Статья 'Эволюция методики устного перевода в Китае' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Эволюция методики устного перевода в Китае

Лю Вэньцзя

соискатель, кафедра теории и методологии перевода, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Lyu Ven'tszya

External Doctoral Candidate, the department of Theory and Methodology of Translation, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

liuwenjia111@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.1.34762

Дата направления статьи в редакцию:

28-12-2020


Дата публикации:

14-01-2021


Аннотация.

Статья посвящена рассмотрению эволюции обучения устному переводу в Китае. Автор анализирует активное и продолжительное влияние зарубежных культур, таких как советская, западная, на китайскую. Сформулирован вывод о том, что эволюция методики устного перевода в Китае тесно связана с процессами, проходящими во всем мире. В статье в основном рассматриваются четыре периода эволюции обучения устному переводу: период зарождения (конец 1970-х — конец 1980-х гг.), период начального развития (1990-е годы), период новый (первое десятилетие XXI века) и период диверсифицированного развития (второе десятилетие XXI века). Выявлены сходные и взаимопроникающие части методики устного перевода в трех культурных географических регионах: Россия, Запад и Китай. Сделана попытка спрогнозировать дальнейшее развитие методики устного перевода в Китае. На эволюцию методики устного перевода в Китае будет влиять наша огромная цифровая эпоха, поскольку в течение последних лет исследования машинного перевода, искусственного интеллекта и больших данных бурно развиваются, вызывают пристальное внимание. Новейшая эпоха больших данных и новые технологии оказывают значительное влияние на методику устного перевода, переводчикам следует научиться пользоваться поиском необходимой информации для своей профессии.

Ключевые слова: глобализация, новые технологии, цифровая эпоха, три периода эволюции, культурные географические регионы, взаимопроникающие части, зарубежные культуры, обучение устному переводу, советская теория перевода, французская интерпретативная школа

Abstract.

This article traces the evolution of teaching language interpretation in China. The author analyzes the dynamic effect of Soviet and Western cultures upon Chinese culture. The conclusion is formulated that the evolution of language interpretation technique in China is closely related to the processes taking place in the world. The article focuses on the four stages of evolution in teaching language interpretation: origination (late 1970’s – late 1980s), early development (1990s), new period (first decade of the XXI century), and period of diversified development (second decade of the XXI century). The article reveals similar and mutually infiltrating techniques of language interpretation in the three cultural geographical regions: Russia, China, and the West. An attempt is made to forecast further development of language interpretation technique in China. The evolution of language interpretation technique in China would certainly be affected by the era of digitalization, which promotes the advancement of research on machine translation, artificial intelligence, and big data. The contemporary era of big data and new technologies has considerable impact upon the technique of language interpretation; the interpreters should learn to search for information necessary for their profession.

Keywords:

the Soviet theory of translation, globalization, new technologies, the digital age, three periods of evolution, cultural geographical regions, interpenetrating parts, foreign cultures, interpreting training, the interpretive theory

Методика устного перевода в Китае никогда не развивалась изолированно, наоборот, она постоянно эволюционировала, учитывая процесс мирового развития. Данная научная работа рассматривает эволюцию методики обучения устному переводу в Китае на фоне глобализации. Как отмечал китайский исследователь Цзоу Чжэньхуань, в глобальном мире каждая культура неизбежно испытывает влияние различных других культур [1, см. введение]. Следовательно, культура не является изолированной областью. С эволюцией глобального развития цивилизации неизбежно возникает взаимопроникновение местных и зарубежных культур. По мнению канадского исследователя Jean Delisle, глобализация сжимает время и пространство, стирает границы, способствует увеличению взаимопонимания между народами [2, с. 1]. Развитие теории перевода в Китае подтверждает эту точку зрения: от «точного и изящного» перевода буддийских канонов в древнем Китае до «достоверности, доходчивости, изящества» у Янь Фу в 1897 году; от распространения теории перевода, принятой в СССР, в 1950-х годах до интерпретативной теории перевода французской школы, которая была представлена в начале ⅩⅩI века, а теория перевода Высшей школы перевода МГУ имени М. В. Ломоносова станет известна во втором десятилетии XXI века. Все эти важные события отражают активное и продолжительное влияние зарубежных культур в Китае.

Известный китайский исследователь Му Лэй указывает, что историю преподавания перевода в Китае можно разделить на следующие периоды: до начала XX века, 1902–1949 гг., 1949–1976 гг., 1977 г. — настоящее время [3, см. оглавление].

Период зарождения: конец 1970-х — конец 1980-х гг.

Следует отметить, что советская литература по теории перевода глубоко повлияла на эволюцию переводческой деятельности в Китае. По данным Цзоу Чжэньхуань, в 1950 году количество трудов по теории перевода достигало 2147, среди них советские книги занимали первое место, составляя 77,5% [1, с. 77]. Такая ситуация явно отражала дружбу между СССР и Китаем: после образования Китайской Народной Республики в 1949 году СССР первым признал дипломатический статус нового Китая. При этом Китай активно принимал и такие элементы СССР, как теория перевода. В своей магистерской диссертации Фэн Си отметит, что в 1954 году труд «Введение в теорию перевода» А. Ф. Фёдорова был переведен и рассмотрен в Китае, а позже в 1958 году в Китае также стало известно произведение «Основы перевода» Л. Н. Соболева [4, с. 27–28]. Можно сделать вывод о том, что теория перевода, используемая в СССР, значительно повлияла на эволюцию исследования перевода в Китае, особенно в первые годы после образования КНР. Произведения классической советской литературы, теории перевода получили распространение в Китае и стали важной составляющей частью китайской теории перевода.

В своих работах Сюй Линфа подчеркивает, что западные и восточные теории перевода влияют друг на друга, например, теории известного советского лингвиста Бархударова Л. С., известного американского лингвиста, переводчика Библии Euger A. Nida, известного английского переводчика в истории раннего периода Alexander Fraser Tytler и другого известного английского лингвиста в истории современного периода Peter Newmark [5, с. 93–95]. Советский исследователь Бархударов Л. С. анализировал процесс перевода с точки зрения общей лингвистики, он считал, что «сохранить содержание без изменений» — это только относительная цель, но не абсолютная, поскольку в процессе изменения речи неизбежно возникают неточности [6, с. 5]. А по мнению американского лингвиста Euger A. Nida, чтобы при переводе сохранить оригинальное содержимое, необходимо изменить форму. Это особенно актуально в случае значительной разницы культур и мировоззрений, например, при переводе с английского языка на хинди, с английского на зулусский язык семейства банту следует изменять форму [7, с. 4–5]. Методики советской и западной школ очень похожи на подход китайской классической теории перевода. Представители всех этих трех культур осознают, что в процессе перевода неизбежно возникают недостатки. Учитывая эту точку зрения, можно сказать, что теории перевода в СССР, на Западе и в Китае имеют некоторые общие черты.

Как отмечает Ян Сяожун, в 1972 году первый факультет перевода для трех районов Китая (материкового Китая, Тайваня, Гонконга и Макао) был учрежден в Китайском университете Гонконга (CUHK) [8, с. 31]. Это показывает, что подготовка переводчиков в официальных образовательных программах в регионе Гонконг началась очень рано. В 1984 году факультет перевода CUHK стал первым учреждением в Азии, который открыл программу магистра перевода — заочное двухлетнее обучение [9]. Из этой официальной информации мы можем увидеть, что процесс учреждения программ подготовки переводчиков в регионе Гонконг начался раньше, чем в других областях Китая. Подготовка переводчиков силами официального образования в регионе Гонконг имеет продолжительную историю.

Почти в то же время материковый Китай также начал активно осваивать зарубежную теорию перевода: в 1979 году китайский исследователь Сунь Хуйшуан переводил «Навыки устного перевод» Даницы Селескович. В этой книге рассматривается ряд вопросов, возникающих в процессе устного перевода, например, влияние иностранного языка на родной язык. Даница Селескович считает, что переводчик-синхронист одиновременно принимает иностранный язык и говорит на родном. Особенно в случае одинаковой языковой семьи — французский и английский языки, итальянский и английский языки — переводчику трудно избавиться от вмешательства и влияния иностранного языка [10, с. 120–121]. Это также показывает, что исследователи материкового Китая в то время уже начали обращать внимание на зарубежную переводческую школу, особенно французскую. Соответственно, европейская модель обучения устному переводу естественным образом попадает в поле зрения китайцев. Европейские переводчики-синхронисты легче справляются с работой при переводе с языков близких систем, поскольку сохраняется традиция уважения различных культур и языков в Европе. В таком случае участники международных конференций предпочитают говорить на родном языке.

Период начального развития: 1990-е годы

Этот период характеризуется первоначальным поиском. С одной стороны, бурно развивался ряд проектов подготовки переводчиков-профессионалов, был создан комитет исследования теории обучения переводу, исследователи обсуждали статус такой дисциплины, как наука о переводе. С другой стороны, вышел в свет ряд переводов французской интерпретативной школы, что всесторонне способствовало формированию системы теории перевода. На основе западной модели перевода даже были созданы китайские методы обучения устному переводу, они постоянно расширялись, совершенствовались, постепенно складывалась своя яркая школа.

В 1992 году китайский исследователь Сунь Хуйшуан перевел «Общее введение в устный и письменный переводы» Даницы Селескович и Марианны Ледерер. В своих работах Ледерер подчеркивает, что устный синхронный перевод также называется переводом кода. В этом случае преподаватель должен обучить студентов умению найти эквивалентные слова и словосочетания, особенно важно это при употреблении специализированных терминов [11, с. 198, 209]. Преподаватель рассказывает студентам о том, что переводчик должен точно и верно передать смысл выступления оратора. По словам известного русского поэта, драматурга и прозаика А. С. Пушкина, «переводчики — почтовые лошади просвещения». Это показывает просветительскую функцию данной профессии. Внешне переводчик только передает язык, но по сути — не только слова, словосочетания, предложения, но также и знания, культуру, особенности цивилизации и даже незаметное влияние на душу в контексте истории. Переводчик не должен вести себя как художник, наоборот, он должен испытывать благоговейный трепет перед своим делом и строго соблюдать устав профессиональной гильдии. Передавая специализированные наименования стран, их столиц, городов, географических зон и т. д., переводчик должен следовать правилам фиксированного обозначения, а не сам создавать или менять слова.

В 1994 году Высшая школа перевода была учреждена в Пекинском университете иностранных языков. Это тоже является важным событием в эволюции подготовки высококвалифицированных переводчиков в Китае, поскольку даже само название учреждения — Высшая школа перевода — говорит о том, что обучение переводчиков официально стало профессией. В Высшей школе перевода внедрен ряд нормативных образовательных программ, нацеленных на постепенное и планомерное воспитание компетенций переводчиков. С того момента в Китае начал формироваться нормативный стандарт образования переводчиков.

В 1997 году первый факультет перевода на территории материкового Китая был создан в Гуандунcком университете иностранных языков и международной торговли. Здесь следует отметить, что Высшая школа перевода и факультет перевода имеют тесную связь с общей обстановкой в тот период. После начала политики реформ и открытости Китай переживал бурное развитие в сфере экономики, общества, культуры и т. д. Вследствие этого стремительно возросла потребность во внешнем общении, поэтому подготовка соответствующих переводчиков-профессионалов стала актуальной. С того момента обучение устному переводу в Китае начало проходить в рамках официальных университетских программ образования.

В 1999 году Му Лэй опубликовала научную работу «Исследование преподавания перевода в Китае», где были кратко описаны учебные дисциплины факультета перевода в Китайском университете Гонконга (CUHK), исследовательского центра переводоведения Гонконгского баптистского университета (HKBU) и т. д. [1, с. 282–284]. Следует отметить, что CUHK обращает внимание на сочетание устного перевода с письменным и теории — с практикой. Руководствуясь этим, его дисциплины в основном включают устный синхронный перевод, литературный перевод, теорию перевода, практический перевод: общественные дела и т. д. А HKBU больше акцентирует внимание на подготовке культурных компетенций переводчика, и кроме устного перевода и практического письменного перевода, открывает обучение по таким дисциплинам, как религия и философия, китайская и западная модель мышления, юридические принципы и т. д.

Период новый: первое десятилетие ⅩⅩI века

Эволюция методики устного перевода в Китае в первом десятилетии ⅩⅩI века испытывала глубокое воздействие французской школы в аспекте интерпретативной теории перевода. И в то же время это был период начального развития профессиональных образовательных программ BTI (бакалавр перевода) и MTI (магистр перевода).

В 2001 году китайский исследователь Лю Хэпин переводил «Теорию устного и письменного перевода интерпретативной школы» Марианны Ледерер, где была объяснена интерпретативная теория перевода. По словам Марианны Ледерер, когда слова исчезают, переводчик понимает и помнит содержание. В таком процессе переводчик также не всегда соответствует форме ИЯ [12, с. 11]. Неоспорим тот факт, что устный синхронный перевод — это молниеносное действие, связанное со стремительным механизмом мышления. И если переводчик-синхронист концентрируется на оболочке языка и речи, не обращая внимания на смысл сказанного оратором, в результате появляется буквальный перевод, что зачастую приводит к неверной передаче информации. Далее такой дословный перевод будет оказывать негативное влияние на восприятие аудитории, поскольку точный смысл речи оратора не был передан. Поэтому интерпретативная теория перевода помогает переводчику освободиться от влияния формы ИЯ и верно передать культурное внутреннее значение ИЯ.

В 2006 году Министерство образования КНР утвердило в Гуандунcком университете иностранных языков и международной торговли и двух других университетах запуск программы BTI. Чуть позже, в 2007 году, Комитет по присуждению ученых степеней Госсовета утвердил основание специализированной ученой степени MTI. Следует отметить, что обе образовательные программы — BTI и MTI — появились в первом десятилетии ⅩⅩI века, это событие тоже подтверждает продолжительное развитие профессиональной подготовки переводчиков, поскольку только после получения образования по специальности «перевод» в вузах переводчик сможет справляться со сложными задачами в будущей профессии. В течение получения официального образования будущий переводчик работает с нормативными учебными пособиями, посещает лекции, семинары, практические занятия, принимает участие в академических форумах, круглых столах, проходит стажировки в международных организациях и т. д. Во время занятий высококвалифицированные и опытные преподаватели обучают студентов устному синхронному переводу. Все эти мероприятия полезны для получения профессиональных компетенций переводчика. Появление программ BTI и MTI — это огромный шаг в эволюции подготовки переводчиков-профессионалов в Китае.

В 2007 году также была опубликована работа «Системный подход к обучению устному переводу» Даницы Селескович и Марианны Ледерер (переводчики Янь Сувэй и Шао Вэй). В этой книге рассказано про методику устного синхронного перевода. По мнению авторов, метод интерпретативной теории перевода пригоден для различных языковых комбинаций. Зачастую при обучении устному синхронному переводу между родственными языками, например итальянским и французским, студенты предпочитают дословный перевод вместо понимания смысла [13, с. 176–179]. В действительности же не только между родственными языками, но даже между дальними языковыми системами существует буквальный перевод. Особенно в ходе устного синхронного перевода вместо глубокого понимания смысла речи оратора переводчик наиболее легко следует за буквальным значением. Ключевая проблема состоит в том, что слушание, понимание и говорение происходят в устном синхронном переводе одновременно. При таком молниеносном развитии событий у переводчика недостаточно времени для тщательного обдумывания, поэтому мы можем сделать вывод, что скорость реакции переводчика во время конференции в значительной степени зависит от повседневной тренировки. А какая теория лежит в основе высокоэффективной модели подготовки высококвалифицированных переводчиков-синхронистов? Несомненно, среди различных научных школ французская интерпретативная теория перевода занимает важное место. Данная теория была представлена в научном сообществе Китая в 1990-х годах, а в первом десятилетии ⅩⅩI века стала очевидной. Это тоже отражает ее жизнеспособность, продолжительность, глубокое влияние. В мире много известных научных школ, в области теории перевода есть много общепризнанных методов подготовки переводчиков, однако существует только одна французская интерпретативная теория перевода Даницы Селескович и Марианны Ледерер. Эта теория единственная и неповторимая, второй такой нет.

Период диверсифицированного развития: второе десятилетие ⅩⅩI века

В этом периоде мы можем видеть диверсификацию: с одной стороны, исследование устного перевода начинает включать разносторонние важные темы, такие как методика, роль переводчика, коммунальный перевод и др.; с другой стороны, развитие дисциплины перевода становится наиболее зрелым на фоне потребности приобщаться к мировому сообществу. Подготовка кадров в лингвистических службах выходит на уровень государственной стратегии. При этом китайские исследователи не только следуют за зарубежными системами теории перевода, но и проводят собственные исследования аспектов теории и методики устного перевода, учитывающие национальную специфику. Иначе говоря, по мере самого глубокого социального переворота в истории Китая, развития национальной миссии в новой эпохе, для китайских исследователей становятся актуальными вопросы, как построить системы переводческого дискурса с учетом китайской специфики, содействовать международному обмену и взаимообучению, выделить китайскую характерную черту, китайский стиль и китайские манеры, смело стоять во главе веяний эпохи, превосходно разбираться в переменах как современности, так и древности.

В 2011 году Лю Хэпин опубликовала труд «Интерпретативная теория перевода: введение, критика и применение», в котором рассматривается «верное значение» интерпретативной школы. В своих работах автор отмечает, что в кандидатской диссертации исследователь интерпретативной школы Ампаро Уртадо Альбир считает, что термин «signification» в лингвистике и термин «значение» во французской интерпретативной школе имеют и сходства, и различия. Три фактора, нацеленных на «верность значению», показаны так: верность речи автора, верность языку перевода и верность переведенного текста для читателя [14, с. 41]. Всем известно, что верность играет ключевую роль в устном синхронном переводе. Действительно, в этом процессе личные желания или эмоции переводчика не стоит принимать во внимание. Переводчик должен точно и верно передать смысл, стиль, характер, фонетику и интонацию, а также незначительные изменения эмоций оратора. Переводчику следует быть мегафоном, посредником, а не приукрашивать или «причесывать» чужие слова. Необходимо отметить, что если во время конференции переводчик сознательно украшает, изменяет, добавляет или же удаляет слова оратора, то это не перевод, а литературное и художественное творчество. Но как раз это — табу в профессии переводчика. Несмотря на эволюцию методики устного перевода, верность оригиналу никогда не потеряет важности. Основываясь на точном понимании и верном выражении смысла речи оратора, интерпретативная теория перевода продолжает священную миссию, наследуя преданность профессии.

В 2015 году Гу Цзюньлинь переводила статью «Системологическая модель науки о переводе. Трансдисциплинарность и система научных знаний» директора Высшей школы перевода МГУ имени М. В. Ломоносова Н. К. Гарбовского для «Вестника Университета Хэйхэ». Оригинальная статья была опубликована в «Вестнике Московского университета. Серия 22. Теория перевода» в том же году. Это тоже значит, что русская теория перевода, особенно теория перевода Высшей школы перевода МГУ имени М. В. Ломоносова, начинает влиять на Китай и будет принята во внимание китайскими исследователями. В своих работах Н. К. Гарбовский указывает, что методологическая ценность системного подхода к переводу достигает универсальных знаний в единице теоретической картины [15, с. 13]. Статья посвящена описанию детальной системной научной теории на фоне глубокого понимания истории и грандиозного междисциплинарного ландшафта в картине системной трансдисциплинарности. Автор начинает свое исследование с макроскопического кругозора, уходит от обсуждения проблем только внутри дисциплин и успешно сочетает лингвистическую парадигму с междисциплинарным и мультидисциплинарным подходами, системной трансдисциплинарностью на фоне изучения феномена перевода. Из этого мы можем сделать вывод, что исследование подхода к изучению перевода Высшей школы перевода МГУ имени М. В. Ломоносова приобретает очень важное значение, поскольку китайское исследование теории о переводе нуждается в таком превосходном методе, чтобы постоянно улучшать существующую сравнительно слабую теоретическую структуру.

В 2016 году было опубликовано «Теоретическое исследование устного синхронного перевода и его применение в преподавании». В этой научной работе ее автор Гао Пинь указывает, что большинство практических учебных пособий в комбинации английского и китайского языков, которые были опубликованы в 1990–2011 гг., четко разделены на уровни преподавания для магистров и бакалавров [16, с. 178]. С момента образования программ BTI и MTI подготовка устных переводчиков стала более профессиональной, направленной на разделение учащихся на уровни. Учебные пособия по обучению устному переводу в это время уже начинают отходить от простого наследования общей теории перевода. Всем известно, что с момента расширения международных коммуникаций китайская система подготовки кадров также активно развивается, чтобы соответствовать высоким требованиям качества и количества обучения устных переводчиков в Китае. Для программ бакалавриата вузы должны обращать внимание на базовые компетенции и навыки переводчика, в то же время не упуская из виду основные темы. А когда речь идет про образование на этапе магистратуры, вузы должны увеличивать требования на основе программ бакалавриата и быть нацелены на воспитание устных переводчиков со специализацией на более высоком уровне, конкурентоспособных даже на международной арене. В таком случае учебное пособие для устного перевода на уровне бакалавра должно служить первоначальной ступенью, а на этапе магистра учебное пособие должно быть более профессиональным, специализированным и глубоким. Составление соответственных учебных пособий в Китае требует дальнейшего отчетливого разделения целей преподавания на различных уровнях программ образования.

В 2017 году Лю Хэпин в своей работе «Профессиональный устный перевод: обучение, изучение и исследование» отметила пять методов обучения: модель самоинтроспекции, интерактивная модель, аналоговая модель, практическая модель и модель команды [17, с. 55–62]. Модель самоинтроспекции позволяет студентам вовремя оценивать свои интересы, навыки и компетенции. Интерактивная модель подразумевает активное участие студентов во время занятия, а после него — самостоятельный поиск соответствующих материалов. Аналоговая модель послужит созданию мастерской, реалистично воспроизводящей обстановку на рынке труда. Практическая модель помогает студентам найти свое место на рынке труда, позволяет совершенствовать их компетенции профессионального переводчика. А модель команды учит переводчиков умению сотрудничать. Сочетание этих пяти методов поставит студентов в центр процесса обучения, нацелит на развитие способности самостоятельно обучаться и в то же время максимально выявит их потенциал.

В своих работах кандидат филологических наук, доцент, заместитель директора Высшей школы перевода по научной работе О. И. Костикова подчеркивает, что на фоне развития Нового шелкового пути постоянно растет потребность в подготовке переводчиков-русистов в Китае, и китайская русистика имеет богатую традицию в исследовании теории и методики преподавания русского языка [18, с. 4–5]. На фоне расширения и углубления сотрудничества между странами, расположенными вдоль Нового шелкового пути, подготовка соответствующих переводчиков-профессионалов станет наиболее актуальной. Как мы воспитываем профессиональные компетенции переводчика? Какая модель подходит для потребностей нашей эпохи? Здесь необходимо уделять особое внимание теории перевода, теории профессии переводчика Высшей школы перевода МГУ имени М. В. Ломоносова. В своих работах доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии образования Н. К. Гарбовский и кандидат филологических наук, доцент, заместитель директора Высшей школы перевода по научной работе О. И. Костикова указывают, что подготовка переводчиков в цифровую эпоху сможет включать в себя такие новые дисциплины, как профессиональное переводческое чтение, домашинная обработка текста для автоматизированного перевода (АП), постмашинное редактирование текстов, поиск, обработка и верификация информации в системе больших данных и др. [19, с. 18–19]. Проект цифрового перевода подтверждает, что взгляд русских ученых Высшей школы перевода МГУ имени М. В. Ломоносова уже начинает влиять на совершенствование ранних основных компетенций переводчика и на развитие новых высокотехнологичных компетенций. Такая модель воспитания компетенций переводчика успешно сочетает традиции классического университетского образования и новейшие тенденции. Как переводчик с появлением AI (искусственного интеллекта) будет использовать эту новую технологию? И как вузы относятся к обучению устному переводу в новую эпоху? Теория перевода Высшей школы перевода МГУ имени М. В. Ломоносова полезна для подготовки переводчиков с комбинацией русского и китайского языков и сможет послужить примером для обучения устному переводу в Китае.

Перспективы эволюции методики устного перевода в Китае

Потребность в высококвалифицированных переводчиках актуальна на сегодняшней международной арене, чтобы обеспечить беспрепятственную межкультурную коммуникацию в глобальной системе координат. Следует отметить, что подготовка переводчиков-профессионалов в китайских, западных, и российских высших школах перевода развивается по пути нормативного стандарта профессии, глубокой и совершенной теории перевода. Также в Китае показаны основные проблемы методов обучения устному синхронному переводу для современных переводчиков. В Китае, на Западе, в России подчеркиваются особенности текущей международной обстановки: открытие цифровой эпохи, развитие новых технологий, углубление интеграции глобальной экономики, распространение мультилатерализма, продолжение многосторонней дипломатии, расширение гуманитарного обмена, актуальная потребность в кадрах с интернациональным кругозором. В стратегическом доверительном диалоге важную роль сыграют высококвалифицированные переводчики, способствующие межнациональной коммуникации. Из этого мы сможем сделать вывод о том, что обучение устному переводу на фоне цифровой эпохи чрезвычайно перспективно.

Библиография
1.
邹振环,21世纪中国翻译学史,上海 (Цзоу Чжэньхуань. История переводоведения Китая в XX веке). Шанхай, 2017. 432 c.
2.
Delisle, J. Preface. Jesús Baigorri-Jalón. Translated by Holly Mikkelson and Barry Slaughter Olsen. From Paris to Nuremberg. Amsterdam/Philadelphia: John Benjamins Publishing Company, 2014.
3.
穆雷. «中国翻译教学研究» (Му Лэй. Исследование преподавания перевода в Китае). Шанхай, 1999. 322 c.
4.
冯欣. 俄罗斯翻译理论史及其影响研究. 上海: 上海外国语大学 (Фон Сянь. История теории перевода в России и исследование ее влияния). Шанхай: Шанхайский университет иностранных языков, 2009. 37 с.
5.
徐林发,试论中西方翻译理论的一致性,见 «浙江师大学报» (Сюй Линфа. Попытка обсудить совместимость китайской и западной теории перевода). «Вестник Чжэцзянского педагогического университета», 1995. С. 93–95.
6.
巴尔胡达罗夫. «语言与翻译». 北京.蔡毅,虞杰,段京华译 (Бархударов Л. С. Язык и перевод). Пекин. Переводчики: Цай И, Юй Цзе, Дуань Цзинхуа. 1985. 215 c.
7.
奈达. «奈达论翻译». 北京. 谭载喜编译 (Nida. Nida discussed the translation. Translated and edited by Tan Zaixi). 1984. 152 c.
8.
杨晓荣,港台的翻译教学,见 《上海科技翻译》 (Ян Сяожун. Преподавание перевода в районах Гонконга и Тайваня). «Шанхайский научно-технический перевод», 1998. С. 31–33.
9.
http://www.cuhk.edu.hk/english/faculties/arts.html / Официальный сайт факультета перевода Китайского университета Гонконга (CUHK).
10.
达尼卡•塞莱丝柯维奇 «口译技巧». 北京. 孙慧双译 (Селескович Д. Навыки устного перевода). Переводчик: Сунь Хуйшуан. 1979. С. 172.
11.
达尼卡•塞莱丝柯维奇, 玛丽娅娜•勒代雷, «口笔译概论». 北京. 孙慧双译 (Селескович Д., Ледерер М. Общее введение в устный и письменный переводы). Переводчик: Сунь Хуйшуан. 1992. 305 c.
12.
勒代雷,释意学派口笔译理论,北京. 刘和平译 (Ледерер М. Теория устного и письменного переводов интерпретативной школы). Переводчик: Лю Хэпин. 2001. 202 c.
13.
达尼卡•塞莱丝柯维奇, 玛丽娅娜•勒代雷, «口译训练指南» 闫素伟, 邵炜译 (Селескович Д., Ледерер М. Системный подход к обучению устному переводу). Переводчики: Янь Сувэй и Шао Вэй. 2007. 415 c.
14.
刘和平,法国释意理论: 译介、批评及应用 (Лю Хэпин. Интерпретативная теория перевода: введение, критика и применение). Шанхай, 2011. 263 c.
15.
Гарбовский Н. К. 翻译的科学系统学模式:超学科性和科学知识系统 // Вестник Университета Хэйхэ. 2015. № 6. С. 9–14.
16.
高彬. «同声传译理论研究与教学应用». 北京 (Гао Пинь. Теоретическое исследование устного синхронного перевода и его применение в преподавании). Пекин, 2016. 230 c.
17.
刘和平,职业口译教学与研究 (Лю Хэпин. Профессиональный устный перевод: преподавание, изучение и исследование). Пекин, 2017. 285 c.
18.
Костикова О. И. Наука о переводе в Китае // Вестник Московского университета. Сер. 22. Теория перевода. 2017, № 3. С. 3–5.
19.
Гарбовский Н. К., Костикова О. И. Интеллект для перевода: искусный или искусственный? // Вестник Московского университета. Сер. 22. Теория перевода. 2019, № 4. С. 3–25.
References (transliterated)
1.
邹振环,21世纪中国翻译学史,上海 (Tszou Chzhen'khuan'. Istoriya perevodovedeniya Kitaya v XX veke). Shankhai, 2017. 432 c.
2.
Delisle, J. Preface. Jesús Baigorri-Jalón. Translated by Holly Mikkelson and Barry Slaughter Olsen. From Paris to Nuremberg. Amsterdam/Philadelphia: John Benjamins Publishing Company, 2014.
3.
穆雷. «中国翻译教学研究» (Mu Lei. Issledovanie prepodavaniya perevoda v Kitae). Shankhai, 1999. 322 c.
4.
冯欣. 俄罗斯翻译理论史及其影响研究. 上海: 上海外国语大学 (Fon Syan'. Istoriya teorii perevoda v Rossii i issledovanie ee vliyaniya). Shankhai: Shankhaiskii universitet inostrannykh yazykov, 2009. 37 s.
5.
徐林发,试论中西方翻译理论的一致性,见 «浙江师大学报» (Syui Linfa. Popytka obsudit' sovmestimost' kitaiskoi i zapadnoi teorii perevoda). «Vestnik Chzhetszyanskogo pedagogicheskogo universiteta», 1995. S. 93–95.
6.
巴尔胡达罗夫. «语言与翻译». 北京.蔡毅,虞杰,段京华译 (Barkhudarov L. S. Yazyk i perevod). Pekin. Perevodchiki: Tsai I, Yui Tsze, Duan' Tszinkhua. 1985. 215 c.
7.
奈达. «奈达论翻译». 北京. 谭载喜编译 (Nida. Nida discussed the translation. Translated and edited by Tan Zaixi). 1984. 152 c.
8.
杨晓荣,港台的翻译教学,见 《上海科技翻译》 (Yan Syaozhun. Prepodavanie perevoda v raionakh Gonkonga i Taivanya). «Shankhaiskii nauchno-tekhnicheskii perevod», 1998. S. 31–33.
9.
http://www.cuhk.edu.hk/english/faculties/arts.html / Ofitsial'nyi sait fakul'teta perevoda Kitaiskogo universiteta Gonkonga (CUHK).
10.
达尼卡•塞莱丝柯维奇 «口译技巧». 北京. 孙慧双译 (Seleskovich D. Navyki ustnogo perevoda). Perevodchik: Sun' Khuishuan. 1979. S. 172.
11.
达尼卡•塞莱丝柯维奇, 玛丽娅娜•勒代雷, «口笔译概论». 北京. 孙慧双译 (Seleskovich D., Lederer M. Obshchee vvedenie v ustnyi i pis'mennyi perevody). Perevodchik: Sun' Khuishuan. 1992. 305 c.
12.
勒代雷,释意学派口笔译理论,北京. 刘和平译 (Lederer M. Teoriya ustnogo i pis'mennogo perevodov interpretativnoi shkoly). Perevodchik: Lyu Khepin. 2001. 202 c.
13.
达尼卡•塞莱丝柯维奇, 玛丽娅娜•勒代雷, «口译训练指南» 闫素伟, 邵炜译 (Seleskovich D., Lederer M. Sistemnyi podkhod k obucheniyu ustnomu perevodu). Perevodchiki: Yan' Suvei i Shao Vei. 2007. 415 c.
14.
刘和平,法国释意理论: 译介、批评及应用 (Lyu Khepin. Interpretativnaya teoriya perevoda: vvedenie, kritika i primenenie). Shankhai, 2011. 263 c.
15.
Garbovskii N. K. 翻译的科学系统学模式:超学科性和科学知识系统 // Vestnik Universiteta Kheikhe. 2015. № 6. S. 9–14.
16.
高彬. «同声传译理论研究与教学应用». 北京 (Gao Pin'. Teoreticheskoe issledovanie ustnogo sinkhronnogo perevoda i ego primenenie v prepodavanii). Pekin, 2016. 230 c.
17.
刘和平,职业口译教学与研究 (Lyu Khepin. Professional'nyi ustnyi perevod: prepodavanie, izuchenie i issledovanie). Pekin, 2017. 285 c.
18.
Kostikova O. I. Nauka o perevode v Kitae // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 22. Teoriya perevoda. 2017, № 3. S. 3–5.
19.
Garbovskii N. K., Kostikova O. I. Intellekt dlya perevoda: iskusnyi ili iskusstvennyi? // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 22. Teoriya perevoda. 2019, № 4. S. 3–25.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предложенная для публикации статья посвящена одной из мало встречающихся в критической массе источников теме. Это, безусловно, эмоционально радует, но главное – определяет актуальность исследования, а также научную новизну данной разработки. Удачно тезирует в начале статьи автор, что «методика устного перевода в Китае никогда не развивалась изолированно, наоборот, она постоянно эволюционировала, учитывая процесс мирового развития». Данная же «научная работа рассматривает эволюцию методики обучения устному переводу в Китае на фоне глобализации». Указанный срез весьма продуктивен и концептуален, то есть рассмотрение темы идет не изолированно / локально, а сферически объемно. На мой взгляд, работа не только информирует потенциально заинтересованного читателя, но и определяет контуры актуальной методики, что, несомненно, важно и ценно. Текст работы четко структурирован, дифференциация на смысловые блок оправдана, принцип хронологии налицо. Каждая из частей исследования продумана, ибо автор заинтересован в качественном и грамотном раскрытии вопроса. Фактический материал, который введен в текст, подкрепляется частностью ссылок / цитаций. Следовательно, «статистические данные» верифицированы, их полновесность не вызывает сомнений. Отмечу еще одно из достоинств текста – это аргументированная критика, автор поддерживает диалог с потенциальными оппонентами, но допускает и последующее развитие проблемы. Номинация стиля объективна, строга, наукоемка. Например, «в 1994 году Высшая школа перевода была учреждена в Пекинском университете иностранных языков. Это тоже является важным событием в эволюции подготовки высококвалифицированных переводчиков в Китае, поскольку даже само название учреждения — Высшая школа перевода — говорит о том, что обучение переводчиков официально стало профессией», или «неоспорим тот факт, что устный синхронный перевод — это молниеносное действие, связанное со стремительным механизмом мышления. И если переводчик-синхронист концентрируется на оболочке языка и речи, не обращая внимания на смысл сказанного оратором, в результате появляется буквальный перевод, что зачастую приводит к неверной передаче информации. Далее такой дословный перевод будет оказывать негативное влияние на восприятие аудитории, поскольку точный смысл речи оратора не был передан. Поэтому интерпретативная теория перевода помогает переводчику освободиться от влияния формы ИЯ и верно передать культурное внутреннее значение ИЯ» и т.д. Наличного объема достаточно для раскрытия вопроса, общие требования оформления текста учтены. Термины / понятия используемые в работы универсальны, в данной части разночтений не выявлено. Хорошо, что автор использует в работе т.н. языковые клише (мы можем видеть, всем известно…), которые четко и точно ориентируют на оригинальность взгляда. Не лишена статья и использования риторических формул, они обеспечивают диалог с реципиентом, заставляют правильно выходить на главное и существенное. Завершается текст выводами, которые созвучны основной части. Удачно в финале автор тезирует, что «обучение устному переводу на фоне цифровой эпохи чрезвычайно перспективно», на мой взгляд, это задел для нового труда. Статья «Эволюция методики устного перевода в Китае» может быть рекомендована к открытой публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"