Статья 'Отражение культурных ценностей в традиционном китайском костюме' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

Отражение культурных ценностей в традиционном китайском костюме

Ян Цзин

кандидат искусствоведения

аспирант, кафедра теории и истории искусств, Моcковский педагогический государственный университет

109052, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Рязанский, 9

Yang jing

PhD in Art History

Department of Art Theory and History, Moscow Pedagogical State University

109052, Russia, Moscow region, Moscow, Ryazan str., 9

yangjing@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0757.2023.4.39779

EDN:

EMMCBU

Дата направления статьи в редакцию:

11-02-2023


Дата публикации:

13-03-2023


Аннотация: Культура традиционной одежды и украшений является неотъемлемой составляющей древнейшей китайской цивилизации. Китайский традиционный костюм отличается богатым содержанием, актуальностью в любое время, а также своими уникальными особенностями. На традиционную одежду оказывали влияние сменявшие друг друга тысячелетние династии, приносившие хаос войны. В данной статье рассматривается культура традиционной китайской одежды, проводится анализ особенностей формы, цвета, орнамента, а также прочих элементов, характерных для традиционной китайской одежды, которые связаны с иерархическим порядком в традиционном китайском обществе, концепциями единства человека и природы, следованием нормам конфуцианства и даосизма, а также принципами гармоничного сосуществования и уважения природы. Помимо этого, в рамках данной статьи рассматривается путь преобразования ценностей, заключенных в китайской традиционной одежде, которые помимо прямого предназначения включают в себя гораздо больший спектр понятий, значений и способов практического применения. Культура китайской одежды пронизывает множество аспектов жизни традиционного китайского общества, являясь одновременно не только символом традиционной китайской культуры, но и средством продвижения и сохранения китайского национального духа. Кроме того, в данной статье рассматриваются также особенности современного стиля в китайской одежде и средства применения традиционных китайских элементов в рамках современной моды, позволяющие осуществлять развитие современной культуры одежды.


Ключевые слова:

Китай, китайская украшения, культурные ценности, орнаменты, цвета, китайские культуры, традиционная одежда, украшения, одежда, культура

Abstract: The culture of traditional clothing and jewelry is an integral part of the ancient Chinese civilization. Chinese traditional costume is distinguished by its rich content, relevance at any time, as well as its unique features. Traditional clothing was influenced by successive millennial dynasties that brought the chaos of war. Traditional Chinese clothing has not only become the embodiment of the Chinese concepts of "the unity of Heaven and man", "the ritual of respect for nature and harmonious coexistence with nature", but also a visual representation of the cultural characteristics of different dynasties and the level of development of production. Chinese traditional costume carries the thinking of many Chinese philosophical teachings and schools, reflects the clash and synthesis of agrarian and nomadic cultures of different regions of China. The value of culture carried by the Chinese traditional costume goes beyond the costume itself, it reflects both the social hierarchy, and the peculiarities of society management, and the national spirit. In this article, based on the objective and subjective conditions of the formation of the culture of Chinese costume and accessories, on the basis of ornaments, patterns, colors of garments, as well as on the example of the Shenyi robe that violated previous traditions, the features of the embodiment of Chinese traditional cultural values in clothing are considered.


Keywords:

China, Chinese jewelry, cultural values, ornaments, colors, Chinese cultures, traditional clothing, decorations, clothes, culture

На протяжении пяти тысяч лет развития традиционного китайского костюма хуаи была сформирована система, вобравшая в себя широкий спектр коннотаций и богатое культурное содержание. Традиционный костюм является важнейшим культурным символом Китая, средством отражения образа мыслей, потребностей и ценностей древнего китайского общества.

Она формировалась на протяжении всей истории китайского общества. Китайская традиционная одежда олицетворяет культуру, образ мышления, социальные потребности, общественные ценности, а также идеологию традиционного китайского общества. Традиционный костюм демонстрирует культурное наследие и мудрость древних китайцев. Так, китайская одежда воплощает в себе внутреннее культурное содержание, ценности, а также требования, связанные с различными элементами, которые могут относиться к разным эпохам в истории Китая, а также с различными социальными группами и представителями иерархической структуры общества. Одновременно с этим китайская культура одежды содержит в себе отражение концепции гармонического существования с природой, поиска баланса, мораль и этикетные нормы, характерные для китайского общества разных эпох.

1. Объективные условия формирования культуры китайского традиционного костюма.

С точки зрения объективных условий Китай прежде всего является материковой страной, где традиционная одежда формировалась и развивалась в относительно закрытой к внешнему миру среде. Китайский философ Фэн Юлань в своей работе «Краткая история китайской философии» отмечал: «древние китайцы полагали, что земля их государства являлась центром мира» [1,16c]. Такое мировоззрение во многом привело к тому, что традиционная культура костюма в Китае развивалась независимо, постепенно интегрируя другие культуры, ставя при этом в центр собственную культуру. В действительности одной из наиболее важных внутренних причин исходит твердости в следовании принципам своей собственной национальной культуры и терпимости к культурам других народов. Экономическая основа традиционного китайского общества заключалась в сельском хозяйстве. По этой причине земледелие ставилось во главу государственности, стала основой культуры земледелия в Китае. На основе земледельческого управления произрастали экономика и политика государства. На основе данного подхода по ходу развития культуры земледелия постепенно сформировалась концепция гармонии между человеком и природой, которая стала важнейшим стимулом для развития традиционного китайского костюма, стремящегося к своеобразной имитации внешнего и внутреннего, формы и содержания природы, формируя гармоничное культурное содержание. В большей части Китая преобладает муссонный климат с четырьмя выраженными сезонами. В таком климате одежда также отличалась в зависимости от сезона. Многослойная одежда, застегивающаяся спереди, являлась основным вариантом костюма. Одежда с запахом направо и двубортное платье с прямым воротом в форме шарфа стало основным видом структуры подола костюма. Структура подола костюма также во многом соответствовала смене времен года и погоды. Подол костюма, запахивающегося направо, воплощало в себе концепцию жизни и смерти инь и ян, а также отражало особенности культуры одежды в китайском конфуцианстве, где ритуалу придавалось особое значение, а правой стороне отдавалось предпочтение.

2. Субъективные условия формирования китайской культуры традиционного костюма

Вышеуказанные объективные условия определяют базовую форму китайского традиционного костюма. Одновременно с этим развитие и улучшение субъективных условий определяют направление развития культуры одежды. Далее будет кратко проанализирована культурная ценность китайского традиционного костюма в нескольких аспектах.

2.1. Культурные ценности орнаментов китайского традиционного костюма и аксессуаров

Орнаменты, узоры, изображения на китайских традиционных костюмах отражают дух общества и времени, сплав культур, эстетические вкусы, национальный характер, классовость общества, художественный стиль эпохи.Помимо этого они также отражают стремление древних китайцев к единству человека и природы, посредством изменения орнаментов, а также применение принципов управления обществом и построения иерархии, основанных на использовании цветов и узоров в одежде. При этом, скрытый смысл, заложенных в тех или иных узорах мог выполнять множество различных внутренние потребностей.Во время эпох Ся и Шан в обществе процветал рабовладельческий строй, условия жизни были тяжелыми, при ритуальных обрядах применялись жестокие жертвоприношения, и в орнаментах одежды люди выражали свое поклонение духам, тотемам, божествам. Это формировало связь человека с Небом, т.е. с окружающей его природой. Система ритуала жертвоприношений была окончательно сформирована в период Чжоу, после чего наступила смута периода Сражающихся царств. Если в эпоху Ся и Шан изображения были абстрактные, грозные и даже зловещие, то после они трансформировались в живые, реалистичные. Если в период Ся и Шан изображались преимущественно животные и зооморфные существа (Таоте, драконы, фениксы, тигры), то в позднюю Чжоу, помимо узоров с вышеперечисленными существами и нескольких геометрических узоров, под влиянием буддизма появились также узоры в виде травы, цветов и лиан (рис. 1), и более не придавалось особого значения изображению примитивных тотемов или узоров с магической символикой. Изначально в китайском обществе была распространена социальная организация, основанная на кровном родстве, единицей общества являлась семья. Такая социальная организация в сочетании с жизненно важными земельными ресурсами сформировали феодальный строй. В такой социальной модели постепенно формировалось классовое сознание, в котором устоялись впоследствии изложенные Конфуцием принципы- гуманность жэнь, справедливость и, ритуал ли, мудрость чжи и другие. Сочетание этих принципов «подчинило культуру жертвоприношений, одежду и украшения, систему ритуалов эпохи Чжоу и рассматривалось в качестве средства наведения порядка в Поднебесной»[2,40c]. На короне одежда, которую носил император для жертвоприношений существовали 12 традиционных ритуальных узоров, которые использовались для украшения шести видов церемониальной одежды императоров и знати, включали солнце, луну, звезды, горы, изображения на жертвенных чашах в храмах предков цзунъи, фазанов, водоросли, огонь, рисовые зёрна, драконов, два вида узоров фу (чёрно-белая вышивка или вышитый узор на ритуальной одежде из чередующихся синих и черных линий) [3,46c]. Эти узоры стали воплощением феодальной иерархии, а также средством выражения своего благоговения перед небом, землей и природой, отражая древнюю китайскую концепцию «всеобщего служения императору». Орнамент отличался в зависимости от статуса конкретного человека. Такая система была отменена в эпоху Цинь, но восстановлена в эпоху Восточная Хань и функционировала до новой истории (рис.2). На этой основе китайская традиционная одежда и украшения выражают такие принципы китайской культуры, как изящество, глубокий смысл, гармония. Помимо этого, часто в китайской одежде можно было встретить различные узоры, изображавшие тех или иных мифологических существ, таких как духи, волшебные животные, небожители и проч. Орнаменты эпохи Хань были под влиянием культуры Чу и местных верований. Они обладали ритмичностью и энергией, репрезентировали мифических отшельников и сказочных животных. Например, на «вышивке долголетия» найденной в гробнице № 1 династии Западная Хань в Мавандуй, Чанша, провинция Хунань, изображен традиционный китайский орнамент в виде стилизованных листьев и трав, кизила, глаз феникса на пурпурном, красном и желтом фоне. Среди стремительно и ритмично плывущих облаков вырисовывается голова феникса, знаменующая наступление процветания и счастья(рис. 3) [4,77c]. Появление множества новых элементов в орнаменте, характерных для других культур, демонстрирует инклюзивность китайской культуры, за счет которой китайская культура впитывала и перерабатывала другие культуры в процессе культурной интеграции. Во время эпохи Вэй, Цзинь, Южных и Северных династий в обществе были волнения, одновременно с этим развивался буддизм, до Китая через торговцев дошли персидские и греческие изображения львов, жимолостные узоры, орнаменты с изображением восьми драгоценностей, орнаменты в виде цветов лотоса и др. Смешение культур, отразившееся в традиционном костюме, в рамках соединяющего Европу и Азию Великого Шёлкового пути достигло своего расцвета с Западной Хань по раннюю Тан. Из Византии в Китай пришел жемчужный узор, который слился с буддийским орнаментом цветов баосян и другими восточными элементами, которые украшали ткани в эпохи Хань и Тан (рис. 4).

3_04

8_03

В отличие от западной культуры костюма, в традиционной китайской культуре больше внимания уделяется символическому значению орнаментов. Благоприятные узоры династии Цин демонстрируют дух китайского народа и тонкость традиционной культуры, включают линчжи (ценное лекарственное растение), персик и хризантему, символизирующие долголетие, пион, символизирующий богатство и процветание, сочетание семян и цветов лотоса, символизирующее гармонию и добро, обезьяну, сидящую на лошади, орнамент в форме морей, рек и скал, символизирующий стабильность империи, и многие другие благоприятные символы (рис. 5). Бельгийский бренд Dries Van Boten использовал эти элементы в своей коллекции осень-зима 2012 года (рис. 6). Так, традиционные орнаменты прошли путь от стремления к «единству неба и человека» до уважения к природе, китайский костюм отражает стремление к гармонии и единству.

9_02

2.2 Культурная ценность цвета китайского традиционного костюма и украшений

Применение различных видов цвета в традиционной китайской культуре костюма также содержит в себе конфуцианские идеи о гармонии человека с природой и следования законам природы. Наряду с содержанием идей о следовании законам природы цвет одежды также являлся основным средством отличия в иерархической системе Китая. В результате исторических преобразований, а также на фоне повышения производительных сил общества, в Китае постепенно распространились конфуцианские натурфилософские идеи, такие как мужское и женское начало инь и ян, концепция пяти стихий, определение желтого цвета как цвета императора Китая, власть которого противопоставлялась «варварским» государствам вокруг Китая, концепция чистого и цвета и цвета с переходными оттенками, а также многие другие философские концепции, связанные с использованием цветов. Все это привело к изменениям в эстетической психологии цвета и его восприятию в обществе. Цвет стал играть важную роль в обществе. Древние китайские правители носили одежду разных цветов, связанных с тем или иным временем года. При этом в подборе цвета широко применялась «Теория пяти добродетелей» в соответствии с принципом взаимного порождения и ограничения пяти стихий, которая также была связана с моральными аспектами жизни общества (согласно данной концепции, пять стихий включали в себя такие, как металл, вода, дерево, огонь и земля, чередование, а также взаимная связь которых приводила к смене не только времени года, но и изменениям в китайском обществе, смене династий, правителей и прочим преобразованиям). Пять стихий обладали своими собственными цветами, которые олицетворялись с ними. Для металла, дерева, воды, огня и земли соответствовали следующие цвета: белый, зеленый, черный, красный и желтый. При этом, предпочтение определенным цветам в одежде отличался в зависимости от правящей династии или традиций царства. Так, например, правитель династии Шан (1554 – 1046 гг. до н.э.) Цзиндэ-ван отдавал предпочтение белому цвету, правитель династии Чжоу (1045 – 221 гг. до н.э.) Ходэ-ван отдавал предпочтение красному цвету, в то время как у императора династии Цинь (221 – 206 гг. до н. э.) использовалась церемониальная одежда черно-красного цвета, поскольку во время династии Цинь черный цвет считался более эстетичным (Рис. 7). После периода династии Цинь общество перешло к феодальному строю со строгой иерархией. Играя важную роль в идентификации членов того или иного сословия, а также согласно правилам дворянского этикета, цвет одежды непосредственно использовался для идентификации класса сановников, ранга дворян, став символом иерархических различий правящего класса в Китае. Во время правления императора У-ди династии Хань (156-87 гг. до н.э.) государство придерживалось политики, именовавшейся «искоренить сто школ и почитать только конфуцианство», которая была направлена на повсеместное закрепления норм конфуцианства, которое было тесно связано с концепциями инь-ян и пяти стихий. При этом, на фоне повсеместного укрепления конфуцианства идея об уважении желтого цвета как цвета правителя получила максимальное распространение в Китае. Так, в исторических записях «Хоу Ханьшу» (Поздняя история династии Хань) в трактате «Юй фу чжи» (Трактат о колесницах и одеяниях) описывается, что у императоров династии Хань существовала одежда для церемоний и для повседневной жизни. В момент проведения жертвоприношений Небу и Земле император на голову надевал тиару, носил верхнюю одежду густого черного цвета, украшенную 12 орнаментами, а также нижнюю часть одеяния алого цвета. Во время жертвоприношений предкам император надевал удлиненную тиару, характерную для династии Хань, надевал внешнюю часть церемониального халата алого цвета, а внутренняя часть халата была пурпурного цвета с добавлением красного. В тот момент, когда император надевал длинную тиару вне отдельных церемоний, обычно форма верхнего одеяния императора была как у паофу, т.е. как у длинного халата с меховыми вставками. Цвет такого одеяния мог также отличаться в зависимости от времени по лунному календарю, а также верований в изменения баланса среди пяти стихий. Таким образом, всего было пять цветов, связанных с временами года по лунному календарю. Так, например, на первый месяц по лунному календарю император носил одеяние бирюзового цвета, на четвертый месяц по лунному календарю император носил одеяние красного цвета, на шестой месяц по лунному календарю император носил одеяние желтого цвета, на седьмой месяц по лунному календарю император носил одеяние белого цвета, а на десятый месяц по лунному календарю император носил одеяние бирюзового цвета. Все это демонстрирует особое отношение у древних китайцев к цвету одежды, которое основывалось на проведении внутренней связи между цветом и природой, что также являлось воплощением единства человека с природой в культуре китайского костюма (Рис. 8).

00_01

Во время династий Суй (581 – 618 гг. н. э.) и Тан (618-907 гг. н. э.), поскольку тиары, короны и прочие головные уборы, которые символизировали официальные должности и власть были значительно упрощены, отличие статуса чиновника по цвету приобрело еще большее значение. Так, например во время правления суйского императора Ян Цзяня использовалось узорчатое одеяние темно-желтого цвета, носимое императором в качестве знака отличия. Помимо этого, внешний вид одежды в это время более четко показывает классовые различия у подданых. В «Цзю таншу» (Старая история династии Тан) в разделе, посвященном императору Гао-цзуну отмечается, что гражданские и военные чиновники третьего ранга и выше носят пурпурную одежду и золотые или нефритовые пояса, чиновники четвертого ранга носили темно-алую одежду, чиновники пятого ранга носили светло-красную одежду и пояса золотого цвета, чиновники шестого ранга носили одежду темно-зеленого цвета, чиновники седьмого ранга носили светло-зеленую одежду и пояса серебряного цвета, чиновники восьмого ранга носили одежду темно-бирюзового цвета, а чиновники девятого ранга носили одежду светло-бирюзового цвета. Во время династии Тан было установлено правило о том, что ярко красный и желтый цвета относились к императорской власти, в то время как во время династии Сун данное правило получило дальнейшее ужесточение, что красный и желтый цвета могли использоваться только среди представителей императорской семьи. Все те, кто нарушал данный закон подвергались наказанию. При династии Мин (1368 – 1644 гг.) одеяние манпао (халат с росписью в виде дракона), которое использовалось на церемониях награждения слуг цвет также играл важную роль и был связан с конфуцианскими концепциями пяти стихий и пяти сторон света. Часто подобная одежда сочетала такие цвета, где к югу относился красный цвет, к северу - черный цвет, к востоку – бирюзовый цвет, к западу – белый цвет, а к центру – желтый цвет. Все эти цвета были основными цветами (чжэнсэ) одеяния манпао, в то время как цвета, связанные с пурпурный, светло-зеленый, фиолетовый, яшмовый, а также светло-желтый цвета были вспомогательными (или переходными) цветами (цзяньсэ). Так, распространенном официальном длинном халате в качестве основного цвета использовались цвета, происходящие от стихий (чжэнсэ), в то время как вспомогательные цвета (цзяньсэ) использовались для создания орнамента и украшений, к числу которых могли относиться узоры в виде драконов, растений, цветов, листьев, ветвей и облаков. Подобное сочетание цветов позволяло цветам контрастировать между собой, обогащая и более ярко выделяя образ носящего одеяние. Иными словами, все это является частью глубокого внутреннего содержания китайской культуры костюма.Помимо вышеупомянутых культурных ценностей, заключавшихся в цветах одежды, в наградном одеянии цифу, существовавшем во время династии (императорский двор награждал достойных людей специальным костюмом, среди которых одежда с узорами дракона была одной из наивысших наград в эпоху династии Мин) отражались основные и вспомогательные цвета, связанные с пятью стихиями.Во время династии Цин (1644 – 1911 гг.) цвет парадной одежды императора олицетворял почтительное отношение к предкам, земле, небу, солнцу, луне, что выражало стремление к гармонии со всем сущим. Таким образом, политический божественный статус власти императора укреплялись за счет цвета парадной одежды. Император носил ярко-желтую зимнее или летнее парадное одеяние, когда приносил жертвы земле и молился о зерне, а также носил синее церемониальное одеяние, когда совершал жертвоприношение о ниспослании дождя. Во время утренней молитвы (поклонению солнцу) император надевал красное одеяние, в то время как во время вечерней молитвы (поклонению луне) он сменял его на одеяние белого цвета.

2.3. Культурная ценность структуры китайского традиционного костюма и украшений

Самая ранняя структура китайского костюма - верхнее и нижнее одеяние, которые принимали символы неба и земли, цянь и кунь (две противоположные гексаграммы «Ицзина»). Верхнее одеяние было черное, а нижнее – светло-фиолетовое. В период Чуньцю и Сражающихся царств появился халат шэньи, который нарушил эту традицию. В его структуре нижняя и верхняя часть были разделены. Такой костюм был распространен до эпохи Хань повсеместно в Китае, носился представителями любого сословия и пола. В уезде Пиншань провинции Хэбэй было найдено бронзовое основание лампы эпохи Сражающихся царств в форме фигуры в такой одежде (рис. 9). Между ними существует принципиальная разница, поскольку цвет и форма для шэньи играют ритуальную и церемониальную роль. Под влиянием конфуцианства культурное содержание шэньи было богатым и разнообразным. Парадное одеяние шэньи, черные одежды правящей элиты сюаньдуань эпохи Чжоу, малая церемониальная черно-красная сюаньи, нижняя часть одеяния сячан различались в зависимости от иерархии среди сановников. Орнамент и узоры, которыми украшались шэньи, а также иные предметы церемониальной одежды и аксессуаров, которые носили крупные сановники также варьировались в зависимости от ранга чиновника. У одеяния шэньи верхняя часть была преимущественно одноцветной, в то время как во внутренней подкладке одеяния использовалась белая хлопчатобумажная ткань. В то же время подобная одежда со стороны воротника, рукавов, нижней части подкладки украшалась шелковой тканью черного цвета. Некоторые элементы церемониальной одежды чередовали белый и черный цвет. Это было связано со сменой дня и ночи, а также было концептуально связано с чередованием инь и ян, что в определенной степени отражало единство одежды с природным временем суток [5,117c]. Иными словами, цвет у официальной одежды чиновников и императора связан с особенностями природных явлений. Одно из главных различий между древнекитайской и западной одеждой заключается в том, что китайская одежда специально не подчеркивала изгибы тела, в то время как в западной традиции одежда украшала плечи, бедра, изменяла линию талии. Парадные одеяния были тесно связаны с отражением концепции чжунъюн («золотой середины»), согласно которой человеку следовало отказываться от крайностей, например, использовать слишком прямые линии в одежде, скрывая естественность тела. Таким образом, китайская одежда в первую очередь стремилась быть более свободной и естественной, чтобы человек был в гармонии с природой и духовно развит. Помимо этого, у некоторых частей шэньи также имелись определенные культурные требования, как, например, наличие элементов, связанных с временем года по лунному календарю. Требовалось, чтобы рукава были круглыми, воротник должен был быть квадратной формы, с задней стороны одеяние должно быть прямой формы. Подобная структура при изготовлении одежды объяснялась конфуцианскими добродетелями: справедливостью, благородством, добродетелью и т.д [6, 961-962c]. Особенности изготовления рукавов и кроя церемониальной и парадной одежды символизировало также почтительность к императору. В то же время квадратная и прямолинейная форма воротника демонстрировала бескорыстность и справедливость. Прямой крой задней части одеяния символизировал честность и искренность. В качестве примера можно привести одеяние шэньи времен царства Чу, найденное в провинции Хубэй (рис.10). В китайском обществе, согласно конфуцианской традиции, управление осуществлялось посредством церемоний ли, которые во многом сдерживали пороки общества. В данном контексте одеяние шэньи являлось внешним проявлением этикета и ритуала, а также отражало характер и сущность социального слоя людей, носивших ее. После династии Хань цвета и скрытое содержание, заложенное в одеянии шэньи, стало постепенно изменяться, нарушая прежние порядки. У такого типа одежды со временем сохранилась только форма в общих чертах, куда входили два элемента, нижний и верхний. Таким образом, более поздние образцы одеяния шэньи перестали носить в себе скрытый смысл церемоний и ритуалов, превратившись исключительно в эстетический элемент. Уже во время династии Сун (960-1279 гг) одеяние шэньи снова стало активно использоваться. Однако оно уже не имело того значения, как раньше. Одеяние, появившееся в эту эпоху, стало символом конфуцианства, но не символом конфуцианских норм. По этой причине одеяние шэньи, относящееся к таким эпохам, как Чуньцю, Сражающиеся царства и Хань, в значительной мере отличаются от более поздних образцов шэньи. При этом важно отметить, что шэньи более поздних периодов также не являлось копированием традиционных, более ранних шэньи, поскольку оно имело свое собственное уникальное значение.

0000

3. Заключение

Культурная ценность традиционной китайской одежды является уникальным продуктом китайского общества. Невозможно понимать культурную ценность одежды только как атрибуты, отвечающие индивидуальным культурным потребностям. Культурную ценность китайской традиционной одежды следует рассматривать диалектически с точки зрения процесса развития вещей. При этом следует учитывать тот факт, что культурная ценность одежды также заключается в служении человеку вне зависимости от эпохи. В то же время культурная ценность китайской традиционной одежды формировалась за счет постоянного развития, интеграции и практики. Способность древних китайцев создавать культурные потребности и культурные продукты уже является важнейшей культурной ценностью. Традиционная китайская одежда является внешним проявлением китайских культурных ценностей. Вне зависимости от того, удовлетворяются ли объективные условия или субъективные условия, очевидным фактом является богатая и глубокая культурная ценность традиционной китайской одежды. Различные цвета, узоры, орнамент и виды парадной и церемониальной одежды были предназначены для удовлетворения социальных, политических, психологических и культурных потребностей древнекитайского общества. Помимо этого, традиционная одежда тесно связана с философским учением конфуцианства, которое выступало в качестве главного морально-этического учения, а также связана со вспомогательными учениями даосизма и буддизма, которые вместе сформировали общий нравственный, этический и философский пласт в китайской культуре [7,22c]. Так, например, такие ключевые понятия, характерные для данных учений, как гармония между человеком и природой, следование законам природы, умеренность, доброжелательность и праведность, уважение к природе, а также прочие жизненные принципы выражались через традиционную одежду. Кроме того, традиционная китайская одежда служила также в качестве важнейшего классифицирующего элемента в иерархической системе Китая, являясь внешним выражением политической и моральной этики. Посредством внешних характеристик одежды осуществлялось различие в классах сановников, отмечалась церемониальная роль тех или иных подданых императора, а также осуществлялось проведение обрядов и управление государством. Все это в значительной степени сформировало традиционную культуру китайского народа. Исследование культурной ценности традиционной китайской одежды не только обогащает разнообразие мировой культуры, но позволяет осуществлять двустороннее изучение ценностей Китая и окружающего мира на более глубоком уровне. Кроме того, изучение культурных ценностей позволяет приобщать представителей современного китайского общества к познаванию концепции единства человека и природы, что может проявляться в воспитании осознанного отношения к природе, позволяет распространять знание о важной исторической роли китайской традиционной одежды, а также создавать почву для дальнейшего развития китайской культуры в общем и культуры китайской одежды в частности.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования, конкретно обозначенный в заголовке («Отражение культурных ценностей в традиционном китайском костюме»), в статье представлен имплицитно, путано.
Например, из общего контекста статьи, конечно, можно догадаться, что автор ведет речь исключительно о мужском костюме. Но он не сообщил читателю, есть ли различия в мужском и женском традиционном китайском костюме, в чем состоят их общие особенности. Или женский костюм не отражает культурных ценностей?
Среди основных проблем, обусловивших недостаточный уровень проработки обозначенного предмета, следует выделить несколько факторов.
1. Отсутствие четких авторских или заимствованных из теоретического дискурса основных дефиниций (определений базовых понятий) исследования, с помощью которых автор смог бы яснее представить читателю свою мысль, а у рецензента, с другой стороны, была бы возможность оценить авторские достижения (научную новизну). Например, во введении автор пытается разграничить «объективные условия анализа», к которым отнесены «влияния социальной и региональной среды» (на костюм?), и «субъективное условие», под которым понимается «общественная практика, способствующая непрерывному развитию, росту и совершенствованию костюма». Мысль автора не ясна, поскольку: 1) различные общественные практики (субъективные условия по мысли автора) являются социальными факторами совершенствования костюма, т. е. формируют условия социальной среды, отнесенные к объективным «условиям анализа»; 2) спутаны «условия анализа» (т. е. определяющие ход исследовательской мысли условия) с условиями (детерминантами) непрерывного «развития, роста и совершенствования костюма»; 3) неясен термин «рост костюма»: насколько он отличается от «развития» и «совершенствования»?, как именно он позволяет охарактеризовать предмет исследования?
Примеров неопределенных понятий, которые читаются неоднозначно в тексте достаточно много («отражение», «культурная ценность», «культура традиционного костюма» и др.). В научной статье принято либо указывать ссылку на источник, в котором термин однозначно определен, либо давать авторскую трактовку основным понятиям. В этом направлении автору следует доработать свою статью.
2. Во введении нет целеполагания исследования: автор не разъяснил читателю, в чем именно он видит научную проблему, какова цель исследования (она должна полностью или частично охватывать проблему и соотноситься с предметом исследования). Задачи исследования, которые должны раскрывать читателю логику достижения цели исследования с помощью определенных методов и подходов, как отмечено выше, представлены путано.
3. Не обозначив проблему, автор не раскрыл степень её изученности коллегами, другими учеными. Поэтому представленная работа выглядит конспектом трех упомянутых автором источников, а не исследованием, имеющим научную ценность.
Методология исследования автором недостаточно продумана. Прием разграничения объективных (климатических) и субъективных (социальных) условий формирования и развития отдельных элементов традиционного костюма является сильной стороной работы. Просматривается также попытка автора дать историческую периодизацию появления различных элементов и представить их типологию с привязкой ко времени. Однако рассуждения по этим вопросам не доведены до логического завершения: одни периоды указаны без привязки ко времени, в других — недостаточно ясно охарактеризованы нововведения в традиционный костюм.
Актуальность поднятой темы автор частично обосновал первыми предложениями введения. Для характеристики актуальности статье не хватает четко сформулированной проблемы и целеполагания. Пока приходится констатировать, что актуальность не очевидна.
Научная новизна представленной работы остается спорной. С одной стороны, автор, по мнению рецензента, сумел обозначить интересный аспект: влияние развития традиционной китайской философии на особенности традиционного костюма. Однако, с другой стороны, отразить собственную авторскую позицию в оценке взаимосвязи философии, костюма и социальной стратификации все же автору не удалось. Сказалась слабая проработка научной литературы по теме: в статье совершенно нет критики работ других ученых. Поэтому не ясно, где заканчивается констатация общеизвестных фактов и начинается мыль автора (новизна).
Текст содержит множество стилистических ошибок («… предпочтение определенным цветам в одежде отличался …», « … образ носящего одеяние …» «… ярко-желтую зимнее или летнее парадное одеяние…» и др.). Нужна вычитка и редакторская правки текста.
Библиография, содержащая упоминания всего 3-х источников, очень слабо отражает предметную область исследования, оформлена без учета редакционных требований.
Апелляция к оппонентам недостаточна. Корректность существующих ссылок на работы коллег сомнительна ввиду сложности авторского языка (множество ошибок) и отсутствия четких разграничений цитируемой и авторской мысли.
Рецензент считает, что интерес читательской аудитории журнала «Философия и культура» статья может вызвать при условии значительной доработки. Наиболее интересными представляются два аспекта: 1) на примере анализа деталей костюмов отдельных эпох было бы интересно наблюдать отражение философско-религиозных традиций Китая в особой семантике традиционного костюма; 2) автор имплицитно использовал понятие «культура традиционного костюма», которое при достаточной проработке может придать работе концептуальную новизну.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования статьи «Отражение культурных ценностей в традиционном китайском костюме» - эволюция китайского костюма с точки зрения отражения в нем культурных ценностей.
Методология исследования разнообразна и включает сравнительно-исторический, аналитический, описательный и др. методы.
Актуальность статьи чрезвычайно велика, особенно в свете возросшего интереса современного научного сообщества к истории и культуре Востока.
Научная новизна работы также не подлежит сомнению, равно как и ее практическая польза для научного сообщества и разноплановой читательской аудитории.
Статья представляет собой весьма достойное научное исследование, в котором стиль, структура и содержание полностью соответствуют требованиям, предъявляемым к статьям такого рода. Оно отличается обилием интересных практических и исторических сведений, свидетельствует о глубоких познаниях автора в области истории создания традиционного китайского костюма.
Статья четко и логично выстроена, имеет следующие части:
1. Объективные условия формирования культуры китайского традиционного костюма
2. Субъективные условия формирования китайской культуры традиционного костюма
2.1. Культурные ценности орнаментов китайского традиционного костюма и аксессуаров
2.2 Культурная ценность цвета китайского традиционного костюма и украшений
2.3. Культурная ценность структуры китайского традиционного костюма и украшений
3. Заключение, в котором содержатся всеобъемлющие выводы
Работа представляет огромный интерес с точки зрения влияния мировоззрения – буддизма, даосизма и «конфуцианских натурфилософских идей», как отмечает сам автор, на культуру традиционного китайского костюма. Исследователь точно заметил: «Китайская традиционная одежда олицетворяет культуру, образ мышления, социальные потребности, общественные ценности, а также идеологию традиционного китайского общества. Традиционный костюм демонстрирует культурное наследие и мудрость древних китайцев. Так, китайская одежда воплощает в себе внутреннее культурное содержание, ценности, а также требования, связанные с различными элементами, которые могут относиться к разным эпохам в истории Китая, а также с различными социальными группами и представителями иерархической структуры общества. Одновременно с этим китайская культура одежды содержит в себе отражение концепции гармонического существования с природой, поиска баланса, мораль и этикетные нормы, характерные для китайского общества разных эпох».
Формулируя важный тезис о том, что «традиционная культура костюма в Китае развивалась независимо, постепенно интегрируя другие культуры, ставя при этом в центр собственную культуру», исследователь прослеживает, как это происходило: «Во время эпохи Вэй, Цзинь, Южных и Северных династий в обществе были волнения, одновременно с этим развивался буддизм, до Китая через торговцев дошли персидские и греческие изображения львов, жимолостные узоры, орнаменты с изображением восьми драгоценностей, орнаменты в виде цветов лотоса и др. Смешение культур, отразившееся в традиционном костюме, в рамках соединяющего Европу и Азию Великого Шёлкового пути достигло своего расцвета с Западной Хань по раннюю Тан. Из Византии в Китай пришел жемчужный узор, который слился с буддийским орнаментом цветов баосян и другими восточными элементами, которые украшали ткани в эпохи Хань и Тан (рис. 4)». Автор подчеркивает: «В отличие от западной культуры костюма, в традиционной китайской культуре больше внимания уделяется символическому значению орнаментов. Благоприятные узоры династии Цин демонстрируют дух китайского народа и тонкость традиционной культуры, включают линчжи (ценное лекарственное растение), персик и хризантему, символизирующие долголетие, пион, символизирующий богатство и процветание, сочетание семян и цветов лотоса, символизирующее гармонию и добро, обезьяну, сидящую на лошади, орнамент в форме морей, рек и скал, символизирующий стабильность империи, и многие другие благоприятные символы (рис. 5). Бельгийский бренд Dries Van Boten использовал эти элементы в своей коллекции осень-зима 2012 года (рис. 6). Так, традиционные орнаменты прошли путь от стремления к «единству неба и человека» до уважения к природе, китайский костюм отражает стремление к гармонии и единству».
Это свидетельствует, как мы уже отмечали, о глубоком знании истории костюма и тщательном анализе разнообразных источников. Свои знания автор подкрепляет ссылками на рисунки, что также является важным достоинством этого исследования.
Исследователь также анализирует «философские концепции, связанные с использованием цветов», орнаменты, украшения, «особенности изготовления рукавов и кроя церемониальной и парадной одежды». Все это имеет важное значение для дальнейших исследований, которые, несомненно, и будут предприняты.
Но хотелось бы обратить внимание автора на необходимость тщательно проверить текст на предмет опечаток, т. к. встречаются предложения, в которых искажается смысл вследствие возникших опечаток и пропущенных знаков препинания: «Подол костюма, запахивающегося направо, воплощало в себе концепцию жизни и смерти инь и ян, а также отражало особенности культуры одежды…» или «На короне одежда, которую носил император для жертвоприношений существовали 12 традиционных ритуальных узоров, которые использовались для украшения шести видов церемониальной одежды императоров и знати…»
Библиография данного исследования является вполне достаточной и разносторонней, включает основные источники по теме. Апелляция к оппонентам представлена в достойной мере и выполнена на должном научном уровне.
Как уже было замечено, автор делает ряд серьезных и глубоких выводов, вынося их в отдельную часть, вот лишь некоторые из них: «Культурная ценность традиционной китайской одежды является уникальным продуктом китайского общества. Невозможно понимать культурную ценность одежды только как атрибуты, отвечающие индивидуальным культурным потребностям. Культурную ценность китайской традиционной одежды следует рассматривать диалектически с точки зрения процесса развития вещей. При этом следует учитывать тот факт, что культурная ценность одежды также заключается в служении человеку вне зависимости от эпохи. В то же время культурная ценность китайской традиционной одежды формировалась за счет постоянного развития, интеграции и практики. Способность древних китайцев создавать культурные потребности и культурные продукты уже является важнейшей культурной ценностью. <…> Исследование культурной ценности традиционной китайской одежды не только обогащает разнообразие мировой культуры, но позволяет осуществлять двустороннее изучение ценностей Китая и окружающего мира на более глубоком уровне».
На наш взгляд, статья будет представлять большой интерес и практическую пользу для разнообразной читательской аудитории - практиков, студентов и педагогов, историков, искусствоведов и т. д., а также всех тех, кого интересуют вопросы развития китайского костюма, моды и пр.



Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.