Статья 'Интерпретация образа Татьяны Ларины в китайской пушкинистике 1978 - 2010 гг.' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Интерпретация образа Татьяны Ларины в китайской пушкинистике 1978 - 2010 гг.

Чжу Янь

аспирант, кафедра истории русской литературы филологического факультета, Университет МГУ-ППИ в Шэньчжэне, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

518100, Китай, провинция Гуандун, г. Шэньчжэнь, ул. Гоцзидасюеюань, 1, оф. 827

Zhu Yan

Postgraduate student, Department of History of Russian Literature, Faculty of Philology, University of Moscow State University-SPI in Shenzhen, Lomonosov Moscow State University

518100, Kitai, provintsiya Guandun, g. Shen'chzhen', ul. Gotszidasyueyuan', 1, of. 827

zhuyan5148@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2022.4.37780

Дата направления статьи в редакцию:

02-04-2022


Дата публикации:

18-04-2022


Аннотация: Основное внимание в статье уделяется особенностям интерпретации образа Татьяны Ларины в китайской пушкинистике 1978 - 2010 гг. В статье рассмотрены разные работы китайских интерпретаторов, посвящённые образу Татьяны. На основе анализа обширного материала сделана попытка обобщить основные особенности интерпретации пушкинской героини в Китае. При проведении исследования применены сравнительно-исторический подход, методы обобщения, интерпретации результатов. В современном пушкиноведении восприятию творчества А. С. Пушкина за пределами родины, особенно в Китае, уделялось немало внимания, в большей степени это касается переводческой интерпретации. А анализ китайских литературоведческих работ о конкретном персонаже — в данной работе о Татьяне Ларине — осуществляется впервые. Научная новизна исследования заключается в малой изученности проблемы интерпретации образа Татьяны в Китае. В ходе работы были выявлены особенности интерпретации образа Татьяны в Китае — увлечение оценкой моральных качеств Татьяны, а одновременно — пренебрежение художественной природой пушкинской героини. Результаты исследования вносят вклад в изучение образа Татьяны в китайской пушкинистике, а также способствуют глубокому пониманию образа русской женщины в Китае. Кроме того, его результаты и выводы так же можно использовать при изучении межкультурных связей Китая и России, изучении рецепции русской литературы в Китае.


Ключевые слова: особенности интерпретации, Татьяна Ларина, китайская пушкинистика, Евгений Онегин, образ русской женщины, феминистка, Ван Чжилян, Ван Шисе, моральные качества, рецепция русской литературы

Исследование выполнено при финансовой поддержке стипендии Правительства Шэньчжэня и Университета МГУ-ППИ в Шэньчжэне.

Abstract: The main attention in the article is paid to the peculiarities of the interpretation of the image of Tatiana Larina in Chinese Pushkin studies from 1978 to 2010. The article discusses various works of Chinese interpreters dedicated to the image of Tatiana. Based on the analysis of extensive material, an attempt is made to summarize the main features of the interpretation of Pushkin's heroine in China. The comparative-historical approach, methods of generalization, interpretation of the results were used in the study. In modern Pushkin studies, a lot of attention has been paid to the perception of A. S. Pushkin's work outside the homeland, especially in China, to a greater extent it concerns translation interpretation. And the analysis of Chinese literary works about a particular character — in this work about Tatiana Larina — is carried out for the first time. The scientific novelty of the study lies in the small knowledge of the problem of interpreting the image of Tatiana in China. In the course of the work, the peculiarities of the interpretation of the image of Tatiana in China were revealed — the fascination with the assessment of Tatiana's moral qualities, and at the same time — the neglect of the artistic nature of the Pushkin heroine. The results of the study contribute to the study of the image of Tatiana in Chinese Pushkin studies, and also contribute to a deep understanding of the image of the Russian woman in China. In addition, its results and conclusions can also be used in the study of intercultural relations between China and Russia, the study of the reception of Russian literature in China.



Keywords:

Wang Zhiliang, feminist, the image of a Russian woman, Eugene Onegin, chinese pushkin studies, Tatiana Larina, features of interpretation, Wang Shise, moral qualities, reception of Russian literature

Введение

В современном пушкиноведении восприятию творчества А. С. Пушкина за пределами родины, особенно в Китае, уделялось немало внимания, в большей степени это касается переводческой интерпретации. А анализ китайских литературоведческих работ о конкретном персонаже — в данной работе о Татьяне Ларине — осуществляется впервые.

Китайские читатели впервые узнали об романе «Евгений Онегин» в начале ХХ века. В то время перевод пушкинского романа в стихах на китайском языке ещё не появился, об этом произведении было написано лишь несколько простых ознакомительных очерков. В 1930–40-е гг. «Евгений Онегин» расценивался как величайшее произведение Пушкина, а главного героя истолковывали китайские литературоведы как объект критики в творчестве поэта. Полный перевод романа в стихах на китайском языке появился в 1940-х годах: в 1942 году вышел первый перевод, сделанный Су Фу с некрасовского текста на эсперанто (перевод «Евгения Онегина», сделанном Н.В. Некрасовым в 1931 г.); а в 1944 году — первый перевод с русского оригинала, осуществлённый Люй Ином. После образования Нового Китая в 1949 г. в связи с дружественным отношением между Китаем и СССР появились разные версии перевода «Евгения Онегина» и ряд научных работ, посвященных его изучению, особенно изучению образа Онегина как «лишнего человека».

С первого знакомства с Пушкинским романом в стихах до 1970-х годов его исследования были сосредоточены на главном герое — Онегине. А Татьяна Ларина, напротив, не привлекала особого внимания китайских литературоведов. Она упоминалась вскользь и, по контрасту с Онегиным, воспринималась как отражение русского национального характера. Образ Татьяны привлек внимание китайских интерпретаторов «Евгения Онегина» относительно поздно, только после политики «реформ и открытости» (1978 г.), стимулировавшей интерес к изучению и переосмыслению русской литературы в целом и творчества А.С. Пушкина, в частности.

Основная часть

Образ Татьяны высоко оценивают не только в России, но и в современном Китае. Пушкинская героиня вызывает восхищение среди китайской аудитории своей тесной связью с народом, твёрдым отстаиванием нравственных принципов и самопожертвованием. Пушкинист Ван Чжилян неоднократно высоко оценивал героиню Пушкина: «Татьяна так же невинна, проста и глубока, как жены декабристов. Она — редкий и прекрасный цветок, который цветет на земле России» [8, с. 45]; «Татьяна — это эталон жизни, который Пушкин показал русским и всему человечеству на той исторической высоте, которой поэт может достичь» [9, с. 89]. Литературовед Хэ Маочжэн рассматривает Татьяну как «самый очаровательный образ русской женщины в русской литературе» [2, с. 148].

Помимо этого, китайские учёные единодушно выражали свою признательность Татьяне за ту смелость, с которой она объяснилась в любви Онегину. Например, педагог Лун Сян считает, что «это вызов, брошенный Татьяной традиционному обществу. Она стремится объединить любовь и брак, чтобы преодолеть присущие женщинам идеологические ограничения. Такое мужество достойно похвалы. Мы видим, что Татьяна обладает чертами современной женщины» [16, с. 133]. Другой китайский учёный, Ли Юаньцзин,оценивает Татьяну как «женщину-первопроходца, кто смеет стремиться к любви и обладает большим мужеством» [15, с. 40].

В исследовательской литературе Китая при осмыслении образа Татьяны пристальное внимание уделяется финальной сцене романа: каждый интерпретатор стремится объяснить причину отказа Татьяны Онегину.

Переводчик Ван Шисе в статье «Критика о Татьяне» называет три причины окончательного отказа Татьяны от Онегина: во-первых, по первоначальному замыслу поэта Онегин должен был стать декабристом. А Татьяна служит лишь второстепенным персонажем. Её судьба и жизненный выбор должны зависеть от потребностей развития характера Онегина. Поэтому Татьяна должна отвергнуть Онегина, чтобы он из-за несчастной любви присоединился к восстанию декабристов. Вторая причина, по мнению переводчика, обусловлена нравственными ценностями Пушкина: учитывая свой богатый любовный опыт и весьма вольное поведение многих аристократок, он чувствовал, что общественные нравы ухудшаются. Поэтому поэт создал Татьяну, которая верна своему мужу. В связи с этим автор утверждает, что Татьяна — это романтический образ идеальной женщины. И это как раз является третьей причиной — творческий метод создания Татьяны. Автор статьи предлагает следующие аргументы: «Противоречие Татьяны между идеалом и реальностью, ее стремление к сельской идиллии, — всё это соответствует требованиям романтизма. Поэтому она представляет собой романтический образ, и, скорее, является “идеальной женщиной”. Просто в ее образе нет такого отчаяния и столь ярких красок традиционного романтизма» [10, с. 148].

Рассмотрев исторический фон создания произведения, изучив характер и жизненный опыт Пушкина, проанализировав структуру романа в стихах, Ван Шисе предложил, на наш взгляд, весьма убедительную трактовку образа Татьяны. Его статья «Критика о Татьяне» стала важным подспорьем для будущих исследований по интерпретации Татьяны. Его аргумент в пользу того, что Татьяна представляет собой романтический образ, также повлиял на многих китайских учёных.

Переводчик Ван Чжилян в статье «Об образной системе и творческом методе “Евгения Онегина”» придерживался мнения Ван Шисе, рассматривая Татьяну идеал русской женщины, романтический образ. Окончательный отказ Татьяны от любви Онегина считается Ван Чжиляном идеальным путём для решения противоречия между личностью и коллективом. Автор также подчеркивает, что Татьяна верна своему нелюбимому мужу, это отнюдь не значит, что она намерена соблюдать правила патриархальной морали, она, скорее, верна своей чистой и благородной натуре, настаивая на своём критическом отношении к реальности того времени. «В то время и в своём положении она могла только выразить неприятие социальной реальности, пожертвовав личным счастьем, чтобы в высшей степени получить духовное удовлетворение. Мы также должны видеть, что в ее отказе скрывается неизменная любовь к Онегину. Именно потому, что она дорожит их любовью, она должна отвернуться от развратного образа жизни высшего общества» [9, с. 89].

Однако литературовед Дяо Шаохуа в статье «“Евгений Онегин” и становление реализма в русской литературе» не считает образ Татьяны романтическим. Пушкинская героиня наконец вышла замуж за нелюбимого генерала, превратилась из робкой, невинной девы в неприступную богиню на берегах Невы. Такое изменение, подчёркивает Дяо Шаохуа, сделало образ Татьяны более реалистичным. Отвергнув ухаживания Онегина, Татьяна, по мнению автора статьи, не хочет идти на компромисс со своим аристократическим окружением; скорее, она решительно отказывается от неверности мужу в противовес тому, что было принято среди женщин в высшем обществе [3, с. 205].

На самом деле, мнения Ван Чжиляна и Дяо Шаохуа совпадают. Они оба считают отказ Татьяны высокоморальным. Кроме Ван Чжиляна и Дяо Шаохуа, многие другие интерпретаторы пушкинского романа в стихах при анализе образа Татьяны дают высокую оценку ее душевным качествам: нравственной силе, честности и благородству. Однако некоторые высказывают противоположные мнения. Мы приведём типичный пример: статью Цю Синьминь, преподавательницы факультета русского языка Нанкинского сельскохозяйственного университета, «Неизменная судьба. Попытка анализа образа Татьяны в “Евгении Онегине”».

Рассуждая о развитии характера героини, Цю Синьминь делит ее жизнь на три периода: 1) период девичьих фантазий, который завершается отповедью Онегина; 2) переходный период — от знакомства с библиотекой Онегина до выхода замуж за знаменитого генерала; 3) период становления — становление неприступной богини на берегах Невы. При этом автор подробно доказывает, что духовный разрыв между Татьяной и Онегиным увеличивался и в конце концов стал главной причиной их любовной трагедии. Кроме того, Цю Синьминь придерживается положительной оценки Онегина, но при этом — совсем отрицательной оценки Татьяны. Например, она полагает, что Татьяна замкнута, мрачна, молчалива и она влюбилась в Онегина, чтобы избавиться от «скучной деревни» и «суровой окружающей среды» [13, с. 39]; «Онегин ищет правильный жизненный путь», а «Татьяна страстно жаждет личной любови и семейного счастья» [13, с. 39]; Онегин уважает Татьяну, отказывается от ее любви по-джентльменски, а отказ Татьяны демонстрирует, что она полностью усваивает привычки высшего общества и отказывает с тем же мастерством, как Онегин.

Татьяна действительно была несколько ограниченной провинциальной девушкой, но Цю Синьминь полностью отрицает достоинства Татьяны и не видит её чистоту, доброту, тесную связь с народом и другие хорошие качества. Мы считаем, что это слишком односторонне и несправедливо по отношению к пушкинской героине.

Конечно, интерпретаторы, предлагающие отрицательную оценку Татьяны, относятся к меньшинству. Большинство ученых ценят её благородную мораль и выражают свою любовь к героине.

C наступлением XXI века при изучении образа Татьяны больше внимание уделяется феминистской проблематике, которую с большим или меньшим успехом китайские литературоведы находят в пушкинском романе.

С быстрым политическим и экономическим развитием Китая в 1980–1990-е гг. идеологическая и культурная сфера стала очень активно реагировать на социальные изменения. В это время феминистская литературная критика из Западной Европе и США начала выходить на авансцену китайской литературной критики и литературоведения. «Задача женской критики состоит в том, чтобы научить женщину читать как женщина. В основном это сводится к переосмыслению роли и значения женских характеров и образов, к “разоблачению” мужского “психологического тиранства”» [1, с. 419]. Такая теория с 2000 года стала примениться к интерпретации пушкинской героини. Отметим некоторые трактовки феминистского толка.

Исследовательница Сунь Цзиньмэй в статье «Интерпретация образа Татьяны: перечтение “Евгения Онегина”» с феминистской точки зрения раскрывает «культурные коннотации гендера», отраженные в образе Татьяны как идеальной женщины в патриархальном обществе. С одной стороны, Сунь Цзиньмэй указывает на хорошие качества в характере героини: когда Татьяна стала светской дамой, она всё ещё питала любовное чувство к Онегину, но в то же время была предана своему мужу. «Её дух и тело были полностью разделены, в её сердце “вожделения” больше не существовало. Она была больше не реальной женщиной, а “богиней”» [5, с. 75]; перед лицом признания Онегина, по словам исследовательницы, Татьяна становится воплощением нравственности и проявляет самопожертвование. «Своей самоотверженной натурой она окончательно достигла собственного нравственного совершенства, при этом сохранила своё духовное благородство» [5, с. 75]. Но, с другой стороны, автор статьи считает, что самопожертвование Татьяны противоречит человеческой натуре, оно не может быть врожденным, а представляет собой просто результат невидимого порабощения женщин патриархальным обществом с помощью его культурных традиций в течение долгого времени. Сунь Цзиньмэй также подчёркивает, что «патриархальное общество поддерживает этику и мораль общества, подавляя природу женщины, чтобы сохранять основу своего существования. Именно это является источником духа самопожертвования» [5, с. 76].

Наконец Сунь Цзиньмэй оспаривает трактовку Ван Чжиляна, согласно которой Татьяна представляет собой эталон жизни для всего человечества, утверждая, что это не может быть эталон для мужчины, «точнее говоря, Татьяна — это эталон жизни для женщины, созданный Пушкиным, представлявшем патриархальную культуру. Это флаг женщин, развевающийся в сердцах мужчин» [5, с. 78]. Автор делает вывод: «В образ Татьяны проникает идея патриархата. Сквозь образ Татьяны мы видим оковы цивилизации, налагаемые на женщин патриархальным обществом, а также дилемму выживания женщин в патриархальной культуре» [5, с. 78].

Нужно сказать, что Сунь Цзиньмэй была первой, кто интерпретировал образ Татьяны с феминистической точки зрения. Она рассматривала Татьяну (особенно после замужества) не как настоящую женщину, а, скорее, как абстракцию, идеальную богиню, созданную приверженцем мужского шовинизма.

Кроме статьи Сунь Цзиньмэй после 2000 годов вышли больше десяти статей, посвящённых интерпретации образа Татьяны с точки зрения феминистической критики. Перечисляем некоторые из них: «Между традицией и современностью: изучение концепции женственности Пушкина в “Евгений Онегине”» Чжоу Ин [4]; «Феминистское размышление о Татьяне» Сяо Шуфэнь [11]; «Интерпретация женского субъективного сознания Татьяны» Сюй Янь [7];«Образ Татьяны в феминистской перспективе» Чэнь Фан [14]; «Гендерная и культурная интерпретация образа Татьяны» Чжан Цунься [6] и т.д. В этих статьях Татьяна представляет собой лишь «продукт патриархального общества», и все признанные раньше хорошие качества Татьяны, такие, например, как самопожертвование и чистота, рассматриваются феминистками как результат «мужского тиранства».

Нужно сказать, что феминистская идеология может иметь далеко идущие последствия для морального и интеллектуального просвещения в Китае: она предоставляет перспективу для глубокого понимания отношений между Татьяной и Онегиным, а также пушкинской концепции женственности. Однако большинство феминисток слепо принимают феминистскую теорию и неуклюже прилагают ее к художественным образам. Мы можем свести причины к следующим.

Западная феминистская литературная критика — это продукт феминистского движения в литературной области, которое развивалось в западном обществе на протяжении сотен лет. А в Китае фактически не было феминистского движения. В рецепции современными китайскими учеными теории феминизма господствует некритическое заимствование (borrowism). Так что некоторые учёные весьма неуклюже применяют феминистскую критику в интерпретации пушкинской героини, резко критикуя «мужской шовинизм» Пушкина и, наконец, доходят до крайности гендерного антагонизма. В результате нередко можно встретить аналогичный вывод: судя по трагедии Татьяны, мы видим оковы, налагаемые на женщин мужским шовинизмом [5, с. 78; 14, с. 58]. В понимании феминисток все трагические столкновения женщин с жизнью происходят от мужчин, но они не принимают во внимание возможные проблемы женщин, и в таком случае они полностью игнорируют собственную инициативу женщин.

К тому же некоторые «интерпретаторки» слепо стремятся к применению «свежего» учения, игнорируя при этом и принцип историзма, и здравый смысл: вменяя в вину автору художественного произведения его половую принадлежность. При переосмыслении классики они ищут в произведении не смысла, заложенного автором, а доказательства, подтверждающие их учение. Таким образом, статья становится не научным исследованием, а демонстрацией определённой теории. Приведём типичный пример.

В 1998 году на китайском языке был опубликован полный перевод книги «Второй пол» французской писательницы Симоны де Бовуар, в которой была фраза «Женщиной не рождаются, ею становятся» [12, с. 309]. Эта трактовка принимается как истина в последней инстанции. Китайская «интерпретаторка» Сяо Шуфэнь в статье «Феминистское размышление о Татьяне» прилагала её к образу Татьяны. Она утверждала: Онегин отверг Татьяну, потому что она ещё не стала женщиной; потом он влюблялся в Татьяну, потому что она превратилась в настоящую женщину. Сяо Шуфэнь объясняла, что из-за давления со стороны родителей и общества она стала светской дамой. Она знала, как обращаться с мужчинами, чтобы «Мужчины кланялися ниже, /Ловили взор ее очей» (7, XV); она знала, «Как сильно ни была она / Удивлена, поражена, / Но ей ничто не изменило…» (7, XVIII). По словам Сяо Шуфэнь, Татьяна в полной мере обладала женственностью, признанной высшим обществом. «Она завершила превращение из “человека” в “женщину”. Онегин, который вырос в светском обществе и придерживался эстетических предпочтений, свойственных аристократии, конечно, безумно влюбился в неё» [11, с. 22]. А процесс превращения девушки в женщину, на взгляд «авторки», «фактически это — процесс идентификации с обществом, в котором доминируют мужчины» [11, с. 22].

Заключение

Учитывая вышеизложенное, можно сделать следующие выводы относительно особенностей интерпретации образа Татьяны в Китае. Большинство пушкиноведческих работ характеризуются увлечением оценкой нравственного облика Татьяны и пренебрежением художественной природой пушкинской героини. Она истолковывается с разных идеологических позиций и с разными оценками, причём о ней пишут как о живом человеке, социальном типе, но не как о художественном образе.

В современном Китае большинство учёных находятся под влиянием русских критиков и высоко оценивают образ Татьяны. Её смелость, чистота, верность, близость к природе и тесная связь с народом привлекли к ней любовь китайской аудитории. В китайской пушкинитстике с 1978 до 2010-х годов сложилось два подхода к нравственной проблеме, которую решала пушкинская героиня.

Согласно первому, китайские пушкинисты, поверхностно знакомые с русской культурой и историей, наивно считали, что почти все дворянские женщины начала XIX века были распутницами. А отказ Татьяны от любви Онегина, по их мнению, демонстрирует её верность и чистоту, будто бы не соответствующую реальности того времени. Это идеал русской женщины, романтический образ, который создал поэт. Согласно другому, Татьяна отказалась от любви Онегина, потому что хотела быть верной своему сердцу и соответствовать нормам высшего света. Оба подхода, в конечном счете, подтверждают моральные качества Татьяны.

Одновременно существуют и отрицательные оценки героини. Считается, что она не понимает стремления Онегина к новой жизни. Хотя такое мнение не занимает доминирующее положение, и некоторые моменты еще требуют обсуждения, его необходимо учитывать.

После наступления XXI века доктрины феминистической критики начали прилагаться к образу Татьяны. Причём прежняя высокая оценка Татьяны подверглась суровой критике со стороны китайских феминисток, в своих опусах занимающихся не столько литературоведческим анализом, сколько дурного толка публицистикой, заостряющей вопросы о гендерных требованиях женщин. Китайские сторонники феминистских доктрин считают, что взгляды Пушкина на представительниц лучшей части человечества обусловлены некоей «патриархальной идеологией». В слепом стремлении к новизне они топорно применяют западную теорию при интерпретации пушкинской героини, демонстрируя при этом отсутствие эстетического чутья, пренебрежение к принципу историзма и художественной природе литературных героев (не говоря уже о тех смыслах, которые вкладывал в свои образы «шовинист» Пушкин).

Библиография
1.
Ильин И. П. Феминистская критика // Западное литературоведение ХХ века: Энциклопедия / Под ред. Е. А Цургановой. Москва: Intrada, 2004.
2.
何茂正.独创性的典范《叶甫盖尼奥涅金》// 戈宝权等. 普普希金创作评论集.桂林:漓江出版社, 1983. P142-155. (Хэ Маочжэн. Образец оригинальности «Евгения Онегин» // Сборник статей о творчестве А. С. Пушкина / Под ред. Гэ Баоцуань. Гуй Линь: Лицзянское издательство. 1983. С. 142-155).
3.
刁邵华.《叶甫盖尼·奥涅金》和俄国文学中现实主义的形成//戈宝权等.普希金创作评论集.南宁:漓江出版社,1983. P190-206. (Дяо Шаохуа. «Евгений Онегин» и становление реализма в русской литературе // Сборник статей о творчестве А. С. Пушкина / Под ред. Гэ Баоцуань. Гуй Линь: Лицзянское издательство. 1983. С. 190-206).
4.
周颖.在传统与现代之间——从《叶甫盖尼·奥涅金》看普希金的女性观.江西社会科学,2004(08):106-108. (Чжоу Ин. Между традицией и современностью: изучение концепции женственности Пушкина в «Евгений Онегине» // Общественные науки Цзянси, 2004, №4. С. 106–108).
5.
孙金美.解读达吉亚娜的形象——重读《叶甫盖尼·奥涅金》.上海师范大学学报(哲学社会科学版), 2001(4):74-79. (Сунь Цзиньмэй. Интерпретация образа Татьяны: перечтение “Евгения Онегина” // Вестник Шанхайского педагогического университета (издание по философии и социальным наукам), 2001, № 4. С.74-79).
6.
张存霞.达吉亚娜形象的性别文化阐释.宜宾学院学报,2010,10(08):70-72. (Чжан Цунься. Гендерная и культурная интерпретация образа Татьяны // Вестник университета Ибинь, 2010, №10(08). С.70-72).
7.
徐琰.解读塔吉雅娜的女性主体意识.安阳工学院学报,2007(03):64-66. (Сюй Янь. Интерпретация женского субъективного сознания Татьяны // Аньянского технологического института, 2007, №3. С. 64-66).
8.
智量,讲授;杨正先,王梅记录;马新彰,王志耕整理. 19世纪俄国文学史讲稿. 上海:华东师范大学出版社, 2013. 147 р (Конспект лекции по истории русской литературы 19 века. Чжиляна. Записи Ян Чжэнсяня, Ван Мэя; под ред. Ма Синьчжана, Ван Чжигэна. Шанхай: Издательство Восточно-Китайского педагогического университета. 2013. 147 c.).
9.
智量.论《叶甫盖尼·奥涅金》的形象体系与创作方法[J].外国文学评论,1990 (3): 87-92. (Чжилян. О системе образов и творческом методе «Евгения Онегина» // Критика зарубежной литературы. 1990. №.3. С.87-92).
10.
王士燮.《评塔季扬娜的形象》// 普希金创作评论集. 桂林:漓江出版社, 1983. P177-189. (Ван Шисе. Критика о Татьяне // Сборник статей о творчестве А. С. Пушкина / Под ред. Гэ Баоцуань. Гуй Линь: Лицзянское издательство. 1983. С. 177-189).
11.
肖淑芬.关于达吉雅娜的女性主义思考.扬州教育学院学报, 2005(1):19-23. (Сяо Шуфэнь. Феминистское размышление о Татьяне // Вестник Института образования Янчжоу, 2005, №1. С. 19-23).
12.
西蒙娜·德·波伏娃著,陶铁柱译. 第二性(全译本). 北京:中国书籍出版社,1998.844p (Симоны де Бовуар. Второй пол (полный перевод) / Пер. Тао Течжу. Пекин: Китайское книжное издательство, 1998.).
13.
邱欣敏.无法改变的命运——试述《叶甫根尼·奥涅金》中达吉雅娜的形象.南京理工大学学报(社会科学版), 2001(4):38-41. (Цю Синьминь. Неизменная судьба. Попытка анализа образа Татьяны в «Евгении Онегине» // Вестник Нанкинского технологического университета (издание по социальным наукам). 2001. №.4. С. 38-41).
14.
陈方.女性主义视野下的塔吉雅娜形象.俄罗斯文艺,2009(04):55-58. (Чэнь Фан. Образ Татьяны в феминистской перспективе // Русская литература и искусство.2009. №.4. с. 55-58).
15.
黎原菁.浅析《叶甫盖尼·奥涅金》中达吉雅娜作为“俄罗斯的灵魂”的形象.散文百家(理论), 2020(4):40. (Ли Юаньцзин. Краткий анализ образа Татьяны как “души России” в «Евгении Онегине» // Сотни эссе (Теория). 2020. №. 4. С. 40).
16.
龙翔.试论达吉雅娜情感历程的三个阶段.芒种,2014(5):133-134 (Лун Сян. Пробный анализ трёх этапов любовных переживаний Татьяны // Манчжун. 2014. № 5. С.133-134)
References
1.
Ilyin I. P. Feminist criticism. Western literary studies of the XX century: Encyclopedia. Edited by E. A. Tsurganova. Moscow: Intrada, 2004.
2.
何茂正.独创性的典范《叶甫盖尼奥涅金》//戈宝权等.普希金创作评论集.桂林:漓江出版社, 1983. P142-155. (He Maozheng. A sample of the originality of "Eugene Onegin". Collection of criticism to the works of A. S. Pushkin. Edited by Ge Baoquan. Guilin: Likiang Publishing House. 1983. P. 142-155).
3.
刁邵华.《叶甫盖尼·奥涅金》和俄国文学中现实主义的形成 // 戈宝权等.普希金创作评论集. 桂林:漓江出版社,1983. P190-206. (Diao Shaohua. "Eugene Onegin" and the formation of realism in Russian literature. Collection of criticism to the works of A. S. Pushkin. Edited by Ge Baoquan. Guilin: Likiang Publishing House. 1983. pp. 190-206).
4.
周颖.在传统与现代之间——从《叶甫盖尼·奥涅金》看普希金的女性观.江西社会科学,2004(08):106-108. (Zhou Ying. Between Tradition and Modernity: A Study of Pushkin's Concept of Femininity in Eugene Onegin. Jiangxi Social Sciences, 2004, No. 4. pp. 106-108)
5.
孙金美.解读达吉亚娜的形象—重读《叶甫盖尼·奥涅金》. 上海师范大学学报(哲学社会科学版), 2001(4):74-79. (Sun Jinmei. Interpretation of the image of Tatiana: re-reading of "Eugene Onegin”. Bulletin of Shanghai Pedagogical University (Edition on Philosophy and Social Sciences), 2001, No. 4. pp.74-79).
6.
张存霞.达吉亚娜形象的性别文化阐释.宜宾学院学报, 2010, 10(08):70-72. (Zhang Qunxia. Gender and Cultural Interpretation of Tatiana. Bulletin of Yibin University, 2010, №10(08). pp.70-72).
7.
徐琰.解读塔吉雅娜的女性主体意识.安阳工学院学报,2007(03):64-66. (Xu Yan. Interpretation of female subjective consciousness of Tatiana. Journal of Anyang Institute of Technology, 2007, №. 3. pp. 64-66).
8.
智量,讲授;杨正先,王梅记录;马新彰,王志耕整理. 19世纪俄国文学史讲稿. 上海:华东师范大学出版社, 2013. 147 р (Zhilang. Lecture notes on the history of Russian literature of the 19th century. Recordings by Yang Zhen Xiang Ya, Wang Mei; edited by Ma Xinzhang, Wang Zhigeng. Shanghai: East China Pedagogical University Press. 2013. 147 p.).
9.
智量.论《叶甫盖尼·奥涅金》的形象体系与创作方法.外国文学评论,1990 (3): 87-92. (Zhiliang. About the system of images and the creative method of "Eugene Onegin". Criticism of foreign literature. 1990. No.3. pp.87-92).
10.
王士燮.《评塔季扬娜的形象》// 普希金创作评论集. 桂林:漓江出版社, 1983. P177-189. (Wang Shixie. Criticism about Tatiana. Collection of criticism to the works of A. S. Pushkin. Edited by Ge Baoquan. Guilin: Likiang Publishing House. 1983. pp. 177-189).
11.
肖淑芬.关于达吉雅娜的女性主义思考.扬州教育学院学报, 2005(1):19-23. (Xiao Shushen. Feminist Reflection on Tatiana. Bulletin of the Yangzhou Institute of Education, 2005, No.1. pp. 19-23).
12.
西蒙娜·德·波伏娃著,陶铁柱译. 第二性(全译本). 北京:中国书籍出版社,1998.844p (Simone de Beauvoir. The second sex (full translation). Translated by Tao Tezhu. Beijing: Chinese Book Publishing House, 1998.).
13.
邱欣敏.无法改变的命运——试述《叶甫根尼·奥涅金》中达吉雅娜的形象.南京理工大学学报(社会科学版), 2001(4):38-41. (Qiu Xinmin. An unchangeable fate. An attempt to analyze the image of Tatiana in "Eugene Onegin". Bulletin of the Nanjing Technological University (publication on social sciences). 2001. No.4. pp. 38-41).
14.
陈方.女性主义视野下的塔吉雅娜形象.俄罗斯文艺,2009(04):55-58. (Chen Fang. The image of Tatiana in a feminist perspective. Russian Literature and Art.2009. No.4. pp. 55-58).
15.
黎原菁.浅析《叶甫盖尼·奥涅金》中达吉雅娜作为“俄罗斯的灵魂”的形象.散文百家(理论), 2020(4):40. (Li Yuanjing. A brief analysis of the image of Tatiana as the "soul of Russia" in "Eugene Onegin". Hundreds of essays (Theory). 2020. No. 4. pp. 40).
16.
龙翔.试论达吉雅娜情感历程的三个阶段.芒种,2014(5):133-134 (Long Xiang. A trial analysis of the three stages of Tatiana's love experiences. Manzhun. 2014. No. 5. pp.133-134).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья «Интерпретация образа Татьяны Ларины в китайской пушкинистике 1978 – 2010 гг.» имеет обзорный и обобщающий характер. В ней анализируются статьи китайских исследователей, в которых рассматривается образ Татьяны Лариной. Автор статьи не просто формулирует суть концепции того или иного исследователя, но и объясняет, что могло повлиять на ее появление. Важным представляется наблюдение над тем, как менялось представление о героине в структуре образов романа. Как отмечает автор статьи, первоначально китайскими исследователями Татьяна Ларина воспринималась как второстепенный герой, «упоминалась вскользь и, по контрасту с Онегиным, воспринималась как отражение русского национального характера». Однако после появления работ пушкиниста Ван Чжиляна происходит переоценка значения образа Татьяны в романе. Также в статье отмечается роль Ли Юаньцзина в углублении интерпретации образа пушкинской героини. Этапными для китайской пушкинистики автор статьи называет работы Ван Шисе «Критика о Татьяне» и Ван Чжиляна «Об образной системе и творческом методе “Евгения Онегина”». Как отмечается в работе, в них был реализован комплексных подход к анализу – были рассмотрены исторический фон создания произведения, изучены характер и жизненный опыт Пушкина, структура романа в стихах. Особое место, как замечает автор статьи, занимает в китайской пушкинистике вопрос о «романтической» или «реалистической» природе образа героини. Вместе с тем автор статьи отмечает и негативную тенденцию изучения романа в свете современных феминистских концепций. По его наблюдениям, авторы таких работ не учитывают исторический контекст, а механистически привязывают модные западные идеи героям романа.
Статья интересна, материал изложен проблемно, автор статьи полемизирует со спорными концепциями, приводя свою систему аргументов. Статья рекомендуется к публикации после некоторой правки.
1. «не привлекала особое внимание» - исправить на «не привлекала особого внимания».
2. Предложение «Образ Татьяны не только высоко оценивают в России, но и в современном Китае» лучше дать в таком варианте: «Образ Татьяны высоко оценивают не только в России, но и в современном Китае».
3. Вставить пробел между словами: «Окончательный отказ Татьяны от любви Онегинасчитается…», «C наступлением ⅩⅩⅠ векапри…»; «Исследовательница Сунь Цзиньмэйв …»; «Она истолковывается сразных…»; «В современном Китаебольшинство учёных…»
4. в предложении «…что Татьяна замкнута, мрачна, молчалива, и она влюбилась в Онегина, чтобы избавиться от «скучной деревни» и «суровой окружающей среды»…» не нужна запятая после слова «молчалива», так как это однородные придаточные
5. предложение «…которую с большим или меньшим успехом китайские литературоведы вчитывают в пушкинский роман» лучше дать в таком варианте: «…которую с большим или меньшим успехом китайские литературоведы находят в пушкинском романе».
6. «…не как настоящую женщину, а скорее, как абстракцию…» (слово «скорее» выделить запятыми с обеих сторон.
7. убрать запятую после «однако» в предложении «Однако, большинство феминисток…».
8. Убрать запятую между подлежащим и сказуемым в предложении «Китайские сторонники феминистских доктрин, считают…»
Эти исправления носят чисто технический характер, легко устранимы.



Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В рецензируемой статье «Интерпретация образа Татьяны Ларины в китайской пушкинистике 1978 - 2010 гг.», предлагаемой в публикации в научном журнале “Litera”, несомненно, рассматривается актуальная проблема современной пушкинистики. Действительно, творчество А. С. Пушкина нередко становилось предметом изучения за пределами нашей страны, особенно в Китае. Кроме того, актуальность статьи обусловливается также немногочисленными исследованиями на настоящий период времени в области сравнительного литературоведения. Работы, посвященные рецепции русского литературного наследия и его теоретического осмысления за рубежом, в особенности в странах Азиатско – Тихоокеанского региона, несомненно, существенны для позиционирования нашей страны и ее культурного наследия.
Данная работа является первой в китайской пушкинистике, которая посвящена образу одного из женских персонажей романа - Татьяне Ларине, которая не привлекала особого внимания китайских литературоведов до настоящего времени. Она упоминалась вскользь и, по контрасту с Онегиным, воспринималась как отражение русского национального характера в трактовке китайских литературоведов.
Данная работа выполнена профессионально, с соблюдением основных канонов научного исследования. Отметим, что автор обоснованно подошел к теоретической базе исследования и представил убедительные данные. Представленная статья выполнена в русле современных научных подходов. Статья структурирована, состоит из введения, в котором автор обозначает цели и задачи настоящего исследования, а также приводит историческую справку о разработанности рассматриваемой научной проблематики в китайском литературоведении, основной части, включающей в себя описания результатов исследования, и представления выводов. Хочется отметить основательный подход автора и внимание к изменениям в обществе, которые происходили с 1940 годов, когда впервые роман был представлен китайской аудитории в переводе, а также учет современных процессов в Китае.
В статье представлена методология исследования, выбор которой вполне адекватен целям и задачам работы. Подобные работы с применением различных методологий являются актуальными и, с учетом фактического материала, позволяют тиражировать предложенный автором принцип исследования на иной языковой материал.
В статье намечена перспектива продолжения исследования в более детальном изучении различий точек зрения китайских исследователей на образ Татьяны с учетом происходящих в обществе изменений, в том числе под влиянием западных феминистических ценностей.
Рассматривая библиографию исследования, отметим, что она насчитывает 16 источников, среди которых как отечественные работы, так и зарубежные труды китайских языковедов на китайском языке.
К отрицательным сторонам работы можно отнести относительный авторский субъективизм, заложенный в заключении, где традиционно представляются выводы, обоснованные представляемыми в работе данными. А также отрицательное впечатление усиливается сниженной оценочной разговорной лексикой в данном разделе. Однако, данное замечание не является критическим и не умаляет достоинства настоящей работы.
Статья, несомненно, будет полезна широкому кругу лиц, филологам, магистрантам и аспирантам профильных вузов. В общем и целом, следует отметить, что статья написана простым, понятным для читателя языком, опечатки, орфографические и синтаксические ошибки, неточности не обнаружены. Впечатление после прочтения статьи положительное, она может быть рекомендована к публикации в научном журнале из перечня ВАК.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"