Статья 'Лексико-семантическое поле «Санкция» в русской политической сфере' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Лексико-семантическое поле «Санкция» в русской политической сфере

Гуань Ци

ORCID: 0000-0002-3759-8881

аспирант, кафедра русского языка и методики его преподавания, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Guan Qi

Postgraduate student, Department of Russian Language and Methods of its Teaching, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6

gguanqi@163.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2022.11.37500

EDN:

QTIKDL

Дата направления статьи в редакцию:

07-02-2022


Дата публикации:

05-12-2022


Аннотация: В статье анализируются структура и особенности лексико-семантического поля «санкция» в русской политической сфере; выясняются семантические связи составляющих его лексических единиц; рассматриваются метафорические модели этого поля в политическом дискурсе русского языка. Предметом исследования является семантическое наполнение рассматриваемого термина, представленного на сайте Kremlin.ru и в Национальном корпусе русского языка. Цель исследования – проанализировать фрагмент русской политической картины мира, отражённой в этом поле. Для достижения поставленной цели применён комплекс следующих лингвистических методов, таких как статистическое описание, компонентный анализ, полевой метод и др. Новизна исследования заключается в том, что на примере термина «санкция» впервые предпринимается попытка построить лексико-семантическое поле политического термина русского языка. Полученные результаты показывают, что лексико-семантическое поле «санкция» в русской политической сфере состоит из 7 микрополей, которые взаимосвязаны друг с другом и имеют свою собственную модель – «ядро-периферия», однако граница перехода от ядра к периферии прослеживается недостаточно чётко. Кроме того, лексико-семантическое поле также является способом репрезентации языковой картины мира, так как культурные особенности языка любого народа прежде всего отражаются на уровне лексики – самого динамичного яруса языковой системы. Термин «санкция» в современном русском языке используется не только в юридической, но и в политической сферах, а также используется как инструмент для урегулирования отношений между государствами и международными организациями. В русской политической сфере ЛСП «санкция» сопровождается большим количеством метафор, применяемых для раскрытия конфликтного характера санкции и драматичности политической жизни, расширяется семантика и сфера применения термина, а также стилистическая оценка.


Ключевые слова:

русский язык, лексико-семантическое поле, семантика, метафора, лексика, политическая сфера, санкция, ядро, периферия, языковая картина мира

Abstract: The article analyzes the structure and features of the lexico-semantic field (of the word) "sanction" in the Russian political sphere; author discuss the semantic connections of its lexical units and metaphorical models of this word in the political discourse of the Russian language. The subject of the study is the semantic content of the term under consideration, presented on the website Kremlin.ru and in the Russian National Corpus. The purpose of the study is to analyze a fragment of the Russian political picture of the world reflected in this field. To achieve this goal, a set of the following linguistic methods has been applied, such as statistical description, component analysis, field method, etc. The novelty of the study lies in the fact that, using the example of the term "sanction", an attempt is made for the first time to build a lexical-semantic field of a political term of the Russian language. The results obtained show that the lexico-semantic field "sanction" in the Russian political sphere consists of 7 microfields that are interconnected with each other and have their own model - "core-periphery", however, the boundary of the transition from the core to the periphery is not clearly traced. In addition, the lexico-semantic field is also a way of representing the language world picture, because the cultural features of the language of any nation are primarily reflected at the level of the lexicon - the most dynamic tier of the language system. The term "sanction" in modern Russian language is used not only in the legal, but also in the political spheres, and is also used as a tool for regulating relations between states and international organizations. In the Russian political sphere, lexico-semantic field "sanction" is accompanied by a large number of metaphors used to reveal the conflicting nature of the sanction and the dramatic nature of political life, the semantics and scope of the term, as well as stylistic evaluation, are expanded.


Keywords:

Russian, lexico-semantic field, semantics, metaphor, vocabulary, political sphere, sanction, the core, periphery, language picture of the world

Фердинанд де Соссюр предположил, что язык – это система, именно поэтому слова в языке не существуют изолированно, а связаны друг с другом различными способами. Анализ лексико-семантического поля (далее ЛСП) показывает, что лексика любого языка является не изолированной, а взаимосвязанной, и образует целостную лексическую систему языка.

Исследования термина “поле” в лингвистике имеют длительную историю. Впервые этот термин был введён в лингвистический обиход в 1924 году немецким учёным Генриком Ибсеном, который определял “поле” как «совокупность лексики с общей семантикой» [18]. Термин “семантическое поле” (далее СП) в 1931 году ввёл Йост Трир и определял его как совокупность слов, имеющих семантические связи, значение каждого элемента которой может быть определено через взаимосвязь и различие между ним и другими элементами 2[20]. Применение полевого подхода в исследованиях по лингвистике привлекает внимание как российских, так и зарубежных учёных. Среди наиболее известных полевых исследований необходимо выделить работы по изучению мотивационного поля (Ю. Н. Кaрaулов), грамматико-лексического поля (Е. В. Гулыга, Е. И. Шендельс, А. В. Бондарко, М. М. Гухман), функционально-семантического поля (А. В. Бондарко), фразео-семантического поля (А. К. Бирих, Н. А. Сабурова), вариационного поля (М. М. Маковский) и др.

Стоит отметить, что интерпретация термина “поле” в разных областях науки отличается. Для настоящего исследования принципиально важное значение имеет определение Г. С. Щура, который считает, что в языкознании поле – это «способ существования и группировки лингвистических элементов, принадлежащих к разным уровням языка, обладающих общими (инвариантными) свойствами, наряду с признаками, отличающими эти языковые единицы друг от друга» [17, 135].

Использование полевого метода позволяет выявить системный характер лексики. Важнейшее проявление систематичности лексики заключается в её синтагматических отношениях, т. е. в правилах сочетаемости слов и их связи с действительностью, а также в парадигматических отношениях, т. е. соотношениях между элементами языка, объединяемых в сознании или памяти говорящего некими ассоциациями. Феномен систематичности в лексико-семантической сфере М. М. Покровский [10, с. 82] подчеркнул ещё в 1959 году. Кроме того, как утверждал Л. А. Новиков, системный характер словаря состоит в «… принципиальной возможности последовательного описания словаря путём распределения слов-понятий, точнее, лексико-семантических вариантов, по семантическим (понятийным) полям» [9, с. 24].

Большинство исследователей сходятся во мнении, что семантическое поле представляет собой совокупность языковых единиц, обладающих общим значением и отражающих определённые понятийные сферы действительности, характеризуется иерархичностью и системностью, а также имеет свою собственную модель «ядро-периферия».

Теория лексико-семантического поля также имеет множество спорных определений. Ряд ученых (Ж. Ж. Варбот, А. Ф. Журавлев [2] и др.) считают, что ЛСП и СП являются одним и тем же понятием, обозначающим «совокупность лексем, обозначающих определённое понятие в широком смысле этого слова», в то время как Л. М. Васильев [3], Е. И. Зиновьева [4], В. Б. Тюрин [14] и другие предполагают, что ЛСП – это разновидность СП.

В этом исследовании мы вслед за Л. М. Васильевым, полагаем, что теория ЛСП изучает отношения между лексическими единицами в семантическом поле. Таким образом, понятие ЛСП уже, чем понятие СП. Объектом исследования ЛСП являются лексические проблемы, причём значительное внимания уделяется парадигматическим и синтагматическим отношениям лексических единиц, входящих в поле, и их отношениям с ядерным компонентом. ЛСП является иерархической системой, состоящей из лексических единиц с общими значениями из разных частей речи, которые постепенно переходят от ядра поля к периферии в соответствии со степенью общности значения. В данной статье исследуются семантические связи лексических единиц, составляющих ЛСП «санкция», особенности структуры этого поля и метафорические модели ЛСП «санкция» в политическом дискурсе.

В качестве важного инструмента внешней политики санкции стали чаще использоваться после окончания холодной войны. Из-за инцидента в Крыму Россия подверглась многосторонним санкциям со стороны Запада во главе с США и Европой. Постепенно политический термин «санкция» все больше становится частью повседневного бытового дискурса.

В Большом толковом словаре русского языка под редакцией С. А. Кузнецова словарная статья «санкция» имеет следующие значения: «1. Юрид. Утверждение чего-л. высшей инстанцией, разрешение. 2. Мера, применяемая государством к правонарушителю. 3. Мера, принимаемая против стороны, нарушившей соглашение, договор» [7, с. 1148].

В юридической сфере слово «санкция» имеет два основных значения: 1. Получение разрешения; 2. Наказание стороны, нарушившей закон. Санкция часто используется как юридический термин, используемый для регулирования отношений между правительством и гражданами/организациями. Однако, в политической сфере термин «санкция» обычно означает меры, применяемые против стороны, нарушившей государственные или международные права, но при этом не имеет значения «разрешение чего-либо, одобрение чего-либо». В последние годы (после 2010 г.) частота использования этого термина в политической сфере значительно увеличивается, например в политических новостях, интервью с лидерами и т. д., о чем ясно свидетельствует статистика Национального корпуса русского языка (далее НКРЯ).

Материалы настоящего исследования отобраны из следующих источников: сайт Kremlin.ru [19] и НКРЯ [8]. Процедура отбора материала состояла из двух этапов. Во-первых, на сайте Kremlin.ru был найден термин «санкция», установлены параметры поиска и выбран период с 2010 до 2020 года. Таким образом, было получено 595 результатов, из которых были отобраны 150 фрагментов, включающие термин «санкция», а общее количество слов составило 6375 единиц. Во-вторых, были найдены примеры использования термина «санкция» в газетном корпусе НКРЯ (конкретно в издании РИА Новости) за аналогичный период времени. Таким образом, было изучено 56 документов, общее количество слов исследованных текстов достигло 27257. Из исследуемых языковых материалов было отобрано 155 лексических единиц, составляющих ЛСП «санкция».

СП «характеризуется понятийной однородностью своих единиц» [1, с. 61], полисемы при этом распределяются по разным полям, в связи с чем, на первом этапе анализа единиц поля необходимо учитывать их связь с основным значением. В нашем случаем, это значение санкции в русской политической сфере, поэтому рассматривать более сложные значения необходимо в конкретных контекстах. На основе анализа изучаемых лексических единиц можно создать структуру поля как системы зависимостей этих единиц, соответствующую модели «ядро-периферия». Это позволит представить раскрытие функциональной организации СП, что является сложной и нерешенной проблемой для теории поля [6, с. 172-173].

1. Лексико-семантическое поле «санкция»

Исследование структуры поля позволяет обнаружить семантические связи между лексическими единицами, составляющими данное поле. Ю. Н. Караулов [5] проанализировал 9 методов классификации слов. Самый эффективный из них – естественная парцелляция поля, гарантирующий целостную общность поля и уделяющий большее внимание его характеристикам. Кроме того, во время исследования было обнаружено, что этот метод снижает личное субъективное влияние при построении ЛСП, тем самым позволяя более объективно устанавливать структуру поля. Путём анализа языковых материалов выявляются лексические единицы, относящиеся к ядерным компонентам. Согласно методу естественной парцелляции поля, структуру ЛСП «санкция» можно представить следующим образом:

Микрополе 1: – форма проявления санкций: ограничение, штраф, ужесточение, запрет, заморозить, угрожать, пугать, обвинение, мстить, конкуренция, наказание, взыскать, разрушать, помешать, орудие, препятствие, препона, противостояние, дисквалификация.

Лексические единицы в этом микрополе обозначают формы проявления санкций. Главным образом это вмешательство, проявляющееся различными способами, такими как запрет/ограничение, штраф/наказание, разрушение, угрозы и др.

Микрополе 2 – причины или источники санкций: вмешательство, правонарушение, разрушать, неисполнение, сдерживание, безответственный, исчерпать, диалог, вооружение, оружие, запрещенный, нежелание, зависеть, запрет, враг, безопасность, отказ, борьба, нарушать, норма, правила, насилие, несвоевременный, интерес, цель, слабость, защищать, незаконный.

Лексические единицы в этом микрополе обозначают причины или источники санкций, которые в основном делятся на два типа, «справедливая» санкция, т. е. одна сторона нарушает законные интересы другой стороны и поэтому подвергается санкциям; и «несправедливая» санкция, когда одна сторона налагает санкции на другую сторону по различным причинам для достижения своей цели.

Микрополе 3 – локализация санкций: политик, чиновник, парламентарий, бизнесмен, компания, экспорт, спорт, технология, нефтегазовый, официальное лицо, руководство, предприниматель, фирма, организация, предприятие, гражданин, актив, виза, спортсмен, страна, экономика, торговля, оружие, промышленность, правительство, закупка, финансовый, группировка, режим, оборонщик, товар, продукт, сельское хозяйство, правонарушитель, несанкционированный.

Лексические единицы в этом микрополе выражают объекты, подвергающиеся санкциям. Это могут быть запрещённые товары, юридические лица (фирма, организация, предприятие и др.), физические лица (политик, чиновник, парламентарий и др.) или сферы (экспорт, спорт и др.), которые фигурируют в санкционных списках.

Микрополе 4 – сопутствующие явления санкций: угрозы, переговоры, вред, ущерб, консенсус, протест, сторонник, закон, консультация, давление, препятствие, возмущение, страх, конфликт, влияние, урон, кризис, вызов, рестрикция, тревога, конкуренция, потеря, удар.

Лексические единицы в этом микрополе обозначают сопутствующие явления санкций. Как правило, санкции, наложенные одной стороной на другую, имеют различные негативные последствия, такие как причинение убытков, ущерба, вреда, создание давления и т. д.

Микрополе 5 – средства борьбы с санкциями: закон, ООН, право, суд, запрет, помощь, мера, ответственный, принцип, контрсанкции, контрмеры, война, развивать, внутренний, международный, инструмент, решение, сообщество, голосование.

Лексические единицы в этом микрополе выражают средства борьбы с санкциями, в том числе помощь международной организации ООН, а также реакцию подсанкционной стороны на действия стороны, наложившей санкции, такие как контрсанкции, контрмеры и даже возникающие в результате санкций войны, например санкционная или торговая войны.

Микрополе 6 – результат борьбы с санкциями: отказаться, снять, исключить, возобновление, восстановление, исправлять, отменить, подъем, ударить, сотрудничество, выгода, вырасти/расти, пострадать/страдать, вредить, противоречить, подорвать, портить;

Лексические единицы в этом микрополе обозначают результаты борьбы с санкциями. Существует два противоположных результата: либо санкция/ограничение отменяется, либо санкция усиливается, в результате чего ситуация осложняется, и отношения между двумя сторонами ухудшаются.

Микрополе 7 – характер санкций: контрпродуктивный, плохой, неизбежный, умный, несправедливый, серьезный, неадекватный, опасный, сложный, жесткий, суровый, радикальный, ужесточающий, международный, внешнеторговый, враждебный, ограниченный, невиданный, нелегитимный, односторонний, нелегальный, экстерриториальный, несправедливый, необоснованный.

Лексические единицы в этом микрополе выражают характер санкций. По своей правомерности санкции подразделяются на законные и противозаконные, по интенсивности применения санкции бывают серьёзными, сложными, жёсткими, суровыми, радикальными, ужесточающими, а по объёму реализации – международными или односторонними.

Проведённый анализ позволяет наглядно продемонстрировать, что ЛСП «санкция» состоит из 7 микрополей, изображённых на следующей схеме:

_1

Схема ЛСП «санкция»

Принадлежность лексических единиц к конкретному микрополю определяется по основному лексическому значению, дифференциальным признакам и лексико-семантическим особенностям каждого микрополя.

Из схемы видно, что между микрополями ЛСП «санкции» существуют многочисленные пересечения. Для примера рассмотрим область пересечения между микрополями 2 и 3:

Пример 1: «Китай введёт санкции в отношении американских компаний, которые продолжают поставлятьоружие на Тайвань, несмотря на многочисленные протесты со стороны Пекина» (02. 02. 2010 РИА Новости).

Пример 2: «Во вторник известная своей антироссийской позицией глава комитета палаты представителей Илеана Рос-Летинен заявила, что администрация США должна наложить санкции на Рособоронэкспорт, якобы поставляющий в Сирию оружие, которое власти этой страны могут использовать для убийства мирных граждан» (19. 06. 2012 РИА Новости).

В примере 1 лексическая единица “оружие” в ЛСП «санкция» является причиной санкций Китая против американских компаний, а в примере 2 та же лексическая единица “оружие” является локализацией санкций, поскольку США требуют запретить России поставлять оружие в Сирию, сославшись на опасность для мирных граждан.

Область пересечения между микрополями 1, 2 и 3:

Пример 3: «В связи с воссоединением России и Крыма США и Евросоюз ввели против России индивидуальные санкции: заморозку активов и запрет на выдачу виз в отношении ряда лиц» (31. 03. 2014 РИА Новости).

Пример 4: «К этим консультациям группа экспертов комитета по санкциям в отношении КНДР Совета безопасности подготовила доклад, в котором говорится, что Пхеньян мог поставлять в нарушение запрета СБ ООН ядерные технологии в Иран, Сирию и Мьянму, а также экспортировал в обход международного эмбарго оружие за рубеж» (29. 11. 2010 РИА Новости).

Пример 5: «Канада вводит дополнительные экономические санкции и запрет на въезд на территорию страны для 11 граждан РФ и Украины, под санкции также попала одна компания, говорится в заявлении премьер-министра Канады Стивена Харпера» (21. 06. 2014 РИА Новости).

Лексическая единица «запрет» в примере 3 является формой проявления санкции: США и Евросоюз выступили против присоединения Крыма к России и ввели против неё санкции, в том числе ограничение выдачи виз. В примере 4 «запрет» – это причина санкций, так как США считали, что КНДР поставила запрещённые ядерные технологии в Иран, Сирию и Мьянму, они предлагали санкционному комитету Совета безопасности ООН ввести санкции против КНДР. В примере 5 «запрет» – это средство борьбы России с санкциями Канады против её. Отношения России и Канады ухудшались из-за событий в Украине, и, в связи с канадскими санкциями по Украине и Крыму, Россия ввела контрсанкции.

Причина пересечения микрополей в ЛСП «санкция» заключается в том, что лексические единицы в поле не существуют независимо, и иногда необходимо анализировать их семантические связи в сочетании с контекстом.

На основе анализа вышеназванных лексических единиц может быть построена предварительная структура ЛСП «санкция» на основе модели «ядро-периферия». В парадигматическом аспекте под структурой СП понимается система взаимосвязанных классов, в то время как в синтагматическом аспекте структура СП – это система согласовательных классов, каждый из которых обнаруживает определённую структуру от ядра к периферии в соответствии с близостью к основному значению [1, с. 67-68]. По мнению И. А. Стернина, «ядро консолидируется вокруг компонента доминанты, периферия имеет зонную организацию; ядерные конституенты наиболее специализированы для выполнения функций поля, систематически используются, выполняют функции поля наиболее однозначно, более частотны по сравнению с другими конституентами и обязательны для поля» [13, с. 38].

Ядро поля – это, как правило, слово-идентификатор, которое выражает общий смысл для входящих в поле слов; в центральной зоне поля находятся лексические единицы, которые в меньшей степени близки к основному значению, а в периферийной зоне – лексические единицы, не имеющие тесного отношения к основному значению. Таким образом, ядром ЛСП «санкция» является слово-идентификатор – санкция. В центральной зоне располагаются слова, в которых присутствует интегральная сема санкции, а также основное значение «не разрешать делать что-то»: ограничение/ограничивать, запрет/запрещать, наказание/наказывать, нарушение/нарушать, вмешательство/вмешиваться, разрушение/разрушать. Лексические единицы, расположенные в периферийной зоне: война, штраф, угроза/угрожать, контрсанкция, контрмеры, правонарушение, мстить, решение, препятствие, разрешение, конкуренция и др. находятся в отдалении от основного значения санкции, обладают стилистическими оттенками, поэтому их значения иногда необходимо рассматривать в контексте.

Отметим, что не существует чёткой границы перехода от центра к периферии. Поскольку ЛСП «санкция» представляет собой открытую систему, семантические отношения между языковыми единицами в этом поле усложняются.

2. Метафорические модели в ЛСП «санкция»

Как отмечает А. А. Уфимцева, ЛСП «представляет собой структурно организованное множество слов одной денотативной отнесенности, что позволяет рассматривать его как компонент языковой картины мира, который представляет собой лексико-семантические группировки, структуры конкретного языка с учётом его культурного и национального своеобразия» [15, с. 13]. Следовательно, можно говорить, что ЛСП – это способ выражения языковой картины мира, отражённой в данном поле.

Проведённый анализ языковых материалов позволяет отметить, что коннотация, стилистическая оценка и сфера использования термина «санкция» в современной русской политической сфере изменились. Кроме того, лексема «санкция» сопровождается большим количеством метафор, которые играют важную роль в построении политической картины мира, которая может быть не заметна массовому потребителю и «позволяет воздействовать как на его сознание, так и на бессознательные компоненты его психики» [11, с. 76].

Большинство метафор, относящихся к политической сфере, являются социальными метафорами, то есть моделью метафоры с «социокультурной деятельностью и связанными понятиями» в качестве источника. А. П. Чудинов отмечает, что в социальных метафорах «исследуются концепты, относящиеся к понятийным сферам “Преступность”, “Война”, “Театр (зрелищные искусства)”, “Игра и спорт”» [16, с. 55]. В ходе исследования было обнаружено, что модели социальных метафор, сопровождающие ЛСП «санкция», обычно представляют собой военную, театральную спортивную и игровую метафоры. Эти метафоры позволяют выявить конфликтный характер санкции и драматичность политического мира.

2.1. Военная метафора

Военная метафора представляет собой модель метафоры, которая принимает войну и связанные с ней концепции в качестве сферы-источника, а сферу политических концепций – в качестве сферы-мишени, формируя систематическое отражение между понятийными сферами войны и политики. Исторический процесс почти в каждой стране мира сопровождается войнами. Самые глубокие и первые воспоминания, которые приносит война людям, описаны в языке. Поэтому военная метафора считается древнейшей и наиболее общепонятной моделью метафорического мышления, которая полностью отражает первоначальный опыт, накопленный в процессе взаимодействия человека и общества. Повсеместное противостояние в политическом мире часто сравнивается с боевыми действиями, чем объясняется популярность применения метафор войны в политическом дискурсе. Этот феномен актуален и в ЛСП «санкция».

Пример 1: «На сегодня три главных орудия бьют по всем нам: системный кризис, санкции, невиданные санкции, и либеральный финансовый курс». (06. 10. 2020 Kremlin.ru)

Это мнение Г. А. Зюганова во время встречи В. В. Путина с руководителями фракций Государственной Думы. Здесь сфера-источник – орудие, сфера-мишень – санкции, которые рассматриваются как нечто, наносящее огромный вред.

Пример 2: «Санкции сегодня используются даже уже не как инструмент геополитической борьбы, а как элемент просто конкурентной борьбы в мире» (09. 04. 2019 РИА Новости).

Это содержание выступления В. В. Путина на пленарном заседании Международного арктического форума. Здесь сфера-источник – элемент конкурентной борьбы, сфера-мишень – санкция. Такое метафорическое отражение подчеркнуло универсальность санкций как формы борьбы.

Пример 3: «Подавляющее большинство респондентов (58%) объясняет реакцию Запада на события в Крыму враждебным отношением к России и стремлением воспользоваться моментом для оказания давления на страну» (31. 03. 2014 РИА Новости).

Социальное событие здесь заключается в том, что Запад вводит санкции против России в связи с присоединением Крыма. В этом примере сфера-источник – враждебное отношение, сфера-мишень – отношение между Западом и Россией, в то же время здесь видно, что Запад также воспринимает Россию как врага.

Пример 4: «Но контрсанкции были восприняты как такая, знаете, “бомбёжка Воронежа”» (16. 03. 2020 Kremlin.ru).

Фоном социальных событий здесь является то, что Россия попала под санкции из-за ситуации в Украине. Это мнение журналиста ТАСС во время интервью с В. В. Путиным, журналист считает, что контрсанкции нанесли удар сельскому хозяйству. Здесь сфера-источник – бомбёжка, сфера-мишень – контрсанкции.

В примерах 1, 2 санкция рассматривается как война/борьба. В примере 3 страны, участвующие в санкциях, рассматриваются как враги. В примере 4 меры для борьбы с санкциями, рассматриваются как бомбёжка. Таким образом, формируется следующие метафорические переносы: «война» → «санкции», «враги» → «участники санкций», «бомбёжка» → «меры, связанные с санкциями». Сходство сферы-источника и сферы-мишени: конфликт и противостояние, направленное на выявление конфликтного характера санкций и враждебность между участниками санкций.

2.2. Театральная метафора

Театральная метафора – это тематическая разновидность метафоры, ключевой компонент в которой принадлежит тематической группе «зрелищные искусства». В этой модели метафоры зрелищное искусство рассматривается как сфера-источник, а политические концепции – сфера-мишень, тем самым формируя систематическое отражение между двумя понятийными сферами. Театральная метафора часто подчёркивает ложный характер политического мира.

Пример 1: «И если наши партнёры, которые грозят третьим кругом санкций, не остановятся, то может прийти время, когда мы вынуждены будем отвечать, но мне не хотелось бы, чтобы такой сценарий имел место» (07. 06. 2014 РИА Новости).

Это отношение российского политика Валентины Матвиенко к американским санкциям против России в связи с присоединением Крыма к России. В этом примере сфера-источник – сценарий, сфера-мишень – санкция, сходство заключается в драматичности события, цель которого – подчеркнуть драматичность действия санкций в политической сфере.

Пример 2: «Во-первых, определённая риторика в Штатах связана с внутриполитической ситуацией» (18. 10. 2018 Kremlin.ru).

Это ответ В. В. Путина на вопрос журналиста из Китая о том, как Россия реагирует на сомнения и обвинения других стран на заседании дискуссионного клуба «Валдай». В. В. Путин считает, что США создают проблемы странам (т. е. санкции против России, торговая война против Китая) для достижения собственных целей. Здесь сфера-источник – риторика, сфера-мишень – причина, по которой США создают проблемы Китаю и России, чтобы подчеркнуть ложность политической деятельности.

Пример 3: «Вместо того чтобы говорить о санкциях, надо признать свои ошибки и реально договориться об урегулировании ситуации на Украине, потому что пока все эти соглашения носят бутафорский характер» (02. 05. 2014 РИА Новости).

Социальным событием здесь является то, что США готовы к новым санкциям, если Россия не изменит позицию по Украине. Это мнение депутата Михаила Емельянова в интервью РИА Новости. В этом высказывании используется прилагательное «бутафорский» от существительного «бутафория», т. е. «предметы, имитирующие подлинные вещи в сценической обстановке, витринах магазинов» [7, с. 105]. Выбор лексических средств в данном примере подчёркивает лживость введения США и Западом санкций против России на основании деэскалации ситуации в Украине.

2.3. Спортивная / игровая метафоры

Анализ исследуемых материалов показал, что спортивная и игровая метафоры также занимают заметное место в ЛСП «санкция». Эти метафоры обычно принято рассматривать как единую модель, которая широко используется в политическом дискурсе, выделяя такие аспекты, как наступление и защита противоборствующих сторон. Конкурентоспособность и соревновательный характер играют заметную роль в политической деятельности, так же как в спорте или в игре. В связи с этим, санкции в политической сфере обычно рассматриваются как конкурентная деятельность, а участники санкционных отношений – как соревнующиеся между собой игроки. Эта метафорическая модель в полной мере отражает конфликт, противопоставление и конкуренцию политического поведения – санкций.

Приме 1: «Закон принят в дополнение к указам Обамы, которыми против России были введены два раунда американских санкций» (03. 04. 2014 РИА Новости).

В связи с присоединением Крыма к России, президент США Барак Обама в своё время подписал закон, чтобы поддержать Украину и ввести санкции против России. В этом примере раунд – спортивный термин, который означает «часть спортивного поединка боксёров в течение установленного правилами соревнований времени» [12]. Метафорическое отражение «раунд → период американских санкций против России» подчёркивает интенсивность санкций США против России и серьёзность ситуации.

Приме 2: «Возвращаясь к теме Ирана и энергетических компаний, не могу не упомянуть, что и Россия сталкивалась с санкциями. Какой может быть план в том, чтобы выиграть эту игру против доллара? Как Россия может преуспеть?» (03. 10. 2018 Kremlin.ru).

Р. Чилкоут на международном форуме «Российская энергетическая неделя» спросил В. В. Путина о санкциях, введённых против России. В этом примере сфера-источник – игра, а сфера-мишень – санкционная война между США и Россией. Сходство заключается в противодействии как в процессе игры, так и в санкционной политике.

Приме 3: «"Роснефть" в этом году заключила на Петербургском международном экономическом форуме около четырех десятков международных соглашений, география которых охватывает оба полушария. Этот "триумфальный счет" показывает, что Россия остается одним из ключевых игроков на мировом энергетическом рынке, несмотря на угрозу экономических санкций» (24. 05. 2014 РИА Новости).

В данном примере наблюдается три метафорических отражения: триумфальный счёт → подписание международных соглашений; игрок → Россия; игра → мировая энергетическая торговля. Несмотря на санкции, введённые Западом, Россия по-прежнему занимает важное место в энергетической сфере. Санкции здесь понимаются как фактор, влияющий на результаты международной экономической игры, а также средства противника для достижения победы в игре.

Рассмотренные модели метафор (военная, театральная, спортивная / игровая) широко используются в ЛСП «санкция». Среди них военная метафора обычно применяется для выражения соответствующего конфликта или противостояния в политической сфере. Театральная метафора отражает недостоверность, украшение и драматичность санкций в политической сфере. Спортивная / игровая метафоры выражают конкурентоспособность санкций в политической деятельности. Истинными целями создания политических метафор, как правило, являются идеология и оценка политической реальности.

Выводы

Подводя итог, можно сделать вывод о том, что ЛСП «санкция» в политической сфере состоит из 7 взаимосвязанных друг с другом микрополей.

ЛСП «санкция» является иерархической системой, лексические единицы которого постепенно переходят от ядра к периферии в зависимости от близости к основному значению. Граница перехода от ядра к периферии нечеткая, потому что ЛСП «санкция» – это открытая система, и её семантика постоянно обогащается и развивается. Лексические единицы, составляющие ЛСП «санкция», сопровождаются большим количеством метафор в политической сфере.

Анализ языковых материалов позволяет обнаружить, что термин «санкция» в политической сфере имеет такие значения, как ограничивать/ограничить, запрещать/запретить что-то. Стоит отметить, что в современном мире санкции стали гораздо более разнообразными: они могут быть наложены на отдельных граждан, организации, а также на целые страны. Кроме того, термин «санкция» приобрёл более сильную негативную стилистическую окраску, обладает ярко выраженными негативными коннотациями, передаёт ложный и драматический характер политической жизни.

Дальнейшее исследование этой проблемы позволит более системно проанализировать изменения политических терминов современного русского языка, изучить факторы, влияющие на их семантическое наполнение, выявить особенности политической картины мира русского этноса. Полученные результаты могут послужить основой исследования в лексикологии, политической лингвистике, лингвокультурологии и т. д.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья посвящена исследованию лексико-семантического поля «санкция» в современном политическом дискурсе. Актуальность выбранной темы бесспорна и обусловлена активным использованием в последние годы лексемы «санкция» в политической речи и политической публицистике. Удачным представляется выбор полевого подхода для изучения сложного лексического объединения с семантическим компонентом «санкция». В начале статьи представлен обширный обзор научной литературы, посвященной общей теории ЛСП, охватывающий важнейшие источники по теме. Бесспорный интерес представляют собранный языковой материал и схема исследуемого поля, представленные в разделе статьи «Внутренняя структура поля «санкция»».
К сожалению, при высокой актуальности темы и в целом верно выбранном направлении ее раскрытия, статья требует серьезной авторской доработки. 1) Автор большое (на наш взгляд, излишнее, учитывая повторы мыслей, например, о частом синонимическом использовании терминов «семантическое поле» и «лексико-семантическое поле») внимание уделяет общей теории и истории исследования ЛСП, но не обращается к работам, исследующим ЛСП в тексте, и не описывает методологию выборки единиц ЛСП в тексте. 2) Требует пояснения решение автора исследовать состав и структуру ЛСП «санкция» исключительно на материале текстовых фрагментов, включающих лексему «санкция». 3) Необходимо прояснить содержание терминов «внутренняя / внешняя структура поля». 4) Хотелось бы видеть больше примеров «театральных метафор», включающих единицы ЛСП «санкция» (данная проблема вынесена в отдельный раздел статьи, но представлена всего одним примером). 5) Необходимо унифицировать и привести в соответствие с требованиями список литературы. 6) Необходимо устранить внутритекстовые противоречия. Например, в статье указано, что материал исследования составляют выдержки из публикаций 2010–2020 гг., но в дальнейшем анализируются примеры 2000, 2007, 2008 гг. 7) Необходимо устранить размытые формулировки. Так, например, автор пишет: «Общее количество языковых материалов достигает 27 257». Из текста ранее можно догадаться, что 27 257 – общее количество слов исследованных текстов, однако столь важные сведения требуют четкого указания. 7) Главный недостаток статьи – многочисленные грамматические, стилистические, логические ошибки, требующие авторского исправления. К сожалению, текст изобилует ошибками самых разных видов – от досадных опечаток (например, «сначале») и небрежности в оформлении текста (нумерация по форме «1).», «2).» и т. д., неоправданное дублирование имен известных ученых латиницей) до серьезных грамматических и логических нарушений в структуре фразы, затрудняющих понимание авторской мысли. Приведем несколько примеров: «Микрополя не являются независимыми подсистемами, а взаимосвязаны друг с другом, которые вместе составляют ЛСП», «Материалы настоящего исследования отобраны из официального интернета-представительства президента России», «Что касается определения семантического поля, то многие ученые дают разные определения, но большинство из них согласны, что...», «лексических единиц с общими значениями из разных уровней части речи», «В данной статье будут исследованы семантические связи лексических единиц, составляющих ЛСП «санкция» в аспекте внутренней и внешней структурой поля, особенности состава поля и коннотации «санкция» в политической сфере», «Он конкретизировал проблему исследования ЛСП, включая «проблемы синонимии, антонимии, полисемии, проблема соотношения слова и понятия»», «Она считает, что объект исследования СП шире, чем объект исследования ЛСП, которое является подполем СП, и в основном, изучает проблемы слов и словосочетаний», «ЛСП «санкция» – это динамично развивающаяся система, и её семантика постоянно обогащается и развивается»,«Анализ языковых материалов позволяет обнаружить, что термин «санкция» в политической сфере не имеет значения разрешение чего, одобрение чего, а наоборот имеет такие значения, как ограничивать/ограничить, запрещать/запретить что», «Среди них название ядра – как правило, это архисема, в центральной зоне находятся лексические единицы, которые в меньшей степени ближе к основному значению, а в периферийной зоне – лексические единицы, не имеющие тесного отношения к основному значению». Приведенный перечень ошибок не исчерпывающий, весь текст статьи нуждается в серьезной редакторской и корректорской правке.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья ориентирована на дешифровку лексико-семантического поля «САНКЦИЯ», в качестве примера взята политическая сфера. Автор в самом начале труда обозначает, что «Фердинанд де Соссюр предположил, что язык – это система, именно поэтому слова в языке не существуют изолированно, а связаны друг с другом различными способами. Анализ же лексико-семантического поля показывает, что лексика любого языка является не изолированной, а взаимосвязанной, и образует целостную лексическую систему языка». В работе систематизирован достаточный объем данных, сведена в некое единое целое концепция действенной природы «поля», сделаны отсылки к трудам отечественных и зарубежных исследователей. Статья имеет синкретический характер разверстки вопроса, то есть, материал может быть использован как в практическом, так и теоретическом русле. Стиль сочинения соотносится с собственно научным типом, например, это проявляется так: «большинство исследователей сходятся во мнении, что семантическое поле представляет собой совокупность языковых единиц, обладающих общим значением и отражающих определённые понятийные сферы действительности, характеризуется иерархичностью и системностью, а также имеет свою собственную модель «ядро-периферия», или «лексические единицы в этом микрополе обозначают причины или источники санкций, которые в основном делятся на два типа, «справедливая» санкция, т. е. одна сторона нарушает законные интересы другой стороны и поэтому подвергается санкциям; и «несправедливая» санкция, когда одна сторона налагает санкции на другую сторону по различным причинам для достижения своей цели» и т.д. Работа самостоятельна, в должной степени оригинальна, концепция, которая манифестируется автором, доступна как для профессионально-подготовленной, так и обучающейся аудитории. Аналитическая составляющая труда проявляется на протяжении всего текста. На мой взгляд, удачно ЛСП «САНКЦИЯ» представлено в виде пиктограммы, с указанием 7 микрополей, полновесно отражающих расширительный характер лексической единицы. Отмечу, что методология исследования актуальна, она современна, выверена. Работа не имеет серьезных фактических нарушений, правка не требуется. Думаю, что материал можно использовать в качестве примера «смыслового оформления» новых смежных проектов. Структурные границы рецензируемого проекта соразмерны традиционным научным жанрам. Привлекает в работе максимальная насыщенность аргументов, открытость отсылок налична: например, «пример 1: «И если наши партнёры, которые грозят третьим кругом санкций, не остановятся, то может прийти время, когда мы вынуждены будем отвечать, но мне не хотелось бы, чтобы такой сценарий имел место» (07. 06. 2014 РИА Новости). Это отношение российского политика Валентины Матвиенко к американским санкциям против России в связи с присоединением Крыма к России. В этом примере сфера-источник – сценарий, сфера-мишень – санкция, сходство заключается в драматичности события, цель которого – подчеркнуть драматичность действия санкций в политической сфере», или «пример 3: «"Роснефть" в этом году заключила на Петербургском международном экономическом форуме около четырех десятков международных соглашений, география которых охватывает оба полушария. Этот "триумфальный счет" показывает, что Россия остается одним из ключевых игроков на мировом энергетическом рынке, несмотря на угрозу экономических санкций» (24. 05. 2014 РИА Новости). В данном примере наблюдается три метафорических отражения: триумфальный счёт → подписание международных соглашений; игрок → Россия; игра → мировая энергетическая торговля. Несмотря на санкции, введённые Западом, Россия по-прежнему занимает важное место в энергетической сфере. Санкции здесь понимаются как фактор, влияющий на результаты международной экономической игры, а также средства противника для достижения победы в игре» и т.д. Отмечу, что в блоке 2.3. «Спортивная / игровая метафоры» стоит технически поправить «фрагменты» начинающиеся с «ПРИМЕР 1», «ПРИМЕР 2» и пр. Выводы по тексту подчинены общей логике, заключительная часть отчасти ориентирует на дальнейшее изучение вопроса. Общие требования издания учтены, цель работы достигнута, поставленный круг задач решен. Рецензируемая статья «Лексико-семантическое поле «САНКЦИЯ» в русской политической сфере» может быть рекомендована к публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.