Статья 'Две традиции изучения модальности. План выражения' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Две традиции изучения модальности. План выражения

Ежкова Виктория Андреевна

аспирант, кафедра общего и сравнительно-исторического языкознания, филологический факультет, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, ГСП-1, филологический факультет

Ezhkova Viсtoria Andreevna

Postgraduate student, the department of General and Comparative-Historical Linguistics, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, GSP-1, filologicheskii fakul'tet

arien_anor@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.12.34740

Дата направления статьи в редакцию:

26-12-2020


Дата публикации:

31-12-2021


Аннотация: В статье выдвигается предположение о существовании двух лингвистических традиций изучения модальности с точки зрения плана выражения. Первая традиция – отечественная, она восходит к работам В.В. Виноградова. Вторая традиция – зарубежная, она уходит корнями в исследования философов и логиков. Подробно исследуются взгляды ученых обеих традицией, делаются выводы о способах выражения модальности, выделяемых отечественными и зарубежными авторами. Отмечается, что исследователи используют разные принципы группирования модальных средств, делят их на маркеры объективной и субъективной модальности, эпистемической и неэпистемической модальности, на грамматические и лексические, а также на имплицитные и эксплицитные средства. При этом нет единого системного представления способов выражения модальности как в разных языках, так и в одном конкретном языке, в данном случае – русском. Для решения данной проблемы представляется целесообразным разграничить модальность и субъективность как разные категории модуса. Модальность – это способ выражения ирреальности событий в отношении к семантике (фактический статус предложения) и к прагматике (иллокутивная функция высказывания). Субъективность – способ передачи эмоциональных и ментальных установок говорящего по отношению к содержанию своего высказывания, к действительности или к другим участникам коммуникации. Таким образом, к модальным средствам следует причислять те языковые единицы, которые вводят ирреальный план возможности и необходимости. С опорой на данное понимание категории в заключении статьи перечисляются средства выражения модальности в русском языке.


Ключевые слова: модальность, средства выражения модальности, субъективность, эпистемическая модальность, семантическая модальность, прагматическая модальность, деонтическая модальность, объективная модальность, субъективная модальность, модус

Abstract: This article advances a hypothesis on the existence of two linguistic traditions of studying modality from the perspective of the plan of expression. The first tradition – the national one – stems from the works of V. V. Vinogradov. The second tradition – the foreign one – harks back to the studies of the philosophers and logicians. The author explores the views of the scholars of both traditions, concluding on their ways of expressing modality. It is noted that researchers use different principles of grouping the modal means; divide them into the markers of objective and subjective modality, epistemic and non-epistemic modality, grammatical and lexical, as well as implicit and explicit. At the same time, there is no uniform systemic representation on the ways of expressing modality in different languages or in a particular language (in this context – Russian). Solution to this problem requires demarcating modality and subjectivity as the different categories of modus. Modality is a way of expressing irreality of events with regards to semantics (current status of a sentence) and pragmatics (illocutive function of a statement). Subjectivity is a method of conveying emotional and mental attitudes of the speaker in relation to the content of his utterance, reality, as well as other parties to communication. Therefore, modal means should include the linguistic units, which introduce the irreal plan of the possibility and necessity. Leaning on such interpretation of the category, the author lists the means of expressing modality in the Russian language.



Keywords:

deontic modality, pragmatic modality, semantic modality, epistemic modality, subjectivity, expression of modality, modality, objective modality, subjective modality, modus

Введение

Проблема изучения модальности, как представляется, связана с разнообразием существующих в науке взглядов на эту лингвистическую категорию и с отсутствием общепринятого системного представления как значений, так и средств модальности.

В отечественной лингвистической традиции принято выделять объективную модальность – отношение содержания высказывания к действительности, и субъективную модальность – отношение говорящего к сказанному. Объективная модальность представляет собой отнесение содержания высказывания к плану реальности или ирреальности, выражаемое наклонением. К субъективной модальности относят различные значения, связанные с эмоциональным и ментальным состоянием субъекта речи, с его уверенностью или неуверенностью в высказывании, с волитивными намерениями говорящего. Соответственно, и способы выражения всех этих значений, объединенных понятием субъективная модальность, многочисленны и различны.

В зарубежной лингвистической традиции выделяют различные модальные значения, но основные – это эпистемическая и деонтическая модальность. Эпистемическая модальность представляет собой оценку говорящим вероятности того, что положение дел, выраженное в предложении, имеет место в действительности. Деонтическая модальность указывает на степень моральной приемлемости представленного в высказывании состояния дел [11, с. 36-38]. Оба вида модальности выражаются как грамматически, так и лексически.

Наше собственное определение модальности опирается на семантику и прагматику. Мы выделили два вида модальности:

1) семантическая модальность, которая устанавливает отношение между предложением и действительностью, и указывает на фактический статус предложения (реальность/ирреальность);

2) прагматическая модальность, которая устанавливает отношение между высказыванием и участниками коммуникации, и способствует выражению коммуникативного намерения говорящего (иллокутивность высказывания).

В соответствии с данным представлением категория модальности не включает в себя значения, которые традиционно относят к субъективной модальности.

В статье мы проанализируем взгляды видных ученых разных стран, среди которых В.В. Виноградов, Н.Ю. Шведова, А.В. Бондарко, Г.А. Золотова, Е.В. Падучева, Х.Наррог и К. Бойе, на предмет того, какие средства служат выражению модальности в том или ином языке.

По итогам анализа обобщим точки зрения представителей обеих традиций, а в завершении статьи определим средства выражения модальности в русском языке исходя из собственного понимания данной категории. Теоретические посылки будут проиллюстрированы примерами из парламентских речей, насыщенных различными модальными смыслами.

Отечественная традиция изучения выражения модальности

Академик В.В. Виноградов одним из первых исследовал модальность с точки зрения плана выражения и составил большой перечень средств, которые, как он полагал, обозначают различные модальные смыслы и оттенки. Эти средства можно поделить на группы: интонационные, грамматические (время и наклонение глагола), лексические (модальные слова разных категорий и др.), синтаксические (вводно-именные синтагмы и др.) [2, с. 58-87].

В «Русской грамматике» закрепляется разделение модальности на объективную и субъективную и соответствующим образом разводятся средства выражения двух видов этой категории. Объективная модальность проявляется через наклонения – индикативное и ирреальные [7, с. 86]. Субъективно-модальные значения выражаются интонацией, модальными частицами и различными синтаксическими средствами (порядок слов, построения с междометиями, построения с вводными словами и т.д.) [7, с. 216-237].

Если в «Русской грамматике» к средствам выражения объективной модальности относилось только наклонение, то Г.А. Золотова полагает, что способов выражения ирреальности событий намного больше. К ним она причисляет морфолого-синтаксические (наклонение), конструктивно-синтаксические (синтаксические конструкции), лексико-синтаксические (частицы) и интонационно-синтаксические (интонация) средства [3, с. 145]. Основной способ выражения субъективной модальности – вводные слова и модальные частицы, внутрисинтаксической модальности – модальные глаголы в составе предиката, безличные предложения со словами категории состояния и глаголами на –ся, инфинитивные предложения. При этом модальное значение может обогащаться различными оттенками, которые выражаются с помощью интонации, частиц, порядка слов, логического ударения, времени и вида глагола и других средств [3, с. 147-156].

Е.В. Падучева к средствам объективной модальности относит наклонение, к средствам иллокутивной модальности – иллокутивные типы предложений (ассертивы, императивы и интеррогативы), частные иллокутивы, а также иллокутивное употребление союзов, к средствам субъективной модальности – наклонение, конструкции с союзами, частицами, междометиями, местоимениями и лексическими повторами, вводные слова и обороты. Примыкающие к субъективной модальности значения необходимости и возможности передают предикаты, вводные слова, конструкции с инфинитивом и другие средства [6, с. 93-157].

А.В. Бондарко и авторы «Теории функциональной грамматики» распределили средства выражения модальности по типам значений:

1. Оценка с точки зрения реальности-ирреальности – наклонение и время глагола, союзы и частицы.

2. Оценка с точки зрения возможности, необходимости или желательности – модальные слова и глаголы.

3. Оценка говорящим степени достоверности сообщения – модальные наречия, вводные слова, придаточное изъяснительное при главном предложении с модальной оценкой.

4. Коммуникативная установка говорящего – интонация, наклонение, конструкция предложения.

5. Выражение утверждения или отрицания – маркировка отрицания грамматическими, словообразовательными, лексическими средствами.

6. Эмоциональная и качественная оценка – лексика, просодия, междометия, конструкции с вводными словами и оборотами [8, с. 67-68].

Проанализировав взгляды исследователей, мы пришли к следующим выводам:

1. Объективная модальность обязательно выражается наклонением и факультативно рядом других средств.

2. Субъективная модальность в силу своего широкого толкования как в смысловом, так и в функциональном плане выражается различными средствами – лексическими, грамматическими, интонационными.

3. Дополнительные модальные значения, выделяемые исследователями (внутрисинтаксическая модальность, иллокутивная модальность и др.), имеют конкретные средства выражения, зачастую отличающиеся от средств выражения объективной и субъективной модальности. Соответственно, чем больше значений в категории модальности выделяется, тем шире становится охват способов ее выражения в языке, что в итоге затрудняет приведение всех этих составляющих в систему.

4. Некоторые исследователи разделяют объективную модальность, которая выражается наклонением, и значения возможности и необходимости, которые передаются лексическими средствами и различными синтаксическими конструкциями. С нашей точки зрения, значения возможности и необходимости относятся к плану ирреальности, являются собственно модальными значениями, и могут выражаться как грамматически (наклонение), так и лексически (модальные глаголы, слова категории состояния).

Зарубежная традиция изучения выражения модальности

Для изложения взглядов зарубежных авторов обратимся к статьям Х.Наррога «Выражение неэпистемических модальных категорий» [10, с. 86-116] и К. Бойе «Выражение эпистемической модальности» [9, с. 117-140], опубликованным в научном справочнике «The Oxford Handbook of Modality and Mood». Типологический характер данных исследований позволяет очертить средства выражения модальности в широкой перспективе, используя данные различных языков. Резюмируем содержание обеих статей в следующей таблице.

Таблица 1

Выражение эпистемической и неэпистемической модальности

Эпистемическая модальность.

Неэпистемическая (динамическая, деонтическая, буломаическая и др.) модальность.

I. Лексическое выражение

1) Глаголы (know , believe , и doubt )

- I doubt that chains will be necessary. Сомневаюсь, что цепи понадобятся.

2) Прилагательные ( certain , probable иpossible )

- Yes, I am certain of that. Да, я в этом уверен.

3) Существительные (certainty, likelihood и belief )

- There is little likelihood that cereals played a minor role in the economy. Маловероятно, что зерновые сыграли незначительную роль в экономике.

5) Наречия и частицы ( certainly , probably , possibly иper ­ haps )

- We'll probably win the match. Вероятно, мы выиграем матч[1].

II. Грамматическое выражение

1) Эпистемические модальные вспомогательные средства

- There may be some truth in that, but it sounded like a bit of the old fustian all the same. В этом, может быть, и есть доля правды, но все-таки это звучало как-то по-старому.

2) Клитики

- Pel'p ku7 tu7 [ku sk’úk’wmi7t] (St'at'imcets (Salishan)). A child got lost (someone told me). Потерялся ребенок (мне кто-то сказал).

3) Аффиксы

- Mashkooki’ yakni’ iya-li-k-aamo (Choctaw). I went to Creek land. Я пошел в страну ручьев.

I. Эксплицитное выражение

1) Глаголы и глагольные вспомогательные средства

- Me peyi paga:h dili gatsh-un (Kashmiri). I will have to/must go to Delhi tomorrow. Завтра мне придется/я должен поехать в Дели.

2) Прилагательные и адъективные вспомогательные средства

- Raa yog room ea bineey (Yapese). You can do this (lit. “This will be possible for you”). Вы можете сделать это (дословно – Для вас это возможно).

3) Аффиксы

- Llё e sharia-ko llёme (Teribe). There is nothing to do. Делать нечего.

4) Существительные

- Sinun on pakko tulla (Finnish). You have to come (lit. “Yours is the compulsion to come”). Ты должен прийти (дословно – Ты принужден прийти).

4) Наречия и частицы

- Lupang lí-ya na anda na ma-hàmu(Kambera). He must go along the road that is good. Он должен идти по дороге, которая хорошая.

II. Имплицитное выражение

1) Наклонение

- (Rёr) nuat a-ya-r-t (Alamblak). He should eat the sago patty! Он должен съесть пирожок с саго!

2) Залог

- Suese-we e-u-ji aisi-gi (Udihe) You can't mend this axe. Ты не можешь починить этот топор.

3) Притяжательность

- A Nu ate runu I te pipi (Rapanui). Nua had to collect the shells (lit. “Nua's collecting of the shells”). Нуа должен был собрать раковины (дословно - Нуа собирает раковины)

4) Аспект

- Ce type-là il te peint un tableau en une heure (French). That guy, he paints/can paint you a picture in one hour. Этот парень, он рисует/может нарисовать вам картину за один час.

Как видно по этой таблице, средства выражения эпистемической модальности делятся на грамматические и лексические. Способы выражения всех остальных видов модальности подразделяются на эксплицитные (аналогично включающие в себя грамматические и лексические маркеры), и на имплицитные – к ним относятся «конструкции, которые в основном служат средством выражения других категорий» [10, с. 94]. Подход ученых позволил объединить модальные средства в группы, но не в единую систему.

Заключение

Проанализировав взгляды разных исследователей, отметим, что трудность классификации средств выражения модальности в типологической перспективе или в таком языке, как русский, связана, на наш взгляд, с широким пониманием данной категории. Первый шаг в решении данной проблемы видится в разделении модальности и субъективности как разных категорий модуса. Модальность – это способ выражения ирреальности событий в языке и речи. Субъективность – способ передачи эмоциональных и ментальных установок говорящего по отношению к содержанию своего высказывания, к действительности или к другим участникам коммуникации, субъективная оценка в широком понимании (оценка достоверности, вероятности, желательности, приемлемости и т.д.).

Рассмотрим различия в понимании этих двух модусных категорий на примере вводных слов. Если вводные конструкции связаны со значениями (не)возможности и необходимости и показывают ирреальность событий, то это модальность (1), если же с субъективной оценкой содержания высказывания (2), то это субъективность:

1) «Возможно , после вынесения Государственной Думой вотума недоверия правительству ничего не произойдет, а может , это вызовет острейший правительственный кризис, чреватый самыми непредсказуемыми последствиями» [4, с.167].

2) «Люди с сильным характером, люди самостоятельные, к сожалению , во многих случаях в России не только не выдвигались вперёд, а преследовались» [4, с.63].

Таким образом, из средств выражения модальности мы бы исключили те языковые единицы, функция которых заключается не в выражении ирреальности событий, а в передаче различных эмоций и оценок.

В следующих высказываниях средства выражения собственно модальности (может , возможно ) употребляются вместе со средствами выражения субъективности (едва ли , весьма ). Модальные средства передают значение возможности, а субъективные средства – сомнение (1) и уверенность (2) в выражаемой возможности:

1) «Из этого следует, что поголовное разделение всех земель едва ли может удовлетворить земельную нужду на местах…» [5, с.52].

2) «Весьма возможно , что эта несколько мертвенная организация является причиной того застоя в делах, той канцелярской волокиты, которая тяжело отражается на многих и на многих» [1, с.78].

Во введении мы также обозначили, что понимаем под модальностью указание на фактический статус предложения (семантическая модальность) и выражение коммуникативного намерения говорящего (прагматическая модальность). Средства семантической модальности – это различные маркеры возможности и необходимости, которые с точки зрения содержания указывают на ирреальный план, а с точки зрения формы – переводят утверждение в неутверждаемое предложение:

· На улице идет дождь => Возможно , на улице идет дождь.

· В ближайшее время Соединенные Штаты Америки выйдут из Договора о ракетах средней и меньшей дальности. =>В ближайшее время Соединенные Штаты Америки могут выйти из Договора о ракетах средней и меньшей дальности.

Таким образом, средства выражения модальных значений возможности и невозможности в русском языке – это сослагательное наклонение, модальный глагол может , вводные конструкции (быть может ), предикативы (можно , нельзя ), наречия (невозможно ) и другие.

Что касается необходимости, то в языке она присоединяет к себе еще одно значение – долженствование, что коррелируется с философским пониманием необходимого (необходимое – это то, что должно быть или произойти). В речи необходимость и долженствование могут быть выражены императивным наклонением, модальным глаголом должен и некоторыми его синонимами (обязан , следует и др.), предикативами (необходимо , надо , нужно) и другими средствами.

Прагматическая модальность встречается в иллокутивных речевых актах, соотнесенных с семантикой возможности и необходимости (просьбы, запреты, команды, повеления и т.д.). Модальность в таких высказываниях выражается лексически, грамматически, а также может считываться на контекстуальном уровне, например:

- Мама, я хочу гулять.

- Там весь день идет дождь.

В этом коротком диалоге фразу ребенка можно расценивать как немаркированную просьбу, а ответ мамы – как немаркированный запрет. При наличии маркеров прагматической модальности эти высказывания имели бы следующий вид:

- Мама, можно я пойду гулять?

- Нет, нельзя, там весь день идет дождь.

Такие скрытые, неявленные модальности в предложениях можно соотнести с семантикой косвенных речевых актов, в которых, например, под видом вопроса маскируется просьба (Не передадите мне соль? ).

Таким образом, к средствам выражения модальности мы относим те языковые явления, которые вводят в предложение ирреальные планы возможности/невозможности и необходимости/долженствования.

[1] Собственный пример.

Библиография
1.
А.И. Гучков в Третьей Государственной думе (1907-1912 гг.) Санкт-Петербург, 1912 г. 248 с.
2.
Виноградов В.В. О категории модальности и модальных словах в русском языке // Труды Института русского языка. 1950. Т. 2. С. 53-87.
3.
Золотова Г.А. Очерк функционального синтаксиса русского языка. М.: Издательство «Наука»,1973. 351 с.
4.
Избранные выступления депутатов Государственной Думы с 1906 года до наших дней/ Под общей ред. С.Е. Нарышкина. М.: Издание Государственной Думы, 2013. 304 с.
5.
Избранные выступления П.А. Столыпина в Государственной думе и Государственном совете. 1906—1911 годы. М.: Издание Государственной Думы, 2012. 228 с.
6.
Падучева Е.В. Эгоцентрические единицы языка. М.: Издательский Дом ЯСК, 2019. 440 с.
7.
Русская грамматика. Том II. Синтаксис / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Издательство «Наука», 1980. 712 с.
8.
Теория функциональной грамматики. Темпоральность. Модальность / Под ред. А.В. Бондарко. Л.: Издательство «Наука», 1990. 264 с.
9.
Boye K. The Expression of Epistemic Modality // The Oxford Handbook of Modality and Mood. Oxford: Oxford University Press, 2019. pp. 117-140.
10.
Narrog H. The Expression of Non-Epistemic Modal Categories // The Oxford Handbook of Modality and Mood. Oxford: Oxford University Press, 2019. pp. 89-116.
11.
Nuyts J. Analyses of the Modal Meanings // The Oxford Handbook of Modality and Mood. Oxford: Oxford University Press, 2019. pp. 31-49.
References
1.
A.I. Guchkov v Tret'ei Gosudarstvennoi dume (1907-1912 gg.) Sankt-Peterburg, 1912 g. 248 s.
2.
Vinogradov V.V. O kategorii modal'nosti i modal'nykh slovakh v russkom yazyke // Trudy Instituta russkogo yazyka. 1950. T. 2. S. 53-87.
3.
Zolotova G.A. Ocherk funktsional'nogo sintaksisa russkogo yazyka. M.: Izdatel'stvo «Nauka»,1973. 351 s.
4.
Izbrannye vystupleniya deputatov Gosudarstvennoi Dumy s 1906 goda do nashikh dnei/ Pod obshchei red. S.E. Naryshkina. M.: Izdanie Gosudarstvennoi Dumy, 2013. 304 s.
5.
Izbrannye vystupleniya P.A. Stolypina v Gosudarstvennoi dume i Gosudarstvennom sovete. 1906—1911 gody. M.: Izdanie Gosudarstvennoi Dumy, 2012. 228 s.
6.
Paducheva E.V. Egotsentricheskie edinitsy yazyka. M.: Izdatel'skii Dom YaSK, 2019. 440 s.
7.
Russkaya grammatika. Tom II. Sintaksis / Pod red. N.Yu. Shvedovoi. M.: Izdatel'stvo «Nauka», 1980. 712 s.
8.
Teoriya funktsional'noi grammatiki. Temporal'nost'. Modal'nost' / Pod red. A.V. Bondarko. L.: Izdatel'stvo «Nauka», 1990. 264 s.
9.
Boye K. The Expression of Epistemic Modality // The Oxford Handbook of Modality and Mood. Oxford: Oxford University Press, 2019. pp. 117-140.
10.
Narrog H. The Expression of Non-Epistemic Modal Categories // The Oxford Handbook of Modality and Mood. Oxford: Oxford University Press, 2019. pp. 89-116.
11.
Nuyts J. Analyses of the Modal Meanings // The Oxford Handbook of Modality and Mood. Oxford: Oxford University Press, 2019. pp. 31-49.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Частность рассмотрения той или иной лингвистической категории дает возможность ряд полученных данных сводить в единое информационное пространство. Как отмечено во введении рецензируемой работы, «в статье проанализированы взгляды видных ученых разных стран, среди которых В.В. Виноградов, Н.Ю. Шведова, А.В. Бондарко, Г.А. Золотова, Е.В. Падучева, Х.Наррог и К. Бойе, на предмет того, какие средства служат выражению модальности в том или ином языке». Следовательно, предметная область конкретизирована и уточнена, а целевая составляющая исследования задает общий логический выверенный тон всего сочинения. Важно, что автор работы критически строг, ибо обозначает: «по итогам анализа обобщим точки зрения представителей обеих традиций, а в завершении статьи определим средства выражения модальности в русском языке исходя из собственного понимания данной категории». Немаловажно, что «теоретические изыскания проиллюстрированы примерами из парламентских речей, насыщенных различными модальными смыслами». Работа имеет четко выверенную структуру, манифестированный теоретический базис, практическую составляющую. Ценность исследования в том, что ряд «импульсов» научного плана может быть конкретизирован далее в русле создания новых текстов смежной тематической направленности. Большая часть авторских суждений объективна, выверена, точна. Постоянный ориентир на «авторитет» удачно дополняет работу. Например, «академик В.В. Виноградов одним из первых исследовал модальность с точки зрения плана выражения и составил большой перечень средств, которые, как он полагал, обозначают различные модальные смыслы и оттенки», или «если в «Русской грамматике» к средствам выражения объективной модальности относилось только наклонение, то Г.А. Золотова полагает, что способов выражения ирреальности событий намного больше…», или «А.В. Бондарко и авторы «Теории функциональной грамматики» распределили средства выражения модальности по типам значений…» и т.д. Следовательно, тема работы раскрывается весьма неплохо, а задачи исследования решаются в синкретически слаженном ритме. На мой взгляд, удачно сделано обобщение данных с помощью табличной раскладки, это самый действенный способ. Статья имеет законченный вид, она самостоятельна, оригинальна. Думается, что работы подобного рода должны появляться чаще, ибо сведение определенных позиций в единое «информационное пространство» есть инструментарий для дальнейшего процесса изучения той или иной проблемы. Заключительная часть – это подведение итогов: «проанализировав взгляды разных исследователей, отметим, что трудность классификации средств выражения модальности в типологической перспективе или в таком языке, как русский, связана, на наш взгляд, с широким пониманием данной категории», «первый шаг в решении данной проблемы видится в разделении модальности и субъективности как разных категорий модуса. Модальность – это способ выражения ирреальности событий в языке и речи…». Привлекает в этой части, безусловно, умение автора не только фактически констатировать данность, но и заинтересовывать потенциального читателя. Формальные требования издания учтены, библиография достаточна, текст не требует специальной технической правки. Рекомендую статью «Две традиции изучения модальности. План выражения» к публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"