Статья 'Аналитические формы выражения категории определенности / неопределенности в современной словенской художественной литературе' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Аналитические формы выражения категории определенности / неопределенности в современной словенской художественной литературе

Комарова Ксения Игоревна

аспирант, кафедра славянской филологии, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова

119991, Россия, Московская область, г. Москва, Ленинские горы, 1 стр. 51

Komarova Ksenia Igorevna

Postgraduate student, the department of Slovenian Philology, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, Leninskie gory, 1 str. 51

xenia.komarova@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.4.35274

Дата направления статьи в редакцию:

16-03-2021


Дата публикации:

23-03-2021


Аннотация: В статье рассматривается аналитический способ выражения категории определенности / неопределенности в словенской художественной литературе. Аналитические формы образуются с помощью неизменяемой артиклевидной частицы ta, которая встречается чаще всего в словенском разговорном нелитературном языке, однако в настоящий момент она активно используется и в сфере литературного языка. Особое внимание уделяется современной словенской художественной литературе. Мы проанализировали десять словенских романов, опубликованных в период с 2008 по 2018 гг., и выделили все случаи употребления артиклевидной частицы как с субстантивированными прилагательными, так и в сочетании с прилагательными и существительными.   В результате нашего исследования мы пришли к следующим заключениям: разговорные элементы в художественной литературе выполняют стилистическую функцию, поэтому одна из главных задач артиклевидной частицы – характеристика речи персонажа, в том числе, и указание на его диалект, так как все случаи употребления частицы встречаются именно в диалогической речи или в повествовании от первого лица. Однако важно также подчеркнуть, что в большинстве случаев частица употребляется с субстантивированными прилагательными, а это указывает уже на лексикализацию сочетания частицы и прилагательного, которое используется для упоминания известного лица или предмета или указания на типичность признака.


Ключевые слова: словенский язык, определенность и неопределенность, аналитические формы, художественная литература, современная словенская литература, артиклевидная частица, нелитературный словенский язык, разговорная форма, диалект, лексикализация

Abstract: This article examines the analytical approach towards expressing the category of certainty / uncertainty in Slovenian fiction. The analytical forms are comprised by the unchangeable article-type particle “ta”, which is commonly used in the Slovenian colloquial language, but at present is also actively used in the literary language. Special attention is given to the modern Slovenian fiction. The author analyzed ten Slovenian novels published between 2008 and 2018, and revealed all instances of using the article-type particle with both, substantive adjectives and together with adjectives and nouns. The following conclusions were formulated: colloquial elements in fiction perform a stylistic function; therefore one of the key tasks of the article-type particle consists in speech characteristic of the character, including indicating his dialect, since all instanced of using the particle are in the dialogical speech or first-person narrative. However, it is important to note that in most instances, the particle is used with substantive adjectives, which indicates lexicalization of combination of the particle and the adjective, which is used for mentioning a known person/object or indicating a characteristic feature.



Keywords:

dialect, non-literary Slovenian language, article-particle, modern Slovenian literature, analytical forms, fiction, spoken form, definiteness and indefiniteness, Slovenian language, lexicalization

В словенском языке четко разграничены сферы использования литературного языка (стандартного и разговорного варианта) и нелитературного языка. Элементы, характерные для нелитературного языка, не могут употребляться в сфере использования литературных вариантов языка, однако в некоторых случаях исключения возможны, в частности некодифицированные элементы встречаются в художественной литературе. В число таких отступлений от литературной нормы входит аналитический способ выражения категории определенности / неопределенности.

Кодифицированные формы выражения категории определенности / неопределенности в словенском языке восходят на морфологическом уровне к общеславянскому противопоставлению кратких и полных форм прилагательных, но в результате ранней контракции в словенском языке противопоставление кратких и полных форм утратилось. Различия сохранились только у форм мужского рода в именительном и винительном падежах (в винительном падеже при выражении неодушевленности), например, lep – lepi .

К некодифицированным формам относится аналитический способ выражения рассматриваемой категории, который в настоящее время активно используется в разговорной речи. Аналитический способ выражения категории определенности / неопределенности начал формироваться в XVI в., в роли которых выступали указательное местоимение («этот») и числительное («один»). Артикли, изменяясь по родам, числам и падежам, компенсировали утрату противопоставления кратких и полных форм прилагательных в функции показателей категории определенности / неопределенности. В XVI в. артикли чаще всего встречаются в текстах словенских протестантов, в частности в текстах П. Трубара – родоначальника словенского литературного языка. В этот период артикли могли употребляться как с прилагательными, так и с существительными, но употребление с существительными многими современниками (С. Крель, Ю. Далматин) рассматривалось как германизм, поэтому к XIX в. в результате усиления пуристических тенденций подобное сочетание артикля с существительным исчезло из литературного языка.

Сочетание же артикля с прилагательным многими словенскими лингвистами рассматривалось как собственно словенское явление (например, Е. Копитар, С. Шкрабец, Й. Топоришич). Однако здесь мы уже говорим не об артикле как таковом, а об артиклевидной частице ta, неизменяемой по родам, числам и падежам. Переход артикля в артиклевидную частицу был отражен уже в словенской школьной грамматике 1811 г. В. Водника (см. подробнее: [1, с. 122]).

Частица ta в функции показателя определенности в настоящее время активно используется в разговорной (нелитературной) разновидности словенского языка. В «Словаре словенского литературного языка» (Slovar slovenskega knjižnega jezika) есть запись о частице ta с пометой «pogovorno (разговорная)» и указаны следующие ее функции: 1. подчеркивает определенность прилагательного: «pozimi bo nosil ta visoke čevlje » – «зимой будет носить высокие сапоги»; 2. указывает на субстантивированное прилагательное: «zdaj je še mlad, vse ta hudo ga še čaka» – «сейчас он еще молод, все плохое его ждет впереди» [2]. Основные функции частицы, по мнению М. Смолей, – охарактеризовать, количественно определить и локализовать объект [3, с. 367], что объединяет словенскую артиклевидную частицу с функциями артикля в других европейских языках.

Однако артиклевидная частица ta встречается в сфере использования литературного языка, а именно в художественной литературе. Й. Топоришич отмечал, что в художественной литературе данная частица может употребляться только в цитатах или как стилистическое средство для придания тексту «народности» [4, с. 299].

Мы рассмотрели случаи употребления артиклевидной частицы ta в художественных текстах на примере 10 романов, изданных в период с 2008 по 2018 гг. [5-14].

Все случаи употребления артиклевидной частицы ta во всех текстах отражены в следующей таблице (всего 76 примеров):

Ta +

Количество примеров

ta mali / ta mala

39 (из них 33 - субстантивированные прилагательные)

ta pravi / ta prava

12 (из них 2 - субстантивированные прилагательные)

ta stari / ta stara

8 (из них 6 - субстантивированные прилагательные)

ta mladi / ta mlada

4 (все субстантивированные прилагательные)

ta + прилагательное (ta trezna, ta sladke, ta lepa и др.)

13 (из них 4 - субстантивированные прилагательные)

Из всех примеров 49 прилагательных являются субстантивированными, чаще всего употребляется прилагательное ta mali – на него приходится 44% от общего количества примеров. Как отмечает И. Макарова, подобное изолированное употребление субстантивированных прилагательных может рассматриваться как способ номинации уже известного лица или предмета [15, с. 210]. В изученных нами текстах ta mali используется в следующих значениях:

1. «ребенок» – 9 примеров: «Po vseh teh letih imava končno denar, lahko si privoščiva vse, česar si prej nisva mogla, s ta malima je vse v redu, ti pa v depresijo…» – «Спустя столько лет у нас наконец-то есть деньги, мы можем позволить себе то, чего прежде не могли, с детьми все в порядке, а ты в депрессию…» [8, с. 214]; «Fantek ni preživel, ta malo so dali pa v posvojitev» – «Мальчик не выжил, а девочку отдали на удочерение» [8, с. 253];

2. «младший» (в коллективе, в компании друзей, среди знакомых) – 20 примеров: « tamalo mor’va navad’t na to, da bo ved’la, kok je deci vina» – «мелкую мы еще должны научить, сколько это, сто грамм вина» (героиня романа только что устроилась на работу в кафе) [13, с. 66]; «In vem, da so tamali butasti» – «знаю, что эти мелкие тупые» [7, с. 134];

3. «младшая сестра» – 2 примера: «“Glej ta malo... , mu reče oče» – «“Смотри за сестрой…”, сказал ему отец» [14, с. 33];

4. «младший брат» – 2 примера: « Ej, Vlade, kako je ime tvojmu tamaumu – «Эй, Владе, как зовут твоего брата?» [7, с. 134].

Во всех случаях сочетанием данного прилагательного и артиклевидной частицы обозначают уже хорошо известное лицо. Нельзя не обратить внимание на слитное написание частицы с прилагательным (tamali ), подобное написание встречается в 7 примерах: « mal pripazi na tamauga» – «немного последи за малым» [7, с. 134]; «O čem sanja tamala – «И о чем же мечтает наша маленькая?» [13, с. 125]. Подобное написание с учетом безударной позиции частицы представляется нам закономерным, так как сочетание частицы и прилагательного является одним лексическим целым.

Стоит также отметить, что написание в этих примерах отражает именно диалектные фонетические особенности: « mal pripazi na tamauga» («немного последи за малым») [7, с. 134] или «O čem sanja tamala («О чем мечтает наша маленькая?») [13, с. 125]. В романе Л. Паукович использование подобных элементов в речи персонажа отражает происхождение героя: герой является носителем гореньского диалекта (именно в гореньском диалекте употребление частицы ta с прилагательными встречается чаще всего).

Похожая ситуация и с прилагательными ta stari и ta mladi . Прилагательное ta stari употребляется в значении «пожилой человек» в 5 примерах: « tam sta stali že ta stara in pastorka» – «там уже стояли старуха и падчерица» [9, с. 162]; и в значении «родители» в 1 примере: « se (bo) odselil od doma, kjer mu tastara iz leto v leto bolj težita» – «он переедет из дома, где родители с каждым годом на него все больше и больше жалуются» [11, с. 64]. С данными прилагательным также встречается слитное написание частицы и прилагательного: « Da ne boš dobil na grbo še tastarih» – «Чтобы не посадил себе на шею еще стариков» [13, с. 121].

Прилагательное ta mladi встречается всего 4 раза и во всех случаях имеет значение «молодой человек»: « da mora on zmeraj na teren z Ostercem, zmeraj z njim, pa samo z njim in nikoli s ta mladimi» – «что он все время должен отправляться на вызов только с Остерцем, всегда с ним и только с ним и никогда с молодыми» [8, с. 258].

Употребление частицы ta с субстантивированными прилагательными характерно не только для номинации уже известных лиц или предметов, но и для обозначения известных понятий, например, « Vse so ... ta rdeči [14, с. 3], «ta rdeči» (красные) – имеются в виду коммунисты.

Артиклевидная частица ta с несубстантивированными прилагательными, как правило, обозначает конкретность или типичность признака. Значение конкретности мы видим в следующих примерах: « Skopaj se in ta lepo obleko daj gor» – «Помойся и надень то красивое платье» [14, с. 37]; « In to je Tomaž, mamin ta novi mož» – «А это Томаж, мамин новый муж» [14, с. 87]; « Svečo, ta malo v lončku, smo postavili za pult» – «Свечку, вон ту маленькую в горшочке, мы поставили за прилавок» [9, с. 503]. В данных примерах речь идет именно о конкретных предметах, известных героям.

Выражение значения типичности признака мы можем увидеть в следующих примерах: « in kosim travo s ta pravo veliko koso» – «и кошу траву настоящей большой косой» [14, с. 40]; « Imeli bomo ta pravo dnevno sobo…» – «У нас будет настоящая гостиная» [14, с. 49]; « Potem pa še tvoje ta hrustljave palačinke z marelico» – «А потом еще эти твои хрустящие блинчики с абрикосом» [14, с. 75]. В данном случае типичность признака определяется общепринятым представлением упомянутых предметов, которые наделены определенными качествами и характеристиками, являющимися типичными для данных предметов. В «Словаре словенского литературного языка» мы находим следующее толкование прилагательного pravi : « ki ima vse bistvene lastnosti, značilnosti» – « включающий в себя все существующие качества и особенности», например, « šele tedaj je nastala prava država» – «только тогда образовалось настоящее государство» [2].

Во всех рассмотренных выше примерах прилагательные с частицей ta являются субъектами или объектами в предложении. В текстах также встретились два примера, где подобное сочетание является предикатом: « Vse od tiste nesreče, ko je s kombijem udaril v drevo, ni bil več taprav…» – «Со времени той аварии, когда он врезался в дерево на машине, он уже не был прежним» [14, с. 37]; « Z mamo je bil tudi najin brat Ivan. Ta pa je taprav – «С мамой был наш брат Иван. Вот он что надо!» [14, с. 22]. В обоих случаях частица ta употребляется с краткой формой прилагательного – краткие формы прилагательного в словенском языке употребляются в качестве предиката. Важно отметить, что прилагательное pravi в словенском языке не имеет краткой формы, прилагательное всегда употребляется только в полной форме. В предикативной функции встречаются только краткие формы прилагательных, вероятно, использование краткой формы прилагательного pravi в данных примерах является разговорной особенностью.

Таким образом, мы видим активное использование разговорной нелитературной формы выражения категории определенности / неопределенности в литературном языке. Разговорные элементы в художественной литературе выполняют, прежде всего, стилистическую функцию. Артиклевидная частица характеризует именно речь героя, а в некоторых случаях и указывает на его диалект – все примеры употребления частицы в текстах относятся к диалогической речи или встречается в повествовании от первого лица. В данных текстах также широко представлены примеры лексикализации сочетания частицы с прилагательными – большинство примеров относятся к субстантивированным прилагательным (mali, stari, mladi ). Сочетание субстантивированных прилагательных с частицей ta указывает на известность некоего лица или предмета, как правило, речь идет о родственниках или знакомых. Артиклевидная частица может указывать и на типичность признака, связанную с общепринятыми представлениями героев о неком предмете.

Библиография
1.
Vodnik V. Pismenost ali Gramatika sa Perve Shole. Ljubljana, 1811. 190 s.
2.
Slovar slovenskega knjižnega jezika. URL: https://fran.si/133/sskj2-slovar-slovenskega-knjiznega-jezika-2
3.
Smolej M. Qu’est-ce que le slovène et le français ont en commun?: les articles défini et indéfini. Linguistica, 51(1). Ljubljana, 2011. S. 365-375.
4.
Toporišič J. Imenska določnost v slovenskem knjižnem jeziku. Slavistična revija. Ljubljana, 1978. №3. S. 287-304.
5.
Petek Levokov M. Najlepše božične jaslice na svetu. Nova Gorica, 2008. 14 s.
6.
Golob T. Ali boma ye! Novo Mesto, 2013. 261 s.
7.
Vojnović G. Jugoslavija, moja dežela. Ljubljana, 2013. 283 s.
8.
Golob T. Jezero. Novo Mesto, 2016. 524 s.
9.
Kovačič L. Prišleki. Ljubljana, 2016. 888 s.
10.
Vojnović G. Figa. Ljubljana, 2016. 402 s.
11.
Kumerdej M. Krst nad Triglavom. Ljubljana, 2017. 116 s.
12.
Partljič T. Ljudje iz Maribora. Ljubljana, 2017. 208 s.
13.
Paukovič L. Poletje v gostilni. Ljubljana, 2017. 174 s.
14.
Žakelj B. Belo se pere na devetdeset. Ljubljana, 2018. 268 s.
15.
Макарова И. Д. Языковые особенности люблянской разговорной речи. Славянский вестник. Вып. 2. М., 2004. С. 200-214
References (transliterated)
1.
Vodnik V. Pismenost ali Gramatika sa Perve Shole. Ljubljana, 1811. 190 s.
2.
Slovar slovenskega knjižnega jezika. URL: https://fran.si/133/sskj2-slovar-slovenskega-knjiznega-jezika-2
3.
Smolej M. Qu’est-ce que le slovène et le français ont en commun?: les articles défini et indéfini. Linguistica, 51(1). Ljubljana, 2011. S. 365-375.
4.
Toporišič J. Imenska določnost v slovenskem knjižnem jeziku. Slavistična revija. Ljubljana, 1978. №3. S. 287-304.
5.
Petek Levokov M. Najlepše božične jaslice na svetu. Nova Gorica, 2008. 14 s.
6.
Golob T. Ali boma ye! Novo Mesto, 2013. 261 s.
7.
Vojnović G. Jugoslavija, moja dežela. Ljubljana, 2013. 283 s.
8.
Golob T. Jezero. Novo Mesto, 2016. 524 s.
9.
Kovačič L. Prišleki. Ljubljana, 2016. 888 s.
10.
Vojnović G. Figa. Ljubljana, 2016. 402 s.
11.
Kumerdej M. Krst nad Triglavom. Ljubljana, 2017. 116 s.
12.
Partljič T. Ljudje iz Maribora. Ljubljana, 2017. 208 s.
13.
Paukovič L. Poletje v gostilni. Ljubljana, 2017. 174 s.
14.
Žakelj B. Belo se pere na devetdeset. Ljubljana, 2018. 268 s.
15.
Makarova I. D. Yazykovye osobennosti lyublyanskoi razgovornoi rechi. Slavyanskii vestnik. Vyp. 2. M., 2004. S. 200-214

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья «Аналитические формы выражения категории определенности / неопределенности в современной словенской художественной литературе» соответствует тематике и целевой аудитории журнала «Litera» и будет интересна лингвистам, которые изучают выражение определенности / неопределенности в языке, а также всем, кто интересуется грамматическими и стилистическими особенностями словенского языка. Формулировка темы, на мой взгляд, немного шире содержания работы, поскольку основная цель статьи состоит в анализе случаев употребления артиклевидной частицы ta в современной словенской художественной литературе. Логика проведенного исследования четко прослеживается, у работы есть цель, теоретическое обоснование вопроса, собственно описание исследования и полученные результаты, тем не менее, считаю, что автору следует сформулировать во введении актуальность работы, её научную новизну, а также вербально обозначить методы исследования, хотя, конечно же, они прослеживаются и позволяют автору получить количественные результаты и собственные выводы. Во введении автор отмечает, что в число отступлений от литературной нормы входит аналитический способ выражения категории определенности / неопределенности в словенском языке – данное утверждение, на мой взгляд требует более детальной аргументации. В работе случаи употребления артиклевидной частицы ta анализируются на материале 10 романов, изданных в период с 2008 по 2018 гг. Выбранный для исследования материал действительно представляет собой современную словенскую художественную литературу, однако было бы не лишним объяснить, чем продиктован выбор именно этих произведений. В основной части исследования автор представляет статистические данные, которые вызывают доверие, автор полагает, что из всех проанализированных примеров 49 прилагательных являются субстантивированными, чаще всего употребляется прилагательное ta mali – на него приходится 44% от общего количества примеров. В работе также заключается, что большинство примеров лексикализации сочетания частицы с прилагательными относятся к субстантивированным прилагательным (mali, stari, mladi). Интересным также представляется вывод, что артиклевидная частица характеризует именно речь героя, а в некоторых случаях и указывает на его диалект – все примеры употребления частицы в текстах относятся к диалогической речи или встречаются в повествовании от первого лица. Полученные выводы не вызывают сомнений, поскольку в работе подкрепляются анализом языкового материала и приведенными примерами. Список литературы состоит из 15 ссылок, в работе соблюдаются основные правила цитирования других авторов, а также источников языкового материала. Релевантность источников проблематике исследования не вызывает сомнения, их количество вполне достаточно для достижения поставленной цели исследования. Качество оформления работы достаточно высокое, за исключением лишних пробелов после или до знака кавычек. Статья соответствует требованиям, предъявляемым к подготовке академических журнальных статей. В целом работа читается легко, создает положительные впечатления и при условии исправления незначительных замечаний, указанных выше, рекомендуется к публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"