Статья 'Метафорическое употребление русских глаголов, называющих свойства, входящие в представления о растениях' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Метафорическое употребление русских глаголов, называющих свойства, входящие в представления о растениях

Ху Янисинь

аспирант, кафедра русского языка, Совместный университет МГУ-ППИ в Шэньчжэне, Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова

518172, Китай, Гуандун область, г. Шэньчжэнь, ул. Жуи, 299

Hu Yangyixin

Postgraduate student, Department of Russian Language, Joint University of MSU-SPI in Shenzhen, Lomonosov Moscow State University

518172, Kitai, Guandun oblast', g. Shen'chzhen', ul. Zhui, 299

huyangyixin@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2022.5.38048

Дата направления статьи в редакцию:

08-05-2022


Дата публикации:

15-05-2022


Аннотация: Статья посвящена лингвокультурологическому анализу русских глаголов, называющих свойства, входящие в представления о растениях. Цель статьи заключается в описании метафорического употребления глаголов, первичное значение которых относится к тематической группе «РАСТЕНИЯ», особое внимание уделяется возможным смысловым механизмам создания метафоры. Предметом исследования является семантические, прагматические и культурологические особенности исследуемых глаголов. В ходе формирования состава группы были использованы материалы, представленные в кандидатской диссертации С. Альяффара «Семантическое поле «растение» в русском языке», отбор единиц также осуществлялся методом направленной выборки из «Толкового словаря русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова, в результате были одобрены 28 глаголов. Разделяя позицию Н.Д. Арутюновой и М. Блэка о том, что «в семантическом механизме метафоры участвуют четыре компонента, лишь частично представленные в её поверхностной структуре: основной и вспомогательный субъекты метафоры и некоторые свойства каждого из них», в статье представлены разнообразные возможные «основные субъекты», которые обозначаются в процессе метафоризации, даётся попытка описать и проанализировать семантический механизм построения метафоры. Проведённый анализ метафорического переноса, связанного с растительным миром, дал автору возможность облегчить изучение данного вопроса, позволил пополнить лексикографическое описание данных лингвистические единиц (глаголов).


Ключевые слова:

метафора, глагольная метафора, растения, тематическая группа, лингвокультурологический анализ, семантика, сходство признаков, модель, модель смыслопроизводства, антропометричность метафор

Abstract: The article is devoted to the linguoculturological analysis of Russian verbs naming properties of plants. The purpose of the article is to describe the metaphorical use of verbs, the primary meaning of which belongs to the thematic group "PLANTS", special attention is paid to the possible semantic mechanisms of creating a metaphor. The subject of the study is the semantic, pragmatic and culturological features of the verbs under study. In the course of the study were used materials presented in S. Aliaffar's PhD thesis "The semantic field "plant" in the Russian language", the selection of verbs was also carried out by the method of directed sampling from the "Explanatory Dictionary of the Russian Language" edited by D. N. Ushakov. As a result, 28 verbs were approved. Sharing the position of N.D. Arutyunova and M. Black that "the semantic mechanism of metaphor involves four components, only partially represented in its structure: the main and auxiliary subjects of metaphor and some properties of each of them, the article presents a variety of possible "main subjects", which are designated in the process of metaphorization, an attempt is made to describe and analyze the semantic mechanism of metaphor construction. The analysis of the metaphorical transfer associated with the plant world made it possible to facilitate the study of this issue, allowed us to replenish the lexicographic description of these units.



Keywords:

metaphor, verbal metaphor, plants, thematic group, linguistic and cultural analysis, semantics, similarity of signs, model, the model of semantic production, anthropometricity of metaphors

Ввиду своей универсальности и широкого распространения метафоры долгое время находились в центре внимания лингвистов. В лингвистической науке метафора рассматривается как стилистическое средство, средство номинации, а также способ создания языковой картины мира. В. Н. Телия в своей работе «Метафоризация и её роль в создании языковой картины мира» подробно представила идею о когнитивной и индикативной функциях метафор в создании языковой картины мира, а также о роли метафоры как модели создания новых понятий (подробнее см. [6]), что позволило изучать проблемы метафор как во внутриязыковом (номинативно-функциональном, деривационном и структурно-семантическом), так и в межъязыковом аспектах.

Общеизвестно, что человеку свойственно описывать и воспринимать новые понятия через уже хорошо знакомые сущности и готовые наименования. Метафора в данном номинативном процессе представляет собой «модель смыслопроизводства» (термин В. Н. Телия). Как отмечает В. Н. Телия, «по существу метафора является моделью, выполняющей в языке ту же функцию, что и словообразовательная модель, но только более сложную и к тому же действующую «скрыто» и «нестандартно» [6, с.180]. Понятие метафорической модели определяется как «существующее в сознании носителей языка типовое соотношение семантики находящихся отношениях непосредственной мотивации первичных и вторичных значений, являющееся образцом для возникновения новых вторичных значений» [8, с.35]. Дж. Лакофф и М. Джонсон полагают, что «метафорическая модель — это существующая и складывающаяся в сознании носителя языка схема связи между понятийными сферами, которую можно представить определённой формулой: X — это Y» [5, с.47]. Например, модель «человек – это растение». Анализ метафорического употребления глаголов как части речи, называющей процессуально-динамический признак предметов, позволил выявить возможный механизм этой модели, который заключается в том, что растения, как и люди, являются живыми организмами, причём они имеют полный жизненный цикл, который гораздо короче, чем человеческий (у большинства растений цикл роста завершается за один год). Кроме того, растения также могут наблюдать и воспринимать окружающий мир, как и люди.

По словам В. Г. Гак, метафора является «средством формирования параморфной модели, позволяющей представить данную систему с помощью системы, принадлежащей к иной сфере опыта, где данный элемент представлен более очевидно» [4, с.13]. Представление о растениях как о неотъемлемой части природы и человеческого общества, достаточно часто выступает здесь как «хорошо воспринимаемая сфера опыта», что послужило появлению великого множества метафор.

Уделяя внимания на структуру метафоры, учёные (Н.Д. Арутюнова, М. Блэк и др.) отмечают, что в семантическом механизме метафоры участвуют лишь несколько компонентов: основной субъект − та сущность, которая обозначается в этом процессе (primary subject ); вспомогательный субъект (secondary, subsidiary subject) – та сущность, которая соотносима с обозначением уже готового наименования, а также характеристика каждого из них [2][3]. М. Блэк утверждает, что «механизм метафоры заключается в том, что к главному субъекту прилагается система "ассоциируемых импликаций", связанных со вспомогательным субъектом» [2, с.167]. В данной статье используется данный подход, рассматривается представление о растениях как «вспомогательный субъект», при помочи которого описывают разнообразные «основные субъекты»: предметы, абстрактные понятия, явления, действия.

Согласно наивной картине мира (а не строго биологической) фазы развития растения в целом можно разделить на следующие: посев, отрастание, цветение, созревание, увядание. Глаголы, обозначающие эти действия, состояния и воспринимаемые признаки (если это неизосемический глагол, например, зеленели деревья), имеют широкое метафорическое употребление при описании разнообразных предметов: как одушевлённых, так и неодушевлённых; как конкретных предметов, так и абстрактных явлений. В таблице №1 представлены глаголы тематической группы «РАСТЕНИЯ» и даны некоторые примеры их метафорического употребления.

Таблица №1 Глаголы, входящие в тематическую группу «РАСТЕНИЯ»

Растения как субъект действия

Примеры метафорического употребления глаголов

Растения как объект действия

Примеры метафорического употребления глаголов

ветвиться, вырасти, зарасти, произрастать, расти,

обрасти

рога/реки/мысли ветвятся;

зуб/человек/школа вырастут, выросли в меру цельности;

раны/борода зарастут, голова заросла волосами;

девушка/общество произрастут;

дети/интерес/город/ количество растут;

борода обрастут

засадить, насадить, насеять, посеять, сажать

засадить кого-нибудь в тюрьму/в лечебницу, засадить детей за чтение/засадить маму дома;

насадить чувство/

образование/

атмосферу ;

насеять детей;

посеять надежду/

мысль/веру/сомнения;

сажать в память,

сажать в тюрьмы

распускаться, цвести, расцвести, процвести, зацвести,

улыбка/снег/дым распускаются;

общество/люди/глаза цветут;

жизнь/ университеты/девушки/лицо расцветут;

науки/ общества/

искусства/ процветут; Коля зацвёл радостью; в магазине зацвело что-то новенькое

выкосить, вырубить, пожинать, пересадить, рубить,

задеревенеть

(война, эпидемия) выкосит страну/жителей,

шторм выкосил делегации;

вырубить интернет/

произведение/свет;

вырубить топором власти;

пожинать плоды стратегии/

изворотливости; пересадить органы;

рубить сплеча;

вызреть, дозреть

решение/человек/

группа вызрели;

девушка дозрела;

отцвести, увядать, чахнуть

молодость/глаза/

красота отцветут;

таланты/ органы/

девушка /жизнь увядают; матушка чахнула

Как показано в таблице, среди описанных предметов самой большой группой при метафорическом употреблении глаголов являются человек и части человеческого тела (и как субъекты, и как объекты). Стоит отметить, что описываемые субъекты обычно употребляются в единственном числе, а объекты чаще встречаются в форме множественного числа. Кроме того, могут используются слова, выражающие значение множества, или просто собирательные существительные (страна, делегация, дети, жители и т. п.). Это также соответствует определенным характеристикам растений: редко бывает так, когда мы сеем только одно семя или срезаем только одну соломинку. Метафорическое употребление этих глаголов позволяет трансформировать свойства, которые принадлежат растениям, другим объектам для описания, определения или воспоминания. С одной стороны, это могут быть физически воспринимаемые признаки, такие как внешний вид, внешняя форма, см., например, метафорическое употребление глагола ветвиться :

Теперь, когда прошло столько лет и видны все дороги и тропки как на ладони, ветвившиеся с того затуманенного далью, забытого перекрестья, проступает какой-то странный и полувнятный рисунок, о котором в тогдашнюю пору было не догадаться [Юрий Трифонов. Дом на набережной (1976) −НКРЯ].

…счастье литературы, и какое же счастье, действительно, просто идти с ней вдоль ветвящейся и тенистой реки, ни о чем больше не помышляя [Алексей Макушинский. Город в долине (2012) −НКРЯ].

Я рисую животное, похожее на оленя, рога его ветвятся до середины листа, превращаются в дерево с корявыми ветками, па ветках листья и птицы, у птиц глаза… [Дина Сабитова. Где нет зимы (2011) −НКРЯ].

С другой стороны, метафора позволяет охарактеризовать и отобразить понятия сферы невидимого мира, что наглядно показывает путь восприятии абстрактной действительности человека. Рассмотрим некоторые конкретные примеры:

{посеять}

Впрочем, и Путин сделал одну страшно вредную вещь ― он посеял в гражданах веру в государственное чудо [Александр Рыклин. Пусть игра стоит свеч // «Еженедельный журнал», 2003.04.08−НКРЯ].

Но я, пытаясь смягчить свой отказ этой жалкой имитацией внутренней борьбы, только посеял ложные надежды [Фазиль Искандер. Путь из варяг в греки (1990) −НКРЯ].

Я пытался посеять в нем мысль, что, может быть, и его вина в этом есть, но то ли языка не хватало, то ли их отношения уже дошли до критических, он смотрел на меня враждебно, я бы сказал ― зло [Роман Камбург. Балинеш // «Волга», 2016 −НКРЯ].

Как сказал один из участников дискуссии, новое российское «иновещание» ошеломляет уровнем технической оснащенности, финансового обеспечения и четкой направленностью на конкретные группы коренного населения западных стран с целью посеять сомнения и страхи [Виктор Агаев. Усталость от единства // «Огонек», 2015 −НКРЯ].

Механизм метафоры типа посеять мысль, надежду, сомнения заключается в том, что как полное растение растёт от небольшого семени, так и посевные вещи (хотя в начале они могут быть не заметны) потом будут развиваться.

{вызреть}

Надо было готовить подвиг ― и я уже почти знал, что делать. Я, конечно, опоздал на поклонное болото ― но в моей груди уже вызрел собственный жест. Глубоко интимный и личный. Помочь мне мог только он[Виктор Пелевин. Бэтман Аполло (2013) −НКРЯ].

― Как же ты не понимаешь, что каждый клад ― он вызреть, как картошка, должен [Ирина Краева. Тим и Дан, или Тайна «Разбитой коленки»: сказочная повесть (2007) −НКРЯ].

Даже внутри центристов вызрела группа депутатов, которая ведет себя демонстративно автономно от воли Кремля [Александр Садчиков. Сила выборов // «Известия», 2003.10.03 −НКРЯ].

Почему вызрело это решение? Субъекты ВТС, выходящие на рынок с финальной продукцией, по запчастям работают недостаточно эффективно [Анатолий Докучаев, Михаил Дмитриев. Россия ― кузница оружия // «Воздушно-космическая оборона», 2003.08.15−НКРЯ].

Метафора что-то вызреть может означать 'иметь определенный результат, может быть использован'. Следует обратить внимание на то, что субъект может вызреть на основе какой-либо предпосылки.

{расцвести}

Потому что научная компетентность и научное обсуждение ― это способ минимизировать ошибку, но не гарантия от ошибок, а распределение влияния в институционализированной науке даст о себе знать, независимо от того, сохранится ли архаика Академии наук, расцветут ли университеты или появится ещё что-нибудь [Александр Филиппов. Участь эксперта // «Отечественные записки», 2003 − НКРЯ].

Алечка действительно расцвела, стала смугло-розовая, как абрикос [Токарева Виктория. Своя правда // «Новый Мир», 2002−НКРЯ].

После раскулачивания очень площади упали и урожайность стала низкая. А сведения давали ― будто без кулаков сразу расцвела наша жизнь. Сельсовет врёт в район, район ― в область, область ― в Москву. И докладывают про счастливую жизнь, чтобы Сталин порадовался: в колхозном зерне вся его держава купаться будет [Василий Гроссман. Все течет (1955-1963) // «Октябрь», 1989 НКРЯ].

Она была так близка, она пришла ко мне с полной решимостью, в полной невинности сердца и чувств, она принесла мне свою нетронутую молодость… и я не прижал её к своей груди, я лишил себя блаженства увидеть, как её милое лицо расцвело бы радостью и тишиной восторга… [И. С. Тургенев. Ася (1858) −НКРЯ].

Смысловое содержание метафорических сочетаний что-то расцвело можно определить, как 'прийти в состояние подъёма, достичь высокой степени развития', так как цветение растений является самым ярким периодом. В том же значении употребляется глагол процвести.

После процветающего процесса вещь стремится к упадку, снижению деятельности. В зависимости от степени, стиля и сочетаемости этот период может выражаться при помощи глаголов отцвести, увядать или чахнуть . Например, молодость отцветёт, девушка увядала, школа чахла и т. п. См.

{отцвести}

Всё книги да книги! Так и молодость отцветёт, ничего не увидите. Книги пускай старые читают. "Наподдать бы тебе", ― думал Тюменцев [И. Грекова. На испытаниях (1967) −НКРЯ].

Драму некрасивой, к тому же стремительно стареющей женщины… Глаза уже как отцветший блеклый репей… [В. М. Шапко. Грузок, what is it горка and липка? // «Волга», 2014 −НКРЯ].

…очень вежливый, элегантный, всякий раз возле лифта дающий почувствовать ей ― без нажима, одними печальными голубыми глазами и смущенной полуулыбкой ― как он ценит ее все еще не отцветшую прелесть [Марина Вишневецкая. Есть ли кофе после смерти? (1999) −НКРЯ].

Их красота отцвела ― остались яркие характеры и сознание не зря прожитой жизни [Светлана Силакова. Фотография на высоте лирики // «Общая газета», 1998 −НКРЯ].

{чахнуть}

Он замолчал и стал чахнуть на глазах [Анатолий Рыбаков. Тяжелый песок (1975-1977) −НКРЯ].

Матушка видимо начала чахнуть. Удивительно просто. Начала чахнуть. Батюшка повел ее к лучшим кремлевским врачам [Майя Кучерская. Современный патерик: чтение для впавших в уныние (2004) −НКРЯ].

По сути, до начала 2000-х организационно им никто не занимался, некогда сильная советская школа чахла, сказывался и упадок массового спорта [Никита Аронов, Елена Салмина. Следите за клинком // «Огонек», 2015 −НКРЯ].

Там же, где права автора не соблюдаются, рынок чахнет [Александр Голяндин. Германия и Англия о вреде авторского права // «Знание - сила», 2011 −НКРЯ].

Таким образом, проведённый анализ позволяет сделать вывод о том, что механизм образования метафоры, с одной стороны, может заключиться в реальных сходствах между обозначаемым и обозначающим предметом, при чём эти сходства могут быть как физически воспринимаемыми, так и абстрактными; с другой страны, в процессе метафоризации, происходящем в человеческом сознании, отражено важное её свойство как антропометричность, которое доказывает, что человек познаёт мир через осознание своей деятельности в нём, тогда те сходства, на основе которых построена метафора, могут быть не реальными, а фиктивными.

(Исследование выполнено при финансовой поддержке Правительства Шэньчжэня и Университета МГУ-ППИ в Шэньчжэне).

Библиография
1.
Альяффар С. Семантическое поле «растения» в русском языке: дис. ... канд. филол. наук. СПб,1999. – 217 с.
2.
Арутюнова Н.Д. Теория метафоры: Сборник: Пер. с анг., фр., нем., йен., польск. яз./Вступ. ст. и сост. Н. Д. Арутюновой; Общ. ред. Н. Д. Арутюновой и М. А. Журинской. М.: Прогресс, 1990. – 512 с.
3.
Блэк М. Метафора. Перевод с английского М.А. Дмитровской//Теория метафоры. М.: Прогресс, 1990. – с. 153–172
4.
Гак В. Г. Метафора: универсальное и специфическое// Метафора в языке и тексте / Отв. ред. В.Н. Телия. М.: Наука, 1988. С. 3–10.
5.
Лакофф Дж., Джонсон М. Метафоры, которыми мы живём: пер. с. англ. А. Н. Баранова и А. В. Морозовой − Изд. 2-е. М.: ЛКИ, 2008. −252с.
6.
Телия В.Н. Метафоризация и её роль в создании языковой картины мира // Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира. М.: Наука, 1988. С. 173–203.
7.
Ушакова Д. Н. Толковый словарь современного русского языка. 100 000 слов и словосочетаний. М.: Аделант, 2014. – 800 с.
8.
Чудинов А. П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры (1991—2000): Монография / Екатеринбург: УрГПУ, 2001. – 238 с.
References
1.
Alliaffar S. Semantic field of "plants" in Russian: Ph. Candidate of Philological Sciences. SPb, 1999.-217 с.
2.
Arutyunova N.D. The Theory of Metaphor: Collection: Per. from English, French, German, German, Polish/Interpretation and compilation. Ed. by N.D.Arutyunova and M.A.Zhurinskaya. Moscow: Progress, 1990.-512 с.
3.
Black M. Metaphor. Translation from English by M.A. Dmitrovskaya// The theory of metaphor. M.: Progress, 1990.-с. 153-172
4.
Gak V. G. Metaphor: universal and specific // Metaphor in language and text / Edited by V. N. Telia. M.: Nauka, 1988. С. 3-10.
5.
Lakoff J., Johnson M. Metaphors we live by: translated from English by A. N. Baranov and A. V. Morozova-Ed. 2nd. ED. 2-TH EDITION: LKI, 2008.-252с.
6.
Telia V. N. Metaphorization and its role in the creation of linguistic worldview // The role of the human factor in language. Language and the picture of the world. Moscow: Nauka, 1988. С. 173-203.
7.
Ushakova D. N. The Explanatory Dictionary of the Modern Russian Language. 100,000 words and phrases. Moscow: Adelant, 2014.-800 с.
8.
Chudinov A. P. Russia in the metaphorical mirror: cognitive study of political metaphor (1991-2000): Monograph / Yekaterinburg: UrGPU, 2001.-238 с.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рассмотрение статья «Метафорическое употребление русских глаголов, называющих свойства, входящие в представления о растениях», предлагаемая к публикации в журнале «Litera», несомненно, является актуальной, в которой рассматривается метафора, а именно лексические единицы семантического поля «растение», обозначающие действия, состояния и употребляемые метафорически при описании разнообразных предметов.
Однако непонятен ход исследования и методология, которую применил автор. Нет указаний на объем корпуса, который отобран для исследований, примененные принципы выборки.
Структурно статья не представляет стилистическое единство, а скорее походит на «вырванный» кусок текста бОльшего исследования, проведенного автором. Из текста вводной части, традиционно содержащей акценты исследования, методы, задачи и описание методологии, в рассматриваемой статье невозможно вычленить.
Основная часть исследования содержит теоретическое основание, однако оно недостаточно, чтобы сделать вывод об авторском вкладе и научных лакунах, выделенных автором. Основная часть содержит «батареи» фамилий, а не конкретные научные идеи, например, «Учёные (Дж. Лакофф, М. Джонсон, М. Блэк, Н. Д. Арутюнова,В. Н. Телия, В. К. Гак и др.) отмечают, что человеку свойственно описывать и воспринимать новые понятия через уже хорошо знакомые сущности и готовые наименования» (все ученые писали обобщенно об одном и том же, когда какова ценность перечисления этих фамилий в тексте статьи?). Кроме того, данная фраза передает само собой разумеющийся факт, известный любому студенту факультета лингвистики из курса языкознания.
Выводы по работе также кажутся не объективными, не отражающими в полной мере проведенное исследование.
Библиография статьи насчитывает всего 5 источников, один из которых словарь. К недостаткам библиографического списка можно отнести отсутствие актуальных непереведенных работ на иностранных языках, что позволило бы включить исследование в мировую научную парадигму. К сожалению, отсутствуют ссылки на фундаментальные работы, к которым относятся кандидатские и докторские диссертации по рассматриваемой тематике. БОльшее количество ссылок на авторитетные работы, такие как монографии, докторские и/ или кандидатские диссертации по смежным тематикам, которые могли бы усилить теоретическую составляющую работы в русле отечественной научной школы.
В общем и целом, следует отметить, что статья написана простым, понятным для читателя языком, опечатки, орфографические и синтаксические ошибки, неточности не обнаружены.
Статья, несомненно, будет полезна широкому кругу лиц, филологам - русистам, магистрантам и аспирантам профильных вузов.
Общее впечатление после прочтения рецензируемой статьи положительное, однако, она может быть рекомендована к публикации в научном журнале из перечня ВАК только после уточнения вводной части исследования на предмет целей и задач и их соотнесения с предлагаемыми выводами; усиления теоретической части работы, расширения и актуализация списка использованной литературы.



Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Естественный язык помимо буквальной номинации вмещает достаточно объемный блок условного, аллегорического. В рецензируемой статье точечно анализируется природа метафоры на примере употребления русских глаголов, называющих свойства, входящие в представления о растениях. Универсальность и широта распространения метафоры не вызывает сомнений, следовательно, помимо того, что метафора есть стилистическое средство, она еще средство создания / формирования новых понятий. Автор отмечает, что «человеку свойственно описывать и воспринимать новые понятия через уже хорошо знакомые сущности и готовые наименования. Метафора в данном номинативном процессе представляет собой «модель смыслопроизводства» (термин В. Н. Телия)». Концепция работы доступна, понятна, созвучна ряду уже существующих позиций; новизна заключается в выборе языкового материала. Отмечу, что текст нетривиален, по-своему интересен, научная наррация не прерывается на протяжении всего сочинения. Стиль данного труда соотносится с собственно научным типом: например, «анализ метафорического употребления глаголов как части речи, называющей процессуально-динамический признак предметов, позволил выявить возможный механизм этой модели, который заключается в том, что растения, как и люди, являются живыми организмами, причём они имеют полный жизненный цикл, который гораздо короче, чем человеческий (у большинства растений цикл роста завершается за один год). Кроме того, растения также могут наблюдать и воспринимать окружающий мир, как и люди», или «уделяя внимания на структуру метафоры, учёные (Н.Д. Арутюнова, М. Блэк и др.) отмечают, что в семантическом механизме метафоры участвуют лишь несколько компонентов: основной субъект − та сущность, которая обозначается в этом процессе (primary subject ); вспомогательный субъект (secondary, subsidiary subject) – та сущность, которая соотносима с обозначением уже готового наименования, а также характеристика каждого из них. М. Блэк утверждает, что «механизм метафоры заключается в том, что к главному субъекту прилагается система "ассоциируемых импликаций", связанных со вспомогательным субъектом» и т.д. Ссылок и цитаций авторитетных теоретических работ, на мой взгляд, достаточно, ибо автор ориентирован на практический характер исследования, нежели теоретический. Методологическая составляющая выдержана в научном режиме, актуальность и разработанность положений не вызывает сомнений. В данной работе для анализа метафор используется т.н. подход «ассоциативных рядов», он дает возможность рассматривать представления о растениях как «вспомогательный субъект», при помощи которого описываются разнообразные «основные субъекты»: предметы, абстрактные понятия, явления, действия». Основной блок работы – это аналитическая процедура, автор отмечает, что «согласно наивной картине мира (а не строго биологической) фазы развития растения в целом можно разделить на следующие: посев, отрастание, цветение, созревание, увядание. Глаголы, обозначающие эти действия, состояния и воспринимаемые признаки (если это неизосемический глагол, например, зеленели деревья), имеют широкое метафорическое употребление при описании разнообразных предметов: как одушевлённых, так и неодушевлённых; как конкретных предметов, так и абстрактных явлений». Обобщение наработанных данных сделано с помощью таблицы, версия полярно манифестирует «растения как субъект действия – растения как объект действия». Примеров, думается, достаточно, причем она разноварианты, разнятся по ситуации употребления / понимания метафор: «я пытался посеять в нем мысль, что, может быть, и его вина в этом есть, но то ли языка не хватало, то ли их отношения уже дошли до критических, он смотрел на меня враждебно, я бы сказал ― зло [Роман Камбург. Балинеш // «Волга», 2016 −НКРЯ]», или «впрочем, и Путин сделал одну страшно вредную вещь ― он посеял в гражданах веру в государственное чудо [Александр Рыклин. Пусть игра стоит свеч // «Еженедельный журнал», 2003.04.08−НКРЯ]», или «надо было готовить подвиг ― и я уже почти знал, что делать. Я, конечно, опоздал на поклонное болото ― но в моей груди уже вызрел собственный жест. Глубоко интимный и личный. Помочь мне мог только он[Виктор Пелевин. Бэтман Аполло (2013) −НКРЯ]», или «почему вызрело это решение? Субъекты ВТС, выходящие на рынок с финальной продукцией, по запчастям работают недостаточно эффективно [Анатолий Докучаев, Михаил Дмитриев. Россия ― кузница оружия // «Воздушно-космическая оборона», 2003.08.15−НКРЯ]», или «после раскулачивания очень площади упали и урожайность стала низкая. А сведения давали ― будто без кулаков сразу расцвела наша жизнь. Сельсовет врёт в район, район ― в область, область ― в Москву. И докладывают про счастливую жизнь, чтобы Сталин порадовался: в колхозном зерне вся его держава купаться будет [Василий Гроссман. Все течет (1955-1963) // «Октябрь», 1989 − НКРЯ]», или «…очень вежливый, элегантный, всякий раз возле лифта дающий почувствовать ей ― без нажима, одними печальными голубыми глазами и смущенной полуулыбкой ― как он ценит ее все еще не отцветшую прелесть [Марина Вишневецкая. Есть ли кофе после смерти? (1999) −НКРЯ]», или «по сути, до начала 2000-х организационно им никто не занимался, некогда сильная советская школа чахла, сказывался и упадок массового спорта [Никита Аронов, Елена Салмина. Следите за клинком // «Огонек», 2015 −НКРЯ]» и т.д. Структура работы выдержана в жанре научного типа, основные блоки соразмерны, логически выверены. В заключительной части исследования отмечено, что «механизм образования метафоры, с одной стороны, может заключиться в реальных сходствах между обозначаемым и обозначающим предметом, при чём эти сходства могут быть как физически воспринимаемыми, так и абстрактными; с другой страны, в процессе метафоризации, происходящем в человеческом сознании, отражено важное её свойство как антропометричность, которое доказывает, что человек познаёт мир через осознание своей деятельности в нём, тогда те сходства, на основе которых построена метафора, могут быть не реальными, а фиктивными». Серьезных фактических нарушений не выявлено, материал можно использовать при освоении ряда лингвистических дисциплин. Библиография к тексту полновесна, объемна, техническая правка излишня. Рекомендую статью «Метафорическое употребление русских глаголов, называющих свойства, входящие в представления о растениях» к открытой публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"