Статья 'Нарративный анализ медиадискурса специального события (на примере алтайского краевого литературного фестиваля Роберта Рождественского)' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Нарративный анализ медиадискурса специального события (на примере алтайского краевого литературного фестиваля Роберта Рождественского)

Милюкова Анна Геннадьевна

кандидат филологических наук

доцент кафедры медиакоммуникаций, технологий связей с общественностью и рекламы Алтайского государственный университет

656049, Россия, Алтайский край, г. Барнаул, ул. Димитрова, 66

Milyukova Anna

PhD in Philology

Docent, the epartment of Media Communications, Public Relations Technologies and Advertising, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii krai, g. Barnaul, ul. Dimitrova, 66

megasdrw@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.1.34780

Дата направления статьи в редакцию:

30-12-2020


Дата публикации:

27-01-2021


Аннотация.

В статье на основе нарративного анализа материалов СМИ изучаются особенности нарратива краевого литературного фестиваля Роберта Рождественского. В качестве методики исследования используется нарративный анализ, который, являясь разновидностью качественного контент-анализа, предполагает характеристику следующих элементов текста: повествователь (нарратор): герой-рассказчик/повествователь/автор; персонажи, их типы; события (сюжетные функции); тип нарративной стратегии; время; пространство; интертекст, прецедентные тексты, метанарратив; дихотомии, пресуппозиции, идеологемы. Объект анализа — статьи в СМИ, посвященные краевому литературному фестивалю Роберта Рождественского, период выхода материалов — с 8.06.2007 г. по 31.12.2019 г. Общее количество единиц анализа — 345.   Охарактеризовано четыре типа нарративных элементов дискурса специального события: личный опыт знакомства с творчеством поэта, национальный нарратив Великой Отечественной войны, истории появления стихотворений поэта и истории вещей поэта, передаваемых в музей. Нарративные элементы в структуре дискурса имеют краткий, свернутый характер. Изучен нарративный потенциал социального конфликта в генерировании нарратива специального события в масс-медиа. Показано, что нарратив организуют истории, связанные с Робертом Рождественским, тогда как субъектами медиадискурса в целом являются известные участники, работники культуры и власть-нарратор. Сделан вывод о том, что нарративные и мифологические компоненты в структуре медиадискурса связаны с разными целями.

Ключевые слова: дискурс, нарратив, нарративный анализ, нарративная стратегия, дихотомия, сторителлинг, культурная политика, Роберт Рождественский, специальное событие, литературный фестиваль

Abstract.

Leaning on the narrative analysis of media materials, this articled examines the peculiarities of the narrative of regional literary festival of Robert Rozhdestvensky. Research methodology employs narrative analysis, which being a variety of qualitative content analysis, implies characteristics of the following textual elements: narrator: hero/narrator / author; characters, their types; events (plot functions); type of narrative strategy; time; space; intertext, precedent texts, metanarrative; dichotomies, presuppositions, ideologemes. The object of this analysis is media article dedicated to the regional literary festival of Robert Rozhdestvensky, material publications (345 units) cover the period from June 8, 2007 to December 31, 2019. Four types of narrative elements of discourse of a special event are characterized: personal experience of familiarization with R. Rozhdestvensky’s poetry; national narrative of the Great Patriotic War; history of emergence of his poems in the context of other belongings that were transferred to the museum. Narrative elements within the discourse structure are brief and curtailed. The article explores narrative potential of a social conflict in generating the narrative of a special event in the media. It is demonstrated that the narrative is composed by stories associated with Robert Rozhdestvensky, while the subjects of media discourse are the prominent participants, cultural workers, and narrators. The conclusion is drawn that the narrative and mythological components within the structure of media discourse are attributed to different objectives.

Keywords:

Robert Rozhdestvensky, cultural politics, storytelling, dichotomy, narrative strategy, narrative analysis, narrative, discourse, special event, literary festival

Постановка проблемы

Культурная политика многих российских регионов основана на организации масштабных мероприятий в честь известных земляков — писателей, режиссеров, актеров. Не исключение в этом ряду и Алтайский край, в котором традиционно проводится порядка двадцати подобных мероприятий. Такие культурные события по мере развития начинают работать не только на задачи культурной политики, но и позиционирования органов власти, территориального геобрендинга. Важно понимать, что в случае использования культурных имен в брендинге территории личные, биографические истории (нарративы) и сюжеты, содержащиеся в творческом наследии известной личности, неизбежно будут влиять на «историю» специального мероприятия.

Краевой литературный фестиваль Роберта Рождественского (первоначальное название — Рождественские чтения) проводится в Алтайском крае ежегодно с 2007 года. Расширяется количество участников и география фестиваля, он привлекает все больше известных людей в качестве гостей. Организаторам — администрации региона — событие важно как инструмент формирования туристического бренда. Использование технологий маркетинга территорий актуально для российских регионов. Территориальный маркетинг требует, в том числе, создания интересных событий, позиционирующих регион в информационном поле [1. С. 157-158. 2. С. 15].

Как константы дискурса задают параметры нарратива культурного события: персонажей, коммуникативные события, нарративную стратегию, время и пространство? Как история, заданная медиадискурсом специального события, соотносится с личной историей поэта, которому данное событие посвящено? Для ответа на эти вопросы мы используем нарративный подход.

Обзор литературы по теме

Нарративный анализ рассматривается как одна из вспомогательных методик в рамках критического дискурс-анализа. Нарратив – это «текст, описывающий некую последовательность событий; то же, что история, рассказ, повествование» [8. С. 86]. Как отмечает Е.Г. Трубина, «нарративы используются для формирования и продвижения вполне определенных образов человека, культуры, языка, истории» [9]. По словам В.И. Тюпы, «в наше время речь часто ведется уже о нарративности не только художественных текстов и не только текстов вербальных» [10]. Как мы подчеркивали ранее, «именно интересная история повышает силу воздействия того или иного текста на аудиторию, более того, в общественном пространстве нарратив конструируется именно с этой целью» [11]. Анализ сообщений СМИ с точки зрения нарративной методики позволяет структурировать героев, сюжетные функции и бинарные оппозиции события. Мы проследим в динамике, каким образом в масс-медиа конструируется дискурс «Рождественских чтений».

Тенденцией нарративных исследований является «переход от нарративного языка к нарративному "смыслу", "функции" или "эффекту"» [12. С. 10. 13. 14. 15. 16]. Позднее ученых стали интересовать не только структура и содержание нарратива, но и властные отношения, в рамках которых нарратив становится возможен. С одной стороны, нарратив стал пониматься «властное порабощение событий структурами», носитель «неявных идеологических ценностей, корыстных "мифов", которыми живет современная массовая культура» [17]. С другой стороны, как отмечают исследователи, «гуманистические и постструктуралистические традиции нарративных исследований часто объединяет их общая тенденция рассматривать нарративы как способы сопротивления существующим структурам власти» [12. С. 4].

Следует подчеркнуть, что «нарративы следует рассматривать не как представление реальности/действий, а как инструмент формирования реальности: нарративы составляют реальность, формируя социальное, а не определяются им» [12. C. 15].

Комплексом инструментов создания нарративных текстов для прагматических задач в области связей с общественностью и рекламы является сторителлинг. Как нам представляется, сторителлинг и нарратив соотносятся как процесс и результат. Сторителлинг зарождается как «нарративная практика, популярная среди отдельных сообществ (клубов, собраний по интересам, групп поддержки и взаимопомощи), в которых встречаются люди со схожим личностным опытом» [18. С. 106]. Исследователь показывает, как «с процессом распространения средств массовой коммуникации и медиа-ориентированной культуры сторителлинг проникает в публичное пространство» в формате ток-шоу, реалити-шоу, изменяет формат новостей [18. С. 106]. В массовой коммуникации сторителлинг способствовал дестигматизации определенных социальных субъектов и групп, переопределению социальных норм и правил дискурсивной власти [18. С. 107]. Это касалось гендерного неравенства, расовой и национальной дискриминации, бытового насилия, прав людей с инвалидностью, отношения к определенным заболеваниям и других общественных вопросов [18. С. 105].

Технология сторителлинга тесно связана с практической деятельностью специалиста по коммуникациям. «Это определенный формат рассказывания, который выражается в форме сконструированной и воспроизведенной от первого лица истории, цель которой – оказание необходимого влияния на конкретных слушателей, аудиторию» [18. С. 109]. Особое значение сторителлинг приобрел во внутрикорпоративных и политических коммуникациях. Л.В. Минаева определяет сторителлинг как бизнес-практику, «метод управления персонала и манипулирования другими целевыми аудиториями организации при помощи историй» [19].

Описание методики исследования

Нарративный анализ является качественным методом контент-анализа и предполагает характеристику следующих элементов текста: повествователь (нарратор): герой-рассказчик/повествователь/автор; персонажи, их типы; события (сюжетные функции); тип нарративной стратегии (по В. Тюпе: сказание, анекдот, притча и жизнеописание); время; пространство; интертекст, прецедентные тексты, метанарратив; дихотомии, пресуппозиции, идеологемы. С точки зрения методики анализа для нас важно разграничение нарративных и анарративных (мифологических) элементов в структуре дискурса: первые повествуют об «однократных и внезакономерных явлениях», вторые – о «вневременных, бесконечно репродуцируемых» [23. С. 225-226]. Как показали исследования голландских [21] и российских СМИ [22], нарративный анализ позволяет выявить «идеологическую» нагруженность дискурса, эксплицировать оценочные высказывания, выявить воздействующий потенциал текста.

В статье мы остановимся на нарративных особенностях специального мероприятия в найденных источниках. Объект анализа — статьи в СМИ, посвященные краевому литературному фестивалю Роберта Рождественского, период выхода материалов — с 8.06.2007 г. по 31.12.2019 г. Использовалась сплошная выборка. Единица анализа — статья, содержащая упоминание фестиваля. Общее количество единиц анализа — 345.

Задачи исследования: 1) описать количественные характеристики собранного материала; 2) определить соотношение нарративных и анарративных элементов дискурса; 3) провести нарративный анализ медиадискурса: дать характеристику нарраторов, персонажей, сюжетных функций, нарративных стратегий и т.д.

Анализ материала и результаты исследования

Укажем количественные характеристики исследуемого материала. В медиадискурсе специального события содержатся вербальные (345 единиц) и визуальные компоненты (1246 единиц). Из 345 вербальных единиц анализа 255 единиц опубликованы на информационных ресурсах органов власти, 93 — на информационных ресурсах, не аффилированных с органами власти. 35 материалов опубликовано на федеральных информационных ресурсах, 310 — региональными СМИ. Как показывает анализ динамики количества публикаций в СМИ о фестивале, если в 2012 году растет количество публикаций во всех типах изданий, то в 2018 г. при росте количества материалов в федеральных СМИ наблюдается снижение количества статей на ресурсах органов власти. Если для объяснения резкого роста количества публикаций в СМИ в 2012 году достаточно дискурс-анализа и анализа информационной повестки дня (данный аспект подробно освещен в нашей статье «Дискурс специального события в масс-медиа (на примере алтайского краевого литературного фестиваля Роберта Рождественского)»), то публикационный пик 2018 г. может быть интерпретирован с помощью нарративного анализа.

Охарактеризуем нарратив в структуре медиадискурса. Для исследуемого корпуса текстов характерно четкое разграничение нарративных и анарративных элементов. Анарративные элементы составляют большую часть дискурса специального события и представляют собой мифологически организованные тексты (по Ю.М. Лотману): в них отсутствует рассказчик и личный взгляд на событие, они повествуют о «вневременных, бесконечно репродуцируемых» событиях (артисты выступают, власть помогает, финансирует, семья поэта передает дары, народ почитает память). Дискурс события существует в духе управляемой ритуальной анарративности (мифологичности): «мероприятие по увековечению памяти», «память поэта почтили», «возложение цветов к мемориальной доске», прошли народные гуляния, состоялся праздничный салют.

Мифологичность дискурса подчеркивается выбором пространства события — это место в селе Косиха Алтайского края под названием Яр любви. Интересно, что данная топонимическая номинация используется в СМИ не сразу — до 2010 года в первых материалах СМИ он называется «Обрыв любви». Как подчеркивают журналисты, нет данных о том, был ли сам поэт в этом месте: «История умалчивает, бывал ли на Обрыве Любви сам Роберт Иванович, но вот уже второй год Рождественские чтения проходят именно здесь » (Алтапресс. 24.06.2009). Только в 2015 году появляется подтверждение рождения поэта в селе Косиха (находится запись акта о его рождении). Известно, что поэт побывал в этом селе только через два месяца после своего рождения. И Косиха, и Алтай являются в большей степени литературными (поэтическими) топосами.

Нарративные элементы дискурса специального события (которые повествуют об «однократных и внезакономерных явлениях») задаются историями известных людей — представителей семьи поэта, артистов, власти. Таким образом, нарратив, как и дискурс в целом, задается историями известных участников и власти-нарратора.

Как правило, один вариант данных историй описывают личный опыт знакомства с творчеством поэта (стихи и песни на стихи Р.И Рождественского как песни детства). Ср: «Когда я смотрел «Неуловимых мстителей», мне казалось, что именно актер, исполнявший роль Яшки Цыгана, придумал песни, которые поет этот герой кинофильма. Оказалось, что у песен есть авторы » (Официальный сайт Алтайского края, 22.06.2019); «Я не знаю второго такого поэта, который олицетворяет все то самое хорошее в советском детстве, которое у нас тоже было, что бы там ни говорили. Мы были счастливы, потому что юность и детство – это само по себе счастье » (Официальный сайт Алтайского края, 21.06.2019). Показательно, что фигура Рождественского в данном контексте отождествляется с фигурой вождя.

Другой вариант истории содержит отсылку к национальному нарративу о войне. Время проведения Рождественских чтений совпадает с датой начала Великой Отечественной войны, акцентируется внимание на связи творчества поэта с военной темой. «Великая Отечественная война — важнейший этап в истории нашей страны и в жизни Роберта Ивановича. На фронте погиб его отец, прошла войну его мама, сражался с фашизмом и его отчим, Иван Иванович Рождественский. <…> Роберт Иванович родился в семье кадрового военного. Его мама — военный врач. Его отчим – полковник гвардии и кавалер шести боевых орденов. Такое детство, конечно, оставило отпечаток на его творчестве » (Официальный сайт Алтайского края, 27.06.2015).

Третий вариант нарратива — истории появления стихотворений поэта. Например: «Группа писателей во главе с Робертом Рождественским несколько дней гостила в Тальменском районе. Они устраивали творческие вечера, встречались с рабочими предприятий, колхозов и совхозов. 16 июня на краю поля колхоза «Путь Октября» у автотрассы Барнаул — Новосибирск собрались сотни жителей района. На поле стоял трактор ДТ-54. Митинг открыл писатель из Белоруссии Сергей Граховский. Он привез на Алтай капсулу со священной землей Хатыни, где 22 марта 1943 года карательный отряд фашистов сжег 149 мирных жителей, среди которых были 75 детей. Эту землю решили смешать с землей Алтая, породнив их. Тогда Роберт Рождественский достал свой блокнот и написал: «Здесь побратались земля Алтая с землею Хатыни. Да будет бессмертным это братанье, это святыня». В 1975 году на этом месте по проекту Иоганнеса Зоммера воздвигли памятник «Алтай — Хатынь. Братство по оружию», на котором напечатаны строки поэта » (Официальный сайт Алтайского края, 27.06.2015).

Четвертый нарративный тип (музейный нарратив) — истории вещей поэта, передаваемых в музей. Например: «Теперь у нас появился настенный телефон с дачи поэта в Переделкине, аппарат, по которому… звонили очень многие известные люди » (Официальный сайт Алтайского края, 27.06.2016).

Приведенные цитаты показывают, что нарратив имеет краткий, свернутый, пунктирный характер. Эти вставки не имеют большого влияния на медиадискурс, скорее, являясь его «инкрустацией».

Фигура поэта как персонажа нарратива имеет характеристики постоянной культурной величины, учителя, наставника, ответственного за патриотическое и культурное воспитание масс. Используется формула «русский поэт и патриот». До 2018 г. в СМИ присутствует минимум фактов биографии поэта, важных деталей, связанных с его образом. Говорится о большом количестве «белых пятен» в его биографии. Происходит замещение знаков реального мира дискурсивными компонентами. По выражению Р. Уоллакота, «семиология исключает из своего рассмотрения "реальный мир"» [24. С. 160].

В 2018 году происходит «нарративный взрыв» дискурса. По заказу семьи поэта скульптор Зураб Церетели создает памятник Р.И. Рождественскому, который устанавливают в Алтайском крае. Однако из руки монумента исчезает сигарета, что вызывает общественное недоумение и недовольство. Таинственное исчезновение реализуется в нарративе как сюжетная функция «подмены»: «Его привезли в грузовике, под черной драпировкой. Нам этот траур не понравился. Мы решили черное полотно сменить на белый шелк. Когда «переодевали», я внимательно рассмотрела памятник своему любимому поэту. Мне, да и другим, кто видел, очень скульптура понравилась. Роберт Рождественский сидит и задумчиво смотрит – причем на нашу библиотеку. Этот его портрет с сигаретой я помню. Вот только у памятника сигареты в руке не было. Может, решили, что неудобно, мол, курить поэт будет напротив патриотического центра » (Бийский рабочий, 23.06.2018).

Оказывается, что сигарета — не просто «вредная привычка», о которой стоит забыть, а неотъемлемый атрибут образа поэта, в котором заключена историческая правда. Об этом говорят дочери Р.И. Рождественского: «Сейчас все борются с курением, но из песни слов не выкинешь, отец очень много курил. Я считаю, что должна быть какая-то историческая правда, и то, что сигареты нет, это плохо. Это часть его работы », — сказала Екатерина Рождественская. (Алтапресс. 23.06.2019). «Отец всегда был с сигаретой. Мы с ним дрались всю жизнь, чтоб он не курил. Ему было нельзя, он это знал, но не мог отказаться. <...> Мы же ставим памятник времени, а не просто человеку. Ну было вот » (Ксения Рождественская. Ридус. 27.06.2018).

Запрет на сигарету запускает механику нарратива, но образ поэта предстает уже не в привычном героическом, а в анекдотическом ключе (Рождественский-памятник переехал на родину, бросил курить и стал вести здоровый образ жизни). В материалах СМИ подчеркивается нелепость и анекдотичность происходящего: «Поэт задумчиво смотрит вдаль и будто нехотя кому-то машет. Поза довольно странная для приветствия. Еще на открытии <памятника> шептались — в руке явно чего-то не хватает, будто дыра между указательным и безымянным пальцем » (Пятый канал, 26.06.2018). Таким образом, меняется нарративная стратегия. Нарратив взрывает ритуальность доминировавшего мифологического дискурса. Обнажается проводившееся до этого редактирование, цензурирование образа, которому придавались черты идеального героя.

В медиадискурсе начинает расширяться визуальный и вербальный нарратив «курящих памятников» (Шолохов, Товстоногов, Гайдай, Шерлок Холмс, Черчилль, Рузвельт, Сталин), обсуждается допустимость других «вредных», опасных жестов монументов (Калашников держит пистолет). Через год после дискуссии в СМИ о допустимости «курящих памятников» бронзовую сигарету снова вкладывают в руку поэта.

На фоне обсуждения истории с сигаретой в масс-медиа кристаллизуются герои и антагонисты (власть, чиновники, партии против поэта и его семьи, народа), ценностные оппозиции (цензура против правды). Памятник рассматривается как «жертва» режима. Эмоционально-оценочные заголовки материалов в СМИ представляют собой микронарративы и подчеркивают дисциплинарный характер дискурса, ср.: «Памятник поэту Роберту Рождественскому «пострадал» от цензуры алтайских чиновников?», «Жириновский поддержал чиновников, лишивших памятник Рождественскому сигареты», «Автор памятника Калашникову выступил против запрета "курящих" скульптур», «Жириновский выступил против «курящих» памятников», «На Алтае "ослушались" Жириновского и вернули сигарету "курящему" памятнику».

Именно на этом фоне наконец-то в масс-медиа прорывается автобиографический нарратив — истории детства дочерей поэта: «открывается дверь кабинета, в клубах сигаретного дыма появлялся отец с листками бумаги <…>: "Девоньки мои, я вам почитаю!" <…> детство у меня было трудное, что и говорить. Я ненавидела всех этих Евтушенко, Вознесенских, которые приходили к маме с папой, хотя бы потому, что они отнимали время, которые я могла провести с ними <…> в квартире всегда стоял дым коромыслом » (Комсомольская правда. 21.06.2018). Автобиографический нарратив присутствует не только в вербальной, но и в визуальной форме, например, в совместной фотографии Р.И. Рождественского и В.М. Шукшина, которую размещает в социальной сети дочь поэта Екатерина: «Знаете, где это снято? В вестибюле больнички. Я пришла к отцу, они оба стоят и курят в вестибюле, хотя им обоим, конечно, врачи запретили » (Российская газета, 21.06.2018).

Выводы

Медиадискурс специального события «Рождественские чтения», выстраиваемый властью, формируется на мифологической основе. Нарратив специального события формируется стихийно, имеет кризисный характер. Функция нарратива – сопротивление существующей структуре власти. Власть конструирует миф – нарратив в данном случае оппозиционен мифу. В современных реалиях коммуникационным подразделениям органов власти необходимо более последовательно использовать личные истории для управления дискурсом и нарративом события.

Библиография
1.
Панкрухин А. П. Маркетинг территорий. 2-е изд., доп. СПб.: Питер, 2006. 416 с.
2.
Важенина И.С. Концептуальные основы формирования имиджа и репутации территории в конкурентной среде : автореферат дис. ... доктора экономических наук. Екатеринбург, 2008. 41 с.
3.
О трендах в дискурсном подавлении, европейском национализме и гуманитарной ядерной бомбе. Интервью с проф. Т.А. ван Дейком // Современный дискурс-анализ: повестка дня, проблематика, перспективы: коллективная монография / под ред. Е.А. Кожемякина, А.В. Полонского. Белгород: ИД «Белгород», 2016. С. 7-14.
4.
Ван Дейк Т. Дискурс и власть: Репрезентация доминирования в языке и коммуникации. М.: ЛИБРОКОМ, 2013. 344 с.
5.
Language, Power and Ideology: Studies in Political Discourse / Ed. by Ruth Wodak // Critical theory. Amsterdam/Philadelphia, John Benjamins Publishing Company, 1989, vol. 7. 289 p.
6.
Синельникова Л.Н. PR-дискурс как конвергентная социальная коммуникация // Современный дискурс-анализ. 2013. Вып. 8. Дискурсное конструирование социальной реальности. URL: http://discourseanalysis.org/ada8/st57.shtml (дата обращения: 8.03.2019).
7.
Русакова О.Ф., Русаков В.М. PR-дискурс: теоретико-методологический анализ. Екатеринбург: УрО РАН, Институт международных связей, 2008. URL: http://www.madipi.ru/index.php?id=27&limitstart=8&option=com_content&view=article (дата обращения: 10.06.2019).
8.
Шейгал Е.И. Многоликий нарратив // Политическая лингвистика. 2007. № 22. С. 86-93.
9.
Трубина Е.Г. Нарратология: основы, проблемы, перспективы. Материалы к специальному курсу. Екатеринбург : Издательство Уральского университета, 2002. URL: http://www.zipsites.ru/psy/psylib/info.php?p=1596 (дата обращения: 1.02.2019).
10.
Тюпа В.И. Нарратив и другие регистры говорения // Narratorium. 2011. №1-2. URL: http://narratorium.rggu.ru/article.html?id=2027584 (дата обращения: 8.03.2019).
11.
Милюкова А.Г. Нарративный анализ «алтайского текста» в пространстве social media // Алтайский текст в русской культуре [Текст] : сборник статей / Под ред. М.П. Гребневой. Барнаул : Изд-во Алт. ун-та, 2015. Вып. 6. C. 287-296.
12.
Doing Narrative Research / Ed. by Molly Andrews, Corinne Squire, Maria Tamboukou. Oxford University Press, 2016, Vol. 43, Iss. 1. 228 p. URL: https://muse.jhu.edu/article/615545 (data obrashcheniya: 1.07.2019).
13.
Пропп В.В. Морфология сказки. М.: Наука, 1969. 168 c.
14.
Греймас А.-Ж. Структурная семантика: Поиск метода / Пер. с фр. Л. Зиминой. М.: Академический проект, 2004. 368 с.
15.
Eco U. Narrative Structure in Fleming // The Bond Affair / Ed. by Buono L., Eco U. London: Macdonald, 1960.
16.
Барт Р. Введение в структурный анализ повествовательных текстов // Зарубежная эстетика и теория литературы ХIХ-ХХ вв.: Трактаты, статьи, эссе. М.: МГУ, 1987. С. 387-422.
17.
Зенкин С. Критика нарративного разума. Заметки о теории. 4 // Новое литературное обозрение. 2003. № 1. URL: https://magazines.gorky.media/nlo/2003/1/kritika-narrativnogo-razuma.html (дата обращения: 1.06.2019)
18.
Мозжегоров С. В. Методологические основания сторителлинга в контексте исследования личностных нарративов // Социология: методология, методы, математическое моделирование (4М). 2013. № 37. C. 104-125.
19.
Минаева Л.В. Мультимедийный нарратив в связях с общественностью // Научные исследования и разработки. Современная коммуникативистика. 2015. Том 4. № 5. URL: https://naukaru.ru/ru/nauka/article/7288/view (дата обращения: 15.02.2019).
20.
Шевченко А. Ю. Дискурсивный анализ материалов массовой коммуникации // Сборник научных трудов «Теория коммуникации & прикладная коммуникация». Вестник Российской коммуникативной ассоциации, выпуск 1 / Под общей редакцией И.Н. Розиной. Ростов н/Д: ИУБиП, 2002. C. 185-192. URL: http://jarki.ru/wpress/2010/02/12/896/ (дата обращения: 1.07.2019).
21.
Franzosi R. Narrative Analysis-Or Why (And How) Sociologists Should be Interested in Narrative // Annual Review of Sociology. 1998. Vol. 24.
22.
Евстигнеева Н.В., Оберемко О.А. Модели анализа нарратива // Человек. Сообщество. Управление. 2007. №4. С. 95-107.
23.
Лотман Ю.М. Происхождение сюжета в типологическом освещении // Лотман Ю.М. Избранные статьи в трех томах. Т. I. Статьи по семиотике и топологии культуры. Таллин: Александра, 1992. С. 224-243.
24.
Уоллакотт Дж. Сообщения и значения // Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика исследований. М.: Эдиториал УРСС, 2002. С.155-160.
References (transliterated)
1.
Pankrukhin A. P. Marketing territorii. 2-e izd., dop. SPb.: Piter, 2006. 416 s.
2.
Vazhenina I.S. Kontseptual'nye osnovy formirovaniya imidzha i reputatsii territorii v konkurentnoi srede : avtoreferat dis. ... doktora ekonomicheskikh nauk. Ekaterinburg, 2008. 41 s.
3.
O trendakh v diskursnom podavlenii, evropeiskom natsionalizme i gumanitarnoi yadernoi bombe. Interv'yu s prof. T.A. van Deikom // Sovremennyi diskurs-analiz: povestka dnya, problematika, perspektivy: kollektivnaya monografiya / pod red. E.A. Kozhemyakina, A.V. Polonskogo. Belgorod: ID «Belgorod», 2016. S. 7-14.
4.
Van Deik T. Diskurs i vlast': Reprezentatsiya dominirovaniya v yazyke i kommunikatsii. M.: LIBROKOM, 2013. 344 s.
5.
Language, Power and Ideology: Studies in Political Discourse / Ed. by Ruth Wodak // Critical theory. Amsterdam/Philadelphia, John Benjamins Publishing Company, 1989, vol. 7. 289 p.
6.
Sinel'nikova L.N. PR-diskurs kak konvergentnaya sotsial'naya kommunikatsiya // Sovremennyi diskurs-analiz. 2013. Vyp. 8. Diskursnoe konstruirovanie sotsial'noi real'nosti. URL: http://discourseanalysis.org/ada8/st57.shtml (data obrashcheniya: 8.03.2019).
7.
Rusakova O.F., Rusakov V.M. PR-diskurs: teoretiko-metodologicheskii analiz. Ekaterinburg: UrO RAN, Institut mezhdunarodnykh svyazei, 2008. URL: http://www.madipi.ru/index.php?id=27&limitstart=8&option=com_content&view=article (data obrashcheniya: 10.06.2019).
8.
Sheigal E.I. Mnogolikii narrativ // Politicheskaya lingvistika. 2007. № 22. S. 86-93.
9.
Trubina E.G. Narratologiya: osnovy, problemy, perspektivy. Materialy k spetsial'nomu kursu. Ekaterinburg : Izdatel'stvo Ural'skogo universiteta, 2002. URL: http://www.zipsites.ru/psy/psylib/info.php?p=1596 (data obrashcheniya: 1.02.2019).
10.
Tyupa V.I. Narrativ i drugie registry govoreniya // Narratorium. 2011. №1-2. URL: http://narratorium.rggu.ru/article.html?id=2027584 (data obrashcheniya: 8.03.2019).
11.
Milyukova A.G. Narrativnyi analiz «altaiskogo teksta» v prostranstve social media // Altaiskii tekst v russkoi kul'ture [Tekst] : sbornik statei / Pod red. M.P. Grebnevoi. Barnaul : Izd-vo Alt. un-ta, 2015. Vyp. 6. C. 287-296.
12.
Doing Narrative Research / Ed. by Molly Andrews, Corinne Squire, Maria Tamboukou. Oxford University Press, 2016, Vol. 43, Iss. 1. 228 p. URL: https://muse.jhu.edu/article/615545 (data obrashcheniya: 1.07.2019).
13.
Propp V.V. Morfologiya skazki. M.: Nauka, 1969. 168 c.
14.
Greimas A.-Zh. Strukturnaya semantika: Poisk metoda / Per. s fr. L. Ziminoi. M.: Akademicheskii proekt, 2004. 368 s.
15.
Eco U. Narrative Structure in Fleming // The Bond Affair / Ed. by Buono L., Eco U. London: Macdonald, 1960.
16.
Bart R. Vvedenie v strukturnyi analiz povestvovatel'nykh tekstov // Zarubezhnaya estetika i teoriya literatury KhIKh-KhKh vv.: Traktaty, stat'i, esse. M.: MGU, 1987. S. 387-422.
17.
Zenkin S. Kritika narrativnogo razuma. Zametki o teorii. 4 // Novoe literaturnoe obozrenie. 2003. № 1. URL: https://magazines.gorky.media/nlo/2003/1/kritika-narrativnogo-razuma.html (data obrashcheniya: 1.06.2019)
18.
Mozzhegorov S. V. Metodologicheskie osnovaniya storitellinga v kontekste issledovaniya lichnostnykh narrativov // Sotsiologiya: metodologiya, metody, matematicheskoe modelirovanie (4M). 2013. № 37. C. 104-125.
19.
Minaeva L.V. Mul'timediinyi narrativ v svyazyakh s obshchestvennost'yu // Nauchnye issledovaniya i razrabotki. Sovremennaya kommunikativistika. 2015. Tom 4. № 5. URL: https://naukaru.ru/ru/nauka/article/7288/view (data obrashcheniya: 15.02.2019).
20.
Shevchenko A. Yu. Diskursivnyi analiz materialov massovoi kommunikatsii // Sbornik nauchnykh trudov «Teoriya kommunikatsii & prikladnaya kommunikatsiya». Vestnik Rossiiskoi kommunikativnoi assotsiatsii, vypusk 1 / Pod obshchei redaktsiei I.N. Rozinoi. Rostov n/D: IUBiP, 2002. C. 185-192. URL: http://jarki.ru/wpress/2010/02/12/896/ (data obrashcheniya: 1.07.2019).
21.
Franzosi R. Narrative Analysis-Or Why (And How) Sociologists Should be Interested in Narrative // Annual Review of Sociology. 1998. Vol. 24.
22.
Evstigneeva N.V., Oberemko O.A. Modeli analiza narrativa // Chelovek. Soobshchestvo. Upravlenie. 2007. №4. S. 95-107.
23.
Lotman Yu.M. Proiskhozhdenie syuzheta v tipologicheskom osveshchenii // Lotman Yu.M. Izbrannye stat'i v trekh tomakh. T. I. Stat'i po semiotike i topologii kul'tury. Tallin: Aleksandra, 1992. S. 224-243.
24.
Uollakott Dzh. Soobshcheniya i znacheniya // Nazarov M.M. Massovaya kommunikatsiya v sovremennom mire: metodologiya analiza i praktika issledovanii. M.: Editorial URSS, 2002. S.155-160.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Современные СМИ меняются не только формально, но и содержательно. Следовательно, анализ новых форм медиа-индустрии востребован, актуален и должен расширять научный контент. Грамотная рецепция медиадискурса возможна только в условиях систематизации уже наработанных данных. При оценке наррации СМИ лучше выходить на компилятивные методы, что и проявляется в рецензируемой статье. Как видно из заголовка, автор точечно останавливается на т.н. анализе краевой / профильной сфере. Это, на мой взгляд, усиливает новизну и актуальность исследования, ибо сравнительно-сопоставительный фактор с рядом федеральных проектов наличен. Таким образом, предметная область исследования конкретизирована, а выбранная магистраль оценки оправдана. Примечательно для работы использование профильной терминологии, введение статистических данных, обобщение практического опыта. Объективность исследования проявляется на протяжении всей статьи. Например, «краевой литературный фестиваль Роберта Рождественского (первоначальное название — Рождественские чтения) проводится в Алтайском крае ежегодно с 2007 года. Расширяется количество участников и география фестиваля, он привлекает все больше известных людей в качестве гостей. Организаторам — администрации региона — событие важно как инструмент формирования туристического бренда. Использование технологий маркетинга территорий актуально для российских регионов», или «комплексом инструментов создания нарративных текстов для прагматических задач в области связей с общественностью и рекламы является сторителлинг. Как нам представляется, сторителлинг и нарратив соотносятся как процесс и результат. Сторителлинг зарождается как «нарративная практика, популярная среди отдельных сообществ (клубов, собраний по интересам, групп поддержки и взаимопомощи), в которых встречаются люди со схожим личностным опытом», или «укажем количественные характеристики исследуемого материала. В медиадискурсе специального события содержатся вербальные (345 единиц) и визуальные компоненты (1246 единиц). Из 345 вербальных единиц анализа 255 единиц опубликованы на информационных ресурсах органов власти, 93 — на информационных ресурсах, не аффилированных с органами власти. 35 материалов опубликовано на федеральных информационных ресурсах, 310 — региональными СМИ» и т.д. Цели и задачи, которые прописаны в начале исследования задают правильный тон работе. Это также влияет и на поддержание строгой / общей логики. В работе достаточно интересно представлена авторская концепция, практику данного анализа можно использовать при формировании новых работ смежной тематической области. Ряд позиций, на мой взгляд, перспективно развивать далее, таким образом, автор формирует продуктивность диалога с заинтересованным читателем. Примеры, которые вводятся в текст статьи ситуативно выверены, общий формальный ценз в данном случае выдержан. По ходу исследования вводятся так называемые промежуточные выводы: «приведенные цитаты показывают, что нарратив имеет краткий, свернутый, пунктирный характер. Эти вставки не имеют большого влияния на медиадискурс, скорее, являясь его «инкрустацией». Их роль сводится к маркировке смысловых акцентов, а также к манифестации перехода от одной мысли к другой. Тема работы раскрывается полно, с учетом целей / задач. Комментарий, который делает автор, синтезирует теоретический вектор и практические извод – «Рождественские чтения». Завершается сочинение грамотными выводами, они целостно соподчинены основному блоку. Библиография к работе объемна, она оформлена с учетом требований издания. Материал в целом актуален, интересен, нетривиален. Надеюсь, что заинтересованная публика может найти в работе подходящий ряд позиций для собственного применения. Статья «Нарративный анализ медиадискурса специального события (на примере алтайского краевого литературного фестиваля Роберта Рождественского» рекомендуется к открытой публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"