Статья 'Теория аспектуальности русской школы в фокусе китайской лингвистической школы' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Теория аспектуальности русской школы в фокусе китайской лингвистической школы

Лю Синьянь

аспирант, кафедра русского языка и методики его преподавания, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, Московская Область область, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, ауд. -

Liu Xinyan

Postgraduate student, Department of Russian Language and Methods of its Teaching, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, Moskovskaya Oblast' oblast', g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, aud. -

l.sinyan@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2022.6.38040

EDN:

RBWZYK

Дата направления статьи в редакцию:

11-05-2022


Дата публикации:

04-07-2022


Аннотация: Предметом исследования является специфика теории аспектуальности в русском и китайском языках, в рамках которой (теории) определяются главные пути предотвращения лингвистической интерференции (последствий влияния одного языка на другой) у обучающихся. Объектом исследования является теоретическое исследование глагола русского и китайского языков в условиях отсутствия лингвистической традиции и потребности наращивания теоретической базы. Автор подробно рассматривает такие проблемы, как функциональная характеристика категории аспектуальности в русском и китайском языках; значение видовых форм в системе русского и китайского языков, и пр. Особое внимание уделяется выявлению закономерностей развития русской и китайской грамматики, определению глагольной грамматической семантики, сопоставлению рассматриваемых языков с дальнейшим описанием и систематизацией аспектуальных значений и средств их передачи.   Основными выводами проведенного исследования являются определение специфики теории аспектуальности русской школы в фокусе китайской лингвистической школы, обусловленной (теории) различиями в понимании глагола: русский глагол является центральным разделом грамматической системы, выступая ядром предложения и обозначая изменчивость действительности; в китайском языке глагол служит важным компонентом частеречной системы, соотносится с подлежащим, выраженным местоимением или существительным. Особый вклад автора в исследование темы заключается в выявлении функциональной и семантической характеристик категории аспектуальности в русском и китайском языках. Научная новизна исследования состоит в том, что впервые в рамках типологического подхода был осуществлен сравнительный анализ проблем, связанных с категорией аспектуальности в русском и китайском языках, с категорией вида глагола, с его внутренней формой как специфическим способом отображения и представления знаний о мире, особым «языковым мировидением».


Ключевые слова:

аспектуальная система языка, теория аспектуальности, категория вида, видовременные отношения, национальная картина мира, значение видовых форм, китайская лингвистическая школа, экстралингвистические факторы, видовые пары, функциональная характеристика

Abstract: The subject of the research is the theory of aspectuality in Russian and Chinese languages: this theory defines the main ways to prevent linguistic interference (the consequences of the influence of one language on another) among students. The object of the study is the theoretical study of the verb of the Russian and Chinese languages. The author examines in detail the functional characteristics of the category of aspectuality in Russian and Chinese languages. In addition, he explores the meaning of aspectual forms in the system of Russian and Chinese languages, etc. Particular attention is paid to identifying patterns in the Russian and Chinese grammar, defining verbal grammatical semantics, comparing the languages with further description and systematization of aspectual meanings and means of their transmission. The main conclusions of the study are related to the specificity of the theory of aspectuality of the Russian school in the focus of the Chinese linguistic school. The Russian verb is the central section of the grammatical system, acting as the core of the sentence and denoting the variability of reality. In Chinese language, the verb serves as an important component of the part-speech system, correlates with the subject, expressed pronoun or noun. The author's special contribution to the study of the topic is to identify the functional and semantic characteristics of the category of aspectuality in Russian and Chinese languages. The scientific novelty of the study lies in the fact that for the first time, within the framework of the typological approach, a comparative analysis of the problems is made: the problems are connected with the category of aspectuality in Russian and Chinese languages, with the category of the aspect of the verb, with its internal form as a specific way of displaying and presenting knowledge about the world, a special «linguistic worldview».



Keywords:

the aspectual system of the language, theory of aspectuality, type category, viewmodern relations, national picture of the world, the meaning of species forms, Chinese linguistic school, extralinguistic factors, species pairs, functional characteristics

1. Введение

Одним из наиболее сложных разделов изучения русского и китайского языков является теория аспектуальности, которая на сегодняшний день недостаточно разработана и имеет целый ряд открытых теоретических вопросов (например, относительно сущности вида глагола, критериев парности видовых глаголов, грамматического значения вида глагола и др.). Все это, безусловно, актуализирует рассматриваемую проблему, а также переводит ее из плоскости «дескриптивного исследования к типологическому» [1, с. 68], т.е. акцент ставится на выявление закономерностей развития русской и китайской грамматики, определение глагольной грамматической семантики, сопоставление рассматриваемых языков с дальнейшим описанием и систематизацией аспектуальных значений и средств их передачи.

В рамках достижения цели данной работы (которая заключается в выявлении специфики теории аспектуальности русской школы в фокусе китайской лингвистической школы, определяющей (теории) главные пути предотвращения лингвистической интерференции у обучающихся), целесообразно решить ряд задач: во-первых, представить функциональную характеристику категории аспектуальности в русском и китайском языках; во-вторых, рассмотреть значения видовых форм в системе русского и китайского языков. Для выявления специфики теории аспектуальности русской школы в фокусе китайской лингвистической школы в работе используются общенаучные методы (анализ, синтез, сравнение, аналогия), методы логического анализа, классификации логических группировок, методы оценки и интерпретации фактического материала.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в рамках типологического подхода был осуществлен сравнительный анализ проблем, связанных с категорией аспектуальности в русском и китайском языках, с категорией вида глагола, с его внутренней формой как специфическим способом отображения и представления знаний о мире, особым «языковым мировидением»

Теоретической базой исследования послужили работы современных российских и китайских ученых, рассматривающих проблемы теории аспектуальности в русском и китайском языках, в т.ч. в сопоставительном аспекте (Л Г. Абдрахимов [2], И. И. Акимова [3], Е. А. Березовская, А. Н. Васильева [4], Ван Сюемей [5], Е. А. Горобец [6], Д. А. Карпека [7], С. А. Карпухин [8], Пэн Фань [1], Е. Н. Ремчукова [9], 李临定 [10], 刘月华, 潘文娱, 故韡 著 [11] и др.). Практическая значимость работы заключается в том, что материалы исследования могут использоваться для выработки методики преподавания русского языка в китайской аудитории, отбора материала, приемов объяснения, закрепления категории вида, в научной работе, непосредственно связанной с рассмотрением специфики видовой теории в китайском языке в контексте теории вида русского глагола. Кроме того, материалы статьи могут вводиться в целях предотвращения языковой интерференции в курс подготовки русистов-филологов, языковедов, переводчиков в рамках дисциплин: русское и китайское языкознание, сопоставительная грамматика русского и китайского языков, а также теория русско-китайского перевода.

2. Функциональная характеристика категории аспектуальности в русском и китайском языках

В рамках рассмотрения функциональной характеристики категории аспектуальности, прежде всего, следует отметить, что в русском языке глаголы делятся на две основные группы: глаголы совершенного (СВ) и глаголы несовершенного вида (НСВ). При этом глаголы СВ указывают на однонаправленное действие, разворачивание действия от одного факта к другому в единой системе событий; глаголы НСВ такой специфики употребления не имеют, они (в отличие от глаголов СВ, указывающих на динамичность действия), предполагают статичность [8]. При этом все русские глаголы, попадая в поле данной категории, образуют видовые пары (за исключением двувидовых и одновидовых глаголов, семантика которых выражена контекстуально).

Категория аспектуальности в китайском языке также присуща всем глаголам, однако среди глаголов отсутствует парность, глаголы не имеют четкого деления на СВ и НСВ. В китайском языке образуется лишь одно грамматическое значение в определенном контексте без исключений (либо СВ, либо НСВ). В российском языкознании вид обозначен как грамматическая категория, имеющая формально выраженную оппозицию в грамматических значениях СВ и НСВ [6; 9], тогда как в китайском языке функционально-семантическая характеристика признаков выражена неморфологическими средствами, а с помощью «синтаксических и лексических средств, модальных и служебных слов и др.» [11, с. 338].

С точки зрения функциональности, наиболее ярко видовые формы русского глагола в своем разнообразии проявляются в разговорной речи. На выбор вида в данном случае влияют различные экстралингвистические факторы; выбор также обусловлен «категорией аспектуальности в ее осмыслении» [3, с. 221]. В художественных произведениях, а также в разговорно-бытовой сфере глаголы СВ и НСВ по количеству являются равнозначными. То же наблюдается и в публицистическом стиле, отражающем динамичную реальную действительность, который (стиль) несет в себе отпечаток разговорного и художественного стилей. В официально-деловых и научных жанрах доминируют количественно формы НСВ, так как они являются более абстрактными (например, в официально-деловой речи: вручается грамота , передается собственность , обеспечиваются права и пр.; в научной речи, в частности, как элемент устойчивого выражения: формируется методика , решается задача , актуальность обусловливается и пр.). Соответственно, рассматривая различные стили и использование в них категории аспектуаьности русского глагола, можно выделить особенность каждого стиля – отвлеченно-обобщенный характер речи и степень ее конкретности, выражающейся в преобладании конкретного вида. Весьма важно учитывать данный аспект в ходе функциональной оценки СВ и НСВ русского глагола.

Функциональная характеристика категории аспектуальности в китайском языке определяется, прежде всего, тем, что китайский язык ориентирован на особую национальную картину мира, которая отражает этническое мироощущение китайцев, китайскую культуру и способ мышления, что значительно отличается от мировидения носителей русского языка, так как китайский и русский этносы и их языковые картины мира формируются в разных географических и культурных условиях [12]. Например, Тань Аошуан, отмечал «скрытый характер грамматический системы китайского языка» [13, с. 22]; он подчеркивал ориентированность языковых значений на китайский этнос. Т.е., относительно простая конструкция предложения (знаменательные + служебные единицы) говорит о скрытом характере грамматического строя, основывающегося на фиксированном порядке слов и наличии служебных элементов. Однако служебные элементы китайского языка не имеют фиксированных функций, что говорит об интуитивном характере выражения той или иной грамматической категории, в т. ч. и вида.

Ван Сюэмэй делает акцент на отсутствие отдельной грамматической категории вида у китайского глагола в силу того, что в китайском языке у глаголов нет внутренней флексии, поэтому значение вида передается через аспект [5], который включает в себя вид, способ действия, характер протекания действия. В китайском языке аспектуальные значения передаются глаголами в сочетании с разными средствами китайского языка (формантами). В частности, можно выделить следующие аспектуальные категории:

· совершенный аспект (сочетание глагола со служебным словом 了/ le);

· длительный аспект (сочетание глаголов и служебных слов 着 / zhe или 住 / zhù);

· испытанный аспект (глаголы в сочетании со служебным словом 过 / guo);

· кратковременный аспект (указываемый на краткое или ослабленное действие: 看看 / kànkàn / посмотреть , 等等 / děngděng / подождать ) [3].

В упрощенном виде данная классификация включает в себя совершенный аспект (результативные глаголы) и кратковременный аспект (сочетание глагола с модификатором, выражающим аспектуальное значение). Однако значение результативности многими современными лингвистами не связывается с аспектуальностью.

3. Значения видовых форм в системе русского и китайского языков

На сегодняшний день исследование значений видовых форм глагола является одним из перспективных направлений современного языкознания, так как акцент на глагольной семантике позволяет разрешить некоторые дискуссионные вопросы. В частности, вопрос, касающийся семантики русского глагола, выраженной «достижением предела» и «стремлением к достижению предела» [8, с. 15]. Так, если глагол имеет СВ, то он характеризуется наличием семантики «достижения предела»; если глагол имеет НСВ, то он характеризуется семантикой «стремления к достижению предела». При этом семантика «внутреннего предела» не характерна для глаголов с непредельной основой (подобные глаголы НСВ не имеют противопоставления по виду). Значение действия передается в данном случае временным планом. Таким образом определяется начало (зажечь ), окончание (отпеть ), период времени протекания действия (побежать ), ограничение, предельность действия одноактностью совершения (стрельнуть ): это выражается с помощью некоторых префиксов, а также суффиксом -ну- (данный суффикс характерен для непарных глаголов СВ) [5]. Аффиксы, формирующие непарные глаголы СВ, способствуют выражению ограниченности действия в непредельной основе.

Поскольку многозначность русского глагола влияет на расхождения в образовании СВ и НСВ, то и сегодня весьма актуален вопрос о выявлении закономерностей «определения видового расширения форм одного слова» [6, с. 17]. Вопрос о множественных значениях русского глагола также лежит в основе проблематики видовременной семантики и ее содержания. Условием корреляции глаголов является противопоставление по грамматическим признакам при тождественности лексических значений членов видовой пары (одна из форм должна иметь семантику СВ, другая – НСВ). Однако существуют случаи, когда русские глаголы не образуют видовую пару, что обусловливает возникновение одновидовых / двувидовых глаголов, парности / непарности по виду). Соответственно, семантические признаки при определении вида русского глагола могут быть выражены не только грамматической формой, но также контекстом и лексическим значением глагола, актуализирующимся грамматическим значением [6]. При образовании видовых оппозиций существует разнообразие, вызванное лексическими значениями конкретного глагола.

В китайском языке значения видовых форм связаны с видовременными показателями, которые служат выражению категории аспектуальности, к таким показателям относятся:

· 过 / guo (указывает на то, что действие происходило в прошлом в неопределенное время, но завершилось до момента речи (семантика СВ): 你学过中文吗?/ nǐ xué guò zhōngwén ma? / ты раньше учил китайский язык? );

· 了 / le (соотносится с СВ глагола, так как он указывает на характер действия, которое уже состоялось в прошлом, и было завершено до момента речи: 我大学毕业了/ wǒ dàxué bìyè liǎo / я окончил университет );

· 着 / zhe (указывает на то, что действие протекает в момент речи непрерывно, превращаясь в длящееся, продолжающееся (настоящее длительное время, семантика НСВ): 他写着信 / tā xiě zhe xìn / он пишет письмо );

· (正)在 / (zhèng)zài (обозначает действие, которое происходит в момент речи и в непрерывном протекании превращается в длительное (НСВ): 我正在工作呢 / wǒ zhèngzài gōngzuò ne / я прямо сейчас работаю );

· 来着 / láizhe (указывает на непрерывное протекание действия в определенный временной отрезок в прошлом, что сопоставимо с НСВ: 我在擦车来着 / wǒ zài cā chē láizhe / я мыл машину ) [11].

При отсутствии формального разграничения между частями речи в китайском языке важную роль играют синтаксические связи, отражающие грамматические категории. Говоря о синтаксисе китайского языка в целях выявления особенностей видовременной семантики, следует упомянуть о рамочных конструкциях (замыкании), создающихся путем расположения в предложении формальных элементов, находящихся в тесной связи между собой и представляющих семантическое единство вне зависимости от дистантной позиции относительно друг друга [7]. Данные конструкции используются для выражения временных (в частности, видовременных, так как в некоторых конструкциях используются служебные слова для выражения вида) отношений, к которым относятся: во-первых, конструкции, образованные посредством сочетания предлога и послелога (在…以后 / zài…yǐhòu / после того как ; 在…以前 / zài…yǐqián / до того как и др.); во-вторых, конструкции, образованные сочетанием предлогов (послелогов) со специальными лексическими единицами или же сочетанием двух лексических элементов (在 …时 候 / zài…shíhou / во время и т.д.) [11].

Соответственно, под значениями вида в китайском языке понимается взаимодействие лексического значения глаголов, синтаксических связей, форм времени и наклонения, контекста. Обозначение вида всегда сопровождается определенными видовременными показателями. Категория аспектуальности в сопоставлении с русским глагольным видом как категорией, обладающей формально выраженной оппозицией значений СВ и НСВ (видовая оппозиция), не существует в китайском языке, однако значение вида в китайском языке является аспектуальным. При этом важно отметить, что в китайских глаголах нет аспектуальной категории в том объеме, который присутствует в русском языке. Значения вида выражены специальными лексическими единицами и служебными словами. Семантика выражения вида в китайском языке не синонимична значениям категории вида в русском языке, т.е. аспект не равен виду; значения СВ и НСВ в русском и китайском языках не совпадают.

4. Заключение

Таким образом, специфика теории аспектуальности русского и китайского языков обусловлена тем, что в русском языке глагол является центральным разделом грамматической системы, выступая ядром предложения и обозначая изменчивость действительности (в формах наклонения, времени, числа, залога, лица); при этом глагол связан с такими уровнями текста, как лексика, морфология, синтаксис. В китайском языке глагол служит важным компонентом частеречной системы, но поскольку слова в китайском языке не изменяются морфологически, у глагола отсутствует изменяемость по числам и родам, также характерно отсутствие залога, наклонения, лица (но при отсутствии категории лица, являющейся важным грамматическим признаком, китайский глагол соотносится с подлежащим, выраженным местоимением любого лица или существительным).

Представив функциональную характеристику категории аспектуальности, было установлено, что в русском языке СВ обозначает действие как единое, неделимое целое (действие концентрированное, свернутое, целостное); НСВ используется для обозначения динамичности действия и процесса его развития. При этом категория аспектуальности в русском языке характеризуется наличием видовых пар (при существовании двувидовых и одновидовых глаголов, значение которых считывается через контекст). Категория аспектуальности в китайском языке не включает в себя видовую оппозицию, однако каждый глагол китайского языка принадлежит либо СВ, либо НСВ, т.е. каждый глагол имеет только одно грамматическое значение. Категория аспектуальности выражена неморфологическими средствами через синтаксис и лексические средства, служебные слова и др.

Рассмотрев значения видовых форм в системе русского и китайского языков, было выявлено, что видовая семантика русского глагола общепринято универсальная, выражает только определенные значения отдельных типов глаголов, представляющих видовременные / видомодальные формы. Значение категории аспектуальности в китайском языке проявляются на уровне синтаксиса: отсутствие семантической категории вида компенсируется за счет служебных слов. Кроме того, значение вида китайского глагола передается как различными суффиксами, так и их отсутствием (неоформленный суффиксально глагол передает действие, относящееся к настоящему или будущему времени). Соответственно, семантика выражения категории аспектуальности в китайском языке не синонимична значениям категории вида в русском языке.

Библиография
1.
Пэн Фань. Категория вида в грамматике китайского и русского языков // Челябинский гуманитарий. 2017. № 4 (41). С. 67-69.
2.
Абдрахимов Л. Г. Контрастивные различия языковых систем китайского и русского языков // Universum: филология и искусствоведение. 2016. № 5 (27). С. 4-5.
3.
Акимова И. И. Выражение аспектуально-темпоральных характеристик предложения-высказывания средствами русского и китайского языков // Вестник ТОГУ. 2012. № 3 (26). С. 219-228.
4.
Березовская Е. А., Васильева А. Н. Особенности выражения видовой семантики в китайском языке // Вестник науки и образования. 2019. № 19 (73). С. 58-60.
5.
Ван Сюемей. Аспекты китайских глаголов в зеркале русского языка // Вестник Москов. гос. обл. ун-та. Серия: Лингвистика. 2018. № 1. С. 110-118.
6.
Горобец Е. А. Двувидовые глаголы в современном русском языке: проблемы статуса и классификации: автореф. дис. ... канд. филолог. наук: 10.02.01. Казань, 2008. 26 с.
7.
Карпека Д. А. Глагол и грамматические категории предикатов в современном китайском языке. СПб.: Восточный экспресс, 2017. 384 с.
8.
Карпухин С. А. Семантика русского глагольного вида: автореф. дис. ... д-ра филолог. наук: 10.02.01. Самара, 2008. 32 с.
9.
Ремчукова Е. Н. Морфология современного русского языка: категория вида глагола: учеб. пособие для студентов вузов по специальности 032900 – рус. яз. и лит. М.: Флинта: Наука, 2004. 136 c.
10.
李临定. 现代汉语动词. 北京: 中国社会科学出版社, 1990. (Ли Линьдин. Глагол современного китайского языка. Пекин: CSS Press, 1990. 212 с.).
11.
刘月华, 潘文娱, 故韡著. 实用现代汉语语法 (增订本). 北京: 商务印书馆, 2004. (Лю Юэхуа, Пань Вэньюй, Гу Вэй. Практическая грамматика современного китайского языка. Пекин: Commercial Press, 2004. 1026 с.).
12.
Ши Яцзюнь. Глагол в языковой картине мира китайской лингвокультуры // Научный вестник Херсонск. гос. ун-та. 2016. № 6. С. 102-106.
13.
Тань Аошуан. Проблемы скрытой грамматики: синтаксис, семантика и прагматика языка изолирующего строя (на примере китайского языка). М.: Языки славянской культуры, 2002. 897 с.
References
1.
Peng Fan. (2017). The Category of Aspect in Chinese and Russian Grammar. Chelyabinsk Humanitarian, 4(41), 67–69.
2.
Abdrakhimov, L. G. (2016). Contrasting Differences in the Language Systems of Chinese and Russian. Universum: Philology and Art History, 5(27), 4–5.
3.
Akimova, I. I. (2012). Expression of Aspectual-Temporal Characteristics of a Proposition-Spellings by Means of Russian and Chinese. Bulletin of the Pacific State University, 3(26), 219–228.
4.
Berezovskaya, E. А., & Vasilyeva, A. N. (2019). Peculiarities of the Expression of Aspect Semantics in Chinese. Bulletin of Science and Education, 19(73), 58–60.
5.
Wang Xuemei. (2018). Aspects of Chinese verbs in the mirror of the Russian language. Bulletin of the Moscow State Regional University, 1, 110–118.
6.
Gorobets, E. A. (2009). Bipartite verbs in modern Russian: problems of status and classification: PhD dissertation abstract (Philology). Kazan.
7.
Karpeka, D. A. (2017). The Verb and Grammatical Categories of Predicates in Modern Chinese. St. Petersburg: Oriental Express.
8.
Karpukhin, S. А. (2008). Semantics of the Russian Verbal Aspect: PhD dissertation abstract (Philology). Samara.
9.
Remchukova, E. N. (2004). Morphology of the modern Russian language: the category of the aspect of the verb: textbook for university students. Moscow: Flinta: Science.
10.
Li Linding. (1990). 现代汉语动词 [Modern Chinese verb]. Beijing: CSS Press.
11.
Liu Yuehua, Pan Wenyu, & Gu Wei. (2004). 实用现代汉语语法 (增订本) [Practical Grammar of Modern Chinese]. Beijing: Commercial Press.
12.
Shi Yajun. (2016). The Verb in the Linguistic Picture of the World of Chinese Linguistic Culture. Scientific Bulletin of Kherson State University, 6, 102–106.
13.
Tan Aoshuang. (2002). Problems of hidden grammar: syntax, semantics and pragmatics of the language of the isolating system (on the example of the Chinese language). Moscow: Languages of Slavic Culture.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рассмотрение статья «Теория аспектуальности русской школы в фокусе китайской лингвистической школы», предлагаемая к публикации в журнале «Litera», несомненно, является актуальной.
Целью рецензируемой работы является выявление специфики теории аспектуальности русской школы в фокусе китайской лингвистической школы.
Научная новизна исследования заявлена в том, что впервые в рамках типологического подхода был осуществлен сравнительный анализ проблем, связанных с категорией аспектуальности в русском и китайском языках, с категорией вида глагола, с его внутренней формой как специфическим способом отображения и представления знаний о мире, особым «языковым мировидением».
Для выявления специфики теории аспектуальности русской школы в фокусе китайской лингвистической школы в работе используются общенаучные методы (анализ, синтез, сравнение, аналогия), методы логического анализа, классификации логических группировок, методы оценки и интерпретации фактического материала.
Методология исследования вполне адекватна целям и задачам исследования.
Однако не указан объем корпуса, к которому прибег автор в ходе работы.
Исследование выполнено в русле современных научных подходов, работа состоит из введения, содержащего постановку проблемы, основной части, традиционно начинающуюся с обзора теоретических источников и научных направлений, исследовательскую и заключительную, в которой представлены выводы, полученные автором. Структурно статья состоит из нескольких смысловых частей, а именно: введение, обзор литературы, методология, ход исследования, выводы.
Хотелось бы отметить большой и скрупулёзный труд автора при анализе теоретических источников и тщательности интерпретации практического материала. Подчеркнем, что в исследовании автор рассматривает как теоретическую основу затрагиваемого проблемного поля, так и практическую проблематику.
Библиография статьи насчитывает 13 источников, среди которых как отечественные труды, так и зарубежные работы. Однако, непонятна логика автора, который нарушил традиционный алфавитный принцип выстраивания библиографии, а также смешение отечественных работ и работ на иностранных языках, которые традиционно располагают после источников на русском языке.
В общем и целом, следует отметить, что статья написана простым, понятным для читателя языком, опечатки, орфографические и синтаксические ошибки, неточности не обнаружены. Статья, несомненно, будет полезна широкому кругу лиц, филологам, магистрантам и аспирантам профильных вузов.
Практическая значимость работы заключается в том, что материалы исследования могут использоваться для выработки методики преподавания русского языка в китайской аудитории, отбора материала, приемов объяснения, закрепления категории вида, в научной работе, непосредственно связанной с рассмотрением специфики видовой теории в китайском языке в контексте теории вида русского глагола. Кроме того, материалы статьи могут вводиться в целях предотвращения языковой интерференции в курс подготовки русистов-филологов, языковедов, переводчиков в рамках дисциплин: русское и китайское языкознание, сопоставительная грамматика русского и китайского языков, а также теория русско-китайского перевода.
Общее впечатление после прочтения рецензируемой статьи положительное, она может быть рекомендована к публикации в научном журнале из перечня ВАК.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.