Статья 'Семантика отрицательных местоимений в свете сочетаемости с модификатором ‘почти’' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Семантика отрицательных местоимений в свете сочетаемости с модификатором ‘почти’

Россяйкин Петр Олегович

ORCID: 0000-0002-7235-724X

старший лаборант, филологический факультет, кафедра теоретической и прикладной лингвистики, Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

119991, Россия, Москва, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1, стр. 51

Rossyaikin Petr Olegovich

Senior Laboratory Assistant, Faculty of Philology, Department of Theoretical and Applied Linguistics, Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, Moskva, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1, str. 51

petrrossyaykin@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8698.2022.4.37742

Дата направления статьи в редакцию:

25-03-2022


Дата публикации:

18-04-2022


Аннотация: Статья посвящена анализу семантики отрицательных местоимений в русском языке. На данный момент существуют два основных подхода к этому вопросу. В рамках первого подхода отрицательные местоимения рассматриваются как синонимы неопределенных местоимений 'кто-нибудь', 'кто-то' или 'кто-либо', употребимые только в отрицательных контекстах (т. е., никто не пришел = неверно, что кто-то пришел). Второй подход рассматривает их как синонимичные квантору 'каждый' (например, никто не пришел = каждый (человек) не пришел). В статье рассматриваются аргументы в пользу второго варианта анализа, основанные на допустимости сочетания отрицательных местоимений с модификатором 'почти' (как, например, в предложении 'почти никто не пришел'). Актуальность исследования обусловлена отсутствием консенсуса относительно верного варианта анализа семантики отрицательных местоимений. Научная новизна исследования состоит в том, что в нем приводятся новые аргументы, показывающие, что допустимость сочетаний типа 'почти никто' представляет проблему для анализа отрицательных местоимений как неопределенных. Во-первых, этот анализ не может одновременно объяснить допустимость сочетаний типа 'почти никто' и недопустимость сочетаний типа 'почти кто-то', 'почти кто-либо' и 'почти кто-нибудь'. Во-вторых, показано, что этот анализ требует рассматривать 'почти' как оператор, имеющий сферу действия над всей пропозицией, а не отдельной составляющей. Однако такой анализ модификатора 'почти' приводит к предсказанию несуществующих интерпретаций в отрицательных предложениях с числительными типа 'Петя не решил почти десять задач'. Таким образом, показано, что отрицательные местоимения синонимичны универсальным кванторам типа 'каждый', а не неопределенным местоимениям.


Ключевые слова:

отрицательные местоимения, отрицательное согласование, кванторы, неопределенные местоимения, аппроксимация, отрицание, сфера действия, формальная семантика, синтаксис, русский язык

Abstract: This article is devoted to the analysis of the semantics of negative pronouns in the Russian language. At the moment, there are two main approaches to this issue. In the first approach, negative pronouns are considered synonyms of the indefinite pronouns 'someone', 'someone' or 'someone', used only in negative contexts (i.e., no one came = it is not true that someone came). The second approach treats them as synonymous with the quantifier 'everyone' (for example, no one came = everyone (person) didn't come). The article discusses the arguments in favor of the second version of the analysis, based on the permissibility of combining negative pronouns with the modifier 'almost' (as, for example, in the sentence 'almost no one came'). The relevance of the study is due to the lack of consensus on the correct version of the analysis of the semantics of negative pronouns. The scientific novelty of the study consists in the fact that it presents new arguments showing that the permissibility of combinations of the type 'almost nobody' presents a problem for the analysis of negative pronouns as indefinite. Firstly, this analysis cannot simultaneously explain the permissibility of combinations like 'almost no one' and the inadmissibility of combinations like 'almost someone', 'almost anyone' and 'almost anyone'. Secondly, it is shown that this analysis requires considering 'almost' as an operator having a scope over the entire proposition, and not a separate component. However, such an analysis of the modifier 'almost' leads to the prediction of non-existent interpretations in negative sentences with numerals like 'Peter has not solved almost ten problems'. Thus, it is shown that negative pronouns are synonymous with universal quantifiers of the type 'each', and not indefinite pronouns.


Keywords:

formal semantics, scope of action, approximation, denial, quantifiers, indefinite pronouns, negative matching, negative pronouns, syntax, Russian

Введение

Языки мира можно разделить на две группы – языки с двойным отрицанием и языки с отрицательным согласованием. В языках с двойным отрицанием, например английском, отрицательные местоимения (nobody, nothing и т. д.) могут выражать отрицание самостоятельно (1a). Если же в предложении присутствует глагольное отрицание, то оно интерпретируется с двойным отрицанием (1б). Т. е., одно отрицание привносится местоимением, а второе – глагольным отрицанием.

(1a) Nobody came. ‘Никто не пришел.’

(1б) John didn’t see nobody. ‘Неверно, что Джон никого не видел’ = ‘Джон кого-то видел.’ (двойное отрицание)

Русский язык (как и остальные славянские языки и некоторые неродственные им, например, венгерский [1]) относится к языкам с отрицательным согласованием. В этих языках отрицательные местоимения не могут выражать отрицание самостоятельно (2а). Допустимы только предложения с двойным (тройным и т. д.) выражением отрицания – в составе местоимения и при глаголе (2б). (Ниже мы используем * для обозначения грамматически некорректных конструкций и предложений.) При этом отрицание семантически интерпретируется только один раз. В частности, в академической грамматике русского языка [2] предлагается следующее обобщение по поводу подобных предложений: «В предложении с отрицанием местоименные слова с преф. ни­, словоформы с частицей ни и ряды с союзом ни...ни не выполняют самостоятельной функции отрицания: они служат только для усиления отрицания, акцентирования его, придают ему исключающий характер» [2, с. 412].

(2а) *Никто пришел.

(2б) Петя никого не видел. ‘Неверно, что Петя кого-либо видел.’ (одиночное отрицание)

Тот факт, что отрицание выражается дважды (или еще больше раз, как в предложении Никто никому ничем не помог), а интерпретируется лишь один раз, представляет известную проблему в анализе семантики отрицательных местоимений в языках с отрицательным согласованием, которой посвящено большое количество работ как в российской [3],[4],[5],[6],[7],[8],[9], так и в зарубежной лингвистике [1],[10],[11],[12],[13],[14]. Тем не менее, на текущий момент консенсус по данному вопросу отсутствует.

Цель данной работы – установить семантику отрицательных местоимений в языках с отрицательным согласованием на материале русского языка. Для того чтобы установить семантику рассматриваемой языковой единицы, необходимо проанализировать возможность ее употребления и интерпретацию в различных контекстах. Эта статья посвящена рассмотрению конструкций типа почти никто.

Дело в том, что модификатор почти может сочетаться далеко не со всеми кванторными словами и местоимениями. Например, предложение почти каждый студент решил эту задачу допустимо, а предложения *почти какой-то студент решил эту задачу или *почти кто-нибудь решил эту задачу недопустимы. Допустимость или недопустимость тех или иных местоимений и кванторных слов в сочетаниях с модификатором почти обусловлена семантическими или синтаксическими свойствами этих лексем. Таким образом, соответствующие данные можно использовать в качестве материала для семантического и синтаксического анализа.

В этой работе в качестве источника данных мы используем сконструированные нами примеры. Большинство из них элементарны и служат исключительно иллюстративным целям. Они однозначно оцениваются носителями языка как грамматически корректные или некорректные. Основной интерес представляет примеры, которые обсуждаются в разделе 4 и которые, насколько нам известно, не рассматривались предыдущими исследователями. Оценки приемлемости этих примеров приводятся на основе опроса носителей русского языка.

Статья структурирована следующим образом. В разделе 1 мы рассматриваем варианты семантического анализа отрицательных местоимений в русском языке. В разделе 2 мы рассматриваем семантику модификатора почти. Раздел 3 посвящен обсуждению одного из вариантов анализа сочетаний типа почти никто, который мы в дальнейшем опровергнем. В разделе 4 мы представляем новые данные и анализируем семантику отрицательных местоимений в свете этих данных. В разделе 5 приводятся выводы.

1. Семантика отрицательных местоимений

Семантике отрицательных местоимений посвящено большое количество исследований (см. ссылки выше). Как отмечает Е. В. Падучева, в целом можно выделить три варианта их анализа [6].

Первый вариант: «отрицательное местоимение – это нереферентное местоимение в отрицательном контексте: ‘(неверно, что) кто-нибудь’» [6]. Иными словами, отрицательные местоимения синонимичны местоимениям на -нибудь или -то с дополнительным условием: они должны появляться в контексте отрицания. В (3б) показана простая формализация этого анализа с использованием логики предикатов первого порядка.

(3а) никто ≈ кто-нибудь/кто-то

(3б) никто, кто-то = ∃x: P(x)

Те выражения, семантика которых формализуется с помощью квантора существования ∃, мы в дальнейшем будем называть экзистенциальными кванторами. Например, в рамках рассматриваемого анализа никто и кто-то – экзистенциальные кванторы.

Рассмотрим конкретный пример, в котором в качестве предиката P выступает предикат пришел:

(4а) Никто пришел = Кто-то пришел

(4б) ∃x: пришел(x) ‘существует такой x, что x пришел.’

Однако предложение *никто пришел, в отличие от кто-то пришел, неграмматично, потому что местоимение никто должно находиться в отрицательном контексте. Добавление отрицания к этому предложению дает фактическую интерпретацию:

(5а) Никто не пришел

(5б) ¬∃x: пришел(x) ‘Не существует такого x, что x пришел.’

В соответствии с этим вариантом анализа отрицательные местоимения типа никто заменяют неопределенные местоимения типа кто-то, кто-нибудь в отрицательных предложениях. В пользу этого варианта анализа выступает большинство исследователей в формальной семантике [1],[10],[13],[14]. Кроме того, этот анализ обычно по умолчанию принимается в работах, посвященных отрицательным местоимениям, но не ставящих своей целью непосредственный анализ их семантики [3],[4],[7]. В данной работе мы приведем аргументы против такой трактовки семантики отрицательных местоимений.

Второй вариант анализа: «отрицательному местоимению может соответствовать универсальный статус – когда отрицание входит в сферу действия квантора общности» (здесь мы вновь пользуемся формулировкой Е. В. Падучевой [6]). Как отмечает Е. В. Падучева, в этом случае действует логическая эквивалентность: ¬∃x: P(x) ↔ ∀x: ¬P(x). Например, если не существует x такого, что x пришел (¬∃x: P(x)), то для любого x верно, что x не пришел (∀x: ¬P(x)).

Таким образом, например, местоимение никто рассматривается как синонимичное выражению каждый человек. Соответствующая формализация с использованием логики предикатов первого порядка указана в (6б).

(6а) никто ≈ каждый человек

(6б) никто, каждый человек = ∀x: P(x)

Те выражения, семантика которых формализуется с помощью квантора всеобщности ∀, мы в дальнейшем будем называть универсальными кванторами. Например, в рамках рассматриваемого анализа никто и каждый человек – универсальные кванторы.

Рассмотрим пример аналогичный (4), в котором в качестве предиката P выступает предикат пришел:

(7а) Никто пришел = Каждый человек пришел

(7б) ∀x: пришел(x) ‘Для каждого x верно, что x пришел.’

Нетрудно заметить, что интерпретации (7а) и (4а) радикально отличаются. Однако, опять же, отрицательное местоимение требует, чтобы в предложении присутствовало глагольное отрицание. При его добавлении (7а) становится аналогичным (4а). Заметим, что в этом анализе отрицание присоединяется не ко всей формуле, а к предикату P, в данном случае пришел, что дает фактическую интерпретацию.

(8а) Никто не пришел.

(8б) ∀x: ¬пришел(x) ‘Для каждого x верно, что x не пришел.’

Этот вариант анализа, отстаиваемый в работах [11],[12], является менее стандартным, что, возможно, объясняется тем, что в нем утрачивается аналогия между отрицательными и неопределенными местоимениями, присутствующая в первом варианте анализа. Так или иначе, в обоих рассмотренных подходах достигается одинаковая интерпретация, соответствующая действительной, в связи с чем возникает вопрос о том, какой из этих подходов верен.

Следует отметить, что, как мы сказали выше, существует третий вариант анализа отрицательных местоимений. Можно предположить, что отрицание содержится в семантике этих местоимений. Таким образом, второе, приглагольное отрицание носит согласовательный характер. Хотя этот вариант анализа отстаивается в работах [5],[6], его принятие порождает многочисленные осложнения. В настоящий момент он является наименее стандартным, и в дальнейшем мы не будем его рассматривать, см. обсуждение в [9, с. 109].

Далее мы будем называть анализ отрицательных местоимений как экзистенциальных кванторов ∃-теорией (3), а их анализ как универсальных кванторов – ∀-теорией (6). Для того чтобы определить какой из представленных подходов верен, необходимо рассмотреть языковые данные, которые способен объяснить один подход и не способен объяснить другой. К таким данным, как будет показано ниже, относятся предложения, в которых отрицательные местоимения сочетаются с модификатором почти. Прежде чем перейти к обсуждению соответствующих предложений необходимо коротко рассмотреть семантику этого показателя.

2. Семантика почти

Показатель почти рассматривается исследователями как «аппроксиматор», т. е. показатель выражающий категорию аппроксимации (приблизительности). Анализу аппроксиматоров и в частности языковых единиц синонимичных почти (англ. almost, итал. quasi, нем. fast и т. д.) посвящено большое количество работ в когнитивной [15],[16],[17],[18] и формальной лингвистике [13],[19],[20],[21],[22].

Большинство исследователей сходятся на том, что почти (и аналогичные ему показатели в других языках) имеют два компонента значения. Во-первых, это собственно аппроксимативный компонент. Например, предложение Петя почти забрался на гору сообщает, что Петя приблизился к тому, чтобы забраться на гору. Иными словами, в актуальном мире была достигнута ситуация, близкая к тому, что Петя забрался на гору. Подробному семантическому анализу категории аппроксимации посвящены работы [15],[16],[17],[18], для дальнейшего обсуждения достаточно неформализованного понимания приблизительности.

Второй компонент семантики почти – отрицательный. Например, предложение Петя почти забрался на гору в то же время сообщает, что вершина горы не была достигнута Петей. Существует два подхода к анализу этого компонента. Семантический подход рассматривает его как часть собственного значения почти [13],[15],[20],[22]. С другой стороны, в соответствии с прагматическим подходом этот компонент выводится слушающим как импликатура [19],[21]. В частности, если говорящий сообщает, что Петя приблизился к вершине горы, исходя из общих коммуникативных принципов (максим Грайса [23]) слушающий делает вывод, что до вершины горы Петя не добрался (иначе говорящий сообщил бы об этом). Мы будем рассматривать отрицательный компонент как часть собственной семантики почти, а не импликатуру, что не влияет на анализ сочетаний типа почти никто.

Ключевое значение для нижеследующих рассуждений имеет следующий вопрос: какую сферу действия имеет аппроксиматор почти? Первый вариант ответа: почти взаимодействует со значением того выражения, к которому присоединяется. Например, в предложении Петя решил почти десять задач аппроксиматор модифицирует интерпретацию составляющей десять или десять задач. Иными словами, почти примерно синонимично около в релевантном значении.

Второй вариант ответа: почти взаимодействует со значением всего предложения. В таком случае в предложении Петя решил почти десять задач аппроксиматор модифицирует интерпретацию всего остального предложения за вычетом почти, т. е. Петя решил десять задач. При таком анализе почти сообщает, что была достигнута ситуация, близкая к той, которая описывается предложением Петя решил десять задач. Два варианта анализа сферы действия почти представлены в (9).

(9) Петя решил почти десять задач.

(9а) ≈ ‘Петя решил какое-то число задач, близкое к 10’ (почти относится к составляющей десять задач)

(9б) = Имела место ситуация, близкая к ситуации ‘Петя решил десять задач’ (почти относится ко всему предложению Петя решил десять задач)

Заметим, что оба варианта анализа дают интуитивно верную интерпретацию предложения. Например, если Петя решил около десяти задач, то верно, что имела место ситуация, близкая к ‘Петя решил (ровно) десять задач’, и наоборот.

Вариант анализа, проиллюстрированный в (9б), принимается в работах [10],[13],[22]. Сформулируем его более строго с использованием понятия альтернативы [14],[21],[22].

(10) семантика [ почти q ]

(10а) Отрицательный компонент, Neg(ation): неверно, что q.

(10б) Аппроксимативный компонент Prox(imity): существует альтернатива q’, которая близка к q и истинна.

Как уже было сказано выше, предполагается, что почти аппроксимирует ситуацию целиком, т. е. имеет сферу действия над всей пропозицией q. Рассмотрим семантику (10) на примере. Компоненты Neg и Prox представлены в (11а) и (11б), а получающая интерпретация в (11в). Эта интерпретация соответствует ожидаемой.

(11) Петя решил почти 10 задач = почти [ Петя решил 10 задач ]

(11а) Neg: Неверно, что Петя решил 10 задач.

(11б) Prox: Имела место ситуация q’, близкая к тому, что Петя решил 10 задач. Например, Петя решил 8 задач.

(11в) Neg & Prox: Петя не решил 10 задач, но он решил 8 задач.

В работах [10, p. 239-240],[13, p. 232-244] показано, что для обоснования ∃-теории отрицательных местоимений (3) необходимо использовать представленный выше анализ аппроксиматора почти. Обсуждению этого факта посвящен следующий раздел.

3. Сочетания типа почти никто – вариант анализа

Во введении нами было упомянуто, что почти сочетается не со всеми местоимениями и кванторными словами. Например, предложение *почти кто-то пришел в русском языке неграмматично. Представленный в (10) и (11) анализ аппроксиматора почти должен предсказывать неграмматичность таких сочетаний. Рассмотрим еще раз семантику местоимения кто-то. Она повторена в (12) с небольшим изменением: ∃1x вместо ∃x. Иными словами, мы будем предполагать, что кто-то означает не просто ‘существует x’, а ‘существует (по меньшей мере) один x’. Таким образом, в качестве альтернатив местоимения кто-то мы будем рассматривать выражения два человека, три человека и т. д., что позволит более четко формулировать содержание аппроксимативного компонента семантики почти в примерах ниже.

(12) кто-то = ∃1x: P(x)

Рассмотрим анализ неграмматичного предложения *почти кто-то пришел. Это предложение утверждает, что ситуация q кто-то пришел (т. е., по меньшей мере один человек пришел) не имела места (13б), но при этом имела место какая-то близкая ситуация, например пришли 3 человека (13в). Очевидно, это приводит к противоречию, как показано в (13г).

(13) *Почти [q кто-то пришел ].

(13а) Утверждение q: ∃1x: пришел(x) ‘Кто-то пришел.’

(13б) Neg: ¬∃1x: пришел(x) ‘Неверно, что кто-то пришел.’ (= никто не пришел)

(13в) Prox: ∃3x: пришел(x) ‘Пришли 3 человека’ (пусть 3 – близкая альтернатива 1)

(13г) Neg & Prox: никто не пришел (13б) & пришли 3 человека (13в) (противоречие)

Таким образом, описанный в разделе 3 анализ дает желаемый результат: он предсказывает, что предложение *почти кто-то пришел самопротиворечиво, а потому неграмматично. Однако возникает вопрос – почему, в таком случае, допустимо предложение почти никто не пришел? В этом предложении противоречие не возникает благодаря отрицанию. В частности, утверждается, что ситуация ‘никто не пришел’ не имела места, соответственно хотя бы один человек пришел (14б). Вместе с тем утверждается, что имела место какая-то ситуация, близкая к ‘никто не пришел’, например ‘пришли всего 2 человека’ (14в). Таким образом, получается фактическая интерпретация (14г).

(14) Почти [q никто не пришел ].

(14а) q: ¬∃1x: пришел(x) ‘Неверно, что кто-то пришел.’ (= никто не пришел)

(14б) Neg: ¬¬∃1x: пришел(x) = ∃1x: пришел(x) ‘Кто-то пришел.’

(14в) Prox: ¬∃3x: пришел(x) ‘Неверно, что пришли 3 человека.’

(14г) Neg & Prox: кто-то пришел (14б) & неверно, что пришли 3 человека (14в) = пришли всего 2 человека

Поскольку в рамках ∃-теории местоимения никто и кто-то анализируются как синонимы (3), примеры (13) и (14) различаются только наличием отрицания в предложении. Таким образом, для представленного анализа принципиально важно, чтобы аппроксиматор почти относился не к отдельному слову (кто-то и никто), а ко всей пропозиции, включая отрицание. Однако в следующем разделе мы приведем данные, ставящие под сомнение подобный анализ почти.

4. Сочетания почти с местоимениями и числительными – новые данные

Если рассматривать никто как синоним неопределенных местоимений кто-то, кто-нибудь или кто-либо, то эти местоимения должны проявлять аналогичные свойства в одних и тех же контекстах. Например, предложения в (15), взятые из [5, с. 224] представляются синонимичными (оба эти предложения также обнаруживаются в большом количестве в Интернете).

(15а) Не существует никаких доказательств.

(15б) Не существует каких-либо доказательств.

Однако при добавлении почти только предложение (15а) остается грамматичным.

(16а) Не существует почти никаких доказательств.

(16б) *Не существует почти каких-либо доказательств.

Из различия в (16) можно сделать вывод, что местоимения никто и кто-либо (а также кто-то и кто-нибудь) имеют разную семантику, что является аргументом против ∃-теории, рассматривающей их как синонимы. Заметим, что почти свободно сочетается с кванторным словом каждый (17), что подтверждает анализ, рассматривающий никто и каждый как синонимы (6).

(17) Почти каждый знает, что …

Эта проблема для ∃-теории была замечена ранее в [13],[22] при обсуждении данных английского языка. В этой работе мы бы хотели привести еще один аргумент против ∃-теории. Как уже говорилось выше, для этой теории принципиально важно, что аппроксиматор почти относится не непосредственно к отрицательному местоимению (например, никто), а ко всему предложению (например, никто не пришел (14)). Однако такой анализ сферы действия почти предсказывает неверную интерпретацию предложений с числительными.

Рассмотрим предложение Петя не решил почти 10 задач. Предположим, что почти относится ко всему предложению (18). В таком случае отрицательный компонент утверждает, что ситуация q ‘Петя не решил 10 задач’ не имела места, т. е. благодаря двойному отрицанию верно, что Петя решил 10 задач (18б). Кроме того, имела место какая-то ситуация, близкая к q, например ‘Петя не решил 12 задач’ (18в). Таким образом, предложение должно интерпретироваться как ‘Петя решил 10 или 11 задач’ (18г), однако такой интерпретации у предложения (18) нет. В частности, представленный в (19) дискурс, соответствующий этой интерпретации, почти всеми опрошенными нами носителями был признан аномальным.

(18) Петя не решил почти 10 задач = почти [q Петя не решил 10 задач ]

(18а) q: неверно, что Петя решил 10 задач

(18б) Neg: ¬ (неверно, что Петя решил 10 задач) = Петя решил 10 задач.

(18в) Prox: неверно, что Петя решил 12 задач (пусть 12 – близкая альтернатива 10)

(18г) Neg & Prox: Петя решил 10 задач (18б) & неверно, что Петя решил 12 задач (18в) = Петя решил 10 или 11 задач.

(19) *Петя не решил почти 10 задач. Если быть точным, он решил 11 задач.

5. Обсуждение и выводы

В разделе 3 мы рассмотрели два варианта анализа аппроксиматора почти. В первом случае он модифицирует значение той составляющей, к которой примыкает. В таком случае, например, предложение Петя решил почти 10 задач означает ‘Петя решил какое-то число задач, близкое к 10’. С другой стороны, можно предположить, что почти относится ко всему предложению. Тогда Петя решил почти 10 задач означает ‘Имела место ситуация, близкая к ситуации, в которой Петя решил 10 задач’. Как было показано в разделе 3, только второй вариант анализа совместим с ∃-теорией отрицательных местоимений. Однако этот подход не может объяснить, почему почти сочетается с никто, но не сочетается с его предположительными синонимами кто-либо, кто-то, кто-нибудь. Кроме того, нами было показано, что этот подход предсказывает неверные интерпретации в предложениях с числительными и отрицанием (раздел 4).

Таким образом, мы приходим к выводу, что аппроксиматор почти относится к отдельной составляющей, а не ко всей пропозиции. Следовательно, вопреки мнению некоторых авторов [10],[13] сочетаемость с почти релевантна для семантического анализа отрицательных местоимений. Поскольку почти сочетается как с кванторным словом каждый (17), так и с отрицательными местоимениями, мы приходим к выводу, что верна ∀-теория, рассматривающая отрицательные местоимения как универсальные кванторы (6).

Благодарности

Исследование поддержано грантом РНФ 22-18-00285.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья «Сочетаемость с 'почти' как диагностика универсальной квантификации», предлагаемая к публикации в журнале «Litera», несомненно, является актуальной ввиду того, что интерес к исследованиям в области теоретической грамматики возрастает в последние годы.
В рецензируемой статье была рассмотрена возможность использования сочетаемости модификатора почти с ни -местоимениями как аргумента в пользу ∀-теории ни -местоимений.
Объектом исследования является "сочетаемость с почти…", однако не совсем ясна логика повествования, предложенная автором. Что подразумевается под «почти», как измеряется заявленная в заглавии «универсальная квантификация». Создается впечатление оторванности заглавия статьи от ее содержания, а также апеллирования терминологией, значение которой не совсем ясно автору.
Статья начинается с введения, выделенного автором в отдельный пункт, Однако, в данном случае не приводится никаких теоретических оснований проводимого исследования, не представлены точки зрения на рассматриваемый вопрос, не выделены научные лакуны. Собственно «введение» начинается с текстовых примеров. Опять же нет информации на какой выборке зиждутся выводы автора, являются языковые примеры его собственным творчеством или взяты их печатного материала. В таком случае, каков объем и датировка корпуса выборки, как соотносятся примеры на русском языке с примерами на английском, в каком процентном соотношении? "Введение" является, с другой стороны, основной часть статьи, так как она вся поделена на разделы, помеченные цифрами.
Таким образом, подытожим, что в статье автор не уделяет внимания теоретической стороне вопроса, не приводит мнения разных отечественных исследователей по рассматриваемой теории. Отметим, что автор не основательно подошел к теоретической базе исследования и не представил убедительные данные.
Не представлены данные по практическому материалу работы и не описана методология исследования.
Библиография статьи насчитывает 13 источников на русском и иностранных языках, к которым относятся научные статьи в различных изданиях. Русскоязычная работа среди библиографического списка только одна. Говоря о качестве используемых источников литературы, отметим, что в библиографии отсутствуют ссылки на авторитетные работы, такие как монографии, докторские и/ или кандидатские диссертации, которых было защищено по данной тематике достаточное количество. Таким образом, работа представляется нам не столько научной, зиждущейся на работах предшественников, сколько новаторской, представляющей собственное авторское мнение.
Структурно статья разбита на разделы, которые слабо коррелируются между собой. Статья больше похожа на раздел монографии для ограниченного круга лиц, нежели чем на научный труд, ставящий целью представление результатов исследования в научном сообществе. Статья, несомненно, будет полезна широкому кругу лиц: филологам - русистам, магистрантам и аспирантам профильных вузов.
Общее впечатление от знакомства с работой отрицательное, статья может быть рекомендована к публикации в научном журнале из перечня ВАК только после существенной доработки, которая видится нам в структурировании текста, пояснении используемых понятий и подведении исследования под научную базу.


Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом изучения в представленной статье является значение отрицательных местоимений с квантором «почти». Основная цель исследования – на материале сочетаний отрицательных местоимений с квантором «почти» в русском языке определить семантику отрицательных местоимений в языках с отрицательным согласованием. Актуальность исследования обусловлена сосуществованием в современной лингвистике двух противоречащих друг другу теорий, одна из которых синонимизирует отрицательное местоимение в отрицательной конструкции с неопределенным (в отрицательной конструкции «никто» = «кто-то»), а другая вводит отрицательный компонент значения отрицательного местоимения в сферу действия квантора общности (в отрицательной конструкции «никто» = «каждый человек»). В статье, на примере сочетаний «почти никто», «почти никаких», «почти+числительное» убедительно доказывается несостоятельность первой теории. Кроме того, автор приходит к выводу, что «аппроксиматор почти относится к отдельной составляющей, а не ко всей пропозиции» и «сочетаемость с почти релевантна для семантического анализа отрицательных местоимений».
Статья написана строгим научным языком, на предельном уровне информативности, без излишнего цитирования других источников, но с их достаточным привлечением и чётким резюмирующим пересказом (Например: «Второй вариант анализа: «отрицательному местоимению может соответствовать универсальный статус – когда отрицание входит в сферу действия квантора общности» (здесь мы вновь пользуемся формулировкой Е. В. Падучевой [6]). Как отмечает Е. В. Падучева, в этом случае действует логическая эквивалентность: ¬∃x: P(x) ↔ ∀x: ¬P(x)»). Исследование хорошо структурировано: статья состоит из введения, основной части, разделенной на четыре четко связанных логикой исследования раздела («Семантика отрицательных местоимений», «Семантика почти», «Сочетания типа почти никто – вариант анализа», «Сочетания почти с местоимениями и числительными – новые данные»), и выводов. Отдельно следует отметить высокую научную культуру автора исследования, чётко и подчеркнуто (как на уровне названий разделов работы, так и в ее тексте) разделяющего комментирующий обобщающий анализ других исследований и собственные материалы и выводы, обусловливающие новизны работы («В разделе 4 мы представляем новые данные и анализируем семантику отрицательных местоимений в свете этих данных»). Выбор иллюстративного материала обоснован («В этой работе в качестве источника данных мы используем сконструированные нами примеры. Большинство из них элементарны и служат исключительно иллюстративным целям») и представляется логичным с учетом цели и задач исследования. Библиография включает 23 исследования русских и зарубежных ученых, не содержит работ, не привлекаемых к ходу рассуждения автора, и представляется релевантной.
Статья представляет собой серьезное лингвистическое исследование с выраженными актуальностью и новизной и может быть рекомендовано к печати.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.