Статья 'Мифические образы в повести «Великий Ван» Н.А. Байкова' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Мифические образы в повести «Великий Ван» Н.А. Байкова

Cheng Shuangting

старший преподаватель, кафедра Китайско-российский институт, Хэйлунцзянский университет

150080, Китай, республика Провинция Хэйлунцзян, г. Харбин, ул. Сюй Фулу, номер.74

Cheng Shuangting

Senior Educator, Sino-Russian Institute at Heilongjiang University

150080, Kitai, respublika Provintsiya Kheiluntszyan, g. Kharbin, ul. Syui Fulu, nomer.74

190338170@qq.com

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.9.36348

Дата направления статьи в редакцию:

25-08-2021


Дата публикации:

15-09-2021


Аннотация: В статье анализированы мифические образы в повести Н. А. Байкова «Великий Ван». В этом произведении писателем изображены такие мифические образы, как тигр - Великий Ван, мудрец-старик - Тун Ли, и цветок лотоса. Тигр занимает важное место во многих произведениях писателя, не только в литературных работах «Великий Ван», «Тигрица», «Чёрный капитан», «В горах и лесах Маньчжурии », но и в научно-исследовательских статьях «Маньчжурский тигр», «Тигры на Дальнем востоке», «Охота на тигра» и т.д. Уникальной особенностью повести было совмещание выразительных приёмов западной литературы с экзотическими темами восточной природы, простым естественным мировоззрением жителей Востока. Спецификой произведения является не только то, что это отличная повесть о тигре, отражающая отношения между человеком и природой, что размышления писателя по этому вопросу имеют глубокий философский смысл, но и то, что замысел произведения «Великий Ван» основан на китайских народных мифах и преданиях, которые делают повесть более мистической и мифической. Природный мир под пером писателя подобен сказке, что все животные, антропоморфизированные писателем в лесу имеют свои собственные мысли и эмоции. Основными выводами проведенного исследования являются то, что используя мифические образы, хорошо разбирающийся в китайской культуре и фольклоре писатель сочетал мифические образы со своей повестью и вызазил своё мнение об отношениях между человеком и природой. Н.А.Байков выступал против антропоцентризма и ратовал за гармоничное сосуществование человека и природы. В настоящее время, когда экологическая среда ухудшается, проблемы естественной экологии, отраженные в произведении «Великий Ван» заслуживают того, чтобы над ними задумался каждый из нас. Имя Н.А. Байкова по праву должно войти в историю мировой экологической литературы.


Ключевые слова: мифические образы, тигр, Великий Ван, экологические проблемы, Китай, миф, предание, фольклор, мудрец-старик, лотос

Abstract: This article analyzes the mythical images in the novel “The Great Wang” by N. A. Baykov. In this work, the writer depicts such mythical images as the tiger – Great Wang, the wise old man – Tong Li, and the lotus flower. The tiger is assigned a significant role in many works by N. A. Baykov – the novels “The Great Wang”, “Tigress”, “The Black Captain”, “On The Hills and Woods of Manchuria”, as well as the scientific articles “The Manchurian Tiger”, “Tigers in The Far East”, "Tiger Hunting" , etc. The unique peculiarity of the novel under review lies in combination of the expressive techniques of Western literature with the exotic themes of Eastern nature, simple natural worldview of inhabitants of the East. The specifics of the novel lies in the fact that the idea “The Great Wang” is based on the Chinese folk myths and legends, which attach a rather mystical and mythical hue. All forest animals anthropomorphized by the writer have their own thoughts and emotions. The conclusion is made that using mythical images, the well versed in the Chinese culture and folklore writer, combined mythical images with his narrative, and expressed his opinion on the man – nature relations. N. A. Baykov was against anthropocentrism, and advocated for the harmonious coexistence of man and nature. In the current context of deterioration of environmental situation, the reflected in “The Great Wang” ecological problems deserve attention of each one of us. The name of N. A. Baykov should be inscribed in the history of the world ecological literature.



Keywords:

legend, myth, China, ecological problems, the Great Wang, tiger, mythical images, folktale, old sage, lotos

Исследования о повести «Великий Ван» в России представлены в следующих статьях и диссертациях: «Восточные образы животных в творчестве писателя Н.А. Байкова», «Творчество писателя дальневосточной эмиграции Н.А. Байкова как пример культурного взаимодействия в условиях трансграничья, региональный образ священного дерева» (Е. О. Кириллова); «Н. А. Байков и его герои перед ликом природы», «Творчество Н. А. Байкова: проблематика, художественное своеобразие», «Н. А. Байков - путешественник и литератор русского зарубежья» (Н. Н. Плостина); «Художественный мир Н. А. Байкова» (Е. А. Неживая); «Николай Аполлонович Байков» (В. Н. Жернаков); «Николай Байков. Судьба книги» (Ким Рехо); «Изучение культа тигра русским эмигрантом и этнографом Н.А. Байковым в Китае и маньчжурии - на основе книги ‹Великий Ван›» (К.И. Родионова). Великий Ван в Японии пользуется большой популярностью, так что в Японии появилась исследовательские статьи, например, «Сибирь, Харбин и Австралия - жизнь и творчество Н. А. Байкова» (Такэси Сакон). В Китае исследования о Н.А. Байкове в основном сосредоточено на экологическую мысль, выраженную в его произведениях. Основные результаты исследования: «Начало мировой экологической литературы - ‹Великий Ван›» (Ли Яньлин); «О тройном царстве в ‹Великом Ване› Н.А. Байкова» (Сюй Сяо-и); «Гармоничное общество в девственных лесах - анализ размышления об экологии в повести ‹Великом Ване› Н.А. Байкова» (Че Чуньин, Хань Бин) и т.д.

Николай Аполлонович Байков (1872-1958) -- выдающийся писатель - натуралист, мало известный современным русским читалелям, но пользовавшийся большой известностью за рубежом, особенно в Японии. Жизнь, судьба и его творчество писателя тестно связаны с маньчжурской природой. Работы Байкова разеделены на 2 категории: первая - научные исследования о маньчжурской природе, вторая - художественные тексты, посвятившие жизни охотников и диких животных в горах и лесах Маньчжурии. Автор - опытный охотник и прилежный исследователь природы, обладающий поэтическими качествами и литературным талантом, таким образом, между этими научными исследованиями и произведениями искусства существует неразрывная связь. Так, этнографические заметки Байкова трансформируются в художественные произведения. К примеру, очерк «Корень жизни - женьшень» переходит в повествование «В дебрях Маньчжурии», а «Маньчжурский тигр», «Тигры на Дальнем Востоке», «Охота на тигра» переплавляются в «Великого Вана» и т.д. [1, ст.198] Его отчеты о естественных исследованиях и работы по биологическим исследованиям были написаны на основе материалов, полученных им из первых рук, точно и ярко описывая формы и повадки различных диких животных и растений в горах и лесах северо-восточного Китая, предоставляя людям богатые природные знания. В частности его исследования о тиграх, находящихся в настоящее время под угрозой исчезновения, имеет наваторское значение в области биологии и сохраняет высокую академическую ценность.

Образ тигра - наиболее часто встречающийся образ во всех литературных произведениях Байкова. Отличительные черты образа тигра основаны на многолетних личных наблюдениях самого Байкова, много бывавшего в тайге, охотившегося и знавшего повадки этих животных, а также на восточных (китайских, корейских, тунгусо-маньчжорских) легендах и обрядах, связанных с культом тигра, почитавшегося как священное животное. Таким образом, Байков подходил к изображению тигра и как натуралист, и как поэт.[2, ст.8] Будучи мальчиком, писатель услышал “Миф о тигре”, ставший основой его познания мирового искусства. Всё творческое вдохновение писателя исходило из Маньчжурской природы, которую он называл своей “второй родиной”. Байков начал свой творческий путь как натуралист и написал множество этнографических работ.

Героем «Великий Ван» является тигр, которого называют “Великий Ван” , потому что на его голове и лбу темные отметины, имеющие форму китайского иероглифа “大王”. « - Да» значит большой, огромный, могущественный, крепкий, а « - Ван» значит царь, король, глава, владыка. В повести повествует о жизненном опыте этого тигра от рождения до смерти. Ван - хозяин горных лесов, он смело и мужественно борется с дикими кабанами и огромным медведем, демонстрируя неторопливую уверенность в себе, но в конце концов Ван был застрелен охотником и смертельно ранен, но он не спеша поднялся на вершину горы, заснул на скале навсегда. Его тело становится каменным и сливается со скалой. Используя метод транслокации персонажей и эмоции, писатель всесторонне показывает нам естественную цепочку выживания животных вокруг центральной линии произведения от рождения до смерти Великого Вана. Писатель предвидел, что амурский тигр может вымереть из-за разрушения естественной экологии и беспорядочной охоты людей. В описании судьбы Великого Вана выражены глубокие философские размышления автора об экологической среде, отношениях между человеком и природой, и будущей судьбе человечества, а также признание идеи гармонии между человеком и природой в восточной религиозной и философской мысли.

Культ природы -- древняя религия, которая поклоняется и уважает природу, считает предметы в природе божествами, существовал в период невежества каждого народа, воплощает в себе страх людей и их поклонение непознаваемой и непостижимой таинственной силе в природе. Первобытные люди думают, что природа имеет ту же жизнь и духовность, что и люди, так что ставшая объектом поклонения людей одухотворена, наделена магической и огромной силой. Такие природные явления, как смена времен года, ветер, мороз, дождь, снег, облака и молнии считаются дарами “Бога” и “Небес”. Люди даже положили таинственный ореол природы на головах животных, среди которых на Востоке поклонение драконам и тиграм является конкретным проявлением такой религии. Писатель в повести затронул это: Примитивный человек, вооруженный каменным топором и дубиной, должен был отстаивать право на жизнь и вести смертельную борьбу с обитателями пещер. Темный ум человека того отдаленного периода, подавленный смертельными опасностями неравной борьбы, видел во всех проявлениях сил враждебной природы сверхъестественное начало и окружал особым божественным ореолом некоторых особенно кровожадных и опасных хищников. К числу таких хищников принадлежат: тигр в Азии, лев в Африке и ягуар в Южной Америке. [3, ст. 96]

Дракон и тигр являются самыми распространенными изображениями животных в китайском фольклоре и мифологии, образуя ряд мифов и ленегд, связанных с ними. Описание о дедушке Вана тоже основано на легенде о драконе, отец его, великолепный корейский тигр, умер от старости на вершине священной горы Бай-Тоу-Шань (по-корейски Пак-Ту-Сан), в пещере Великого Духа Дракона. Смерть его ознаменовалась землетрясением, так как Великий Дракон, спящий на недрах горы, ворочался в своем каменном ложе, и горячее дыхание его в виде серных паров и ядовитых газов вырывалось из глубоких трещин у самой вершины. Небесное же озеро, покоящееся в кратере вулкана, кипело и волновалось, посылая свои животворящие свяшенные воды в Сунгари, в реку Желтого Лотоса.[3, ст.95] Чем дальше такие воспонимания тянутся в прошлое, тем больше они обрастают множеством легенд и преданий, и младшему Вану предстоит стать достойным наследником своих великих предков. [2, ст.9] Из этого описания видно, что культ тигра и дракона, вошедший в обиход повседневной жизни уже сильно укоренился в сознании китайского народа. А культ тигра является эндемичным явлением в культуре северо-восточных регионов Китая. Образ тигра оказал глубокое влияние на идеологическое сознание всех народов, живущих в густых лесах на северо-востоке Китая. В повести писатель объяснил, почему существует культ тигра в народе. Тигр -- символ могущества, силы и господства. Необычайная сила, поразительная ловкость, быстрота движений и удивительная хитрость гигантской кошки и в настоящее время поражают ум человека, наводя его на мысль о чем-то сверхъестественном. Мистически настроенный полудикий народ под влиянием преданий глубокой древности и легенд давно отживших поколений создал себе особый культ тигра, связанный с особыми обрядами. [3, ст.96]

В других художественных работах русских писателей тоже упомянут культ тигр в народе, например, в заметках «В дебрях Уссурийского края» В. К. Арсеньева правдиво рассказывается изобилие ресурсов в густом лесу Уссурийского края и различные аспекты охотничьей деятельности, рыболовства, добычи и обычаев , в частности, культ тигра нанайского старика Дерсу Узала. В 18-ой главе этой книги специально написано, как тигр следовал за командой экспедиции, как Дерсу кричал тигру.

Первобытные охотники китайского народа, которые на протяжении многих поколений сражались со зверями в девственных лесах, естественно, очень поклонялись тигру и провозглашали его как Горный Дух. Культ тигра сохранился на протяжении тысячилетий. Уважение к Горному духу - тигру народов, находящихся на северо-востоке объясняется тем, что они жили в суровых условиях, в которых охотники проводили свою жизнь, воюя с тиграми всю жизнь, в то время как они жили в страхе, но верили и поклонялись им, им нужна защита Горного духа. Местным обитателям нужна такая защита, несомненно, она выпала на Великого Вана. Без сомнения, что его родословное происхождение -- дитя третьего поколения владыки тайги и его превосходная сила являются наиболее достойным наименования “Царь тайги”. В таких условиях Ван стал благоговейной силой, которой почитает человечество. Ван как верховный правитель или защитник тайги, символизирующий правила и порядок природы, существования его является признаком существования старого леса.

Образ Великого Вана в повести довольно мифический, он имеет те же мысли, что и люди. Согласно китайскому фольклору, тигр -- Горный Дух и повелитель лесов, писатель воспринял это как идеологическую основу замысла повести и в то же время впитал традиционную китайскую философскую идею “Единство Неба и человека” (Единство человека и природы) и буддийскую концепцию “Палингенез”. Образ тигра под пером писателя как воплощение Горного Духа мыслит, строит логические умозаключения, напевает про себя колыбельную матери, видит страшные сны и чует недоброе со стороны людей, он антропоморфизирован Байковым.

Образ старика Тун-Ли:

В повести писателем успешно изображен образ китайца-старика Тун Ли с патриархальной концепцией. Занимающийся добычей золота, сбором жень-шеня, охотой на норок старик провел 55 лет в горах, поклоняясь тигру как Горному духу, ремонтируя храм и возжигая ладан для него. Старик смог пообщаться с тигром и однажды встретился с Великом Ваном лицом к лицу на лесной тропинке. Увидев взгляд старика, Ван отскочил в сторону, чтобы дать ему дорогу. У старика свои правила горного этикета, которые никто не должен нарушать. Тун Ли беспристрастен и самоотвержен, пользуясь большим авторитетом среди местных обитателей. Из-за строительства железных дорог и безумной вырубки лесов, леса в горах становятся редкими, а количество диких кабанов значительно уменьшилось, в результате этого тиграм не на что охтиться, они постоянно нападают на лошадей и лесорубов. Великий старик решил пожертвовать своим телом ради Горного Духа - Великого Вана, но когда он нашёл тигра, он уже был застрелен русским охотником. Старик встал на колени перед спящим тигром и ждал, когда он проснется. Сквозь облочку можем ясно увидеть искреннее сердце этого великого старика, любящего и охраняющего природу.

Будучи учеником Фрейда, Карл Юнг выдвинул концепцию “коллективное бессознательное” , основанную на теории “подсознание” Фрейда, прототипом которой является сожержание, составляющее подсознание организма. Прототипы, как вражденная модель поведения, содержат накопленный опыт человеческой эры, передаваемый из поколения в поколение. Юнг обосновал архетипы анима и анимуса, маски, тени и мудрец - старика, матери-земли и тд. и отметил, что археатипов столько же, сколько и типичных ситуаций в жизни, и эти переживания глубоко запечатлены в нашей психологической структуре вследствие многократного повторения. По мнению Юнга, важным способом воплощения архетипов являются сны, в многие вещи, которые появляются в сновидениях являются архетипами. После Юнга Фрай впитал результаты антропологического исследования Фрейзера и переопределил архетип, который по мнению Фрая является повторяющимся изображением в мифах. Новое определение Фрая не отрицает концепцию архетипа, предложенную Юнгом, но упрощает прототип от первоначального человеческого опыта до повторяющегося образца в мифах. Это упрощение изнутри облегчает аргументацию архетипов и применение этой теории в литературной критике. Образ Тун Ли близок к мифическому прототипу “мудрец - старик”. Давая подробное объяснение архетипа образа “мудрец - старика”, упомянутого Карлом Юнгом, что он представляет собой знание, мышление, понимание, мудрость, разум и интуицию. Кроме того, он также олицетворяет такие моральные качества, как доброта, готовность помогать, которые делают его духовные качества более понятными и видимыми. Более того, он даже проверяет моральные качества других людей и развивает свои таланты в соответствии с этими испытаниями. Всякий раз, когда герой попадает в безвыходное и отчаянное положение, только хорошо продуманная, а может и случайная идея может спасти его от беды, всегда появляется мудрый старик. [4, ст. 217] В произведении писатель тоже называет Тун Ли мудрым стариком. Образ Тун Ли почти обладает всеми качествами, которыми обладает “мудрый старик”. Тун Ли - великий врач и знахарь. Ему известны многие тайны природы. Сам Ван, Великий Ван, при встречах уступает ему дорогу. [3, ст.187] Тун Ли своей мудростью, огромной силой воли и стальным характером завоевал уважение зверя и убедил уступить ему дорогу. Он знал все горы и леса Шу-Хая (лесное море), как свои пять пальцев. По словам обитателей тайги, он видал всю землю на большую глубину. Золото, металлы и драгоценные комни не были скрыты от его острого проницательного взора.» [3, ст. 189]

Образ Тун Ли является мифическим и в связи с тем, что он предсказывал судьбу и считался колдуном - и чародеем. Величие старика заключается в том, что он обычный старик, придерживающийся примитивных взглядов на природу, живущий по законам природы. Он существует как воплощение лесов и Будды, который готов пожертвовать собой, чтобы накормить голодных тигров. Тун Ли как Великий Ван становится человеком девственных лесов, знающим все тайны маньчжурской тайги. Тун Ли считает больную старую змею своим умершим родственником, посчитая её как своего предка - в этом заключен китайский культ предков. Тун Ли присматривает за змеей, заботится, и когда она умирает, он сжигает её и развеивает пепел по ветру. По его мнению, смерть змеи ознаменовала конец лесам Шу-Хая. Но не только Тун Ли почитает предков, сила китайского культа волей автора движет и ощущениями тигра. [1, ст.204] Для Байкова мир Тун Ли был во многом и его миром. Тун Ли - символ “благородного мужа”, сочетающий в себе несколько философских концепций (даосизм, конфуцианство, буддизм). [5, ст.21]

В повести существует другой мифический образ - цветок лотоса. Цветок лотоса является символом буддийской культуры, в то время как лотос представляет собой растущий человеческий дух из бутона сердца, а душа приобретает божественность, достигая внутреннего потенциала совершенства. Цветок лотоса могут расти в грязи, точно так же, как человек может стать Буддой, только практикуя с концентрацией в этом мире суеты, но на пути к тому, чтобы стать Буддой, его будут беспокоить многие пороки и нечистоты. Буддийское учение требует, чтобы человек не был заражен такой злой “грязью” мира. Это похоже на качества цветка лотоса, распускающегося из ила, но не окрашивающего, в связи с этим, цветок лотоса символизирует качество Буддты. Самым идеальным в конечном итоге является то, что человеческое тело и лотос сливаются воедино, это символ того, что тело и душа человека, ставшего на путь самосовершенствования стали святыми, свидетельством Живой Будды, его тело не будет разлагаться. Это самый фундаментальный символ в буддизме, который использует лотос для сравнения с человеком, совершенствующим нравственность. Итак, причина, по которой лотос считается святостью, возрождением и вечностью, заключается в окружающей среде роста лотоса и его характерной черте, а также в том, что особенность лотоса полностью согласуется с буддийским учением.

Буддийская идеология “сансара” тоже является темой, изложенной Байковым в повести. Во главе «Отец Вана» писатель написал, народное сказание говорит, что душа великого человека, совершая цикл своих перевоплощений, поселяется в теле Великого Вана, а с его смертью переходит в цветок лотоса, невидимый для смертных, и пребывает в нем до полного очищения и слияния с мировою душою Вселенной......Цветок желтого лотоса распускается один раз в пятьдесят лет, когда умирает Великий Ван, и цветет три дня. Видеть его может только человек святой жизни, свободный от людских пороков.» [3, ст.95] Буддизм считает, что душа бессмертна, и она может перевоплотиться в другую форму жизни, чтобы обрести новую жизнь, это один из самых ярких взглядов в древневосточном буддизме. В повести Ван, почитаемый людьми, символ силы природы, больше не просто обычное животное, он покрыт писателем духовным светом Буддизма. Несмотря на то, что Ван является могущественным церем в природе, ставшим единством человека, животного, природы и Вселенной, он тесно связан с человеческим обществом и всей Вселенной. Человек, животное и природа сосуществуют во взаимном превращении, и ни одно из них не может быть незаменимым.

В заключении повести Ван был убит, тело его окаменело и слилось в одно целое с гранитным выступом утеса, гордо возвышаясь над застывшими волнами горных хребтов. Настанет время, когда Великий Ван проснется, и могучий голос его прокатиться по горам и лесам, рождая многократное эхо. Небо и земля содрогнутся, и пышно расцветет прекрасный цветок священного лотоса. [3, ст. 226] Здесь лотос является символом чистоты и вечностью бессмертной души Вана. Используя образ лотос, писатель выражает светлые надежды на отношения между человеком и природой и будущее человечества.

Исход русских дальневосточников на территорию Китая в 1920-е годы и строительство Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) в конце ХIX позволили многим русским обратить внимание на Маньчжурию, в том числе и писатель Н.А. Байков, привлеченный богатыми природными ресурсами, уникальной культурной атмосферой и загадочными маньчжурскими горами и лесами. Писатель в повести создает “таежную мифологию” на основе собственного жизненного опыта, соединяя в ней религиозно-психологические установки жителей дальневосточного фронтира, и традиционные религиозно-мифологические представления китайцев. [6, ст.35] Мифические образы, загадочнный мир природы и философское размышление автора в повести «Великий Ван» привлекают тысячи читателей. Хорошо разбирающийся в китайском культуре и фольклоре писатель сочетал эти элементы со своей повестью и заранее предвил экологические проблемы. Его работы заложили основу для творчества экологических российских писателей второй половины ХХ века.

Библиография
1.
Родионова К.И. Изучение культа тигра русским эмигрантом и этнографом Н.А. Байковым в Китае и Маньчжурии (на основе книги «Великий Ван») // Россия и Китай на дальневосточных рубежах. Исторический опыт взаимодействия культур.-Благовещенск: Амурский гос. университет, 2015. Вып.11.-С.197-204.
2.
Кириллова Е.О. Восточные образы животных в творчестве писателя Н.А. Байкова // Электронное научное издание “Учёные заметки ТОГУ”, 2016, Том.7, №3(2), С.7-12.
3.
Байков Н.А., Великий Ван: Повесть; Черный капитан: Роман // Вступ. статья Е. Ким-Владивосток: Альманах «Рубеж», 2009.-526c.
4.
Карл Юнг. Архетирп и коллективное бессознательное. Издательство Пристонского университета, 1968.-217с.
5.
Введение / Плостина. Н.Н. Творчество Н.А. Байкова: проблематика, художественное своеобразие:Автореферат диссертации кандидата филологических наук.Владивосток.2002.С.1 - 24.
6.
Дябкин. И.А., Неомифологизм как феномен культуры дальневосточного зарубежья: сюжеты «фронтирной мифологии» в творчестве П.А. Северного. “Emigrantologia Slowian” vol. 2(2016), s.33-40.
References (transliterated)
1.
Rodionova K.I. Izuchenie kul'ta tigra russkim emigrantom i etnografom N.A. Baikovym v Kitae i Man'chzhurii (na osnove knigi «Velikii Van») // Rossiya i Kitai na dal'nevostochnykh rubezhakh. Istoricheskii opyt vzaimodeistviya kul'tur.-Blagoveshchensk: Amurskii gos. universitet, 2015. Vyp.11.-S.197-204.
2.
Kirillova E.O. Vostochnye obrazy zhivotnykh v tvorchestve pisatelya N.A. Baikova // Elektronnoe nauchnoe izdanie “Uchenye zametki TOGU”, 2016, Tom.7, №3(2), S.7-12.
3.
Baikov N.A., Velikii Van: Povest'; Chernyi kapitan: Roman // Vstup. stat'ya E. Kim-Vladivostok: Al'manakh «Rubezh», 2009.-526c.
4.
Karl Yung. Arkhetirp i kollektivnoe bessoznatel'noe. Izdatel'stvo Pristonskogo universiteta, 1968.-217s.
5.
Vvedenie / Plostina. N.N. Tvorchestvo N.A. Baikova: problematika, khudozhestvennoe svoeobrazie:Avtoreferat dissertatsii kandidata filologicheskikh nauk.Vladivostok.2002.S.1 - 24.
6.
Dyabkin. I.A., Neomifologizm kak fenomen kul'tury dal'nevostochnogo zarubezh'ya: syuzhety «frontirnoi mifologii» v tvorchestve P.A. Severnogo. “Emigrantologia Slowian” vol. 2(2016), s.33-40.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет изучения, выбранный автором рецензируемой статьи, достаточно актуален и интересен. Обращение к декодированию мифических образов в тексте Н.А. Байкова устойчиво формирует т.н. научную новизну, ибо в ряде критических работ данный вопрос встречается не так часто. Статья имеет традиционный вид, она достаточно хорошо структурирована, в тексте выдержаны основные пределы, необходимые для раскрытия темы. Методологический принцип исследования имеет явные аналитические черты, хотя автор порой и использует описательные варианты. Большая часть суждений имеет фактически верный тон: например, «образ тигра - наиболее часто встречающийся образ во всех литературных произведениях Байкова. Отличительные черты образа тигра основаны на многолетних личных наблюдениях самого Байкова, много бывавшего в тайге, охотившегося и знавшего повадки этих животных, а также на восточных (китайских, корейских, тунгусо-маньчжорских) легендах и обрядах, связанных с культом тигра, почитавшегося как священное животное», или «культ природы – древняя религия, которая поклоняется и уважает природу, считает предметы в природе божествами, существовал в период невежества каждого народа, воплощает в себе страх людей и их поклонение непознаваемой и непостижимой таинственной силе в природе. Первобытные люди думают, что природа имеет ту же жизнь и духовность, что и люди, так что ставшая объектом поклонения людей одухотворена, наделена магической и огромной силой. Такие природные явления, как смена времен года, ветер, мороз, дождь, снег, облака и молнии считаются дарами “Бога” и “Небес”. Люди даже положили таинственный ореол природы на головах животных, среди которых на Востоке поклонение драконам и тиграм является конкретным проявлением такой религии» и т.д. Отмечу, что в работе достаточно много ошибок, которые следует поправить: эмоциций, пищере, обяснил, страрика, несмоненно, апильнистов… Ряд обязательных отсылок к работам теоретического толка – К.Г. Юнг – придает сочинению необходимую научную базу, поддерживает нужный базис. Терминологический набор сочинения объемен и правилен, автор контекстуально верно использует такие понятия как «миф», «архетип», «прототип», «образ»…. Материал можно фрагментарно использовать при изучении творчества Н.А. Байкова, а также при полновесном обзоре литературных тенденций ХХ века. В целом же тема исследования раскрыта, основной набор образов структурирован и охарактеризован. Заключительный блок статьи является подведением т.н. итога, в данной части нет противоречий, автор расширительно определяет суть и значение текстов Н.А. Байкова, тем самым намечая новый исследования смежной направленности. Формальные требования издания учтены, библиография к работе достаточна. Статья «Мифические образы в повести «Великий Ван» Н.А. Байкова» может быть рекомендована к публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"