Статья 'Амбивалентность как карнавальная категория в романе Барри Ансуорта «Моралите»' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Амбивалентность как карнавальная категория в романе Барри Ансуорта «Моралите»

Садовникова Юлия Михайловна

аспирант кафедры литературы Калужского государственного университета им. К.Э. Циолковского

248000, Россия, Калужская Область область, г. Калуга, пер. Воскресенский, 4

Sadovnikova Yuliya Mikhailovna

Postgraduate student of the Literature Department of Kaluga State University named after K.E. Tsiolkovsky

248000, Russia, Kaluzhskaya Oblast' oblast', g. Kaluga, per. Voskresenskii, 4

OrangeLioness@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2022.5.37847

Дата направления статьи в редакцию:

11-04-2022


Дата публикации:

16-05-2022


Аннотация: В статье рассматривается основная категория карнавала – амбивалентность на материале романа, в котором обнаруживаются черты карнавального миропонимания, характерной особенностью которого является представление о диалогичном характере истины. В романе английского автора Барри Ансуорта «Моралите» (B. Unsworth «Morality Play», 1995) реализуется основная цель карнавала, заключающаяся в том, чтобы вывернуть наизнанку привычные представления о мире как о разумной иерархической системе, поставить с ног на голову обычный порядок вещей, осмеять все привычное и застывшее, с тем, чтобы через отрицание, осмеяние (символическую смерть) способствовать возрождению и обновлению мира. В ходе анализа системы персонажей романа английского автора Барри Ансуорта «Моралите» (B. Unsworth «Morality Play», 1995) были выявлены парные образы, характерные для карнавального мышления: священник Никлас Барбер – духовник лорда Симон Дамиан; Маргарет Корнуолл – глухонемая девушка; Брендан – Томас Уэллс. Парные по контрасту и сходству сцены и персонажи оказывают воздействие на образную систему и поэтику романа. Полученные выводы позволяют утверждать, что карнавальная традиция глубоко проникает в структуру романа, воздействуя на сюжет и фабулу, формирует комический эффект, сохраняя уникальности амбивалентного карнавального смеха.


Ключевые слова:

Ансуорт, Моралите, карнавальная поэтика, категории карнавализации, амбивалентность, Бахтин, парные персонажи, контраст, профанация, истина

Abstract: The article examines the main category of carnival - ambivalence based on the material of the novel of Barry Unsworth "Morality Play", which reveals the features of the carnival worldview, a characteristic feature of which is the idea of the dialogical nature of truth. In the novel by the English author Barry Unsworth "Morality Play", the main goal of the carnival is realized, which is to turn inside out the usual ideas about the world as a reasonable hierarchical system, to turn the usual order of things upside down, to ridicule everything familiar and frozen, in order to through denial, ridicule (symbolic death) contribute to the revival and renewal of the world. During the analysis of the character system of the novel by the English author Barry Unsworth "Morality Play", paired images characteristic of carnival thinking were identified: priest Nicholas Barber - confessor of Lord Simon Damian; Margaret Cornwall - a deaf-mute girl; Brendan - Thomas Wells. Scenes and characters paired by contrast and similarity have an impact on the figurative system and poetics of the novel. The findings suggest that the carnival tradition penetrates deeply into the structure of the novel, affecting the plot, forms a comic effect, preserving the uniqueness of ambivalent carnival laughter.



Keywords:

Unsworth, Moralite, carnival poetics, categories of carnivalization, ambivalence, Bakhtin, paired characters, contrast, profanation, truth

Карнавал для средневекового человека, чья повседневная жизнь отличалась строгой регламентацией поведения, имел большое значение. До второй половины XVII века карнавал оставался одной из форм жизни человека, так как люди были непосредственными участниками карнавальных действ.

В нашей стране и за рубежом регулярно появляются исследования, основанные на концепции карнавализации и считающие бахтинскую теорию основой для анализа поэтики произведений авторов разных эпох. Так, к изучению тоталитаризма через теорию карнавала обращается Б.Е. Гройс [Гройс, 1992]; изучением карнавальной поэтики в повести Б. Васильева «Завтра была война» занимается О.Е. Похаленков [Ковалева, Похаленков, 2021]; рассматривает текст «Капитанской дочки» А.С. Пушкина с позиций карнавализации И.В. Марусова [Марусова, 2007] – подобных примеров можно привести не мало

У М.М. Бахтина, основоположника теории карнавализации, находим следующую характеристику карнавального мироощущения: «Мироощущение это, враждебное всему готовому и завершенному, всяким претензиям на незыблемость и вечность, требовало динамических и изменчивых («протеических») играющих и зыбких форм для своего выражения. Пафосом смен и обновлений, сознанием веселой относительности господствующих правд и властей проникнуты все формы и символы карнавального языка. Для него очень характерна своеобразная логика «обратности» (а l*enuers), «наоборот», «наизнанку», логика непрестанных перемещений верха и низа («колесо»), лица и зада, характерны разнообразные виды пародий и травестий, снижений, профанации, шутовских увенчании и развенчании» [Бахтин, 1990]. Неотъемлемой характеристикой карнавала является особая организация символического пространства, так как любое действие карнавала амбивалентно по своей сути. Бахтин отмечает в своей работе «Проблемы поэтики Достоевского», что «двойствен и амбивалентен каждый персонаж карнавала, несущий в себе и некоторую идею, и развенчание ее» [Бахтин, 1972].

Бахтин также выделяет карнавальные категории – наиболее общие положения, принципы карнавального мироощущения: вольный фамильярный контакт, эксцентричность, профанация. К карнавальным категориям примыкает описанный исследователем принцип амбивалентности, который лежит в основе карнавального отношения к действительности и определяет природу карнавальных образов. По мнению ученого существуют два основных пути проявления карнавальной амбивалентности в тексте: создание парных образов и возникновение парных сцен.

В представленной работе будет рассмотрена основная категория карнавала – амбивалентность на материале романа английского автора Барри Ансуорта «Моралите» (B. Unsworth «Morality Play», 1995), в котором обнаруживаются черты карнавального миропонимания, характерной особенностью которого является представление о диалогичном характере истины. Пьеса странствующих комедиантов посвящена убийству маленького мальчика, который оказывается одним из многих, чье тело было обнаружено, и это, в свою очередь, оправдание, которое автор использует, чтобы превратить игроков в детективов.

В ходе анализа системы персонажей романа были выявлены парные образы, характерные для карнавального мышления: священник Никлас Барбер – духовник лорда Симон Дамиан; Маргарет Корнуолл – глухонемая девушка; Брендан – Томас Уэллс.

Рассмотрим подробнее представленные парные образы.

1) Священник Никлас Барбер – духовник лорда Симон Дамиан.

Образ Никласа Барбера, представляет собой пример дуализма, свойственного карнавалу. С одной стороны он – сбившийся с пути священник: «… я покинул пределы своей епархии без разрешения, я пел в харчевнях и проигрывал в кости мои священные реликвии, я возлежал с женщиной в блуде, я присоединился к странствующим комедиантам, а это прямо запрещено духовным лицам, каков бы ни был их сан. Вот так я оскорблял Бога и огорчал Линкольнского епископа, который был для меня отцом» [Ансворт, 2004].

Никлас облачается в одежду комедианта и кардинально меняет свою жизнь. В одном из эпизодов мы находим сцену с переодеванием: «Брендан теперь покоился в облачении священника, человек, который при жизни чурался благочестия и не скупился на кощунственные шутки. А я стоял в обносках мертвого комедианта» [Ансворт, 2004].

Ближе к финалу романа монах Симон Дамиан тоже был переодет: «Я увидел его бледную макушку и бахрому вокруг тонзуры, я увидел, как его свисающие руки покачиваются в такт движениям мула всего футах в двух над землей, белые руки, будто восковые в свете факелов, в темных синяках на запястьях ниже рукавов его балахона — одет он был не в сутану бенедиктинца, а в белый балахон, в каких следуют в процессиях кающиеся» [Ансворт, 2004].

Священник и монах являются в романе двумя противопоставленными образами. Будучи представителями одной профессии, они проявляют себя совершенно по-разному. Никлас превратил себя в комедианта осознанно: «Да, предложение исходило от меня, первая мысль принадлежала мне, но вначале я не думал принимать участие в их игрищах, практиковать их постыдное ремесло — artem illam ignominiosam, — воспрещенное Святой Церковью» [Ансворт, 2004], а монаха же сделали «плясуном на веревке» марионеткой в руках власть имущих: «Но что-то тут не ладилось. Ко мне вернулось воспоминание о том, как Монах лежал поперек спины мула. О белом балахоне, какие надевают кающиеся. Или ведомые на казнь. Те, кто связал ему руки, надели на него этот балахон. Могли сделать это простые люди? Кто угодно мог связать его и повесить, но вот одеть так… Они облекли его в костюм, сделали из него комедианта, плясуна на веревке. Лишь те, кто действует в холодности, уверенные в своей власти, или те, что верят, будто Бог беседует с Богом внутри них» [Ансворт, 2004].

Никлас Барбер забывает о своих прямых обязанностях в начале романа, когда совершает грех: вместо обязанностей писца при монастыре, он самовольно покидает монастырь и занимается прелюбодеянием: «беглец, без разрешения покинувший пределы своей епархии» [Ансворт, 2004]. Ещё одним нарушением его обязанностей и характеристикой карнавала является его нежелание совершить отпевание тела покойного: «Мужчина умирал без последнего причастия, и, возможно, еще оставалось время протянуть ему Крест, но я боялся подойти» [Ансворт, 2004]. Первая роль, которую сыграл Никлас Барбер, является полной противоположностью его профессии: «на меня надели власяницу Антихриста с рогатой маской Дьявола, вооружили трезубцем, чтобы я угрожающе тыкал им по сторонам, злобно бормотал и шипел». [Ансворт, 2004]

2) Маргарет – Джейн.

Принцип амбивалентности может быть также обнаружен и в парных женских образах: Маргарет и Джейн. Карнавальная поэтика романа состоит в том, что дочь ткача, девушка неспособная ни говорить, ни слышать, не только обвиняется в преступлении, которое она не совершала, но и согласно принципам карнавала, она не может даже себя защитить в силу своего физического недуга. «Я снова услышал голос Мартина, называющий его имя, а затем женщина издала звук, в котором не было ничего человеческого, и тут я понял (как, конечно, и Мартин), почему, зажимая шиллинг в кулаке, тюремщик ухмыльнулся: ее язык был не способен округлять слова». [Ансворт, 2004]

Принцип амбивалентности, свойственный образу Маргарет, проявляется на уровне системы мотивов произведения. Персонаж Маргарет изначально имел негативную характеристику, так как она блудница. Ср.: «Мы взяли Маргарет, потому что Стивен так хотел» и «Пойду к Флинту. Он заходил нынче в полдень и спрашивал меня. Те два раза, когда мы были вместе, ублаготворили его. Он хочет взять меня к себе в дом». [Ансворт, 2004]

Несвойственный мотив поиска истины, показывающий амбивалентность образа девушки, у которой нет права голоса, потому что она не является членом труппы, реализуется в ее стремлении найти информацию о виновных в смерти Томаса.

Таким образом, возникает оппозиция: обвиняемая обществом невиновная девушка не может себя защитить, а презираемая совершает поступок, несвойственный её персонажу.

3) Брендан – Томас Уэллс

Амбивалентность третьей пары персонажей заключается в оппозиции «живой-мертвый». Образ Брендана напрямую связан с карнавальной ситуацией – с изменением традиционного хода событий. Согласно традиционной Средневековой морали, покойный должен быть предан земле после смерти, но, если рассматривать произведение с точки зрения карнавала, это опровергается мотивом зарабатывания денег с помощью истории смерти Томаса: для того, чтобы похоронить Брендана необходимо разыгрывать моралите с Томасом.

Все вышеперечисленное подтверждает карнавальную категорию – амбивалентность. Парные по контрасту и сходству сцены и персонажи оказывают воздействие на образную систему и поэтику романа.

Библиография
1.
Гройс Б. Тоталитаризм карнавала // Бахтинский сборник. Вып. 3. М., 1997. С. 76-80.
2.
Ковалева В.С., Похаленков О.Е. Карнавальная поэтика повести Б. Васильева «Завтра была война» // Известия Смоленского государственного университета. 2021, № 1(53) С.
3.
Марусова И.В. Проблемы поэтики романа А.С. Пушкина «Капитанская дочка»: дис. … канд. филол. наук. Смоленск, 200 с.
4.
Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная смеховая культура средневековья и Ренессанса. М.: Художественная литература, 1990. 541 с.
5.
Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. 3-е изд. М.: Художественная литература, 1972. 471 с.
6.
Ансворт Б. Моралите: роман / пер. с англ. И. Гуровой. М.: АСТ; Транзиткнига, 2004. 239 с.
References
1.
Groys, B. (1997). Totalitarianism of carnival. Bakhtin collection, 3, 76-80.
2.
Kovaleva, V.S., Pokhalenkov, O.E. (2021). Carnival poetics of B. Vasiliev's story «Tomorrow was the war». Izvestiya of Smolensk State University, 1(53), 33-45. doi: 10.35785/2072-9464-2021-53-1-33-45
3.
Marusova, I.V. (2007). The problems of poetics of A.S. Pushkin's novel «The Captain's Daughter»: dis. Candidate of Philology. Smolensk
4.
Bakhtin, M. M. (1990). The creativity of Francois Rabelais and the folk laughing culture of the Middle Ages and Renaissance. Moscow: Fiction.
5.
Bakhtin, M. M. (1972). The problems of Dostoevsky's poetics. Moscow: Fiction.
6.
Unsworth, B. (2004). Morality Play: a novel / translated from the English by I. Gurova. Moscow: AST; Transit book.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная для публикации работа являет собой компилятивный вариант, не имеющий серьезной научной новизны. Стоит согласиться, что выбранный для анализа текст – роман Барри Ансуорта «Моралите» – в критической массе источников не дешифрован так многомерно, и точечно. Однако, и в данном сочинении автору не удалось объективно, целостно, концептуально изложить оригинальную точку зрения, выйти к допустимым пределам созвучным научному проекту. На мой взгляд, статье явно не хватает объема, т.н. иллюстративной базы, выверенной – стремящейся к некоему абсолюту – концепции понимания парности / амбивалетности в тексте Барри Ансуорта. Отмечу также, что и методология исследования взята несколько формально и сухо: разверстку идей М.М. Бахтина стоит сделать более интересно, сложно, далее же подкрепить выбранный вектор качественной аналитической процедурой. Суждения по ходу труда монотонны, автор использует принцип клиширования, что явно затрудняет ход исследования. Выявленная парность образов принципиально не свидетельствует о чем либо: «в ходе анализа системы персонажей романа были выявлены парные образы, характерные для карнавального мышления: священник Никлас Барбер – духовник лорда Симон Дамиан; Маргарет Корнуолл – глухонемая девушка; Брендан – Томас Уэллс». Таким образом, номинация дана – суть же проблемы не манифестирована. Думается, что наработанный материал необходимо консолидировать, свести в единое целое и с сюжетной канвой, и проблемным спектром романа, и с композиционной структурой, и с авторским замыслом. Только в разрешении единства текста выбранная для оценки грань сможет действенно сработать в русле конкретизации художественного смысла. Стиль данной работы, что неплохо, сориентирован на собственно научный тип: например, «несвойственный мотив поиска истины, показывающий амбивалентность образа девушки, у которой нет права голоса, потому что она не является членом труппы, реализуется в ее стремлении найти информацию о виновных в смерти Томаса», или «амбивалентность третьей пары персонажей заключается в оппозиции «живой-мертвый». Образ Брендана напрямую связан с карнавальной ситуацией – с изменением традиционного хода событий. Согласно традиционной Средневековой морали, покойный должен быть предан земле после смерти, но, если рассматривать произведение с точки зрения карнавала, это опровергается мотивом зарабатывания денег с помощью истории смерти Томаса: для того, чтобы похоронить Брендана необходимо разыгрывать моралите с Томасом» и т.д. В целом же работа нуждается в серьезном пересмотре. Автору необходимо, усложнить концепцию, довести до оригинальности точку зрения на текст Б. Ансуорта, качественно проработать / оценить факторы реализации «карнавального начала» в литературном произведении, собрать в некое единое целое анализ романа «Моралите», желательно расширить и библиографический список, и сделать это не формально. Только с учетом сделанного, статья «Амбивалентность как карнавальная категория в романе Барри Ансуорта «Моралите» может претендовать на публикацию в журнале «Litera», в данном же виде текст явно не соответствует критериям серьезного научного труда.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В рецензируемой статье «Амбивалентность как карнавальная категория в романе Барри Ансуорта «Моралите», предлагаемой к публикации в научном журнале «Litera», несомненно, рассматривается актуальная литературоведческая проблема.
В представленной работе рассмотрена основная категория карнавала – амбивалентность на материале романа английского автора Барри Ансуорта «Моралите» (B. Unsworth «Morality Play», 1995), в котором обнаруживаются черты карнавального миропонимания, характерной особенностью которого является представление о диалогичном характере истины. Исследование проводилось на русском переводном варианте оригинального текста И. Гуровой.
При подготовке статьи автором была проведена большая работа, что выражается в апелляции к многочисленным точкам зрения на рассматриваемый вопрос как в отечественном, так и в зарубежном языкознании. Основательная теоретическая составляющая работы позволяет определить научную лакуну и проанализировать существенный вклад автора в решение научного вопроса. Исследование выполнено в русле современных научных подходов, работа состоит из введения, содержащего постановку проблемы, основной части, традиционно начинающуюся с обзора теоретических источников и научных направлений, исследовательскую и заключительную, в которой представлены выводы, полученные автором. Структурно статья разбита на разделы, которые коррелируются между собой. В статье представлена методология исследования, выбор которой вполне адекватен целям и задачам работы. Данная работа выполнена профессионально, с соблюдением основных канонов научного исследования. Подобные работы с применением различных методологий являются актуальными и, с учетом фактического материала, позволяют тиражировать предложенный автором принцип исследования на иной языковой материал. Автор подводит свое исследования под научный базис, ссылаясь на работы предшественников, что позволяет в полной мере оценить степень разработанности проблемы и выявить лакуны. Статья структурирована, состоит из введения, основной части, описания результатов исследования и представления выводов. Работа представляется нам не столько научной, зиждущейся на работах предшественников, сколько новаторской, представляющей собственное авторское мнение, что является особенно ценным при проведении исследования. Ценным является выделение пар в исследуемом произведении и выявление феномена амбивалентности, что, собственно является одной из частей новизны авторского подхода.
Выводы по работе являются поверхностными и обобщенными, не содержат квинтэссенцию проведенной работы, однако данное замечание не является критичным. Библиография содержит 6 позиций, которые являются отечественными источниками. Большее количество ссылок на авторитетные работы, такие как монографии, докторские и/ или кандидатские диссертации по смежным тематикам, которые могли бы усилить теоретическую составляющую работы в русле отечественной научной школы. Статья, несомненно, будет полезна широкому кругу лиц, филологам, литературоведам, магистрантам и аспирантам профильных вузов. В общем и целом, следует отметить, что рецензируемая статья написана научным языком, хорошо структурирована, опечатки, орфографические и синтаксические ошибки, неточности не обнаружены. Общее впечатление после прочтения рецензируемой статьи положительное, работа может быть рекомендована к публикации в научном журнале из перечня ВАК.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"