Статья 'Сопоставительное изучение текстов басен И.А. Крылова о животных с баснями о людях' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Сопоставительное изучение текстов басен И.А. Крылова о животных с баснями о людях

Сюй Чжэнюй

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1879-3881

Сюй Чжэнюй, аспирант кафедры общего и русского языкознания, филологический факуль- тет ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов».

117198, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

XU ZHENGYU

Postgraduate student, the department of General and Russian Linguistics, the faculty of Philosophy, Peoples’ Friendship University of Russia

Россия, Москва, улица Миклухо-Маклая, 6

xzyu3121@163.com

DOI:

10.25136/2409-8698.2022.1.37133

Дата направления статьи в редакцию:

17-12-2021


Дата публикации:

18-01-2022


Аннотация: Статья посвящена сопоставлению текстов басен И.А. Крылова о животных с баснями о людях в контексте формирования целостной картины мира русского народа. Использование зооморфной метафоры в тексте – одно из средств вербализации культурного кода. Зооморфные номинации, встречающиеся в текстах басен И.А. Крылова, являются универсальными метафорическими единицами художественной речи, поскольку транслируют стереотипное представление народом поведения животных и положение людей. Животные отобраны по принципу близости с народным эпосом: в баснях действуют только животные, представления о повадках которых глубоко закрепились в представлении народа, кодифицировано в его картине мира. Люди, которые являются персонажами басни, как правило, принадлежат к низшему сословию, следовательно, не имеют никаких прав, не вольны изъявлять свои желания и т.д. Научная новизна заключается в установлении доминирующего способа метафорического переноса, а также в определении разницы в использовании зооморфных символов при создании образов и прямой номинации действующих лиц – людей. Для решения исследовательских задач были использованы сравнительно-сопоставительный, культурно-исторический и описательный методы. В результате доказано, что посредством множества образов животных И.А. Крылов точно передает оттенки человеческого характера во всей их многогранности и разнородности. А в баснях о людях действующими лицами изображается русская жизнь, быт и нравы. Человек несет в себе черты, типичные для национального характера. Сюжеты басен, как правило, носят вневременной характер в силу широты исторического контекста, распространенности персонажей и глубины психологизма.


Ключевые слова: басни, зооморфная метафора, образ животных, образ людей, языковая картина мира, И А Крылов, Зооним, повадки животных, нравы животных, характер людей

Abstract: This article is dedicated to comparison of the texts on animals and people in I. A. Krylov's fables in the context of formation of a holistic image of the world of the Russian people. The use of zoomorphic metaphor in the text is one of the means of verbalization of the cultural code. Zoomorphic nominations f in Krylov’s fables are universal metaphorical units of literary speech, since they translate the stereotypical representation of animal behavior and status of people. Animals are selected in accordance with the principle of affinity to the folk epic tale: the fable feature only the animals, the representations of were deeply entrenched in people’s perception, as well as codified in their worldview. The folk that are the characters of the fable usually belong to the lower social class, and thus do not have any rights or freedom of expression. The scientific novelty of this research lies in the establishment of the dominant method of metaphorical conveyance, as well as in determination of the difference in the use of zoomorphic symbols in creating the images and direct nomination of human characters. As a result, it is proven that through a variety of animalistic images, I. A. Krylov explicates the traits of the human character in all their diversity. The fables about people depict the Russian everyday life and traditions. Due to the broad historical context, prevalence of the characters, and depth of psychologism, the plotlines of the fables are timeless.



Keywords:

zoonym, I A Krylov, linguistic picture of the world, image of people, image of animal, zoomorphic metaphor, fables, habits of animal, morals of animal, character of people

Введение

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что описание современного этапа исследования зооморфной метафоры, ее интерпретации в рамках существующей картины мира и описание продуктивных моделей производства зоонимов является существенным для современного языкознания, так как восприятие и оценка зооморфной метафоры меняются с течением времени, возникает необходимость зафиксировать современный взгляд на своеобразие зоометафоры, в частности в творчестве И. А. Крылова.

Зооморфные метафоры являются ключевым компонентом в образной системе басен И.А. Крылова. Например, А. Потебня в своем исследовании «Теоретическая поэтика» проводит аналогию между животными персонажами и шахматными фигурами, которыми так умело действует «гроссмейстер» Крылов. Подобно фигурам, имеющим точный алгоритм ходов, как, например, конь, ходящий исключительно буквой «г», крыловский конь безоговорочно выполняет все работы, кроме пути вечного труженика у него ничего нет [5: 67]. Такая заданная траектория настраивает читателя на раскрытие конкретных качеств животного в сюжете басни и может служить объяснением многих жизненных ситуаций и явлений [Там же: 71].

Зоометафора основана на косвенной номинации, на сопоставлении черт характера и качеств людей и животных. Возникают ассоциативные ряды лиса – хитрая, волк – злой, осел – тупой, реализованные в фиктивном модусе. Возникает модус фиктивности в изменении модели «как если бы...» при приписывании животным характеристик поведения, качеств человека. В основе метафорического переноса могут находиться степень ценности, положительные или отрицательные качества прототипа, впечатления, которые он создает, или сходство функций [6; 7].

Зоометафора обладает большим оценочным потенциалом [3: 76]. Чаще всего с ее помощью дается отрицательная оценка, однако динамизм, присущий метафорической системе в целом, не позволяет сделать однозначный вывод об этом. Остается допустимым некий баланс между положительной и отрицательной коннотацией. Однако важно отметить, что все-таки явный перевес в одну из сторон не наблюдается. Как правило, положительные или отрицательные коннотации зооморфизмов зафиксированы фразеологической системой языка [2; 8; 1].

В русской языковой картине мира в целом метафоры-зоонимы играют очень важную роль, поскольку отражают ее самобытность и национальную ориентированность. Кроме того, такие метафоры пополняют лексический запас языка и расширяют его коннотативную часть. Эта часть лексики вариативна и динамична по своей структуре, поскольку формируется за счет всей денотативной системы, связанной с именованием животных.

Материал исследования – тексты басен И.А. Крылова, в которых персонажами выступают не только животные, характеризующие те или иные отдельные черты характера человека или особенности поведения человека, но и самих людей.

Образ животных в баснях И.А. Крылова

В басенном творчестве И.А. Крылова по традиции превалируют авторские метафоры-зоонимы. Обратимся к примерам зоометафор и прокомментируем, какой смысл автор в них вкладывает , какими качествами и характеристиками он наделяет своих персонажей. Персонаж Волк предстает перед читателем басен в качестве воплощения худших человеческих качеств. Он проявляет и демонстрирует те качества, которые люди привыкли скрывать не только от других, но и от самих себя. Так, например, в басне «Волк и Ягнёнок» Волк – абсолютный тиран, не признающий ничего, кроме собственных желаний и интересов. Его поведение грубо и порой дерзко. К Ягнёнку он обращается: «наглец», «негодный» [4: 26]. Лексика, которую он использует в своей речи снижена, что также демонстрирует пренебрежение к слабому.

В басне «Волк на псарне» ярко представлены изворотливость и лицемерие Волка: «Зубами щелкая и ощетиня шерсть, Глазами, кажется, хотел бы всех он съесть <...> Ему расчесться за овец, -Пустился мой хитрец» [Там же: 59]. Желание сохранить свою жизнь любой ценой вынуждает его действовать подобным образом. Попытки разрешить ситуацию другим образом он не только не предпринимает, он даже не помышляет о ней. По своей натуре, он задира и забияка, но старается любыми путями выдать себя за приличного и благонравного животного. Еще одно неприглядное качество, так часто встречаемое в реальной человеческой жизни, вскрывается И.А. Крыловым в басне «Волк и Журавль». Мы видим сцену, в которой проявляется не только неблагодарность волка за спасенную жизнь, но и необоснованные обвинения с его стороны в адрес журавля в его неблагодарности «Ты шутишь! – Зверь вскричал коварный, – Тебе за труд? Ах Ты, неблагодарный!» [Там же: 215].

Жадность, стремление получить желаемое без труда, глупость показаны в баснях «Лев и Волк», «Волк и Лисица». Волк настолько посредственен в своем мышлении, что не может оказать никого влияния даже на равного себе. Лиса «обласкала по уши » Волка [Там же: 136] и оставила его без ужина. Здесь важно отметить, что, рисуя образы лисицы и волка, И.А. Крылов максимально подчеркивает их схожесть, близость по положению и почти родственную связь. Лиса умело и без особых усилий обманывает Волка.

Образ Лисицы (Лисы) также один из наиболее частотных в баснях И.А. Крылова, однако он создается несколько иначе, он становится более разносторонним и богатым, чем образ Волка. Лисица весьма умна, изобретательна, хитра и иногда лукава, очень предприимчива. Она обладает уникальным талантом легко устанавливать контакт с собеседником, входить в доверие и получать все, что пожелает. Ее основное оружие – лесть. В басне «Ворона и Лисица» она предстает перед читателем как настоящая «плутовка » [Там же: 136]. Лиса может быть и ироничной, насмехаться над другими персонажами. Так в басне «Лисица и Осел» она смеется над глупостью Осла и его наивностью, «душами низкими» [Там же: 215].

Лисица в новом образе, новом амплуа предстает в басне «Добрая лисица». Сначала мы слышим ее рассуждения о добре и милосердии, о том, что важно заботиться о слабых и нуждающихся: «Как можно не страдать, Малюток этих видя; И сердце чье об них не заболит» [Там же: 215]. Но все меняется, когда это становится ей невыгодно. Таким образом, ставя персонажев басни в неестественную для них ситуацию, автор усиливает их истинную сущность, которая все равно проявится. А образцовость ситуации, когда лиса размышляет о высоком, волк пасет овец или осел сторожит огород, исчезает, когда персонажи становятся сами собой. Прием контраста усиливает характеры.

Лиса – образ, воплотивший в себя многочисленные черты, характерные для людей-приспособленцев. Они всегда изворотливы, умеют повернуть любую ситуацию в свою сторону, «выйти сухими из воды» и получить собственную выгоду.

Лев как символ власти, державности и статуса, наделяется особыми чертами. Он главный, он управляет лесным царством и благодаря своей огромной силе держит в страхе всех остальных. Он лишен таких качеств, как сострадание, сопереживание, сочувствие. Лев – диктатор и тиран, его стремления направлены лишь на увеличение собственного влияния и расширение власти. Именно таким «сильным ж в правах» мы его видим в баснях «Лев и Барс» [Там же: 49].

Чаще других в баснях И.А. Крылова мы встречаем диких животных, поскольку их повадки наиболее очевидны для людей. Они вольны, абсолютно независимы и не поддаются домашнему воспитанию. Однако в баснях И.А. Крылова встречаются и образы домашних животных.

Например, образ Собаки И.А, Крылов раскрывает совершенно необычным и нетипичным образом. Мы видим это животное совершенно с другой стороны. Если говорить о языковой картине мира, в которой зафиксирован некий культурный код, то Собака в ней представлены именно как друг человека, животное умное, смелое, эмпатичное. Этот код заложен на основе таких качеств, как доброта и верность своему хозяину. Но сам баснописец принимает решение не поддерживать этот стереотипный образ и представляет его иначе.

Если Собака добра и верна, то ее дружба есть некий эталон, мерило для всех остальных. Однако в басне «Собачья дружба» мы видим, что договоренность о настоящей, искренней дружбе лишь иллюзия, исчезающая сразу же, когда представляется малейший повод. Повар кидает кость «на их беду из кухни», и собаки сразу же забывают про лад в отношениях: «Вот новые друзья к ней взапуски несутся: Где делся и совет и лад? С Пиладом мой Орест грызутся, – Лишь только клочья вверх летят» [Там же: 55].

В басне «Слон и Моська» маленькая собачка наделяется склочным и задиристым характером, а в басне «Две Собаки» она вовсе представлена прекрасным приспособленцем. Живя в барском доме, в окружении уюта и комфорта она забывает о гордости, самоуважении, собственном предназначении, приспосабливается и видит свое служение лишь в ходьбе перед барином на задних лапках.

Осел – еще один образ, который часто встречается в баснях И.А. Крылова. Глупость является основной чертой Осла. Он совершенно туп и безобиден: «Осел и Соловей» («жаль, что незнаком / Ты с нашим петухом» [Там же: 89], тогда бы петь мог лучше научиться), «Осел» («барином» [Там же: 301], «знатным господином» [Там же], «вельможей» Осел возомнил себя [Там же]), «Осел и Мужик» («Осел был самых честных правил» [Там же]).

Дублируют ослиные качества и овцы, но помимо глупости и безобидности, И.А. Крылов подчеркивает их абсолютную несамостоятельность. Овцы лишены самостоятельного мнения, они не умеют мыслить и все до одной являются абсолютно бесправными. Именно поэтому во всех баснях мы видим их стадом. Для человека также характерна эта черта – следовать за большинством, постоянно оглядываться на общественное мнение и буквально растворяться в толпе – терять свое «я», свою личность. В баснях «Волк и Ягненок» и «Змея и овца» ягнята проявляют сопротивление и пытаются возражать противникам: «Ах, я чем виноват?» [Там же: 26] («Волк и Ягненок»), «Что сделал я тебе?» [Там же: 255] («Змея и Овца»). Но их попытки безуспешны. Система оказывается сильнее.

Итак, можно сделать вывод о том, что посредством множества зооморфных образов и метафор И.А. Крылов точно передает оттенки человеческого характера во всей их многогранности и разнородности. Кроме того, он представляет и иерархичность общества с разнообразными присущими ему чертами. Читатель легко восстанавливает аналогию, проводимую между царями и львами, видит окружение власти, представленное через образы волков, лис и медведей, а также видит и «маленького человека» в образах овец и ягнят. Так иносказательно Крылов выстраивает социальную иерархию. Но он не лишает ее и собственной оценочности.

Сопоставление текстов басен И.А. Крылова о животных с баснями

о людях

Отличительной чертой басенного творчества И.А. Крылова является отбор персонажей. Как правило, здесь выступают животные, обличающие те или иные черты характера или особенности поведения человека. Однако существует немало басен с персонажами, прототипами которых выступают сами люди.

И.А. Крылов не ограничивается какой-либо одной социальной группой, выбирая персонажей для своих басен. Его цель – отобразить жизнь и ее несовершенства, слабые стороны во всех ее проявлениях. Его персонажами становятся представители высшего сословия ‒ богачи, купцы, дворяне, вельможи, откупщики, рыцари и господа, и низшего сословия ‒ крестьяне, рабочие, например, мельник, рыбак, извозчик и др., ученые, образованные люди: философ, сочинитель, мудрец, старик, и глупые, верующие, придерживающиеся нравственных правил и безбожные, грешники и т.д.

Все эти персонажи наделены индивидуальностью, особенными характерами, однако им также присущи типичные национальные черты. Даже персонажи тех басен, которые не являются абсолютно авторскими или представляют собой переработку басен Лафонтена, тоже несут в себе яркие черты русского национального характера. Представители крестьянства и рабочих профессий противопоставлены вельможам и купцам, дворянам и господам, как овцы и волки, лисы и ослы противопоставлены друг другу – все они жертвы жесткого самодержавного режима, бессмысленного и беспощадного, от гнета которого избавиться по мнению автора, не представляется возможным.

Для басен И.А. Крылова характерна не только ирония, часто автор обращается к более жесткой форме критики – сатире. Такая направленность ярко проявляется в баснях, персонажами которых становятся мужики, купцы и дворяне.

Крестьянин – жертва крепостничества, поэтому тексты басен И.А. Крылова, персонажами которых становятся крестьяне, проникнуты сочувствием и состраданием. Крестьяне бедны, запуганы и робки. Их образ по эмоциональности описания, а также и по общему настрою, схож с описанием овец и ягнят. Крестьяне трудолюбивы, просты, обладают живым умом и смекалкой. В текстах басен подчеркивается важность их труда для всего общества, а не только для них самих.

Простой мужик, привыкший к труду и видевший настоящую жизнь, обладает гибким умом и ориентирован на нравственные семейные ценности. В басне «Крестьянин и змея» Он не согласится пустить змею в дом, пусть даже она «добрее всех змей»[Там же: 110]. Более того, к детям своим он ее не подпустит: «И к черту не годится» даже лучшая змея. Такую мораль выводит автор, обращаясь к отцам: «Отцы, понятно ль вам, на что здесь мечу я?..» [Там же].

Торжество живого, практического ума над псевдообразованностью нашло отражение в басне «Огородник и философ». Наука стремится за новыми веяниями, ей больше некогда углубляться в истоки и детально изучать вопрос. Таким образом, философ, щеголяя перед огородником своими богатыми знаниями: «Читал, выписывал, справлялся, И в книгах рылся и в грядах, С утра до вечера в трудах. Едва с одной работой сладит, Чуть на грядах лишь что взойдет. В журналах новость он найдет — Всё перероет, пересадит / На новый лад и образец» [Там же: 110]. Но в конце он оказался «без огурцов» [Там же]. Огородник же, не ставший пренебрегать истинной наукой и многолетним опытом других людей, верит, что «Прилежность, навык, руки: Вот все мои тут и науки; Мне бог и с ними хлеб дает» [Там же: 109].

Во многих баснях крестьянин вызывает у автора сочувствие и сострадание. Однако в некоторых текстах его образ раскрывается с отрицательной стороны. Как правило, это происходит в тех же случаях, когда привычные положительные образы животных становятся отрицательными, например, кто-то начинает претендовать на чужое место. Знать свое место и уметь заниматься тем, в чем ты силен и в чем разбираешься – достойная черта, которую особенно ценит И.А. Крылов. Исполняя роль старосты или другую роль, которую занимают, как правило, по отношению к крестьянину люди более высокого социального положения, сам крестьянин получает неодобрение и насмешки со стороны автора. Такую роль на себя берет крестьянин в басне «Крестьянин и лисица». Ему больше не нужна умная лошадь, ему нужно только, чтобы она его «возила, да чтобы слушалась кнута» [Там же: 304]. В данном контексте крестьянин выступает воплощением не собственной социальной роли, а предстает звеном другого уровня. Ему становится не важно то, что для него было ключевым, когда он находился на своем месте: теперь ему не важен ум, собственное мнение, чувства низшего, теперь он ценит робость и покорность. Взамен на это он готов покрывать лишь некоторые потребности ниже стоящих по статусу. Подобный контекст присутствует лишь в некоторых баснях, чаще крестьянин предстает как положительный персонаж, обделенный благами. Крестьянский быт тяжел, одежда и пища скудны, просты, однообразны в басне «Булат»: «Мужик мой насадил на клинок черенок / И стал Булатом драть в лесу на лапти лыки, / А дома, запросто, лучину им щепать; / То ветви у плетня, то сучья обрубать / Или обтесывать тычины к огороду» [Там же: 296]. При изображении крестьян И.А. Крылов полностью опирается на народную культуру, учитывая все ее особенности. Крестьянин – воплощение особой деревенской культуры, в область которой городская культура не проникает.

В отличие от басен, персонажами которых становятся животные, басни, в которых действуют люди, имеют более широкий исторический или событийный контекст. Так, например, в басне «Крестьянин и смерть» изображен ужас жизни всех крестьян на Руси в эпоху крепостничества. Само существование, выживание для них становится сложной, порой непосильной задачей: «Старик, иссохший весь от нужды и трудов, / Тащился медленно к своей лачужке дымной, / Кряхтя и охая под тяжкой ношей дров» [Крестьянин и смерть]. Слова и мысли старика в этой басне не персонифицированы, они звучат как хор голосов всех крепостных крестьян: «Куда я беден, боже мой! / Нуждаюся во всем; к тому ж жена и дети, / А там подушное, боярщина, оброк... / И выдался ль когда на свете / Хотя один мне радостный денек?» [Там же].

Басни, в которых действуют люди, не в образе власти и крестьян, например, противостоят друг другу как волки и овцы; они более драматичны и эмоциональны по своему содержанию. Положение человека передано И.А. Крыловым очень реалистично. Детали описания быта говорят о беспросветности и безнадежности ожидания перемен, описание внешности мужика – об истощении и изнеможении от постоянной нужды и забот, повторяемость одних и тех же действия – об их бесплодности и бесполезности. Крестьяне находятся в полной кабале, которая их душит. Например, в басне «Крестьянин и смерть» давление оказывается со всех сторон («подушное» – обязательства (кабала) перед государством, «боярщина, оброк» – перед помещиком): старик «вздохнул и думал сам с собой: «Куда я беден, боже мой! Нуждаюся во всем; к тому ж жена и дети, А там подушное, боярщина, оброк… И выдался ль когда на свете / Хотя один мне радостный денёк?» / В таком унынии, на свой пеняя рок, Зовет он смерть: она у нас не за горами, А за плечами» [Там же: 176]. Образ крестьянина, угнетенного, помещенного в тяжелейшие условия, выживающего, пребывающего в постоянных трудах и бедности, – образ типичного русского крестьянина, сложившегося в русской лингвокультуре.

В басенном творчестве И.А. Крылова есть тексты, в которых детально представлены жизнь и быт противоположного класса – господ. Они наделены неограниченной властью в своих имениях, их поведение можно охарактеризовать такими словами, как своенравие, капризность, самодурство и даже в некоторых случаях – бесчеловечность. Таков не портрет конкретной личности, это целый социальный тип. Чем занимается такой типичный вельможа? В басне «Вельможа» он пьет, ест, спит и подписывает все, что подает ему секретарь, не разбирая и не вникая в суть вопроса [Там же: 331]. Наказания за такое поведение не последует, потому что судьи под стать господам. «Вчера я был в суде и видел там судью: / Ну, так и кажется, что быть ему в раю!» [Там же] Судьи обладают тем же набором качеств, что и господский класс, искать справедливости больше не приходится.

Господский быт налажен, всегда все выполнено идеально и в срок. Не покладая рук для господ трудится прислуга. В басне «Госпожа и две служанки» читатель видит, какой тяжелый и неблагодарный труд достается прислужницам. Всегда недовольная, грубая и своенравная госпожа заставляет их прясть и день, и ночь, а если ей что-то не нравится, она и «пощечин надает», и «клюкой взгреет» [Там же: 170]. Ослушаться госпожу невозможно.

Как в существующей поговорке «сытый голодного не разумеет», так и жизни – им друга друга не понять: в басне «Фортуна и Нищий» нищему не понять, как же возможно «Что люди, живучи в богатых теремах, / По горло в золоте, в довольстве и сластях, / Как их карманы ни набиты, / Ещё не сыты!» [Там же: 192]. Но автор не однозначно относится к «бедняжке-нищенькому». Он мог разбогатеть, взяв у фортуны столько денег, сколько бы смог унести. Но жадность и алчность его подвела. Кошель порвался, деньги превратились в прах, а «Нищий нищеньким по-прежнему остался» [Там же]

Басни И.А. Крылова о людях вскрывают важные социальные проблемы. Часто они построены на контрасте крайней бедности и роскоши, присущим разным классам общества. Зоонимы, которые сопутствуют бедным и богатым, тоже меняются, изменяются их номинации. В басне «Две собаки» у крестьянина есть пёс Барбос, «который барскую усердно службу нес», но говорит он: «Живу попрежнему: терплю и холод, И голод, И, сберегаючи хозяйский дом, Здесь под забором сплю и мокну под дождем; А если невпопад залаю, То и побои принимаю» [Там же: 270]. А в барском доме есть болонка Жужу – собачка, которая сидит «на мягкой пуховой подушке, на окне», живет «в довольстве и добре, И ест, и пьет на серебре» и умеет «на задних лапках ходить» [Там же].

Для И.А. Крылова также важна тема взаимодействия человека и животных. По текстам басен можно наблюдать, как меняется характеристика человека, когда в его подчинении находится безропотное, беззащитное животное. Так, в басне «Муха и дорожные» подробно описан русский помещичий быт. Читатель застает семью помещика в дороге. Барина с женой, сыном, дочерью и их учителем сопровождают кучер и лакей. Погода жаркая, знойная, песчаная разбитая дорога ведет в гору. В угоду барину кучер и лакей истязают лошадей. Еще один верный спутник сопровождает процессию – муха, решившая, что без ее помощи им не справиться. «Куда людей на свете много есть, / Которые везде хотят себя приплесть / И любят хлопотать, где их совсем не просят» [Там же: 124].

Барская жизнь изображена аморальной: «Учитель с барыней шушукают тишком; / Сам барин, позабыв, как он к порядку нужен, / Ушел с служанкой в бор искать грибов на ужин...», а слуги «вздор гуторят» [Там же].

Итак, басни о людях и с действующими лицами – людьми представляют собой не зарисовки, обличающие пороки, а целые реалистичные полотна, изображающие русскую жизнь, быт и нравы. В баснях И.А. Крылова находит отражение целая эпоха. В лаконичной форме сталкиваются все несоответствия, интересы, проблемы и потребности времени.

Заключение

И.А. Крылов – великий мастер слова, реформатор жанра басни, сумевший создать вполне реалистичные, хотя и метафорические образы и воплотить в них многогранные черты человеческого характера.

В большинстве басен действующими лицами являются животные. На основании их характеров и повадок баснописец создает множество ярких зоометафор: он соотносит известные повадки и нравы животных с поступками и характерами людей. Животные отобраны по принципу близости с народным эпосом, сказками и былинами: в баснях действуют только животные, представления о повадках которых глубоко закрепились в стереотипном представлении народа, кодифицированного в русской национальной картине мира. Очевидно, что целый ряд характеристик является универсальным, т.к. они находят отражение в баснях от времен Эзоп и Лафонтена в русских баснях И.А. Крылова и сохраняют традицию испольщзования зоометафор.

Характер, которым обладают персонажи животных в басне, вскрывает характер самих людей, которые не только образуют общество, но и определяют принципы его функционирования. Расшифровывая эти метафоры, читатель представляет реальные типы людей, видит в них окружающих и самого себя. А частота использования тех или иных образов лишь указывает на актуальность проблем и неподдельный интерес к ним со стороны автора. Самые острые социальные проблемы изображаются сатирически. И.А. Крылов создает настоящие, типичные, отражающие реальность характеры, обобщая в целом ситуацию, в которой происходит действие. И эти характеры существуют вне временных и пространственных границ.

В баснях И.А. Крылова персонажами становятся и сами люди, но образ человека по сравнению с образом животного существенно расширяется. Человек несет в себе черты, типичные для национального характера. Сюжеты басен, как правило, носят вневременной характер в силу широты исторического контекста, распространенности персонажей и глубины психологизма.

Библиография
1.
Антонова А. Б. Роль зоонимов в репрезентации понятийной, образной и оценочной составляющих концепта drinking // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. 2010. №4. С. 149-155.
2.
Архангельский В. Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. Основы теории устойчивых фраз и проблемы общей фразеологии / B. Л. Архангельский. Ростов н/Д.: Изд-во Ростов, гос. ун-та, 1964. 316 с.
3.
Вольф Е. М. Функциональная семантика оценки / Е. М. Вольф. М.: Наука, 1985. 224 с.
4.
Крылов И. А. Басни. М.: Эксмо, 2019. 352 с.
5.
Потебня А.А. Из лекций по теории словесности. Басня. Пословица. Поговорка / А.А. Потебня // Потебня А.А. Теоретическая поэтика. М.: Высшая школа, 1990. 406 с.
6.
Сюй Чжэнюй, Ван Лэлэ Особенности метафоры животных в баснях И.А. Крылова. Тамбов: «Грамота». Т. 13. Вып. 12. С. 53-57.
7.
Телия В. Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц / В. Н. Телия. М.: Наука, 1986. 142 с.
8.
Телия В. Н. Русская фразеология: семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты / В. Н. Телия. М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. 286 с.
References
1.
Antonova A. B. Rol' zoonimov v reprezentatsii ponyatiinoi, obraznoi i otsenochnoi sostavlyayushchikh kontsepta drinking // Vestnik Irkutskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta. 2010. №4. S. 149-155.
2.
Arkhangel'skii V. L. Ustoichivye frazy v sovremennom russkom yazyke. Osnovy teorii ustoichivykh fraz i problemy obshchei frazeologii / B. L. Arkhangel'skii. Rostov n/D.: Izd-vo Rostov, gos. un-ta, 1964. 316 s.
3.
Vol'f E. M. Funktsional'naya semantika otsenki / E. M. Vol'f. M.: Nauka, 1985. 224 s.
4.
Krylov I. A. Basni. M.: Eksmo, 2019. 352 s.
5.
Potebnya A.A. Iz lektsii po teorii slovesnosti. Basnya. Poslovitsa. Pogovorka / A.A. Potebnya // Potebnya A.A. Teoreticheskaya poetika. M.: Vysshaya shkola, 1990. 406 s.
6.
Syui Chzhenyui, Van Lele Osobennosti metafory zhivotnykh v basnyakh I.A. Krylova. Tambov: «Gramota». T. 13. Vyp. 12. S. 53-57.
7.
Teliya V. N. Konnotativnyi aspekt semantiki nominativnykh edinits / V. N. Teliya. M.: Nauka, 1986. 142 s.
8.
Teliya V. N. Russkaya frazeologiya: semanticheskii, pragmaticheskii i lingvokul'turologicheskii aspekty / V. N. Teliya. M.: Shkola «Yazyki russkoi kul'tury», 1997. 286 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная к публикации работа посвящена изучению зооморфной метафоры в басенном типе текстов И.А. Крылова. На мой взгляд, представленный ракурс научного поиска вполне оправдан, ибо факторы аллегорической типизации характерны литературным экспериментам одного из видных представителей басенной формы. Однако, следует отметить, что изучение подобного феномена в массе критических источников все же было представлено, правда, в несколько иной методологической вариации. Статья имеет ярко выраженный самостоятельный характер, хотя и базируется на ряде классических трудов – это А.А. Потебня, В.Н. Телия, Е.М. Вольф, В.Л. Архангельский… Преемственность взглядов, думается, и формирует устойчивый диалог, определяющий движение научной парадигмы. Основные уровни статьи выдержаны в рамках выбранного стиля, нарушений фактического порядка не выявлено. Удачно в сочинении используются термины / понятия, контекстуальная правка излишня. Блочный формат членения текста дает возможность следить за развитием авторской позиции. Суждения имеют аналитический характер, важно, что автор стремится к объективности выражаемой точки зрения: например, «в басенном творчестве И.А. Крылова по традиции превалируют авторские метафоры-зоонимы. Обратимся к примерам зоометафор и прокомментируем, какой смысл автор в них вкладывает , какими качествами и характеристиками он наделяет своих персонажей. Персонаж Волк предстает перед читателем басен в качестве воплощения худших человеческих качеств», или «образ Лисицы (Лисы) также один из наиболее частотных в баснях И.А. Крылова, однако он создается несколько иначе, он становится более разносторонним и богатым, чем образ Волка. Лисица весьма умна, изобретательна, хитра и иногда лукава, очень предприимчива. Она обладает уникальным талантом легко устанавливать контакт с собеседником, входить в доверие и получать все, что пожелает. Ее основное оружие – лесть. В басне «Ворона и Лисица» она предстает перед читателем как настоящая «плутовка». Лиса может быть и ироничной, насмехаться над другими персонажами. Так в басне «Лисица и Осел» она смеется над глупостью Осла и его наивностью, «душами низкими», или «лев как символ власти, державности и статуса, наделяется особыми чертами. Он главный, он управляет лесным царством и благодаря своей огромной силе держит в страхе всех остальных. Он лишен таких качеств, как сострадание, сопереживание, сочувствие. Лев – диктатор и тиран, его стремления направлены лишь на увеличение собственного влияния и расширение власти. Именно таким «сильным ж в правах» мы его видим в баснях «Лев и Барс» и т.д. Считаю, что в работе дешифрованы основные образы-зоонимы встречающиеся у И.А. Крылова, собственно они и являются метафорическими конденсаторами, реализующими смысловой предел басен. Отличительной чертой статьи является блок, в котором сопоставляются тексты И.А. Крылова о животных с баснями о людях: «И.А. Крылов не ограничивается какой-либо одной социальной группой, выбирая персонажей для своих басен. Его цель – отобразить жизнь и ее несовершенства, слабые стороны во всех ее проявлениях. Его персонажами становятся представители высшего сословия ‒ богачи, купцы, дворяне, вельможи, откупщики, рыцари и господа, и низшего сословия ‒ крестьяне, рабочие, например, мельник, рыбак, извозчик и др., ученые, образованные люди: философ, сочинитель, мудрец, старик, и глупые, верующие, придерживающиеся нравственных правил и безбожные, грешники и т.д.». Указанная проблема определяет и научную новизну труда, думаю, что заинтересованный читатель сможет далее расширить этот вектор, углубить / верифицировать трактовку подобных басен. Статья целостна, оригинальна, использование т.н. промежуточных выводов поддерживает общий нарративный тон. Информационная составляющая работы стремится к максимуму обобщения. В заключении подведен итог рассмотрения темы, отмечено, что «И.А. Крылов – великий мастер слова, реформатор жанра басни, сумевший создать вполне реалистичные, хотя и метафорические образы и воплотить в них многогранные черты человеческого характера. В большинстве басен действующими лицами являются животные. На основании их характеров и повадок баснописец создает множество ярких зоометафор…», «в баснях И.А. Крылова персонажами становятся и сами люди, но образ человека по сравнению с образом животного существенно расширяется. Человек несет в себе черты, типичные для национального характера. Сюжеты басен, как правило, носят вневременной характер в силу широты исторического контекста, распространенности персонажей и глубины психологизма». Стандарт требований издания выдержан полностью, текст не нуждается в специальной правке и доработке, коррекции. Рецензируемый материал может быть полезен при изучении истории русской литературы, дешифровки специфики басенных форм, а также знакомства с творчеством И.А. Крылова. Рекомендую статью «Сопоставительное изучение текстов басен И.А. Крылова о животных с баснями о людях» к открытой публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"