Статья 'Макросемантические ритмические структуры в популярных произведениях авторской песни' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Макросемантические ритмические структуры в популярных произведениях авторской песни

Зипунов Андрей Вячеславович

аспирант, кафедра истории журналистики и литературы, Институт международного права и экономики имени А. С. Грибоедова

111024, Россия, г. Москва, шоссе Энтузиастов, 21

Zipunov Andrey

Postgraduate student, the department of History of Journalism and Literature, A. S. Griboedov Institute of International Law and Economics

111024, Russia, g. Moscow, shosse Entuziastov, 21

andzip@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Валганов Сергей Владимирович

старший научный сотрудник, АНО «Мегалитический клуб»

117292, Россия, г. Москва, пр-т Нахимовский, 52/27

Valganov Sergei Vladimirovich

Senior Scientific Associate, Independent Nonprofit Organization "Megalithic Club"

117292, Russia, g. Moscow, pr-t Nakhimovskii, 52/27

volkman00@ya.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.11.36848

Дата направления статьи в редакцию:

11-11-2021


Дата публикации:

21-11-2021


Аннотация: Для некоторых произведений из авторской песни 1950-80-х характерна структурная особенность в виде семантических ритмов. Данная закономерность проявляется в двух видах: диалектическое противопоставление частного и всеобщего (ЧВ-ритм), а также конфликт негэнтропийных и энтропийных процессов, порядка и хаоса (ПХ-ритм). Для более глубокого понимания данного явления необходимо выявить его место в рамках авторской песни как массового культурного явления. Для этой цели проведена массовая обработка популярных произведений методом почти полного перебора. В качестве источника материала использованы все 5 тематических общесоюзных итоговых сборников, включающих в себя 487 песен.   В результате анализа текстов выявлено общее количество произведений с искомой семантической ритмикой: 43% с ЧВ-структурой и 23% с ПХ-структурой. С помощью моделирования анализа различными стратегиями показано, что для достижения корректных результатов в частичных исследованиях (например, по авторам) следует использовать выборку не меньше 70-80 произведений. В процессе исследования выявлены новые варианты проявления семантических структур: ЧВ-структура типа «басня», а также вариативность «пилы Бродского» в песнях с энтропийной ритмикой. Кроме того, обнаружены песни, в которых пересекаются оба вида семантических ритмов. Найдена корреляция между социальными процессами культурной среды, связанной с авторской песней, и динамикой наличия семантических ритмов в популярных произведениях. Можно предположить, что в начале 70-х есть точка бифуркации в настроениях соответствующей социальной общности.


Ключевые слова: Лотман, структурная семиотика, поэзия, системный анализ, семантический ритм, авторская песня, лирика, энтропия, негэнтропия, всеобщее

Abstract: Certain author song of the 1950s – 1980s are characterized with such structural peculiarity as semantic rhythms. This pattern manifests itself in two forms: dialectical juxtaposition of the particular and the general (PG-rhythm); as well as the conflict of non-entropic and entropic processes, order and chaos (OC-rhythm). For broader understanding of this phenomenon, it is necessary to determine its place within the framework of the author song as a large-scale cultural phenomenon. The author mass processing of popular compositions using the method of almost full enumeration. The research material includes all 5 thematic national collections that feature 487 songs. The analysis of the lyrics reveals the total number of works with the initial semantic rhythmics: 43% with the PG-structure and 23% with the OC-structure. The application of various strategies of analysis indicates that the sampling of no less than 70-80 compositions should be used for achieving accurate results in partial studies (for example, by authors) . In the course of research, the author determines new versions of manifestation of the semantic structures: PG-structure of fable-type, as well as variability of Brodsky's saw in songs with entropic rhythmics. There are also songs with intersection of both types of semantic rhythms. Correlation is established between the social processes of cultural environment associated with the author song and the dynamics of semantic rhythms in popular compositions. In the early 1970s, a bifurcation point is noticed in the moods of the corresponding social community.



Keywords:

entropy, lyric, Lotman, structural semiotics, poetry, system analysis, semantic rhythm, bard song, negentropy, universal

В текстах авторской песни выявлена интересная закономерность: если произведение разделить на семантические блоки-фрагменты и обобщить их значения до фундаментальных категорий, иногда можно увидеть чередование смыслов [5]. Таким образом были обнаружены два вида семантических ритмов: пульсация частного и всеобщего (ЧВ-ритм) [4], а также дихотомия энтропийных и негэнтропийных процессов через понятия «порядок» и «хаос» (ПХ-ритм) [3].Однако, как отмечал Ю. М. Лотман, «для понимания явления недостаточно изучить его изолированную природу – необходимо определить его место в системе» [13, c. 17].

Смыслы, вкладываемые в произведение, зачастую структурируются автором бессознательно [10]. А если схожие структуры проявляются у разных авторов определённого направления, это явление пробуждает особый научный интерес. Так, обнаружив ранее структурную особенность в 16 текстах авторской песни, мы теперь получаем возможность выявить потенциальную корреляцию данного явления с индивидуальными, творческими, культурными или социальными процессами. Для этой цели мы вычислим общую величину семантических чередований в авторской песне как в целостной культурной системе. Ввиду длительного существования данного направления, а также для достоверности результата, нам придется охватить достаточно большой объем произведений.

Традиционный структурализм [26, 11] как инструмент для наших исследований, возможно, мог бы принести некоторые результаты. Однако, с позиций массового анализа, скрупулёзный структурный разбор произведений не соответствовал цели нашей работы. Поскольку тексты авторской песни обладают множеством многоуровневых подсмыслов, мы неизбежно рискуем погрузиться в частности. К тому же проблемы обоснования выбора и происхождения той или иной сложной структуры слишком традиционны и до сих пор не решены достаточно убедительно [8]. Задача же нашего системного исследования требовала инструмента с более обобщёнными параметрами, при этом осмысленно применимыми ко всем текстам авторской песни. При разработке филологического инструментария мы отталкивались от структурно-семиотического подхода Ю. М. Лотмана, использованного им для анализа стихотворения «Осень» Е. Баратынского. Однако если сам Ю. М. Лотман работал в локальных переменных, определённых для конкретного произведения, мы постарались использовать глобальные переменные (диалектические пары «частное-всеобщее» и «порядок-хаос»), заведомо актуальные для большой совокупности текстов заданного направления.

В нашем исследовании текстовой блок (обычно строфа) выступает в качестве знака. Тогда к произведению можно применить алгоритм, напоминающий анализатор LR(k) грамматик Хомского [28]. Впрочем, в некоторых семантически неочевидных случаях применялся метод графической интерпретации семантики блоков [2]. И если удаётся хотя бы единожды разделить произведение на фрагменты с диалектической макро-семантикой, мы причисляем структуру анализируемого текста к искомой ритмике.

Важно отметить, что применяемый филологический инструментарий особенно удобен для анализа именно относительно коротких стихотворений, промодулированных музыкальной ритмикой, т. е. песен. Данные тексты, обладающие высокой плотностью информации [12], придерживаются компактных размеров. В небольшом по объёму произведении иногда выявляется целое множество смыслов, которые соотносятся с той или иной философской категорией. Причём в некоторых текстах макросемантическая структура, линейная (вырожденная) или ритмическая, выявляется с первого прочтения.

Безусловно, в рамках нашего исследования невозможно охватить полный объём смыслового многообразия в текстах авторской песни. Но такая задача и не ставится. Например, для дальнейшего сопоставления с другими культурными направлениями нам достаточно для начала выявить среднюю величину подмножества искомых макросемантических структур. И, возможно, уже на этом уровне заметить её зависимость или корреляцию с внешними или внутренними культурными, историческими, социальными событиями.

Итак, мы рассматриваем авторскую песню как массовое культурное явление, поддерживаемое определённой социальной общностью. Для исследования данного феномена нужно рассмотреть наиболее популярные произведения, вызывавшие резонанс в этой общности. Таким образом, нам нужен корректный источник наиболее значимых песен.

Список произведений, которые участвовали в фестивалях разных лет, далеко не идеален в качестве источника. Поскольку подавляющая часть бардов не являлась профессионалами в музыкальной сфере, они могли не приехать на мероприятие по причине занятости на работе, удалённости, здоровья и т.п. (например, А. Городницкий [6])А некоторые из авторов часто принципиально не участвовали в этих мероприятиях (например, Н. Матвеева, М. Анчаров [27, с. 350]). Кроме того, песни-победители и популярные произведения могут и не коррелировать друг с другом. Также в силу любительского характера явления, из многообразия данных фестивалей нельзя выявить однозначно центральные мероприятия, гарантированно создающие корректную иерархию из всей совокупности произведений.

Тогда попробуем обратиться к песенникам. Данный источник позволяет включить в выборку авторов вне зависимости от географических и других обстоятельств. Поскольку сборники в идеале должны включать в себя песни, популярные для всей страны, мы не могли взять региональные антологии. Также нам не подходили песенники раннего периода [7], поскольку их подборка фильтровалась в соответствии с текущими идеологическими нормами. Следовательно, нам больше интересны антологии финала перестроечного периода, свободные от цензуры и самоцензуры.

Конечно, нельзя не упомянуть четырёхтомный сборник В. Аллоя, изданный в Париже в 1977-78-м годах [20, 21, 22, 23]. Но для данной антологии многие песни выбирались по критериям качества записи [1], вне зависимости от популярности. Кроме того, подборка самих песен оказалась некорректной с позиции самого явления авторской песни [24].

Таким образом, в качестве источника могут выступать все общесоюзные сборники, изданные в интервале 1989-1990: «Наполним музыкой сердца» [15], «Люди идут по свету» [14], 2 выпуска «Песен бардов» [18, 19] и «Поют барды» [15]. Чтобы исключить субъективный фактор, для анализа были выбраны все перечисленные антологии. Очевидно, что некоторые произведения при этом будут встречаться неоднократно. Например, при анализе последнего сборника, «Поют барды», из 40 песен было найдено около половины текстов, пересекающихся с содержанием остальных сборников. Следовательно, наша выборка песен является практически полной совокупностью наиболее популярных произведений исследуемого культурного явления.

Для начала рассмотрим общие характеристики получившегося множества. Всего разобрано 487 произведений. Песни написаны 205 авторами. Причём из них 55 человек имеют косвенное отношение к авторской песне. Среди них могут быть поэты-современники или даже авторы стихотворений из других эпох. Самым востребованным автором в данных сборниках является Б. Окуджава с 37 песнями, после которого следует Ю. Визбор с 31 произведением и В. Высоцкий с 24 текстами.

Рис. 1. Распределение песен по годам написания, полиномиальная аппроксимация

А теперь проведем некоторую аналитическую работу с нашими данными. Для начала мы выявим общие закономерности создания песен, впоследствии ставших популярными. Для этого мы распределим произведения по годам их написания. Важно отметить, что по датам создания произведений пришлось провести дополнительные изыскания. Хотя к 53-м песням не удалось установить время написания, их процент (10,88%) достаточно незначителен.

Итак, построенный график (рис. 1) иллюстрирует, что у авторской песни как массового культурного явления есть явный временной период: зарождение в 1950-х и окончание ближе к 1990-м. Исходя из него, мы вынуждены из множества мнений согласиться с Б. Окуджавой, который объявил в 1988 году о смерти бардовской песни [17, с. 4]. Также этот промежуток согласуется с работами А. Кулагина [9, с. 3] и В. Новикова [16, с. 5].

Теперь, отметив границы явления, мы можем определить место семантических ритмов в системе авторской песни. В результате массовой обработки популярных произведений выявлено общее количество песен с ритмическими структурами. Из общей совокупности 43,12% (210 произведений) составляют песни с ЧВ-ритмами, и 23,4% (114 произведений) составляют песни с ПХ-ритмикой. Здесь важно учитывать, что оба вида данных структур могут пересекаться в одном и том же тексте. В итоге 43,5% (212 произведений) не обладают искомыми структурами, или искомые смысловые колебания в данных текстах являются слабовыраженными.

Рис. 2. Сходимость случайных последовательностей структурного анализа песен: а) «частное-всеобщее»; б) «порядок-хаос»; σ — среднеквадратичное отклонение от финального значения. Цветом выделены примеры траекторий расчета.

Итак, мы выявили средние значения семантических ритмов по генеральной совокупности. Но, поскольку мы разбирали тексты песен практически полным перебором, достаточно трудоёмким, может возникнуть вопрос: какой выборкой текстов можно ограничиться для получения корректных результатов и с какой точностью? Для решения этой задачи мы перемешали песни, создав 30 случайных последовательностей из тех же 487 произведений, и построили графики-траектории, по которым можно увидеть, как быстро они сходятся к искомому значению (рис. 2). Здесь каждый N-й член последовательности есть процент содержания конкретного ритма в наборе из N предшествующих произведений.

Рассматривая эти примеры случайных последовательностей измерений несложно прийти к мысли об опасности малых выборок, которые могут привести к сильно искаженным, по сути, субъективным результатам. Например, ограничившись набором из 50 песен мы в одном случае могли бы получить результат на ЧВ-структурах (рис. 2а) 30%, а в другом случайном наборе получили бы 60% при истинных 43%. Правда, с небольшой вероятностью.Учитывая слишком широкие отклонения в начале последовательностей измерений структур (рис. 2), можно сделать вывод, что для достижения корректных результатов не стоит использовать выборку меньше 70-80 текстов.

Нужно отметить, что в процессе массовой аналитики были найдены интересные повторяющиеся формы. Возьмём, к примеру, структуру типа «басня», где частное повествование заканчивается обычно моралью, т.е. обобщением. Аналогично в авторских текстах с ЧВ-ритмикой нередко встречаются формы в виде длинного единичного блока с частным и завершающим кратким блоков выводов, обобщений («Что случилось в Африке» В. Высоцкого, «Март. Сумерки» А. Дольского, «Песенка о старом больном короле» Б. Окуджавы и др.).

Нельзя пройти мимо и такой особой формы ПХ-структуры, как так называемая пила Бродского [3, с. 218]. Данная особенность встречается преимущественно в песнях по адаптированным текстам поэта и непосредственно в его стихотворениях (например, «Натюрморт»). Форма структуры проявляется следующим образом: каждый блок есть постепенный переход от условного порядка к хаосу («Пилигримы» И. Бродского, Е. Клячкина; «Воспоминание о плавании» Н. Сосновской). Но встречается и обратное: блок есть постепенный переход из хаоса в порядок с резким, ступенчатым возвращением к хаосу в начале следующего фрагмента («Надежды маленький оркестрик» Б. Окуджавы).

Отдельный интерес вызывают произведения, которые включают в себя оба вида семантических ритмов. В 30 песнях их структурное разделение по смысловым блокам совпадает («Атланты» А. Городницкого, «Фанские горы» Ю. Визбора и др.). Т.е. например, блок с явно выраженным всеобщим одновременно является и выразителем негэнтропийных процессов. Однако для 19 текстов разбиения на блоки ЧВ- и ПХ-ритмы различаются (например, «Гитара по кругу» Ю. Зыкова, «Ленька Королев» Б. Окуджавы).

Дополнительный интерес в рамках авторской песни вызывает лирика, поскольку она составляет порой доминирующую часть в других культурных направлениях, связанных с текстом. Заметим, что некоторые авторские песни иногда трудно однозначно определить как лирические ввиду смысловой многослойности и ассоциативной вариативности текстов. Тем не менее, из генеральной совокупности 15% произведений относим к лирическим песням. Из данного подмножества произведений 19% имеют ЧВ-структуру, а 5,5% обладают ПХ-ритмом. Как мы видим, большинство лирических авторских песен не имеют искомых структур, что сразу бросилось в глаза при исследовании.

Вообще говоря, здесь на обобщениях по исследованиям искомых структур можно было бы поставить промежуточную точку, поскольку более сложные выводы можно сделать лишь на основе сравнительного анализа различных культурных явлений. Но достаточно неожиданно уже на этом этапе был получен результат, указывающий на прикладное, междисциплинарное значение разрабатываемой методологии.

Для более качественного анализа произведений сгруппируем их по пятилетним интервалам. А затем по ним построим графики частот написания авторских песен вообще, а также наличия в этих песнях ЧВ- и ПХ-ритмов (рис. 3). Пока можно отвлечься от абсолютных значений зависимостей и обратить внимание на совпадение экстремумов всех трёх графиков в районе первой половины 70-х. Причем, если для графика общего количества песен и ЧВ-ритмов мы видим минимум, то для ПХ-структур — наоборот, ярко выраженный максимум. Как это можно интерпретировать?

Для начала предельно кратко обобщим суть семантических ритмов с учётом более ранних исследований [2, 3, 4, 5]. ЧВ-ритм отображает обычно борьбу с частными факторами ради всеобщего, и он же выражает осмысление неких явлений как проявление всеобщего. А через ПХ-ритм отображается конфликт объективных явлений: созидающие негэнтропийные процессы против распада, энтропии, смерти. Причём человек обычно воспринимает многие таковые процессы предельно субъективно.

Например, часто данный ритм выражает столкновения общественных систем, сообществ. Автор песни воспринимает удобную для себя среду, систему как порядок, в то время как альтернатива для него является враждебной, хаотической, как объективно упорядочена она бы ни была. И наоборот, сама альтернативная среда воспринимает себя как порядок, а систему автора — как проявление хаоса. Таким образом, можно говорить о субъективно энтропийных и негэнтропийных процессах как в области искусства, так и в социуме вообще.

Рис. 3. Процентная доля созданных произведений по пятилетиям, а также из них - с наличием ПХ- или ЧВ-ритмики, тренды

Попробуем теперь обозначить корреляцию между процессами в обществе и в культурной среде, связанной с авторской песней. Успехи в науке, конструкторской деятельности, экономике конца 50-х и начала 60-х обычно увязывают с появлением так называемых шестидесятников, что проявляется у нас во взлёте самой авторской песни (рис. 3). Однако в конце 60-х начался конфликт новой социальной группы и государственных системных процессов, что проявилось как в конфликтах с самими акторами культурного явления, так и в экономических процессах и процессах управления. Начался так называемый «застой». Некоторая растерянность в начале 70-х проявилась как в снижении количества новых произведений, так и в частичной потере способности обобщать, строить выводы на прежних основаниях (минимумы песен вообще и с ЧВ-ритмикой,см. рис.3). Одновременно происходит резкий взлёт произведений «борьбы», противостояния с хаотическими, разрушительными, с позиции обозначенной социальной группы, процессами (максимум для ПХ-структур, рис. 3). Завершается этот период во второй половине 70-х переоценкой ценностей, стабилизацией алгоритмов обобщения на частично иных основаниях. Социум приспосабливается к новой реальности и «кипение» ПХ-структур резко успокаивается. А «авторы» уходят в тень, и, частично, в леса (становление лесных концертов КСП). Таким образом, можно сказать, что совпадающие экстремумы указывают на точку бифуркации в настроениях определённой социальной общности.

Итак, мы выявили средние значения семантических ритмов в авторской песне при практически полном переборе множества популярных произведений: 43,12% ЧВ-ритмов и 23,4% ПХ-ритмов. В процессе исследования выявлены новые формы проявления наших структур: ЧВ-структура типа «басня», вариативность пилы Бродского в ПХ-ритмах, интересные пересечения обеих структур в одном произведении.

Также уже на данном этапе была выявлена корреляция частот семантических ритмов с социальными процессами. Таким образом, с помощью используемой методологии обозначена возможность исследования связей в различных областях человеческой деятельности с культурными процессами вообще и поэтическими произведениями в частности. В силу особенностей алгоритма применения предлагаемый филологический метод будем называть методом категориальных макросемантических структур. Для полной реализации его возможностей необходимо выйти за пределы авторской песни, как культурного явления. Впрочем, не меньший интерес могут вызвать и наоборот, специализированные исследования творчества отдельных авторов с элементами сравнительного анализа.

Библиография
1.
Аллой В. Записки аутсайдера // In Memoriam. Сборник памяти Владимира Аллоя / Сост. Т. Б. Притыкина, О. А. Коростелёв. СПб.: Феникс-Atheneum, 2005. С. 17-156.
2.
Зипунов А.В., Валганов С.В. Графическая интерпретация семантического ритма «частное-всеобщее» в текстах авторской песни // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Филология. Журналистика. 2021. № 2. С. 35-38. DOI: 10.5281/zenodo.5043584
3.
Зипунов А. В., Валганов С. В. Ритмические семантические структуры «порядок-хаос» в текстах авторской песни // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Филология. 2021. № 1. С. 216-222. DOI: 10.26456/vtfilol/2021.1.216
4.
Зипунов А. В., Валганов С. В. Ритмические семантические структуры «частное-всеобщее» в текстах авторской песни и алгоритмы их поиска // Litera. 2020. № 12. С. 168-176. URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=34391 DOI: 10.25136/2409-8698.2020.12.34391
5.
Зипунов А. В., Валганов С. В. Семантические ритмы в структуре стихотворного текста авторской песни // Россия в мире: проблемы и перспективы развития международного сотрудничества в гуманитарной и социальной сфере: материалы VIII Международной научно-практической конференции (25–26 июня 2020 г.). Москва – Пенза: ПензГТУ, 2020. С. 33-52. DOI: 10.5281/zenodo.4767885
6.
Зонов Л. О Новосибирском фестивале // Горонков Е. Память, грусть, невозвращённые долги. Екатеринбург: ООО «СВ-96», 2002. С.98
7.
Как надёжна земля / Сост. Д. Соколов. М.: Музыка, 1969. 128 с.
8.
Косиков Г. К. "Структура" и/или "текст" (стратегии современной семиотики) // Французская семиотика: От структурализма к постструктурализму. М.: ИГ "Прогресс", 2000. С. 3-48
9.
Кулагин А. От автора // У истоков авторской песни: Сборник статей. Коломна: Московский государственный областной социально-гуманитарный институт, 2010. С. 3-5.
10.
Лакан Ж. Функция и поле речи и языка в психоанализе. М.: Гнозис, 1995. 192 с.
11.
Леви-Стросс К. Структурная антропология. М.: Главная редакция восточной литературы, 1985. 399 с.
12.
Лотман Ю. М. Анализ поэтического текста. Структура стиха. Ленинград: Просвещение, 1972. 272 с
13.
Лотман Ю. М. Лекции по структуральной поэтике // Ю. М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. М.: Гнозис, 1994. 560 с.
14.
Люди идут по свету / Сост. Л. Беленький, В. Акелькин, И. Акименко, В. Трепетцов. М.: Физкультура и спорт, 1989. 399 с.
15.
Наполним музыкой сердца / Сост. Р. Шипов. М.: Советский композитор, 1990. 252 с.
16.
Новиков В. Авторская песня как литературный факт // Авторская песня. М.: АСТ; Агентство «КРПА Олимп», 2002. С. 5-12.
17.
Окуджава Б. Ещё в литавры рано бить / Беседу вёл Е. Дворников // Правда. 1988. 23 сент. (№ 267). С. 4
18.
Песни бардов. Выпуск 1 / Сост. В. Модель. Ленинград: Советский композитор, 1989. 80 с.
19.
Песни бардов. Выпуск 2 / Сост. В. Модель. Ленинград: Советский композитор, 1990. 79 с.
20.
Песни русских бардов. Серия 1 / Сост. В. Аллой. Париж: YMCA-Press, 1977. 158 с.
21.
Песни русских бардов. Серия 2 / Сост. В. Аллой. Париж: YMCA-Press, 1977. 163 с.
22.
Песни русских бардов. Серия 3 / Сост. В. Аллой. Париж: YMCA-Press, 1977. 166 с.
23.
Песни русских бардов. Серия 4 / Сост. В. Аллой. Париж: YMCA-Press, 1978. 172 с.
24.
Песни русских бардов / Континент. Париж. 1977. № 14. С. 383.
25.
Поют барды / Сост. С. Ильин. Ленинград: Музыка, 1990. 79 с.
26.
Пропп В. Я. Морфология сказки. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1969. 168 с.
27.
Ревич Ю., Юровский В. Михаил Анчаров. Писатель, бард, художник, драматург. М.: Книма, 2018. 600 с.
28.
Хомский Н. Картезианская лингвистика. М.: КомКнига, 2005. 232 с
References
1.
Alloi V. Zapiski autsaidera // In Memoriam. Sbornik pamyati Vladimira Alloya / Sost. T. B. Pritykina, O. A. Korostelev. SPb.: Feniks-Atheneum, 2005. S. 17-156.
2.
Zipunov A.V., Valganov S.V. Graficheskaya interpretatsiya semanticheskogo ritma «chastnoe-vseobshchee» v tekstakh avtorskoi pesni // Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Filologiya. Zhurnalistika. 2021. № 2. S. 35-38. DOI: 10.5281/zenodo.5043584
3.
Zipunov A. V., Valganov S. V. Ritmicheskie semanticheskie struktury «poryadok-khaos» v tekstakh avtorskoi pesni // Vestnik Tverskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Filologiya. 2021. № 1. S. 216-222. DOI: 10.26456/vtfilol/2021.1.216
4.
Zipunov A. V., Valganov S. V. Ritmicheskie semanticheskie struktury «chastnoe-vseobshchee» v tekstakh avtorskoi pesni i algoritmy ikh poiska // Litera. 2020. № 12. S. 168-176. URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=34391 DOI: 10.25136/2409-8698.2020.12.34391
5.
Zipunov A. V., Valganov S. V. Semanticheskie ritmy v strukture stikhotvornogo teksta avtorskoi pesni // Rossiya v mire: problemy i perspektivy razvitiya mezhdunarodnogo sotrudnichestva v gumanitarnoi i sotsial'noi sfere: materialy VIII Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (25–26 iyunya 2020 g.). Moskva – Penza: PenzGTU, 2020. S. 33-52. DOI: 10.5281/zenodo.4767885
6.
Zonov L. O Novosibirskom festivale // Goronkov E. Pamyat', grust', nevozvrashchennye dolgi. Ekaterinburg: OOO «SV-96», 2002. S.98
7.
Kak nadezhna zemlya / Sost. D. Sokolov. M.: Muzyka, 1969. 128 s.
8.
Kosikov G. K. "Struktura" i/ili "tekst" (strategii sovremennoi semiotiki) // Frantsuzskaya semiotika: Ot strukturalizma k poststrukturalizmu. M.: IG "Progress", 2000. S. 3-48
9.
Kulagin A. Ot avtora // U istokov avtorskoi pesni: Sbornik statei. Kolomna: Moskovskii gosudarstvennyi oblastnoi sotsial'no-gumanitarnyi institut, 2010. S. 3-5.
10.
Lakan Zh. Funktsiya i pole rechi i yazyka v psikhoanalize. M.: Gnozis, 1995. 192 s.
11.
Levi-Stross K. Strukturnaya antropologiya. M.: Glavnaya redaktsiya vostochnoi literatury, 1985. 399 s.
12.
Lotman Yu. M. Analiz poeticheskogo teksta. Struktura stikha. Leningrad: Prosveshchenie, 1972. 272 s
13.
Lotman Yu. M. Lektsii po struktural'noi poetike // Yu. M. Lotman i tartusko-moskovskaya semioticheskaya shkola. M.: Gnozis, 1994. 560 s.
14.
Lyudi idut po svetu / Sost. L. Belen'kii, V. Akel'kin, I. Akimenko, V. Trepettsov. M.: Fizkul'tura i sport, 1989. 399 s.
15.
Napolnim muzykoi serdtsa / Sost. R. Shipov. M.: Sovetskii kompozitor, 1990. 252 s.
16.
Novikov V. Avtorskaya pesnya kak literaturnyi fakt // Avtorskaya pesnya. M.: AST; Agentstvo «KRPA Olimp», 2002. S. 5-12.
17.
Okudzhava B. Eshche v litavry rano bit' / Besedu vel E. Dvornikov // Pravda. 1988. 23 sent. (№ 267). S. 4
18.
Pesni bardov. Vypusk 1 / Sost. V. Model'. Leningrad: Sovetskii kompozitor, 1989. 80 s.
19.
Pesni bardov. Vypusk 2 / Sost. V. Model'. Leningrad: Sovetskii kompozitor, 1990. 79 s.
20.
Pesni russkikh bardov. Seriya 1 / Sost. V. Alloi. Parizh: YMCA-Press, 1977. 158 s.
21.
Pesni russkikh bardov. Seriya 2 / Sost. V. Alloi. Parizh: YMCA-Press, 1977. 163 s.
22.
Pesni russkikh bardov. Seriya 3 / Sost. V. Alloi. Parizh: YMCA-Press, 1977. 166 s.
23.
Pesni russkikh bardov. Seriya 4 / Sost. V. Alloi. Parizh: YMCA-Press, 1978. 172 s.
24.
Pesni russkikh bardov / Kontinent. Parizh. 1977. № 14. S. 383.
25.
Poyut bardy / Sost. S. Il'in. Leningrad: Muzyka, 1990. 79 s.
26.
Propp V. Ya. Morfologiya skazki. M.: Glavnaya redaktsiya vostochnoi literatury izdatel'stva «Nauka», 1969. 168 s.
27.
Revich Yu., Yurovskii V. Mikhail Ancharov. Pisatel', bard, khudozhnik, dramaturg. M.: Knima, 2018. 600 s.
28.
Khomskii N. Kartezianskaya lingvistika. M.: KomKniga, 2005. 232 s

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемое исследование «Макросемантические ритмические структуры в популярных произведениях авторской песни» соответствует целям и читательской аудитории журнала «Litera», его содержание будет интересно определенному кругу читателей. Исследование характеризуется объективностью, логичностью, структурированностью, содержит выводы, полученные лично автором и, соответственно, обладает научной новизной. Основными структурными компонентами статьи являются вводная часть, результаты исследования и выводы. Исследование выполнено на материале произведений, вошедших в общесоюзные сборники, которые были изданы в интервале 1989–1990: «Наполним музыкой сердца», «Люди идут по свету», 2 выпуска «Песен бардов» и «Поют барды». Общее количество составило 487 произведений, написанных 205 авторами, 55 из которых имеют косвенное отношение к авторской песне. В ходе исследования выявляются макросемантические ритмические структуры в отобранных произведениях авторской песни. Для этого автор разработал филологический инструментарий, который предлагает называть методом категориальных макросемантических структур. Полученные результаты иллюстрируются тремя рисунками, на которых представлено: 1) распределение песен по годам написания, 2) сходимость случайных последовательностей структурного анализа песен: а) «частное-всеобщее»; б) «порядок-хаос», 3) процентная доля созданных произведений по пятилетиям, а также из них – с наличием ПХ- или ЧВ-ритмики. Использование рисунков весьма продуктивно и позволяет автору визуализировать полученные данные. В результате исследования выявлены средние значения семантических ритмов в авторской песне при практически полном переборе множества популярных произведений: 43,12% ЧВ-ритмов и 23,4% ПХ-ритмов. В процессе исследования выявлены новые формы проявления структур: ЧВ-структура типа «басня», вариативность пилы Бродского в ПХ-ритмах, интересные пересечения обеих структур в одном произведении. Автор также выявил корреляцию частот семантических ритмов с социальными процессами. Полученные автором выводы аргументированы, обоснованы и не вызывают сомнений. Теоретическая база исследования обширна и включает работы Ю.М. Лотмана и Н. Хомского. Библиографический список насчитывает 28 источников, все они актуальны, релевантны содержанию и оформлены в соответствии с требованиями журнала. В работе также соблюдаются основные правила цитирования других ученых и материала исследования. Качество представления результатов исследования на высоком уровне, за исключением пары моментов, которые, на наш взгляд, требуют стилистической правки: 1) «рассматривая эти примеры случайных последовательностей измерений несложно прийти к мысли…», 2) «нередко встречаются формы в виде длинного единичного блока с частным и завершающим кратким блоков выводов». В целом же, статья «Макросемантические ритмические структуры в популярных произведениях авторской песни» соответствует научному стилю, жанру научной статьи, основным требованиям, предъявляемым к подобным научным работам, и может быть рекомендована к публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"