Статья 'От логоса к образу: тенденции трансформации современной культуры' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

От логоса к образу: тенденции трансформации современной культуры

Сытых Ольга Леонидовна

доктор философских наук

профессор, кафедра эмпирической социологии и конфликтологии, Алтайский государственный уиверситет

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Ленина, 61

Sytykh Olga Leonidovna

Doctor of Philosophy

Professor, the department of Empirical Sociology and Conflict Resolution, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Lenina, 61

Sytykh@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0757.2021.2.35209

Дата направления статьи в редакцию:

10-03-2021


Дата публикации:

07-05-2021


Аннотация: Предметом данного исследования является трансформация современной культуры, связанная с визуальным поворотом. Опираясь на диалектический метод и метод системного анализа, автор выявляет тенденции транс-формации современной культуры. Показать сущность изменений в культуре, их направление и воздействие на общество и человека – цель данной статьи. В статье раскрываются причины трансформации, её проявления и последствия. Работы представителей разных наук (философов, культурологов, социологов, историков и др.) и направлений являются теоретической базой исследования. Эмпирическую базу составили результаты социологического опроса, проведённого на базе двух ВУЗов Алтайского края в 2020 г.. Новизна статьи состоит в определении тенденций трансформации культуры под влиянием визуального поворота, их последствий (как положительных, так и отрицательных) для общества и человека, в обобщении многочисленных проявлений этих тенденций. Основным выводом данного исследования является положение автора о серьёзных и противоречивых трансформациях в обществе под влиянием визуального поворота. Влияние визуального поворота имеет как положи-тельные, так и отрицательные тенденции развития и их последствия. Среди положительных моментов влияния визуального поворота обращается внимание на стимулирование развития образного мышления, основанного на работе правого полушария мозга. Автор выделяет и отрицательные последствия визуальной трансформации культуры. Восприятие через образы в современном варианте отучает людей думать. Получение информации через образы, а не через речь и слово, усиливает клиповость сознания. Из этого вытекает возможность формирования человека, подверженного манипулированию. Подача образов в интернете и выстраивание видеорядов формирует привычку ожидания «решения кем-то твоих проблем» в ситуации выбора. Ещё одно следствие перехода от логоса к образу – это формирование предпосылок для «лёгкого» ухода в виртуальные ситуации.


Ключевые слова:

логос, образ, визуальный поворот, визуальная культура, общество, общество потребления, молодёжь, глобализация, мышление, информация

Abstract: The subject of this study is the transformation of modern culture associated with the visual turn. Using the dialectical method and systemic analysis, the author determines the trends in transformation of modern culture. The goal of article is to demonstrate the essence such changes, their vector and impact upon individual and society. The factors of transformation, its manifestations, and consequences are revealed. The works of the representatives of philosophy, culturology, sociology, history, etc. comprise the theoretical framework for this research. The empirical base contains the results of sociological survey conducted 2020 on the premises of two universities in the Altai Krai. The novelty consists in identification of the trends of cultural transformation under the influence of visual turn, their positive and negative consequences for individual and society, as well as generalization of numerous manifestations of these trends. The main conclusion of this study is the author's position about serious and contradictory transformations in society under the influence of visual rotation. The impact of visual rotation has both positive and negative development trends and their consequences. Among the positive effects of the visual turn, the author highlights stimulation of the development of visual thinking, which depends on functioning of the right brain. The author also indicates negative consequences of the visual transformation of culture. Perception through images weans people from thinking. Receiving information through images, rather than through speech, increases the clipping nature of consciousness. This entails the possibility of formation of an individual subject to manipulation. The presentation of images on the Internet and arrangement of visual series develops the habit of expecting “the solution of your problems by someone else” in the situation of choice. Another consequence of the transition from logos to image is the formation of prerequisites for “easy” submersion into virtual situations.


Keywords:

logos, image, visual turn, visual culture, society, consumer society, youth, globalization, thinking, information

В прошлом (XX) веке чтение было одним из любимых занятий фактически каждого культурного человека, как в России, так и в других республиках Советского Союза. «Нечитающие дети» в СССР, кого-то удивляли, кого-то возмущали, но очень мало было тех, кого они оставляли равнодушными. Дети, перед тем, как отправиться на каникулы, получали солидный список произведений классиков, которые они должны прочесть к началу нового учебного года. И, как ни странно может показаться современным школьникам, большинство читали эту рекомендованную учителями и предусмотренную школьными требованиями и нормативами литературу. А некоторые школьники делали это с большим удовольствием. Представление о Советском Союзе иностранных граждан имело множество образов, но один из них – это поезда метро, заполненные читающими людьми. Чтение было и нормой и увлекательным занятием и окном в неизведанное, интересное.

Но современный мир изменился, он стал другим. Мамы могут беспокоиться по поводу того, что их «взрослый ребёнок», которого они и не помнят, когда последний раз видели с книгой и которого невозможно было в детстве заставить читать, «вдруг неожиданно» обратился к книге (читает художественную литературу). При этом значительная часть современной молодёжи много знает, благодаря новым средствам коммуникации и новым технологиям. Большинство современной молодёжи умеет быстро находить нужную информацию. Следует задуматься, как изменился мир, открываемый современными молодыми людьми по сравнению с миром молодых середины ХХ века. Значительную часть информации молодёжь получает через образы, подаваемые вместе со словом или даже отдельно от слов. Часть необходимой для жизни информации самими молодыми людьми кодируется образами, знаками, символами. На вопрос о том часто ли в переписке с друзьями вы используете смайлики подавляющее большинство студентов – 93,8% (75 из 80) ответили «Да». На вопрос: «С какой целью Вы дополняете переписку смайликами?» большая часть опрошенных – 90% (72 человека из 80) выбрали вариант ответа: «выразить свои эмоции и чувства». Стереотипизированные визуальные образы с лёгкостью заменили в переписке молодёжи привычные слова: «люблю», «скучаю», «огорчён», «плачу» и т.д.

Образы окружают современного человека повсюду: рекламные щиты, глянцевые журналы, обилие картинок и иллюстраций в книгах, выразительные сцены в спектаклях современных театров, где внимание больше приковано к сценам, изображениям движений и поз, к интерьеру и меньше к словам.

Возрастание роли образности в повседневной жизни человека обозначается в современной культуре как визуальный поворот. На это обращают внимание многие исследователи. Если для Г. Бёма это «иконический поворот», то для М. Маклюэна – это «иконический прорыв» [7, с. 259]. Но независимо от названия под этим понимают изменение «в социо-культурной ситуации, при котором онтологическая проблематика переводится в план анализа визуальных образов».

Визуальное становилось предметом исследования многих мыслителей. Так, в работах О.В. Беззубовой, А.Ю. Зенковой, Э. Усмановой, Д. Элкинса представлен анализ визуальных исследований.

М. Баль, М. Джей, К. Мокси, Н. Мирзоева, Дж. Т. Митчелл, Дж. Элкинс затрагивают понятие визуального.

Г. Зиммель пишет о роли визуального в социальном опыте. Проблемы визуального опыта и социальных функций искусства привлекли внимание П. Бурдье.

Методология социологического анализа на основе визуальных образов разрабатывается в работах Д. Грэди, О.В. Сергеева, С. Холл, Э. Чапмен, П.Штомки. Сегодня значимы для науки визуальная антропология и визуальная социология. «Теория взгляда», к которой обращаются Ж. Деррида, Ж. Лакан, Д.-П. Сартр является значимой для осмысления визуального в жизни человека. Осмысление роли визуального в культуре содержатся в работах A.B. Венкова, A.B. Конева, К. Э. Разлогова, H.A. Хренова.

Целью данной статьи является анализ причин визуального поворота, его сущности и последствий для человека и общества. Методология этого исследования диктуется его сложностью. Диалектический метод, предполагающий анализ явления в историческом и логическом аспектах, во взаимосвязи даёт возможность решения поставленных задач. Системный подход позволяет раскрыть сущность ряда элементов визуального поворота как системы, в их взаимовлиянии и единстве.

Почему произошёл этот поворот?

1.Для такого перехода и быстрого развития образности в социальной жизни есть ряд причин. Одна из них – это глобализация, для которой характерны кросскультурные контакты и новые коммуникационные процессы. И здесь использование образов служит хорошим «подспорьем» при общении в сети представителей разных стран, народов, культур, говорящих на разных языках, но стремящихся к общению. Обмен информацией через образы позволяет донести смыслы без серьёзных информационных потерь.

2. Масштаб информации, обрушившейся на современного человека , иначе – «информационный бум» - это также важная причина перехода общества к всё большому использованию образов. Современная жизнь человека заполнена огромным количеством информации. Кодирование информации в визуальный поток даёт возможность воспринимать больше информации, чем если бы её восприятие шло через слово. Информация становится всеохватывающей. Кодирование определённой информации в знаки и символы – явление не новое. Есть сферы, в которых без них вообще нельзя обойтись, к которым мы привыкли и которые понятны для профессионалов и специалистов и знаки, интерпретацию которых знают все. Например, дорожные знаки, символы опасности и защиты, инструкции при использовании бытовых предметов и т.д. Но в современном мире этот процесс кодирование информации в образы приобретает всё более масштабный характер, распространяясь на всё большее количество сфер жизни, и пронизывает человеческое общение.

3. Современное общество – это общество потребления. Продажа товаров, а в обществе потребления всё становится товаром, требует красивой упаковки. На первое место в современном обществе выходят ценности общества потребления (гедонизм и прагматизм). Они активно насаждаются массовой культурой для формирования определённых потребительских интересов и закрепления потребительских практик у населения. TV и Интернет насыщено рекламой красивых и «необходимых» товаров. Вышедшие на широкий экран художественные фильмы демонстрирует способы использования этих товаров при определённом стиле жизни (и поведения). Демонстрация этих стилей жизни в фильмах постсоветского периода (следование моде, потребление модных образцов, «гламурности», потребительское отношение к людям, секс и наркотики как развлечение, жизнь без обязательств и ответственности, потребление в удовольствие) формирует и закрепляет ценности общества потребления. Фильмы: «Авария – дочь мента», «Маленькая Вера», «Пикап: съем без правил», «Никто не знает про секс» - фильмы о том, как можно жить по-новому, «совсем не так как жили родители и деды» и главное в этом по-новому – как надо проживать и потреблять. Фильмы эти без навязывания оценок, они демонстративны в плане стилей и возможностей потребления. Красивые, модные вещи, красивая жизнь – это предложенные и принимаемые молодёжью новые ценности в противоположность ценностям значимым для их родителей (труд во благо общества, реализация и раскрытие себя через труд и др.). Дать новые образы и показать образцы, заменив этим рассказы и описания того, как было прежде и как может быть [12].

4. С формированием общества потребления связана и ещё одно основание (причина) перехода к образности - это влияние визуальных коммуникаций. Этот визуальный поворот, по мнению Е.В. Батаевой и В. Савчука следует за онтологическим, лингвистическим поворотами и фиксирует отход в средствах коммуникации от вербального способа к визуальному [1, 10]. Образы широко используются в таких сферах современного мира как маркетинг и СМИ. Одной из их важных задач является формирование информационного потока в эмоционально насыщенный форме и визуальный язык здесь очень подходит. Разработанные в коммуникационном маркетинге технологии, направленные на использование соответствующих образов определённого цвета и формы, для конкретной аудитории, незаменимы сегодня в плане представления товара, будь то яркая детская игрушка, элегантное чёрное платье для дамы или образование, упакованное в новые представления о престижности – всё это важная часть современной коммуникации.

У истоков визуального поворота стоит изобретение фотографии, которую в научном плане одними из первых стали использовать антропологи, иллюстрируя особенностей жизни далёких племён. Следует отметить, использование визуальных данных для документирования социокультурных характеристик различных социальных групп. Со временем к физиологическим характеристикам расовых групп обращаются представители физической антропологии и антропометрии [13].

В ХХ веке визуальные данные стали широко использоваться в социологии. В середине 1980-х гг. была организована Международная Ассоциация Визуальной Социологии (International Visual Sociology Association – IVSA). С этого времени в Соединенном Королевстве и в Европе использование визуальных данных в социологических исследованиях становится достаточно широким. Подобные исследования вслед за Европой появляются в Индии, на Центральном Востоке, в России и в некоторых областях Азии и Южной Америки [14, р. 3].

По использованию самого термина «визуальная социология» нет единого мнения. Актуальным и сегодня остаётся вопрос: «Можно ли считать визуальную социологию специальной социологической теорией (ССТ)?». Большинство исследователей считают, что нельзя, так как визуальную составляющую можно найти в социологи города, социологии молодёжи, социологии коммуникативных систем и других ССТ [2].

Задачей визуальной социологии является выявление по внешним визуальным признакам структурных особенностей общества (политических, экономических, культурных, и других). Причём, эта задача не должна сводиться к поверхностному описанию визуальной информации. Для социолога важно выявить скрытые в глубине изображения (за фотографиями) смыслы. П. Штомпка, цитируя Тимоти Карри, пишет об этом так: «…визуальные социологи, интересуясь внешним видом объектов, стараются выяснить, что скрывается за этим видом, откликаясь на условия социологии…. Когда внешний вид чего-либо связывается с социологическим объяснением, можно сказать, что задание визуальной социологии выполнено» [11, с. 29]. Эта цитата отражает реальную цель визуальной социологии.

Достоверность фото (большая, чем текстового материала) на самом деле сомнительна. Попадание в кадр зависит от целей и направленности снимающего. В настоящее время это особенно наглядно и заметно, когда пытаются по фотографиям и представленным видеосъёмкам восстановить уличные события в период митингов и демонстраций, как в нашей стране, так и за рубежом (не важно, идёт ли речь о Франции, США или Белоруссии). Со стороны участников (особенно несанкционированных митингов) отражаемые события выглядят как покушение на их свободу и безопасность представителями властных структур, а со стороны «силовиков» - они (силовики) пытались обеспечить безопасность всех присутствующих (пусть и незаконно вышедших на акции). Встаёт вопрос – как подбираются кадры, как фильтруются и что показывается? Это в политике, а в истории, в социологии, в антропологии и т.д.? Здесь, если нет политической заинтересованности, то, всё равно, нельзя отрицать влияние личности наблюдателя, отражающегося в фото и видеоматериалах, в создаваемой визуальной картинке. Таким образом, фокусирование на объекте исследования носит выборочный характер.

Историки – исследователи повседневности отмечают, что ценность информации, полученной из визуальных источников, повышается при корреляции фотографии с иными источниками [6, с. 46]. Информация всё чаще и в разных сферах кодируется в визуальный поток. Музейные экспозиции документов дополняются материалами фотосъёмок, которые привлекают людей разного поколения, особенно молодёжь. Чтение исторических книг увлекательно, но не менее интересно знакомство с фото и видеоматериалами, а ещё лучше – участие в исторической реконструкции событий прошлого. В итоге - человек получает ощущения, переживания собственного эпоса, и каждый может стать героем своей летописи.

В результате визуального поворота формируется визуальная культура. По определению С.М. Даниэля, «визуальная культура – это частная область понятия «культура», развивающая способности восприятия визуальных образов, умение их анализировать, интерпретировать, оценивать, сопоставлять, представлять, создавать на этой основе индивидуальные художественные образы. Визуальная культура сегодня охватывает такие объекты культуры, как кино, телевидение, фотография, концептуальное искусство, «publicart», рисунок, фотография, живопись, видео-арт, реклама, дизайн, web-дизайн, видеоигры, мода, граффити и т.д.» [4 , с.113]. Визуальные данные рассматриваются не только как средство отражения и представления ситуации, социальной реальности, «но и как средство презентации ментальных практик, социальных действий и структур» [5, с. 146]. С данной точки зрения визуальные феномены рассматривает Ф. Джеймисон, акцентируя внимание на том, что визуальные компоненты культуры являются не доминирующими, а фундирующими её [5].

Большую популярность сегодня приобретают иллюстрированные журналы. Журналы разной тематики и направленности: от политических, до светской хроники, направленные на конкретного потребителя привлекают внимание своей красочностью. Одним из первых, ставшим весьма популярным журналом был журнал «Life» [8]. Подробный анализ популярности журнала «Life» содержится в статье Я.А. Новиковой. Журнал существовал с перерывами в 1936–1972-е гг. и 1978–2000-е гг. и был эталоном информационно-развлекательного иллюстрированного издания. Основное содержание – это иллюстрированные новости. В этом журнале работали фотографы с мировой известностью. О его популярности свидетельствует то, что в 60-ые годы его тираж превышал 6 миллионов экземпляров. Политика этого журнала была определена как «видеть и показывать мир». Фотографии, опубликованные в «Life» –это и свидетельства эпохи, которые интерпретировались в соответствии со знанием их культурного контекста, и одновременно визуальные образы, вызывающие глубоко личные чувства у человека. Успех этому журналу принесли фотографии Второй мировой войны, запечатленные образы великой депрессии, войны во Вьетнаме, многих политиков и т.д. [8].

В настоящее время ряд иллюстрированных журналов, пользующихся популярностью у читателя-зрителя, выходит миллионными тиражами. Привлекают молодёжь модные журналы («Cosmopolitan», «Vogue», «Vanity Fair и др.), которые дают образы красивой одежды, жизни, красивых отношений и т.д.

Проведённый социологический опрос среди студентов 1-2 курсов Алтайского государственного университета и Алтайского государственного педагогического университета (80 респондентов) дал некоторые интересные данные. (В исследовании была использована одноступенчатая выборка, методы отбора: стихийный и метод типичных представителей).

Из 80 опрошенных 31 человек (38,75%) «часто» просматривают иллюстрированные журналы, 8 человек (10%) – «очень часто», 14 человек (17,5%) делают это «редко», 9 человек (11,25%) ответили, что они их не смотрят, 18 человек (22,5%) просматривают их тогда, «когда они им попадаются на глаза». Сравним эти данные с их ответами на вопросы о чтении художественной литературы? Студентам было предложено 2 вопроса на эту тему: «Читаете ли Вы художественную литературу? Среди опрошенных оказалось 8 человек (10%), кто её не читает вообще. Остальные - читают. Второй вопрос звучал так: «Сколько книг Вы прочитали за год?». Самый популярный ответ – 3 книги прочли за год 48 человек (60% опрошенных). 13 человек ответили, что они прочитали 2 книги (16,25%), по одной книге прочитали 11 человек (13,75%), но и 8, как мы отметили выше, - не читают художественную литературу. Просмотр художественных фильмов студентов занимает значительно больше, чем чтение книг, их смотрят все опрошенные. 64 человека из них (80%) за год просматривают от 6 до 9 фильмов. 5 человек (6,25%) – не более 3-х фильмов, 11человек (13,75%) – более 9 фильмов.

Подтверждает склонность к визуальному восприятию и то, как студенты выбирают материалы, предложенные преподавателем для подготовки к занятию по философии. Студентам был задан вопрос: «Каким материалом из предложенного преподавателем Вы воспользуетесь при подготовке вопроса «Философия Платона»? Надо было выбрать ответ из 4-х вариантов: 1. Посмотрю видеолекцию, 2. Прочитаю по учебнику эту тему, 3. Посмотрю видеофильм о Платоне, 4. Почитаю сочинения Платона. Распределение ответов было следующее: Посмотрю видеолекцию – 26 человек (32,5%), 24 человека (30%) пожелали посмотреть видеофильм о Платоне, 25 студентов (31,25%) были готовы почитать учебник при подготовке к занятиям и 5 человек (6,25%) намеревались при подготовке вопроса «Философия Платона» почитать сочинения Платона. Таким образом, при подготовке к занятиям 50 человек (62,5%) из 80 скорее воспользуются видеоматериалами, чем будут читать текстовые материалы. Таким образом, для современных студентов более предпочтительны образы, картины, видео, чем текстовые материалы: учебники, книги, статьи.

Образы постоянно заполняют жизнь современного человека: в шоу-бизнесе, в политике, в рекламе, в экономике, в масс-медиа, в Интернете. Эта «гиперреальность» (Ж. Бодрийяр), или реальность образов подменяет собой (симулирует) действительность. Как пишет Е. В.Батаева, «В современном мире гиперреальность утрачивает характеристики вторичности или «надстроечности» (над «базисом» не-образной действительности), напротив, она становится основной и единственной реальностью» [1].

Экранная культура становится доминирующей, оттесняя на второй план письменную. Ряд авторов отмечает потерю позиций литературы, так как кино стало средством культуры, имеющим большие возможности (ресурсы) для отражения жизни общества, повседневного быта социальных и национальных групп, жизни человека определённой эпохи. Классическая литература с длинными текстами и с необходимостью внимательно следить за разворачивающимся сюжетом не может в этом плане конкурировать с кино. [9, с.5].

Это новое измерение реальности Ж. Бодрийяр и стал называть «гиперреальностью», или реальностью образов, подменяющих собой (симулирующих) действительность. «Сегодня положение дел уже таково, что у нас почти отсутствует выбор – мы захвачены этой пролиферацией образов, становлением-образом мира на экранах, становлением-образом нашей вселенной, превращением всего в образное. Но там, где всё есть образ, никакого образа больше не существует, там больше нет образа как иллюзии, как феномена сцены» [3, с. 91].

Нельзя не согласиться с Ж. Бодрийяром, что всеохватность нашей жизни образами, сильно изменила человеческое существование. Задумаемся над вопросом о том, что меняют в «личностном открытии мира» новые технологии?

Представляется, что эти изменения носят как положительный, так и отрицательный характер. Среди положительных можно назвать – стимулирование развития образного мышления, основанного на работе правого полушария мозга. За многие столетия существования нашей (европейской) цивилизации её рационализм (смена типов рациональности, о которых много пишут и говорят в последнее время) свидетельствует о превалировании в развитии человека логоса, аргументации, доказательности, логического анализа и синтеза как основы человеческого мышления. И идя глубже, можно сказать, о стимулирующем развитии левого полушария, продолжавшегося многие столетия. Можно ещё отметить как положительный момент, что развитие правого полушария, способного одновременно обрабатывать много разнообразной информации, может способствовать формированию привычки и способности рассматривать проблему в целом, не применяя анализа. Это очень важно для современной «быстротекущей» жизни. И этот перечень можно было бы продолжить. Значительно важнее сказать о той отрицательной нагрузке, которую несёт этот «визуальный поворот».

Следует выделить и некоторые отрицательные последствия перехода от слов к образу.

1. Восприятие через образы в современном варианте отучает людей думать. Знания всё чаще заменяются умениями. Проявляется парадокс: знаний нет, а умения – есть.

Образы, через которые человек привыкает воспринимать и осваивать мир, достаточно однозначны. Эта однозначность проявляется и в работе маленьких детей с пультом телевизора (когда они освоили необходимые умения: при нажатии кнопки телевизор начинает (перестаёт) работать. Нажав на ту или иную кнопку с определённым символом, изображением, они получат конкретный результат. Однозначность задаётся многочисленными картинками, с которыми сталкивается более взрослый ребёнок, пытающийся обратиться к истории или литературе (через сеть), и получающий массу иллюстраций, сформированных по законам жанра (чаще всего рекламного). События, о которых он читает – предстают для него в виде некого набора картинок-образов. Взрослому человеку, опять же, через многочисленную рекламу навязывается «свой» однозначный видеоряд. Однозначность не предполагает особых размышлений. Она задаёт проблему с решением. Когда есть решение, то думать не надо.

2. Фактически получение информации через образы, а не через речь и слово, усиливает такую характерную для современного общества черту как клиповость сознания. Не связанные друг с другом картинки приучают (а именно так подается информация) воспринимать мир не в целостности, а фрагментарно. Отсюда – клиповость сознания,которая становится частью существования человека, а точнее – его основой. Собственная жизнь представляется такой же фрагментарной, где каждый фрагмент фиксирует что-то произошедшее, не связанное с целями и смыслами существования.

3. Постепенно теряется привычка читать художественную литературу. Сегодня всерьёз обсуждается вопрос – как бы создать сокращённые варианты «Войны и мира», «Братьев Карамазовых» (спорный вопрос, имеющий этически – правовую сторону) и т.д. Но, думается, что и это не сможет спасти от нескольких уже имеющихся следствий отсутствия данной привычки. Из этого следует и утрата способности держать в сознании нить повествования. Читая произведение, человек тренирует свою память, входит в ситуации, учится предвидеть и предугадывать события. Отсюда вытекает и ещё одно следствие, тоже постепенно теряющееся – это утрата наиболее важных человеческих эмоций (сопереживать, любить, сочувствовать и т.д.).

4. Подача образов в интернете и выстраивание видеорядов происходит в значительной степени по законам подачи рекламы и требуются серьёзные исследования для анализа данной познавательной ситуации. Здесь трудно что-либо добавить. Главное то, что за тебя всё решили. Формируется привычка ожидания решения кем-то твоих проблем в ситуации выбора.

5. Из отсутствия самостоятельного мышления (думанья), в совокупности с клиповостью сознания и потерей важных человеческих эмоций вытекает ещё одно важное следствие – формирование человека, которым очень легко манипулировать и манипулировать опять же подачей образов. Достаточно посмотреть – как подаются те или иные события (в ТВ, интернете и т.д.) – через фотографии, картинки и т.п. Для неподготовленного человека (у которого душа не привыкла трудиться) - это готовый ответ на вопросы: Что там случилось на Болотной площади? Что там происходит в Сирии? Даже задумываться не надо – представленный видеоматериал – сказал всё.

6. Ещё одно следствие перехода от логоса к образу – это уход в виртуальные ситуации (именно не в миры, а в ситуации). Образы «затягивают» и человек теряет себя в настоящем и не находит в будущем, а существует в неожиданно мелькнувшей и повлёкшей за собой ситуации.

Общий вывод: переход от логоса к образу – требует серьезных исследований:

а) эпистемологических, психологических, связанных с познанием мира через образы;

б) педагогических, с необходимостью перестраивать систему преподавания, учитывая как данность, что современным детям легче принять информацию через образ, чем через слово;

в) социологических, требующих исследования изменений социума под влиянием «утвердившейся» образной культуры.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Заявленная тема представляет определенный интерес, тем более, что автор статьи, размышляя о традиционной проблеме трансформации современной культуры, делает это с точки зрения соотношения логоса и образа. Тема, бесспорно, философская, обладает научным потенциалом, скорее всего, автор будет не только склоняться исключительно к теоретизированию по данному поводу, а также будет обращаться к показательным примерам, иллюстрирующим разнообразные тенденции трансформационных процессов в современной культуре. Как раз этот аспект можно будет признать состоятельным в научном плане.
Обратимся непосредственно к тексту самой статьи. Здесь автор в своих размышлениях отталкивается от важнейших характеристик реальности, в которой, как отмечается в статье, «значительную часть информации молодёжь получает через образы, подаваемые вместе со словом или даже отдельно от слов». Действительно, очень верно подмечено и более того – автор приводит даже данные локальных исследований, которые подтверждают данное положение вещей. Для материала в целом характерна глубокая проработка проблемы, обобщение ключевых направлений исследований обозначенной проблематики. Так, например, в статье приводятся позиции не только выдающихся мыслителей, но и социологов, которые также были включены в пространство осмысления пути от логоса к образу, чему, собственно, и посвящается рецензируемая работа.
Автор верно сформулировал цель исследования – «анализ причин визуального поворота, его сущности и последствий для человека и общества». Разумеется, что для столь сложного предмета исследования необходим адекватный выбор соответствующей методологии. Поэтому автор закономерно останавливается на выборе диалектического метода, предполагающего анализ явления в историческом и логическом аспектах, но также берет на вооружение положения системного подхода, позволяющего «раскрыть сущность ряда элементов визуального поворота как системы, в их взаимовлиянии и единстве». Таким образом, для решения поставленных в работе задач данная методология выглядит предпочтительней, и автор закономерно уделил ей особое внимание.
Автору трудно было при исследовании обозначенной темы обойти стороной проблему общества потребления. Обычно при этом исследователи склоняются к излишней описательности проблемы, но только не в этом случае. Мы видим, как в статье делаются серьезные обобщения, позволяющие дать несколько иные оценки современному состоянию общества потребления. Так, например, автор делает акцент на том, каким способом общество потребления формирует те или иные образные ряды и как они закрепляются в человеческом сознании. Примечательно, что автор даже обращается к проблематике визуальной социологии, которая явно дополняет взгляд (прежде всего в эмпирическом ключе) на презентацию образов. По-видимому, именно «визуальная социология» теперь способна ответить на самые значимые вопросы, связанные с трансформацией современной культуры, чему в статье уделено особое внимание. Трудно что-либо возразить в связи с этим автору, поскольку, как отмечается в статье, «в результате визуального поворота формируется визуальная культура». Конечно, визуальной культуре как таковой исследователи уделяют повышенное внимание, но нередко это происходит вне философско-мировоззренческого контекста, преимущественно в социокультурном плане, для автора же главным, как мне видится, является положение о том, что визуальная культура является в большей степени антропосоциетальным явлением. И хотя автор об этом конкретно не пишет и не использует в своей работе именно антропосоциетальный подход, но всё указывает на то, что именно в этом ключе наблюдаются важные переоценки визуальной реальности и визуальной культуры.
Использованные в статье результаты проведённого социологического опроса среди студентов (80 респондентов) дали некоторые интересные данные. В состоятельности такого исследования сомневаться не приходится, поскольку автор описал основной инструментарий и выборку. Главный смысл такого исследования – подтвердить или опровергнуть влияние образных рядов на восприятие информационных потоков и вообще культуры как таковой. Автором получены выводы, заслуживающие внимания.
В целом статья будет представлять интерес для читателей, она имеет свою логику, снабжена довольно интересными примерами, содержит авторскую концепцию. Основные выводы не вызывают возражений, поэтому статья вполне может занять свое место на страницах научного издания.


Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.