовка понятия философии у перечисленных авторов, и их методология. В рамках поставленных задач предполагается выявить сущностные характеристики понятия «метафилософии» перечисленных авторов и предложить вариант типологии современных концепций метафилософии.

Типологизация философии и метафилософии связаны, и выбор оснований для типологизации определяется задачами исследования. Философские учения классифицируют по историческому основанию (античная, средневековая философия), по региональному (восточная и западная), национальному признакам (русская, немецкая, французская). Оснований для классификации метафилософских учений меньше, и они определяются ее спецификой, как мета-дисциплины. Круг ее вопросов не так уж широк: что есть философия? (какова ее природа, сущностные черты), как должно философствовать? (каковы методы, принципы философии), где граница между философией и наукой? (литературой, поэзией, религией, культурой), почему следует заниматься философией? и, наконец, каковы перспективы философии? (существует ли прогресс в философии, каково ее будущее, происходит ли накопление знания?).

Достаточными основаниями для типологии метафилософских учений, по мнению автора, являются следующие:

1. деление по понятийному признаку – как ответ на вопрос «что есть философия?» и сопряженных с ним вопросов («что не есть философия?», «где граница между философией и другими формами духовной культуры?»),

2. деление по методологическому признаку, - как ответ на вопрос о методе, принципах и нормах философского исследования и

3. по отношению к возможности прогресса в философии и ее перспективах.

В работах исследователей встречается, как правило, деление метафилософских концепций по понятийному и по методологическому признакам [9, 7, 6]. Автору представляется уместным выделить еще один признак для возможных типологий метафилософских концепций, а именно, по возможности прогресса в философии. Целесообразность выделения вышеуказанного основания для типологии объясняется тем, что возможность прогресса в философии, кумуляции знания в философии – важнейший вопрос метафилософии, без которого она не была бы мета-дисциплиной, рефлексирующей настоящее и прошлое философии и прогнозирующей ее будущее. Кроме того, вопрос о жизни и развитии философии (или о ее смерти), возможности кумуляции философского знания (или не -кумулятивном характере философии) и ее перспективах - камень преткновения разных метафилософских концепций. У разных исследователей (Т. И. Ойзерман, Т. Уильямсон, Н. Решер, Д. Столджар, У. Ренц и др.) мы находим противоречивые позиции по вопросу о возможности развития философии, накопления философского знания и будущего философии в целом. Вопрос будущего философии особенно актуален в наши дни, так как философия делегировала большую часть своих полномочий другим наукам. Востребована ли философия, или ее место могут занять идеология, психология, антропология? Современны ли традиционные методы философского исследования, или философии следует обратиться к методологии естественных и социальных наук? Отношение к возможности прогресса в философии -ключ к пониманию позиций авторов не только на тему исторического пути философии, но и к их трактовке метафилософии в целом.

«Мысль всегда испытывает нужду в отыскании по-настоящему соразмерного выражения для своей подлинной интенции» - писал о понятии Г.-Г. Гадамер [10]. Деление концепций по понятийному основанию наиболее распространено, ведь понятие дает нам в сжатой форме самую ценную информацию об изучаемом предмете. Понятие– необходимая логическая форма, оно позволяет нам любой объект представить абстрактно. Метафилософские концепции можно систематизировать по определению и сущностным характеристикам. Вариантом дефиниции является сопоставление философии с другими формами духовной деятельности и культуры. Оппозиции «философия и религия», «философия и литература», «философия и искусство», «философия и рефлексия», «философия и коммуникация», которые мы встречаем в работах исследователей, позволяют очертить границы философии, понять, чем философия не является, а пары «философия как наука», «философия как мировоззрение» предлагают положительную дефиницию, т. е. описывают то, чем она является. [4,5]

Деление определений на положительные и отрицательные имеет давнюю историю и происходит от «апофатики» и «катафатики», как способов описания Единого, Первого Принципа, Бога. Апофатический способ восходит к Плотину, Филону Александрийскому, Дионисию Ареопагиту и предполагает, что Бог непостижим, поэтому используемые для Его описания предикаты всегда носят негативный (отрицательный) характер. Катафатический способ активно использовался в Средние века христианскими мыслителями и представляет собой описание божественного в положительных определениях «всеблагой», «всевидящий», «Бог есть любовь», и т.д. Положительное определение – это как бы эссенция, сгусток всей философской системы. Положительная дефиниция позволяет ученому выкристаллизовать основное содержание всей системы и «подать его» в концентрированной форме. Отрицательное определение, в свою очередь, похоже на тень, которая закрывает лишнее (то, чем не является определяемый объект) и оставляет на свету нужное. В наши дни апофатика и катафатика, как способы дефиниции понятий, не потеряли своей актуальности и продолжают активно использоваться современными учеными. А. Д. Еляков предлагает разделять группы метафилософских концепций через определение и сущностные черты подхода: «В философии сформировались два подхода к пониманию ее сущности: рациональный (понятийный) и иррациональный (интуитивный) [9]. Еляков приводит в качестве примера интуитивного подхода позицию М. К. Мамардашвили. Мамардашвили считал, что поскольку «философию нельзя определить», и «эти попытки затемняют, рассеивают ясность», нужно идти следующим путем, суть которого можно провести по аналогии с домом: «...зачем ...чисто вербально описывать внутреннее убранство дома, если можно ввести…за руку и показать? Тем более, что у нас есть такая рука, а именно интуиция» [11]. Согласно М. Мамардашвили, «философию нельзя определить»; понять, что она такое, можно только посредством интуиции, личного опыта, «эксперимента». Мамардашвили говорит: «философия не представляет собой систему знаний, которую можно было бы передать другим и тем самым обучить их», … «путь к философии… пролегает через собственные наши испытания, благодаря которым мы обретаем незаменимый уникальный опыт» [11]. Он отмечает, что обычно такое «переживание сопровождается отрешенным взглядом на мир». Советский философ категорически против учебников по философии, изучать философию, согласно Мамардашвили, можно только читая философские трактаты. Постижение философии у Мамардашвили -двухуровневый акт. С одной стороны, это некий феномен, сродни озарению, внутренний акт, «который вспыхивает, опосредуя собой другие действия». В какой-то момент «мир как бы выталкивает тебя в момент переживания из самого себя, отчуждает, и ты вдруг ясно что-то ощущаешь, сознаешь. Это и есть осмысленная, истинная возможность этого мира... В этом состоянии тебе многое способно открыться». В то же время, «по другой половине дуги нам идет навстречу философия уже существующих понятий» [11]. То есть, с одной стороны, философ должен как бы пройти полпути вниз, к самому опыту, в том числе и к своему личному опыту, который я назвал экспериментом, а не просто эмпирическим опытом. А с другой стороны, философские понятия позволяют продолжать этот путь познания, поскольку дальше переживать без их помощи уже невозможно». Таким образом, для постижения философии необходимо пережить личный опыт, а потом облечь его в существующие понятия и термины. Мамардашвили предлагает «отрицательное» определение философии (философия не есть система знаний) и акцентирует внимание на интуитивном способе ее постижения.

По поводу развития философии позиция Мамардашвили звучит категорично: «никакой истории философии нет». Для него значение имеют только сами акты философствования, а не их знаковое выражение (трактаты, статьи и т.д.) Именно поэтому понять работы какого -либо философа, мы можем, только, если в нас произойдет отклик, если мы способны воспроизвести его акт философствования [12]. Согласно Мамардашвили, философия постигается, в первую очередь, интуитивно, иррационально; ученый не формулирует классического определения философии и даже выступает против такового…

В метафилософской концепции Т.И. Ойзермана дефиниция философии сформулирована очень четко. Определение Т. И. Ойзермана является «положительным», описывает то, чем философия является: «Философия есть система убеждений, образующих общее теоретическое мировоззрение, которое осмысливает, критически анализирует, обобщает научные знания, повседневную практику, исторический опыт, исследует многообразие присущих природе и обществу форм всеобщности, разрабатывая на этой основе принципы познания, оценки, поведения и практической деятельности вообще, с которыми люди в различные исторические эпохи связывают коренные жизненные интересы». [4]

Т.И. Ойзерман подчеркивает, что понятие философии очень изменчиво; в разные исторические периоды философия принимала разные «лики», которые отвечали каждому конкретному социально-историческому моменту. В работе «Метафилософия. Теория историко-философского процесса он приводит десять дефиниций философии разных эпох и авторов (древнеиндийская, древнекитайская философия, философия Нового времени, Немецкая классическая философии, неопозитивизм и др.). Примечательно, что даже в работах именитых философов не всегда соблюдаются критерии типологизации…Автор «Теории историко-философского процесса» акцентирует внимание на том, что «приведенные дефиниции философии отличаются друг от друга тем, что они принимают в состав философии и тем, что они исключают из нее… (теория, наука, метод, мировоззрение и т.д.) [4]

Ойзерман задается вопросом, «нельзя ли отвлечься от всего, что отличает дефиниции между собой и выделить общее для них»? Он сам себе отвечает, что это возможно, но такое определение будет предельно общим. Такой общей дефиницией философии будет определение ее как мировоззрения. [4] Всякая философия – мировоззрение, но не всякое мировоззрение философия, подчеркивает ученый, т.к. мировоззрение бывает религиозным, атеистическим, оптимистическим и пр. Тем не менее, философия всегда носит мировозренческий характер, утверждает философ и обосновывает принципы человеческого бытия – этические, научные, политические и др. [4]

Ойзерман, подчеркивая плюрализм философии, говорит, что ее многоликость проявляется, в первую очередь, в разнообразии методов. «Философия, в отличие от любой науки, … существует как неопределенное множество философских учений, которые противостоят друг другу, отрицают друг друга и вместе с тем дополняют друг друга...» [13].

Кумулятивное знание в философии невозможно, утверждает Т. И. Ойзерман. «Все философы, строя свою систему, разрушают предшествующие – они заново ставят все те же вопросы, которые ставились со дня ее возникновения...» [14]. Ойзерман утверждает, что в других науках истина обычно побеждает заблуждение достаточно быстро, но «историко-философский процесс не знает такой закономерности». Многие философские истины не изменились за сотни лет... Причины этого кроются не столько в философии, сколько в исторически определенных социально-экономических условиях». [14]

Позиции обоих рассмотренных советских ученых (Мамардашвили и Ойзермана) представляют собой противоположные подходы, - рациональный и интуитивный, и могут использоваться обоюдно, для более глубокого проникновения в сущность философии. Рефлексия над философскими трактатами философов прошлых веков и трудами современников, - наиболее привычный способ философствования; но не стоит сбрасывать со счетов иррациональный способ постижения явлений, он показал себя в истории достойным образом (феномены мистического опыта, внезапных озарений в науке, вдохновение художников явили в мир великие произведения литературы, научные открытия и художественные шедевры).

Мысль об особой роли мировоззренческой функции философии, которую подчеркивает Ойзерман, высказана и Ж. Делезом и Ф. Гваттари. Философия для них— это искусство формировать, изобретать, изготавливать концепты. Кроме того, нужно «наводить на них [концепты] лоск и убеждать людей ими пользоваться».[5] Примечательно, что «рядом» с положительным они приводят отрицательное определение: «Философия «не есть ни созерцание, ни рефлексия, ни коммуникация» и разъясняют его: «Философия — не созерцание, так как созерцания суть сами же вещи, рассматриваемые в ходе творения соответствующих концептов. Философия — не рефлексия, так как никому не нужна философия, чтобы о чем-то размышлять»; философия не является коммуникацией, диалогом, которые приводят только к «консенсусу» и не производят концептов».[5]

Труд Делеза и Гваттари иллюстрирует, что поиск собственных пределов в философии может осуществляться через отрицание, сопоставление и разграничение – рассматриваемый труд философов пестрит отрицательными определениями философии. Авторы сопоставляют философию с тем, чем она не является, но имеются у них и положительные определения: «философия представляет собой три элемента, взаимно соответствующих друг другу, но рассматриваемых каждый отдельно: префилософский план, который она должна начертать (имманенция), профилософский персонаж, который она должна изобретать и вызывать к жизни (инсистенция), и философские концепты, которые она должна творить (консистенция)».[5] Ученые подробно разъясняют содержание каждого элемента. Философ, в первую очередь, занят изготовлением концептов (понятий и концепций), которые он извлекает из «океана» плана имманенции, являюшегося резервуаром концептов. Французские авторы приводят ряд образных метафор и эпитетов для того, чтобы читатели могли понять, что такое план и концепт, а также их соотношение. «Концепты — это как множество волн, которые вздымаются и падают, тогда как план имманенции — это та единственная волна, которая их свертывает и развертывает». План имманенции предстает как метафизическая конструкция, подобная субстанции Спинозы, являющаяся вместилищем концептов, «которое они населяют без размежевания». [5] Концепты суть события, а план — горизонт событий, резервуар чисто концептуальных событий. Концептуальный персонаж - это «частный мыслитель, противостоящий публичному профессору», мыслящий самостоятельно и оригинально, «Идиот», который всегда задает «неудобные» вопросы. Примерами концептуальных персонажей являются Сократ у Платона, Дионис у Ницше, Идиот у Николая Кузанского. Философия, согласно Делезу и Гваттари, не является чисто рациональным актом, она содержит в себе элемент интуиции. Позиция французских филососфов перекликается с позицией М. Мамардашвили, они, как и он, подчеркивают, что не нужно противопоставлять «друг другу познание посредством концептов» и посредством опыта (интуиции). [5]

Несмотря на заявления Делеза об ошибочности диалектики, представленная в книге схема развития философии выглядит вполне диалектической: идеи философов прошлого не уходят в небытие, они остаются, хотя и служат отправной точкой для становления новых.[5] Развитие философии согласно Делезу и Гваттари выглядит следующим образом: целостные философские системы дают трещину, концепты рассеиваются в хаосе, и потом их «приходится вновь добывать, разыскивать, нырять за ними». [5] Философия развивается благодаря кризисам и сотрясениям, и лишь последовательность таких кризисов позволяет судить о “прогрессе”. Развитие – это борьба с хаосом, во время которой время от времени происходит сближение с противником.

Для Мамардашвили, Ойзермана, Делеза и Гваттари философия выглядит целостной мировоззренческой системой, хотя философы и используют разные методы (рациональный, иррациональный, диалектический,). Ойзерман и Мамардашвили отрицают возможность кумулятивного развития философии, (философия испокон веков заново ставит одни и те же вопросы, философия есть отдельные акты философствования). Согласно Делезу и Гваттари прогресс в философии есть и он реализуется, как борьба с хаосом– благодаря кризисам старая система разрушается, на смену ей приходит новая.

Наглядным признаком для деления философских концепций является распределение их по методу. Каждая наука располагает методологическим аппаратом. Именно метод делает некоторые философские учения уникальными, но, с другой стороны, и этот нюанс подчеркивает А.Д. Еляков, «не все философы сформулировали в явном виде свои методы».[9] Некоторые философы, как например, Т. Уильямсон, Н. Решер, делают акцент на методе, а другие не признают никаких и в этом их уникальность (например, П. Фейерабенд).

К.Д. Скрипник обращает внимание на контраст между представителями «систематической» и «наставительной» философии (названными так Р. Рорти) [15]. Рорти обозначил первым именем философов, чья работа конструктивна, а вторых – чья работа рефлексивна. Скрипник ссылается на исследователей Overgaard S., Gilbert P., Burwood S., которые выделяют имплицитную и эксплицитную метафилософии. Имплицитная метафилософия предполагает, что «вся философия внутренне метафилософична, ее понимание себя включено в понимание и решение всех тех спорных вопросов, ответы на которые она ищет, и проблем, которые она решает. Эксплицитная метафилософия – это «открытое обсуждение того, что представляет собой природа философии, каковы ее методы и т. д».[15].

Оппозиция «экспериментальная – кабинетная» философия стала эпицентром метафилософских дискуссий. Тимати Уильямсон, как апологет метода «кабинетной философии» утверждает, что философия принимает во внимание достижения в области естествознания и других наук, но не является экспериментальной. Уильямсон парирует нападки эмпириков на теоретическую философию, утверждения, что «философия может стать по-настоящему строгой, только приняв "эмпирическую" методологию естественных и социальных наук». Он считает, что этот вывод ошибочен, т.к. эмпирией пренебрегает самая строгая наука из всех - математика. Философ отстаивает права «кабинетного» способа мышления, как полноценного исследования. Он аргументирует свою позицию тем, что математика, -самая точная из наук, «парадигматически кабинетна».[16] Математика доказывает свои теоремы, не полагаясь на эксперименты, она опирается на аксиомы, первые принципы, которые принимаются без доказательств. Философ оговаривается, что эпистемологический статус этих аксиом нуждается в объяснении. Как указал Б. Рассел «...мы склонны верить предпосылкам, потому что видим, что их следствия верны вместо того, чтобы верить следствиям, потому что мы знаем, что предпосылки верны. Но вывод посылок из следствий является сущностью индукции; таким образом, метод исследования принципов математики действительно является индуктивным методом и по существу».[16] Эту операцию Уильямсон называет «выводом к наилучшему объяснению», она указывает, что в математике объяснения не являются причинно-следственными, скорее, они объединяют множество конкретных, математических фактов. Пример математики, пишет Уильямсон, показывает, что абстрактная методология применима не только в естественных и социальных науках, она является применимой и для кабинетного мышления. По аналогии с математикой философия, согласно Уильямсону, предстает как «четкая и хорошо сформулированная … теория», которая может состоять из «нескольких общих принципов, настолько информативных, простых и элегантных, насколько они могут быть последовательными»; такая теория способна давать унифицирующие объяснения многих конкретных, на первый взгляд спорных вопросов».[16]

Определение философии Уильямсона является положительны, он говорит, что философия носит мировоззренческую окраску и представляет собой наиболее «удачную» теорию, которая способна давать удовлетворительные объяснения по разным вопросам на данном историческом этапе развития общества.[16]

По поводу прогресса в философии Т. Уильямсон утверждает, что он заключается в создании все более совершенных моделей. «Формальные модели, доступные в эпистемологии и философии языка, намного лучше, чем те, которые были доступны в 1950 году; они обеспечивают более глубокое и сложное понимание лежащей в основе структуры знания и значения». [16] Философия, согласно Уильямсону, развивается, причем, она руководствуется принципами прагматизма и эффективности.

Развитие философии является одной из главных тем для Н. Решера.[17] Решер рассматривает круг «вечных философских проблем», методологию философского исследования и движущие силы прогресса в философском знании. История философии свидетельствует, что даже когда возникает новая идея (философская система), которая воспринимается как наиболее адекватно отвечающая запросам общества, люди не перестают философствовать, т.к. всегда находятся противоречащие ей факты, идеи, учения, т.е. «апории». Роль «апорий» (несоответствий, исключений, спорных моментов) в развитии философии сложно переоценить – философия «питается», по словам Решера, такими конфликтами, т.к. из-за них в философии постоянно возникает потребность в дальнейших уточнениях и расширениях. Ни одна из когда-либо существовавших философских систем не совершенна, а философия апорична по своей сути. «Любая философская позиция, на каком-либо конкретном этапе своего исторического развития, сталкивается с несоответствиями и именно это обстоятельство является мотиватором для дальнейшего развития.[17] Основным методом, двигающим философию вперед, Решер называет диалектический. Философ выделяет «дискриптивную философию» и «нормативную». Как ясно из названия, первый тип представляет собой описательную философию, т.е. описание того, как авторы понимают свой предмет, задачи и методы. Второй тип, «нормативная философия», представляет собой теорию, которая носит регулятивный, предписывающий характер и задает стандарты исследования. В концепции Решера упор делается на нормативной философии, именно благодаря ей, как рефлексии философии над собой, происходит прогресс. Именно нормативная философия позволяет усматривать недостатки системы идей, и осуществляет поиск решений. Согласно Решеру, философия развивается диалектически, новые сложности требуют все более тонких и сложных решений; его позиция перекликается с позицией Уильямсона, который тоже говорит о постоянном усовершенствовании, расширении и углублении знания, (однако, не утверждает, что путь развития философского знания является строго диалектическим). Решер многократно подчеркивает недопустимость пренебрежительного отношения к критике философских идей, т. к. оно тормозит прогресс».[17] Миссия метафилософии, согласно Решеру - «дать нам возможность ориентироваться в мыслях и действиях». Решер постулирует максимы, методологические правила для адекватной философской практики. Максимы представляют собой руководство, которому должен следовать философ в своей работе и представлены тремя принципами:

-принцип информационной адекватности для облегчения понимания,

-принципы рациональной убедительности для обеспечения убедительной аргументации и

- принципы рациональной экономики для предотвращения ненужного труда. [17]

Философские принципы должны основываться на своей эффективности. Метафилософия, таким образом, предстает как совокупность функциональных, эффективных принципов.

Принцип информационной адекватности заключается в том, чтобы не игнорировать (а тем более, не обходить сознательно или скрывать) противоречащие теории факты. [17] Принцип рациональной убедительности гласит: «Будьте в состоянии привести убедительную причину для каждого доктринального утверждения, которого вы придерживаетесь…»

И, наконец, принцип рациональной экономики заключается в следующих максимах:

1) «Никогда не объясняйте то, что неясно, чем-то еще [более неясным]». Удовлетворительное объяснение должно делать ситуацию более ясной, чем она была с самого начала.

Этот принцип имеет очевидные следствия:

2) «Никогда не усложняйте ситуацию больше, чем она есть» и, наконец,

3) «Никогда не используйте недоступные средства для достижения своей цели, если вы можете достичь ее с помощью обычных, (речь идет о принципе рациональной экономии). Этот принцип, в свою очередь, имеет дальнейшее следствие:

«Сущности не должны умножаться сверх необходимости». [17]

Итак, следуя перечисленным принципам, не игнорируя «апории» (противоречия), а отталкиваясь от них, аргументируя свою позицию и не запутывая ситуацию неясными определениями, должно философствовать.

Решер говорит, что список принципов философского исследования может быть продолжен, это не окончательное их количество; принципы, как и философские истины, формулируются с необходимостью, принципы не могут противоречить друг другу; принципы являются условиями успешного развития философии; хотя развитие знаний исторично, принципы не являются «“специфичными для эпохи”, они абсолютные, вневременные».

Цель философии согласно Решеру - убедительным образом разрешить основные вопросы относительно реальности и нашего места в ней. «…Научные вопросы будущего — по крайней мере частично — должны быть решены» - оптимистично резюмирует автор. [17]

Метафилософия плюралистична, концепции авторов разнообразны и противоречивы. Типологии, классификации, таксономии нужны для систематизации изучаемой информации, для упорядочивания концепций и облегчения навигации в многообразии теоретического материала. В статье мы распределили метафилософские концепции на три группы (добавив к делению по понятийному и методологическому основаниям третье-по возможности прогресса в философии).

C понятийной позиции мы можем выделить два подхода к пониманию философии: рациональный (положительный) и иррациональный (интуитивный, отрицательный). Ответ на вопрос «что есть философия?» для Ойзермана утвердительный и утверждающий, что «философия есть мировоззрение, система знаний, многообразие теорий». Философия, согласно Уильямсону, предстает как «четкая и хорошо сформулированная…теория», она носит мировоззренческую окраску и способна давать удовлетворительные объяснения по разным вопросам на данном историческом этапе развития общества. Согласно интуитивному подходу (Мамардашвили), философия – это, в первую очередь, личный опыт, эксперимент, исходя из которого строится теоретическая система. Делез и Гваттари дают как положительное, так и отрицательное определение философии. Французские авторы подчеркивают мировоззренческую функцию философии, которая создает «концепты» и убеждает людей ими пользоваться. Таким образом, философия для вышеперечисленных авторов предстает единой мировоззренческой базой, целостным видением настоящей ситуации, рефлексирующей прошлое и прогнозирующей будущее.

Рассматривая метафилософские концепции с методологического ракурса, мы у авторов находим следующие пары: «систематическая и наставительная» философия, «имплицитная и эксплицитная», «экспериментальная – кабинетная», «дескриптивная- «нормативная», которые обобщенно можно представить, как две оппозиции: «экспериментальная-кабинетная» и «дескриптивная-нормативная» философия. Оппозиция «экспериментальная- кабинетная» философия обсуждается у Уильямсона, который отстаивает приоритет «кабинетного» способа мышления, как полноценного исследования. Решер вводит термины «дескриптивная- нормативная» философия, которые представляются очень удачными и описывающими специфику каждой из этих «философий». Именно «нормативная» философия представляет собой истинный метод, который задает стандарты исследования, позволяет усматривать недостатки системы идей, и осуществляет поиск решений и благодаря ей, происходит прогресс. Оппозиция дескриптивной и нормативной философии есть, по существу, противопоставление философии (описательной, систематической, «обычной») и метафилософии (нормативной, рефлексивной философии). Позиция Решера перекликается с идеями Уильямсона о принципах прагматизма и эффективности, которые движут развитием философии. Философы обосновывают актуальность метафилософии, как нормативной дисциплины, имеющей в распоряжении совокупность функциональных, эффективных принципов, необходимых для успешного и «легитимного», а не «описательного» философского исследования.

В концепциях метафилософов теме будущего философии уделяется много внимания. Выделение этого основания для типологизации аргументировано тем, что перспективы философии в современном мире не ясны – ее необходимость, «нужность» достаточно не обоснованы. Рассмотренные выше авторы выдвигают разные модели прогресса философии – диалектическое развитие (Решер), создание все более совершенных моделей (Уильямсон), плюралистическое сосуществование философских учений (Ойзерман). Делез и Гваттари, не называя свою модель развития философии диалектической, тем не менее, описывают становление философии как борьбу с хаосом, во время которой периодически происходит сближение с противником (диалектическое единство и борьба противоположностей). В пику всем моделям развития философии Мамардашвили заявляет, что «никакой истории философии нет». Философия – это акты философствования, локальные вспышки осознанности, ценные сами по себе, без привязки к учению, географии, эпохе…

Сущностные характеристики метафилософии в концепциях рассмотренных авторов обнаруживают интересные параллели. Сущность метафилософии заключается в ее мировоззренческой функции; подобное понимание мы находим у Ойзермана, Делеза и Гваттари, Уильямсона, Решера, а также у Лебедева, Ильина и Поруса. Философия философии выполняет мировоззренческую функцию, и, хотя роль «законодательницы наук» она давно оставила, представляет собой теорию, которая обосновывает принципы человеческого бытия (в т.ч. научные и познавательные). Согласно Уильямсону, метафилософия «кабинетна», носит мировоззренческую окраску и руководствуется принципами прагматизма и эффективности. Она есть теория, которая способна наилучшим образом отвечать на различные вопросы в данный исторический момент. Отличительной характеристикой метафилософии по Ойзерману является ее многоликость, плюралистичность. Примечательно, что Ойзерман, изначально придерживавшийся диалектико-материалистического мировоззрения, как истинного учения, от него отошёл и признал истинность философского плюрализма. Сущностной характеристикой метафилософии, согласно Решеру, является ее «апоричность». Философия развивается, т. к. возникают апории, спорные вопросы, несоответствия – они требуют поиска новых решений и приводят к созданию новых моделей. Решер утверждает, что философия развивается диалектически, благодаря саморефлексии. Делез и Гваттари, хотя и критикуют Гегеля и диалектику, сами предлагают модель развития философии, основанную на принципе борьбы и сближения с противником. Философия, согласно Делезу и Гваттари, не является чисто рациональным актом, она содержит в себе элемент интуиции и в этом их позиция перекликается с позицией М. Мамардашвили. Мамардашвили делает главный акцент на интуитивном способе постижения философии. Советский философ и французские авторы подчеркивают, что не нужно противопоставлять друг другу познание посредством концептов, понятий и посредством опыта (интуиции).

Итак, согласно концепциям рассмотренных авторов, в наши дни философия не потеряла актуальности. Философия нужна, она существует не только в учебниках, как памятник мысли ушедших веков, она необходима для построения современной картины мира, для осмысления настоящего и для прогнозирования будущего. Однако, философия должна быть «правильной», и в этом ей на помощь приходит метафилософия, критичная, апоричная, развивающаяся, нацеленная на результат, с арсеналом правил (руководств, максим) философского исследования. Метафилософию при том нельзя назвать вспомогательной, вторичной дисциплиной, она является, скорее, регулятивной и саморефлексивной. Современная дисциплина метафилософия, возрождает подход классической философии, в которой различные философские школы и направления, вступая в полилог, взаимодействуя, раскрывали единое философское содержание.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья посвящена интересной и актуальной для современного философского знания теме, она касается принципиальных вопросов единства философии и изменения её места в современной культуре. Автор ставит задачу систематизировать различные подходы, и это стремление заслуживает поддержки. Однако характер исполнения представленного решения указанной задачи вызывает многочисленные вопросы и возражения. Самым значимым недостатком статьи является отсутствие указания на принципиальное различие между классической и постклассической философией, формировавшейся в западноевропейской культуре ещё в первой половине 19 века, а с середины этого столетия определяющей всё состояние мировой философской мысли. Дело в том, что тема «метафилософии» становится актуальной как раз вследствие утраты философией единства предметного содержания, на которое автор указывает, правда, но как на нечто «случайное», говоря, что философия в последние два столетия «претерпевала значительные трансформации, делая уклон то в социологию, то в политэкономию, то искала себя в феноменологии и экзистенциализме, то в позитивизме». «Трансформации» эти в действительности и свидетельствовали о разрушении классической философии, в которой различные школы, направления, системы мысли и т.п. составляли «многоголосый диалог», помогая друг другу раскрывать единое философское содержание, между тем, в постклассической философии единый прежде предмет философского знания распадается на множество «изолированных» предметных областей, вследствие чего философские движения, «узурпировавшие» отдельные фрагменты предмета философии, существуют изолированно, не представляя интереса для других направлений мысли. Но именно в этой ситуации и становится актуальной идея «метафилософии». В статье же она появляется «как чёрт из табакерки»: «Моррис Лазеровитц ввел понятие «метафилософия» в научный оборот… и т.д.». Далее, крайне странно, что статья о «типологизации» метафилософии осталась неструктурированной, в ней нет ни введения, ни внятного заключения, ни выводов, которые, действительно, можно было бы рассматривать в качестве итога систематизации различных взглядов. Да и вообще изложение выглядит хаотично, автор перечисляет взгляды самых разных исследователей, не обращая внимания на разделяющие их время, национальные культуры, принадлежность к различным школам и т.п. Почему именно в таком порядке даётся изложение материала? Иногда кажется, что автор подходит к тому, чтобы сделать какие-то выводы, но он снова возвращается к уже упоминавшимся именам и воззрениям, и во всём этом неструктурированном изложении читателю будет крайне сложно увидеть какую-то логику. На этом фоне вряд ли в рамках рецензии имеет смысл указывать частные недочёты, они будут преодолены уже в ходе устранения указанных недостатков изложения. На основании сказанного представляется правильным заключить, что идея автора статьи разработать типологизацию концепций метафилософии заслуживает поддержки, но текст статьи должен быть основательно переработан.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья посвящена актуальности развития современных концепций метафилософии и их типологизации. Автор убедительно аргументирует, почему в эпоху постнеклассической философии с ее размытостью и релятивизмом необходим проект метафилософии как своего рода саморефлексии. Метафилософия может способствовать преодолению кризиса в развитии философского знания, связанного с тем, что будучи «матерью» всех наук, она делегировала решение большинства своих проблем другим наукам, оставшись без собственной идентификации. Действительно, в результате стратификации научного знания современная философия имеет два вектора направления: с одной стороны, она становится либо гибридным знанием, базирующемся на данных либо нейрофизиологии и физики, либо психоанализа и лингвистики, и этот процесс слияния активно начал ощущаться в ХХ веке; с другой стороны, объявляет себя особым типом мировоззренческой творческой деятельности, что создает трудности в определении ее как науки. Таким образом, создание метафилософии, безусловно, является актуальным этапом для дальнейшего развития гуманитарного знания, однако, может ли он решить вопрос о перспективах эволюции самой философии остается дискуссионным. Кроме того, если рассматривать эту проблему в контексте общекультурных тенденций преодоления постмодернизма или в отношении развития постгуманизма, то вопрос выживания философии как сугубо человеческой гуманитарной деятельности требует более акцентированного внимания. Автор предпринимает попытку классифицировать все уже существующие концепции метафилософии, вырабатывая критерии типологизации, которые представляются логичными и содержательными. Как и любая классификация и систематизация она может быть полезна для практического изучения современных концепций и их сравнения между собой. Но вопрос о том, необходима ли метафилософия как эксплицитная дисциплина и насколько ее развитие может способствовать сохранению цельного философского знания остается открытым для дискуссии. В выводах автор утверждает, что «философия должна быть «правильной», с арсеналом правил (руководств, максим) философского исследования» - это звучит как попытка отрегулировать процесс философствования, что противоречит самому свободному духу философии, ее сущности, поскольку она всегда была и остается механизмом рефлексии субъект-объектных отношений на разных этапах развития человеческой культуры, отражающая различные стадии восприятия человеком мира и самого себя. Автор не разделяет статью на блоки, но небольшой объем текста позволяет воспринять предложенный материал как достаточно структурированный и содержательный. Стиль изложения ясный и четкий, соответствует научной стилистике. Библиографические ссылки включают современные источники на русском и иностранным языках, что говорит об актуальности и релевантности исследования. Достоинством работы можно считать тот факт, что автор апеллирует к различным точкам зрения, анализирует противоположные позиции и дает им объективную оценку.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.