Статья 'Местное самоуправление как социальный детерминант формирования гражданского общества' - журнал 'Философия и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Философия и культура
Правильная ссылка на статью:

Местное самоуправление как социальный детерминант формирования гражданского общества

Балакирева Софья Юрьевна

начальник, Департамент образования и науки Кемеровской области

654007, Россия, Кемеровская область, г. Новокузнецк, ул. Ермакова, 9-35

Balakireva Sof'ya Yur'evna

Head of the Department of Education and Science of Kemerovo Region

654007, Russia, Kemerovskaya oblast', g. Novokuznetsk, ul. Ermakova, 9-35

Balakirevas@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0757.2020.2.32229

Дата направления статьи в редакцию:

20-02-2020


Дата публикации:

27-02-2020


Аннотация: в статье рассматривается идея современной модели местного самоуправления как социального детерминанта формирования гражданского общества. Отмечается, что сегодня местное самоуправление переживает политический и социальный абсентеизм, выражающийся в апатии и бездействии граждан, сложившийся в результате отсутствия их доверия к любой власти и скептического отношения к возможности оказать влияние на её решения. Подчеркивается, что системная модернизация, направленная на формирование гражданского общества, возможна только на основе нового философского контекста, исходящего из признания необходимости согласованного взаимодействия между властью и населением. рассматриваются исторические и социальные особенности становления местного самоуправления в России, представлен сравнительный анализ западной и отечественной моделей. Концентрация внимания на представленных автором концептуальных основах построения модели местного самоуправления позволит избежать «нащупывания» в определении путей и эффективных способов трансформации России, а также поставит заслон массовым социальным преобразованиям и изменениям, вызывающим все возрастающий объем негативных социальных последствий. Только в этом случае возможно эффективное местное самоуправление как детерминант формирования гражданского общества.


Ключевые слова:

гражданское общество, социальный абсентеизм, социальный детерминант, местное самоуправление, свобода личности, гражданская ответственность, патернализм, государственная власть, философский контекст, модель

Abstract:   This article examines the idea of the modern model of local self-governance as a social determinant for the formation of civil society. It is noted that currently the local self-governance experiences a political and social absenteeism reflected in apathy and inaction of the society, established as a result of the lack of confidence in any authority and skepticism towards possibility of influence its decisions. The author underlines that system modernization aimed at the formation of civil society is possible only within the new philosophical context, occurring from acknowledgement of the need for coordinated interaction between the government and population. The article explores the historical and social peculiarities of establishment of the local self-governance in Russia, as well as provides a comparative analysis of the Western and Eastern models. The focus of attention on the presented by the author conceptual grounds of building a model of local self-governance would allow avoiding “groping” searching the ways and effective methods for transformation of Russia, as well as erect the barrier to mass social reforms and change, which aggravate the negative social consequences. Only then the effective local self-government as a determinant for formation of civil society is possible.  


Keywords:

civil society, social absenteeism, social determinant, local self-government, individual freedom,, civil responsibility, paternalism, state power, philosophical context, model

Проблема формирования гражданского общества относится к категории фундаментальных социально-философских проблем, сохраняющих свою актуальность на протяжении нескольких столетий.

Теоретическая дискуссия о содержательной стороне данного понятия началась еще в XVII веке, когда процессы обособления различных общественных отношений в отдельные институты отделили гражданское общество от государства.

Сегодня существует достаточно много концепций и интерпретаций, определяющих современное понимание гражданского общества. Самым распространенным взглядом является его восприятие как системы общественных организаций и движений. Как некий «третий сектор», независимый от государства и рынка, который отвечает потребностям общества и реализует социальные функции. В таком понимании «его субъектами выступают различные социальные группы, классы, объединения национальных, социокультурных, территориальных и иных общностей» [3].

На наш взгляд, гражданское общество не столько механическая структура, сколько духовная и деятельная энергетика, свобода личности и ответственность за происходящее [1]. Отсюда в качестве ключевых компонентов выступают гражданское самосознание и самоуправление. Гражданское самосознание как осознание себя гражданином своего государства, способного влиять на социальные и политические процессы, происходящие в нем, формирует особую, гражданскую, позицию, реализуемую в определенной общности.

Стоит отметить, что именно в связи с самоуправлением впервые было употреблено понятие «гражданское общество» английским идеологом либерализма Дж. Локком. Он представлял его как городскую общину, обеспечивающую собственную жизнедеятельность [4]. Именно местное самоуправление можно назвать явным социальным детерминантом формирования гражданского общества.

Исторические предпосылки формирования общественного самоуправления лежат в способности брать на себя ответственность за вопросы совместной жизнедеятельности, не перекладывая их решение на государство. Процесс формирования самоуправления в России имеет свою специфику; географические, национальные, демографические, экономические и культурные особенности нашей страны исторически требовали института местного самоуправления, несмотря на традиционную для нашего государства высокую степень централизации власти.

Начало его формирования принято относить к периоду становления российской государственности, когда впервые возникла необходимость достижения согласия между интересами государства и интересами населения. В дальнейшем жизнедеятельность российского общества определялась потребностями центральной власти, реформы которой влияли на состояние народоуправления, а затем и самоуправления. Развитие местного самоуправления шло волнообразно, периоды активных позитивных сдвигов сменялись периодами антиреформ и попыток вернуть структуру внутригосударственного управления в патриархальное состояние. В целом все попытки повлиять на качественное состояние самоуправления в нашей стране сталкивались с проблемой зависимости от отношений с центральной властью, выстраивающей аппарат местного самоуправления как инструмент решения собственных задач. Это делало любые изменения явлением, зависимым от конъюнктуры. Однако усиление центральной власти не вело к полной ликвидации местного самоуправления, существовавшего в различных формах и развивающегося в течение всей российской истории. Государство всегда понимало необходимость местного самоуправления и осознанно стремилось создавать и развивать систему власти, осуществляемой народом, особенно в кризисные для себя периоды.

Особняком стоит советский период, в который институт местного самоуправления, предполагавший принцип разделения властей, децентрализацию и независимость самоуправления, стал находиться в противоречии с существующей системой централизованного государства. Он перестал существовать в качестве самостоятельного института и оказался встроенным в иерархию государственной управленческой системы.

Новый этап развития российской государственности, наступивший в 1991 г., конституционно объявил местное самоуправление одним из важнейших инструментов народовластия. Полагалось, что местное самоуправление, являясь институтом публичной власти, выступит как форма ее реализации, источником которой является сам народ, что позволит населению страны на местах самостоятельно заниматься разрешением своих проблем и ориентироваться при этом на демократические свободы и собственные интересы.

Однако реальность демонстрирует больше имитационные модели построения местного самоуправления, нежели действенные механизмы функционирования данного социального института. Сегодня местное самоуправление явно переживает политический и социальный абсентеизм, выражающийся в апатии и бездействии граждан, сложившийся в результате отсутствия их доверия к любой власти и скептического отношения к возможности оказать влияние на её решения.

Причин этому множество. Прежде всего, стоит указать на то, что местное самоуправление строится сегодня «сверху» на выработанных веками командно-административных принципах, что в корне противоречит его природе. Происходит явная подмена местного самоуправления на муниципальное управления за счет чрезмерной централизации власти, фактическое встраивание системы местного самоуправления в иерархическую систему централизованного управления страной за счет ограничения политической самостоятельности и укрепления финансовой зависимости.

Недостаточно выражены и укоренены в общественном сознании, по причине того, что не сложились исторически, консолидирующие культурные ценности самоуправления: солидарность, социальная ответственность, доверие. Демократические институты существуют скорее как идеологические концепты и далеки от соответствия своему предназначению.

Сегодня происходит глубокое и стремительно нарастающее расслоение населения страны, обусловленное колоссальным разрывом в уровне их жизни. Здесь же можно указать и на фактическое отсутствие среднего класса, как наиболее удовлетворенного слоя населения, а тем самым наиболее социально активного.

Последние двадцать лет процесс реформирования местного самоуправления не прекращается. Но ни одно из внесенных изменений в целом не привело к построению самоорганизующегося социального института, основанного на партнерстве и солидарности, обеспечивающего реализацию индивидуальных и коллективных потребностей своих членов и направленного на достижение общественного блага, социального порядка и согласия.

Чтобы это произошло, требуются концептуальные основы построения института местного самоуправления, реализующего принципы демократии и формирующего гражданское общество.

Современная действительность потребовала совершенно нового подхода к местному самоуправлению, который заставляет признать, что системная модернизация, направленная на формирование гражданского общества, возможна только на основе нового философского контекста, исходящего из признания необходимости согласованного взаимодействия между властью и населением.

Во-первых, нам нужно перестать копировать и перекладывать на отечественную почву западные модели, пытаясь подогнать под один шаблон совершенно разные исторические пути развития. Особенности местного самоуправления в России связаны с историческими и духовными традициями нашей страны, которая является централизованным государством с сильной вертикалью власти, ориентированной на главу государства. И первое, что должно лечь в основу – это понимание того, что эффективное местное самоуправления может быть построено только исходя и с учетом национальной специфики. Управление всегда «погружено» в определенную культуру. Оно учитывает унаследованные из прошлого ценности и нормы, согласует их с происходящими в обществе изменениями, транслирует их живущим поколениям, вооружает людей определенными стереотипами поведения. Самоуправление не должно быть навязано государством, но нужно осознавать, что в «истории российского общества отсутствовали «контрольные механизмы», позволявшие личности эмансипироваться в естественной социальной среде» [2]. Основной принцип западного гражданского общества: «не человек для общества, а общество для человека» с его агрессивным антропоцентризмом ментально противоречит коллективным ценностям нашего сознания.

Во-вторых, модель должна быть применима к данному периоду развития российского общества, а также к сформировавшемуся типу общественных отношений. В её основе должны лежать сложившиеся на настоящий момент представления о взаимоотношениях человека и природы, человека и социума, человека и человека. То есть система самоуправления должна представлять некое мировоззренческое единство, вписанное в контекст современного мировосприятия. Должна произойти требуемая сегодня социализация индивида, выстроенная на подлинной общности, готовности к единой системе ценностей, к социальной ответственности. Должны быть слиты воедино правовые, нравственные и эстетические ценности, должна сформироваться духовно-идеологическая база для осознанности человеком единства прав и ответственности.

Концентрация внимания на данных концептуальных основах построения модели местного самоуправления позволит избежать «нащупывания» в определении путей и эффективных способов трансформации России, а также поставит заслон массовым социальным преобразованиям и изменениям, вызывающим все возрастающий объем негативных социальных последствий. Только в этом случае возможно эффективное местное самоуправление как детерминант формирования гражданского общества.

Библиография
1.
2.
3.
4.
References
1.
2.
3.
4.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В представленной статье ставится вопрос об исследовании местного самоуправления как социального детерминанта формирования гражданского общества.
Нужно признать, что проблема формирования гражданского общества относится к категории фундаментальных социально-философских проблем, сохраняющих свою актуальность на протяжении нескольких столетий.
Согласимся с тем, что сегодня существует достаточно много концепций и интерпретаций, определяющих современное понимание гражданского общества. Самым распространенным взглядом является его восприятие как системы общественных организаций и движений. Как некий «третий сектор», независимый от государства и рынка, который отвечает потребностям общества и реализует социальные функции. В таком понимании его субъектами выступают различные социальные группы, классы, объединения национальных, социокультурных, территориальных и иных общностей.
Предваряет рассуждения автора рассуждение о том, что гражданское общество не столько механическая структура, сколько духовная и деятельная энергетика, свобода личности и ответственность за происходящее. Действительно, как считает автор статьи, отсюда в качестве ключевых компонентов выступают гражданское самосознание и самоуправление. Гражданское самосознание как осознание себя гражданином своего государства, способного влиять на социальные и политические процессы, происходящие в нем, формирует особую, гражданскую, позицию, реализуемую в определенной общности.
Вполне логично далее автор связывает исследование с выявлением исторических предпосылок формирования общественного самоуправления, которые лежат в способности брать на себя ответственность за вопросы совместной жизнедеятельности, не перекладывая их решение на государство. Процесс формирования самоуправления в России имеет свою специфику; географические, национальные, демографические, экономические и культурные особенности нашей страны исторически требовали института местного самоуправления, несмотря на традиционную для нашего государства высокую степень централизации власти.
Полагаю, что автор справедливо акцент сделал на анализе нового этапа развития российской государственности, наступившего в 1991 г., конституционно объявившего местное самоуправление одним из важнейших инструментов народовластия.
Можно согласиться в том, что местное самоуправление, являясь институтом публичной власти, выступит как форма ее реализации, источником которой является сам народ, что позволит населению страны на местах самостоятельно заниматься разрешением своих проблем и ориентироваться при этом на демократические свободы и собственные интересы.
Нужно обратить внимание на модели построения местного самоуправления исходя из того, что сегодня местное самоуправление явно переживает политический и социальный абсентеизм, выражающийся в апатии и бездействии граждан, сложившийся в результате отсутствия их доверия к любой власти и скептического отношения к возможности оказать влияние на её решения.
Автор приводит некоторые причины этого состояния, указывая на то, что местное самоуправление строится сегодня «сверху» на выработанных веками командно-административных принципах, что в корне противоречит его природе. Происходит явная подмена местного самоуправления на муниципальное управления за счет чрезмерной централизации власти, фактическое встраивание системы местного самоуправления в иерархическую систему централизованного управления страной за счет ограничения политической самостоятельности и укрепления финансовой зависимости.
Вполне здраво выглядит заключение автора о том, что последние двадцать лет процесс реформирования местного самоуправления не прекращается. Но отмечу, что ни одно из внесенных изменений в целом не привело к построению самоорганизующегося социального института, основанного на партнерстве и солидарности, обеспечивающего реализацию индивидуальных и коллективных потребностей своих членов и направленного на достижение общественного блага, социального порядка и согласия.
Трудно не согласиться с автором статьи в том, что нам нужно перестать копировать и перекладывать на отечественную почву западные модели, пытаясь подогнать под один шаблон совершенно разные исторические пути развития. Особенности местного самоуправления в России связаны с историческими и духовными традициями нашей страны, которая является централизованным государством с сильной вертикалью власти, ориентированной на главу государства. И первое, что должно лечь в основу – это понимание того, что эффективное местное самоуправления может быть построено только исходя и с учетом национальной специфики. Управление всегда «погружено» в определенную культуру.
Кроме того, считаю, что модель должна быть применима к данному периоду развития российского общества, а также к сформировавшемуся типу общественных отношений. В её основе должны лежать сложившиеся на настоящий момент представления о взаимоотношениях человека и природы, человека и социума, человека и человека. То есть система самоуправления должна представлять некое мировоззренческое единство, вписанное в контекст современного мировосприятия. Должна произойти требуемая сегодня социализация индивида, выстроенная на подлинной общности, готовности к единой системе ценностей, к социальной ответственности. Должны быть слиты воедино правовые, нравственные и эстетические ценности, должна сформироваться духовно-идеологическая база для осознанности человеком единства прав и ответственности.
Автор в своем материале затронул важную проблему, связанную с исследованием местного самоуправления как социального детерминанта формирования гражданского общества. Рассмотрение данной проблемы в междисциплинарном ключе позволило обобщить уже известные наработки по теме, а также сформулировать собственную авторскую концепцию. Кроме того, были получены некоторые новые результаты:
1. Были проанализированы различные модели местного самоуправления как социального детерминанта формирования гражданского общества. Были также предложены концептуальные основания построения модели местного самоуправления, которые, в частности, учитывают эффективные способы трансформации России, а также ставят заслон массовым социальным преобразованиям и изменениям, вызывающим все возрастающий объем негативных социальных последствий. Только в этом случае возможно эффективное местное самоуправление как детерминант формирования гражданского общества.
2. Автор обосновал позицию, в соответствии с которой самоуправление не должно быть навязано государством, но нужно осознавать, что в «истории российского общества отсутствовали «контрольные механизмы», позволявшие личности эмансипироваться в естественной социальной среде». Основной принцип западного гражданского общества: не человек для общества, а общество для человека» с его агрессивным антропоцентризмом ментально противоречит коллективным ценностям нашего сознания.
Приведенные аргументы позволяют сделать вывод о том, что автор выполнил поставленную цель, получил определенные научные результаты, позволившие обобщить материал. Этому способствовал адекватный выбор соответствующей методологической базы.
Статья обладает рядом преимуществ, которые позволяют дать положительную рекомендацию данному материалу, в частности, автор раскрыл тему, привел достаточные аргументы в обоснование своей авторской позиции, выбрал адекватную методологию исследования
Библиография в целом позволила автору привлечь некоторые позиции исследователей в подтверждение своих концептуальных взглядов.
Таким образом, статья обладает некоторой новизной, демонстрирует логику научного поиска, содержит концептуальные выводы, а значит, может претендовать на опубликование в научном издании.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.