Статья 'Семейная аксиосфера: к проблеме инвентаризации базовых ценностей (на материале записей живой разговорной речи) ' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Семейная аксиосфера: к проблеме инвентаризации базовых ценностей (на материале записей живой разговорной речи)

Вепрева Ирина Трофимовна

доктор филологических наук

профессор, кафедра русского языка, общего языкознания и речевой коммуникации, Уральский федеральный университет имени первого президента России Б.Н. Ельцина

620000, Россия, Cвердловская область, г. Екатеринбург, ул. Ленина, 51, оф. к. 312

Vepreva Irina

Doctor of Philology

Professor, the department of Russian Language, General Linguistics and Verbal Communication, Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin

620000, Russia, Cverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Lenina, 51, of. k. 312

irina_vepreva@mail.ru
Пикулева Юлия Борисовна

кандидат филологических наук

доцент, кафедра русского языка, общего языкознания и речевой коммуникации, Уральский федеральный университет имени первого президента России Б.Н. Ельцина

620000, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Ленина, 51, оф. к.312

Pikuleva Yuliya

PhD in Philology

Docent, the department of Russian Language, General Linguistics and Verbal Communication, Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin

620000, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Lenina, 51, of. k.312

pik@bk.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2020.12.34705

Дата направления статьи в редакцию:

17-12-2020


Дата публикации:

24-12-2020


Аннотация.

Целью работы является выявление специфики аксиологического содержания речевого быта современной семьи. Для этой цели был собран диалогический материал речевого существования горожан-уральцев, связанных общностью семейных отношений, осуществлен перевод аудиозаписей в письменную форму (700 000 знаков). Была разработана эвристическая процедура лингвоаксиологического анализа разговорной речи на основе корпуса текстов-разговоров семейного общения. Выделено два плана речевого общения в соответствии с направленностью речевого поведения на предметное содержание разговора (план содержания) или на адресата (план общения). Соответственно выделены ценностно-тематические и ценностно-коммуникативные фрагменты диалога. Фрагментирование диалогов на ценностной основе обеспечивает исследователя набором компактных структурных единиц анализа, пригодных для выявления ценностных смыслов реплик коммуникантов. Выделены прямые и имплицитные языковые сигналы вербализации ценностных представлений языковой личности. Получена типология вербальной экспликации базовых ценностей, систематизация аксиологических представлений в семейном кругу. Первый блок ценностей выделен на основе анализа ценностно-тематических фрагментов. В него входят универсальные ценности, а также группы ценностей, связанные с семейными взаимоотношениями, с домом, с ценностями, получающими общественное признание. Второй блок ценностей выделен на основе анализа коммуникативно-ценностных фрагментов. В него входят группы ценностей, связанные с общекоммуникативными ценностями и ценностями семейного общения.

Ключевые слова: разговорный диалогический текст, речевой поступок, семейно-бытовое общение, семейная аксиосфера, ценностный фрагмент текста, речевое поведение, вербализация ценностных представлений, эксплицитная оценка, имплицитная оценка, лингвоаксиологический анализ

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта
№ 18-012-00382/18 «Речевой быт семьи: аксиологическая реальность и
методы исследования (на материале живой речи уральского города)».

Abstract.

The goal of this work consists on determination of specificity of axiological content of the speech commonly used in a modern family. The dialogical material of Ural citizens united by the commonality of family relations was accumulated; the audio recordings were translated into written form (700,000 characters). The author developed a heuristic procedure for linguo-axiological analysis of conversational speech based on the content of family communication. The two types of speech communication depending on the vector speech behavior towards the content of conversation (content plan) or the addressee (communication plan). The value-thematic and value-communicative fragments of the dialogue are determined respectively. Fragmentation of dialogues on the value basis provides the researcher with the set of compact structural units of analysis appropriate for identification of value meanings of dialogue of the respondents. The author highlights direct and implicit linguistic cues of verbalization of value representations of linguistic identity; acquires the typology of verbal explication of basic values, systematization of axiological representations within the family. The first block of values is determined based on the analysis of value-thematic fragments. It includes universal values, as well as the groups of values related to family relationships, household, and values that receive public recognition. The second block of values is determines based on the analysis of communication-value fragments. It includes groups of values associated with general communication values and values of family interactions.

Keywords:

explicit evaluation, verbalization of perceptions of values, verbal behaviour, axiological text fragment, family axiosphere, everyday family communication, speech act, colloquial dialogue, implicit evaluation, лингвоаксиологический анализ

К одному из активно развивающихся направлений современной лингвистики относится лингвоаксиология, предметом которой является изучение и описание ценностей, находящих свое вербализированное выражение в речевой практике. Ценности, единицы философского знания, могут быть эксплицированы в разных сферах речевого существования. Коммуникативный подход к выделению аксиологических ориентиров и аксиологических установок ориентирован на записи живой разговорной речи, которые дают возможность измерить ценностную сторону речевого поведения личности. Одна из сторон речевого быта – это сфера семейного общения, «заповедная область семейных отношений» [10, с. 281].

Цель предпринятого исследования – на основе записей повседневной семейной коммуникации горожан-уральцев выявить аксиологическое содержание речевого быта современной семьи. Выбор в качестве объекта исследования семейной аксиосферы не случаен. Семья как базовая ячейка общества является уникальным социокультурным феноменом, источником базовых ценностей, которые «являются ценностями-нормами и выступают как идеальная основа ориентации, идеальные критерии, на базе которых оценивается действительность и совершается выбор поступка, действия» [8, с. 99].

Целенаправленная работа научного коллектива ученых Уральского федерального университета по изучению повседневной речевой коммуникации в рамках семейного взаимодействия привела к созданию корпуса аутентичных текстов разговорной речи (объем аудиозаписей, переведенных в письменную форму, составляет 700 000 знаков).В качестве методологической базы лингвоаксиологического исследования выступает разработанная коллективом эвристическая методика лингвоаксиологической интерпретации целого разговорного текста, в основу которой легло принципиально важное выделение двух типов ценностно ориентированных фрагментов разговорного текста: ценностно-тематических (ЦТФ) и коммуникативно-ценностных (КЦФ). В ценностно-тематических фрагментах диалога оценивание направлено на внекоммуникативное содержание разговора, в коммуникативно-ценностных – на оценочное мнение о собеседниках. «Совокупность ценностных фрагментов разговорного диалога не покрывает всей его площади, но интенционально нагруженных фрагментов много, причем часть ЦКФ пересекается с ЦТФ или включается в них. Результат предложенного «фрагментирования» разговорного речевого материала обеспечивает исследователя набором достаточно компактных комплексных речевых единиц, пригодных для сопоставления оценочных смыслов включенных реплик и дальнейшей типологизации ценностного содержания диалога» [16, с. 94].

Данная статья подводит итоги эмпирических исследований ученых Уральского федерального университета, посвященных выявлению семейных ценностей. Изучение семейной аксиологической повседневности позволило прийти в обобщающим выводам о том, что семейная аксиосфера выступает как устойчивая совокупность взаимосвязанных семейных ценностей, необходимых для самоутверждения личности, формирует ценностный фундамент кооперативного общения [1; 2; 3; 9; 15; 16; 17; 18; 19; 20; 22; 23].

Лингвоаксиологическая интерпретация ценностно-ориентированных фрагментов разговорных текстов предполагает извлечение из них ценностных суждений, которые затем могут быть сведены к формулировке той или иной ценностной установки или ценности. Подобная лингвоаксиологическая диагностика ценностной картины мира в рамках семьи осуществляется прежде всего на основе поверхностной содержательно-ценностной структуры текста, в которой встречаются базовые способы выражения ценностного отношения: лексемы должен, нужно, хочу, рекомендуется , сигналы общих и частных оценок (хорошо / плохо, люблю / не люблю, красиво / некрасиво, важно / неважно ). Но при исследовании разговорного континуума приходится констатировать факт, что в разговорной повседневности оценки эксплицируются слабо [25, с. 126; 19, с. 37]. Глубинная имплицитная оценочность разговорной речи обусловлена, на наш взгляд, спецификой повседневного разговорного материала.

Структурообразующая оппозиция быт – бытие, лежащая в основе статуса категории «повседневность», в одной из работ по лингвокультурологии была вынесена в заглавие статьи: «Российская повседневность в языковом сознании: «обыденная дребедень» & «мир, светящийся смыслом» [24]. Автор, мотивируя выбор названия, пишет: «Этот статус мы обозначили двумя антонимичными цитатами. «Обыденная дребедень» — слова Родиона Раскольникова из романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание». Так презрительно герой назвал рутинную повседневную жизнь окружавших его людей, желая подчеркнуть свою обособленность и непричастность к ней. И напротив, австрийский философ и социолог Альфред Шюц считал повседневность «миром, светящимся смыслом», имея в виду, что именно повседневность является ареной непосредственной человеческой жизни и самореализации индивида, подлинным локусом культуры» [24, с. 64-65].

В сознании человека с детства в условиях семейного быта формируется ценностная картина мира, с которой носитель языка на протяжении всей жизни неосознанно сверяет свое поведение. Но в будничной разговорной речи не все ценностные установки проговариваются в виде мнений, нормативных постулатов, морально-этических суждений. Речевой опыт носителей языка опирается на многократное повторение бытовых ситуаций, на стереотипность непринужденного речевого общения. Семейный быт воспринимается как незначимая преходящая повседневность, в рамках которой нет места для философского обсуждения высоких понятий. Нормальное естественное положение вещей входит в ожидаемый когнитивный гештальт человеческого опыта. Естественно полагать, что «когнитивный оператор нормы создает языковые структуры чрезвычайно экономным и удобным для когнитивной обработки образом, перенося основное бремя интерпретации на уровень надъязыковой когнитивной структуры» [13, с. 57].

Вербализация ценностных смыслов происходит в ситуациях ценностного напряжения, когда отклонения от гештальта требуют дополнительных вычислительных ресурсов. Подобные ситуации в лингвоаксиологии получили название аксиогенных, т.е. воспринимаемых как ценностно-порождающие, которые объективируются в определенных жанрах речи, см.: [11].«Аксиологическая плотность» [12, с. 75] таких ситуаций в различных фрагментах ценностной картины мира семейной аксиосферы может быть различной. С опорой на наш исследовательский материал мы можем выделить ряд речевых жанров повседневной семейной коммуникации, в которых ценностные смыслы эксплицированы прямыми номинациями. К ним относятся ритуализированные праздноречевые жанры семейных праздников (тосты, пожелания, поздравления), а также жанры совета [6; 7], откровенного разговора, разговора по душам [21] и назидательные разговоры взрослых с детьми [4; 5].

Проиллюстрируем эксплицитное выражение ценностных смыслов на примере поздравлений с днем рождения и тостов в честь именниника. Тост как ритуализированная часть застольных речей обычно представляет собой ценностно значимую ментальную сущность: кроме похвалы, «в застольных тостах моделируется будущее через систему ценностных представлений, сформулированных в речах» [14, с. 94]. Ниже целый ряд поздравлений одному из членов семейства – отцу, мужу, сыну, брату в день 45-летия:

1). Поздравление от жены мужу

Жена: Димочка, мы тебя поздравляем с днем рождения, да? (поворачивается к сыновьям)

Младший сын: Да

Жена: Мы тебя очень любим , да?

Старший сын: Ага.

Все: Ага (смеются).

Жена: Ты наш самый-самый лучший // Здоровья тебе и терпения!

(Все смеются)

2). Поздравление от дальних родственников

Двоюродная сестра: Дима, от нас от всех / от Вечтомовых / от всех присутствующих

Дима: (продолжает фразу) от дружных Вечтомовых //

(Все смеются)

Двоюродная сестра: Молодец / хорошо сказал // правильно сказал // Я тоже по бумажке говорить не умею / Дима / с днем рождения / желаем перспективных новых смелых взлетов / в судьбе счастливых ярких поворотов // Чтобы у тебя все было самым наилучшим образом / полного благополучия //

Дима: Спасибо / спасибо / спасибо //

3) Поздравление от матери

Мама: Димочка / с днем рождения! Самого классного / доброго и умного сына / поздравляем (с пафосом) с 45-летием! (Все смеются) Понял, каких ты слов дождался от матери // (Все смеются)

Дима: Так-то был бы я балбес (Все смеются) / как обычно //

Мама: Расправляй паруса и чтоб дул всегда попутный ветер // Добрых дел тебе и здоровья тебе / вокруг хороших людей / тебе (все смеются) / Побольше!

Особая прагматическая составляющая поздравления / тоста – ориентация на адресата. Говорящий стремится расположить к себе адресата через комплиментарную часть застольной речи, через эмоциональную оценку адресата (мы тебя очень любим, самый-самый лучший, самого классного / доброго и умного сына ) с целью воздействия на оценочные установки и поведение адресата. Ценностные смыслы выражены эксплицитно (здоровья, терпения;перспективных новых смелых взлетов; счастливых ярких поворотов в судьбе; полного благополучия; добрых дел, вокруг хороших людей побольше ).

Данный фрагмент, помимо экспликации ценностно-тематического содержания, позволяет выявить и национально-культурные коммуникативные ценности: веселье, доброжелательное отношение друг к другу в семейном кругу, гостеприимство, отзывчивость.

В то же время на основе исследования репрезентативного корпуса текстов повседневной семейной коммуникации можно утверждать, что обычно оценочное отношение выражается имплицитно. Объектом оценки, как мы указывали ранее, во-первых, являются предметы и фрагменты действительности, а во-вторых, собеседники или сам говорящий. Покажем на двух коммуникативно-тематических фрагментах одного текста выявление ценностного наполнения повседневного бытового общения, не выраженного эксплицитно. Коммуникантами являются бабушка Т. (Татьяна, 64 года, медицинский работник, пенсионерка) и внучка О. (Ольга, 20 лет, студентка первого курса филологического факультета Уральского федерального университета). Описываемая ситуация: внучка приехала домой на выходные, спрашивает, как дела, и продолжает знакомить бабушку с интернетом.

ЦТФ 1. О комнатных цветах

Т. О-о-ой (вздыхает ) // да как он называется в балконе там всё // э / всё нормально / а в моей комнате стоят ещё там всего четыре цветка / на них выводятся // (имеются в виду вредные мошки )

О. Ничего [ничё] себе /

Т. Розу твою поставила прямо [прям] в ванну // всю / со всех концов / на ней ничего [ничё] нету / но я её взяла и о[бб]рызгала всю // а рядом стоял мирт / на нём на некоторых ветках появилося // дак вот я её / его помыла // потому что что [чё] вода / бабочки мокнут же / я её значит помыла / всё что было там просмотрела / содрАла / а потом взяла эту штуку (о флаконе дезинсектора ) / и тоже весь куст со всех концов о[бб]рызгала // ставила /

О. Угу / вот и покупай теперь землю в магазинах /

Т. Да / вот / но это впервые у меня такое / первый раз появилось // вот тут вот стоит (про цветок в горшке ) / вот / холодно же там / она дохнет (про насекомое, которое напало на растения ) / бабочки они не любят холода / вот они наверное дохнут // потому что нету // стоит тоже тут на балконе (упоминает другой цветок ) // нету только на алоэ [алое] / нету на / вот здесь в кухне // этот как он // листья-то на лавровом листе / на дереве лавровом / и там ещё стоит вонючая-то / я всё время вонючка-вонючка / как она называется-то скажи /

О. (Смеётся ) я не помню / ну на вонючку-то они конечно не сядут //

Т. Да тянет (пахнет ) она / возле неё пройти невозможно воняет // моль от неё летит аж / бабочки точно // так [дак] вот там нету // в кухне ничего / и поэтому помидор / Рая который мне дала / оставила там пока / но он пока ещё вот такой небольшой (показывает руками ) / но он когда-то же будет и который надо подвязывать //

О. Ой / ясненько // и что [чё] это значит у тебя там сейчас [щас] черри (сорт помидоров ) посажены / и один большой обычный помидор? //

Т. Ну / обычный-то ещё / на кухне ещё небольшой // а черри вон там уже цветут / несмотря на холод / несмотря ни на / о! (вспомнила ) они у меня тут на подоконнике цвести начали / я их и выставила (на балкон ) / а немножко там отпали / потому что холодно // но появились же махонькие-махонькие завязи / там стоят / два / два (намеренно говорит неправильно ) штуки (смеётся ) // эти никак /

Оценочная позиция хозяйки дома Т. в первом фрагменте определяется установкой на ответственное отношение к комнатным растениям и проявляется через речевые поступки. Это действия с пострадавшими цветами (мирт помыла, содрала пострадавшие части, обрызгала инсектицидом) и профилактические действия такого же рода (розу, на ней ничего нету, но поставила в ванну, обрызгала ), осмотр всех растений и знание, какие из них не пострадали (нету только на алоэ; нету на дереве лавровом; нету в кухне ничего ), анализ происшедшего ( бабочки (вредители) они не любят холода / вот они наверное дохнут ). Обилие подробностей, касающихся заболевших и здоровых цветов, а также помидоров, плодоносящих в холодное время года в квартире, говорят о растениеводстве как любимом занятии Т., внучка же охотно поддерживает разговор о дорогом.

Если выразить ценностное содержание данного ЦТФ в виде поведенческого правила, оно будет состоять в следующем: за растениями нужно заботливо ухаживать. Ответственность и заботливость – духовные ценности, свойственные этой пожилой женщине.

ЦТФ 2: В интернете с бабушкой

О: Ну давай открывай сообщения то /

Т: А / я уж забыла //

О: Смотрела она там всё / сейчас [щас] я посмотрю / что [чё] ты там смотрела //

Т: Ой / умрёшь со смеху /

О: А то тебе отправляешь-отправляешь / напишешь там «привет бабуля» / а бабуля дальше шлёт тебе записи шлёт / шлёт / шлёт //

Т: Ой (смеётся ) сейчас [щас] погоди //

О: Будто её волнует шибко / что [чё] я там ей прислала //

Т: Так // (ищет )

О: Кошка сидит что-то [чё-то] смотрит / смотрит на этот /

Т: Где она вообще то? /

О: А вот! (смеётся ) вон она (показывает на кошку ) // Да вон сидит за портфелем //

Т: А-а // ну тут-то мне её не видно / Так! /

О: (Зовет кошку )

Т: И где тебя найти? // В сообщениях да? /

О: Да //

Т: Сообщения // Так // (ищет ) вот оно / наверное // Запись на стене / Ну../

О: Вот я тебе скидывала (показывает на экране ) // видео-видео-видео / вот видео я тебе скидывала / просила посмотреть // Вот тоже очень интересное / хоть и знаю что ты его не любишь // Вот тоже /

Т: Ну это я сама видела прекрасно /

О: Ну / всё давай / смотри /

Т: Вот это я видела / а это я тебе наверное послала /

О: (Улыбаясь ) это я тебе присылала // Жить в России тяжело /

Т: Да? / Я тебе тоже так../ а / ну я может не тебе посылала просто // Я это видела / (читает) Вам кажется что питомец просит / это твоё? // Сообщение /

О: Да / вот эти синенькие (про цвет сообщений ) твои / а вот эти (показывает ) / это то что я прислала //

Т: Кхм / (читает ) «… просит дополнительную порцию к корму, пока вы…» /

О: Ути как разыгралась / смотри на неё (играет с кошкой )

Т: Да / это я читала /

О: Читала? / Ну хорошо /

Т: Да /

О: Вот всё / не корми

Т: (Перебивает ) а это вот моё да? /

О: Больше эту мадаму (намеренно говорит неправильно ) /

Т: Вот это вот моё? /

О: Это твоё / твоё // Всё синее твоё // Моё белое // (про цвет сообщений )

Т: (Читает ) «…пять главных высказываний…» // А! Хокинза (непреднамеренное искажение имени Стивен Хокинг ) твоего читала // Я читала его / (смотрит дальше ) Это что [ч ё])?

О: Это песенка /

Т: А / песенку я твою слышала //

О: Так [ дак] куда ты?! / (Т. нажала не ту кнопку )

Т: Ой блядь / не туда нажала! //

О: (Улыбаясь, с шутливым упрёком ) Ба-абушкА (смеётся )

Содержательно данный фрагмент обусловлен ситуацией. Во-первых, в разговорах реализуется тема владения компьютерной техникой (внучка обучает бабушку правильному приему сообщений), во-вторых, они вместе просматривают присланные ранее сообщения и комментируют их содержание.

В разговорах по первой теме у обеих коммуниканток нет ни тени сомнения в том, что владение компьютером бабушке необходимо. Внучка контролирует, все ли ее сообщения просмотрены: Вот я тебе скидывала (показывает на экране); вот видео я тебе скидывала / просила посмотреть; Вот тоже ), напоминает о технике восприятия на доступном языке (вот эти синенькие (про цвет сообщений ) твои / а вот эти (показывает) / это то что я прислала; Все синие – твои ). Высока степень согласованности речевых действий, естественность и скорость речевых реакций (данная тема раскрывается в коротких репликах). Практический характер данной темы не мешает воспринять аксиологическое содержание этих фрагментов: налицо ценность самого общения близких людей, внимательность младшей родственницы к старшей, доверие бабушки к компьютерному опыту внучки. Об этом говорит и характер взаимного поддерживания общения, и достаточная длительность последнего. Поведенческий принцип «новому нужно учиться у молодых» реализуется на практике.

План общения бабушки и внучки полностью соответствует понятию гармоничного речевого взаимодействия. В тексте полностью отсутствуют речевые и поведенческие сигналы «прекословных», по Ломоносову, речевых действий, в нем очень мало возражений, противопоставленных мнений, обвинений, направленных на собеседницу. Характерная черта общения данных коммуникантов – их речевое равноправие. Бабушка и внучка полностью признают право каждого как на высказывание, так и на взаимное влияние. Ни в одной из них нет чувства превосходства, обе раскрывают свою позицию для собеседницы.

Полностью унисонным, конечно, речевое общение не является, но применяемые реализации тактик относительного несогласия максимально лояльны в своих рамках. Отметим среди них тактику упрёка, чаще выражаемого внучкой. Во-первых, это упрек, связанный с реакцией внучки на привычное сквернословие бабушки. Упрек выражается интонационно на базе обращения бабушка , на письме выражается растяжкой ударного гласного. Во-вторых, – упрек в виде тонально нейтральной фиксации положения дел с компьютерной грамотностью бабушки.

Содержательное комментирование наблюдаемых на экране событий осуществляется равноценно: право на объемное высказывание говорящие передают друг другу, не подвергая мнение собеседницы оценке.

Речевая партия внучки изобилует речевыми поддержками разного рода, наиболее частотны поддакивания и уточняющие вопросы. Отдельно следует сказать о таком средстве гармонизации общения, как смех. В полном тексте более десятка ремарок (смеётся ), принадлежащих обеим собеседницам. С помощью смеховой реакции поддерживается речевая активность лидирующего коммуниканта, поощряется его юмор, общению придается легкий непринужденный характер. Поощрение смеховой культуры в разговорном общении можно считать самостоятельным ценностным компонентом речевого взаимодействия в семье.

Итоговым результатом работы с корпусом речевого материала семейной коммуникации явился систематизированный перечень базовых ценностей, выявленных в ходе лингвоаксиологической интерпретации разговорных текстов. Представим их в иерархическом порядке в соответствии с их актуальной значимостью в семейной коммуникации, которая была определена по степени употребительности в составе выделенных ценностных фрагментов в тексте. Первый блок ценностей выделен на основе анализа ценностно-тематических фрагментов.

Первая группа ценностей связана с семейными взаимоотношениями , со структурой родства, характерной для традиционной культуры. К ним относятся: уважение к старшим; забота о младших; помощь в учебе члену семьи; любовь к матери и отцу; взаимопомощь и материальная поддержка родственников и близких; безопасность родных; нетерпение к насилию в семье; забота супругов друг о друге; супружеская верность; самостоятельность пожилого человека; равноправие между взрослыми и детьми в семье; ценность полной большой семьи; важность поколенческих связей; важность семейной памяти; принятие ценностей и взглядов на жизнь другого поколения; поддержка и продвижение своих; умение прощать близкого человека; интерес к жизни членов семьи.

Вторая группа ценностей связана с домом как центром человеческого бытия, местом, где живут близкие люди. К ним относятся: забота по отношению к дому, саду; создание порядка, уюта, красоты; жизненный комфорт; ценность собственного дома; хозяйственность; запасливость; бережливость; гостеприимство; домашнее застолье; ответственность за семью, домашних животных, дом, домашние вещи; бытовое благополучие; здоровое питание и качественные продукты; простая домашняя еда; умеренное питание; приучение ребенка к труду, выполнение им домашних обязанностей.

Третья группа ценностей связана с ценностями, получающими общественное признание : трудолюбие; хорошее образование; знание новых цифровых технологий; правильная речь; любовь к литературе; социальное положение членов семьи; профессиональная самореализация, карьера, удовлетворенность работой; финансовая состоятельность; достойная жизнь, за которую не стыдно перед коллегами и семьей.

Четвертая группа – универсальные ценности : семья;здоровье; любовь; жизнь; благосостояние; безопасность; соблюдение традиций; сохранение среды обитания; мир во всем мире; справедливость; правда; милосердие; свобода.

Второй блок ценностей выделен на основе анализа коммуникативно-ценностных фрагментов.

Первая группа – общекоммуникативные ценности: вежливость; соблюдение речевого этикета; неконфликтное общение; взаимопонимание, доброжелательное гармонизирующее общение; внимательное отношение к собеседнику.

Вторая группа – черты характера , способствующие протеканию речевого взаимодействия в русле коммуникативной гармонии : скромность, честность, открытость, бескорыстность, доброжелательность, дружелюбие, чуткость, тактичность, доброта, сострадание, откровенность, терпение, терпимость, оптимизм.

Третья группа – ценности семейного общения : поощрение смеховой культуры в различных ситуациях семейного общения (за праздничным столом, в общении с детьми, с друзьями, членами семьи); хорошее настроение в семье; дружеская застольная коммуникация за столом с умеренным потреблением алкоголя, знание правил такой коммуникации; разговор по душам; откровенный разговор; отсутствие агрессии в семье; терпение старших в коммуникации с младшими; открытое проявление эмоций, в том числе негативных; речевое равноправие; речевая свобода; снисходительно-дружелюбный тон по отношению к ребенку; включение ребенка в диалог с целью научения его речи; учитывание возраста собеседника; откровенная критика в коммуникации с родными; спокойная критика; взаимная требовательность; честный разговор о недостатках; умение держать слово; признание своих ошибок; взаимная похвала за успехи; хорошие отношения с соседями.

Подведем итоги. Анализ текстов живой разговорной речи в рамках семейной коммуникации с лингвоаксиологических позиций выявил ценностную составляющую семейного общения. Исследовательских взгляд на речевую партитуру разговорных диалогов в целом с точки зрения аксиологического наполнения позволил разбить тексты на два типа ценностных фрагментов: на содержательно-предметные и коммуникативные. Разработанная методика лингвоаксиологического анализа разговорного текста вывела исследователей на возможность определения как эксплицитно выраженных ценностных установок, так и невербальных оценок, выявляемых на основе речевых поступков. На основе репрезентативного корпуса разговорных текстов был составлен систематизированный перечень базовых ценностей, который подчеркивает укорененность бытовой стороны жизненного мира конкретного человека, включающего в себя семейный быт, труд, отдых, межличностную коммуникацию. Выявленный набор семейных ценностей говорит о сохранности традиционной русской культуры. Опыт анализа семейного взаимодействия может быть экстраполирован на концептосферу русского языкового сознания в целом.

Библиография
1.
Бортников В. И. Самопринижение в семейном общении: аксиологема или стереотип? // Вестник Челябинского государственного университета, 2019. № 10. С. 35–43.
2.
Вепрева И. Т. Инновационные методы исследования аксиологического содержания речевого быта семьи // Cross – Cultural Studies: Education and Science (CCS&ES), 2018. № 3. 107-113.
3.
Вепрева И. Т. Особенности женской аксиосферы: опыт анализа семейного общения // Тез. Четвертой междунар. конф. «Гендер: язык, культура, коммуникация». Москва, ММА, 28–29 ноября 2019 г.. М. : Московская международная академия, 2019. С. 60–61.
4.
Вепрева И. Т. Диалог взрослого с ребенком: подшучивание как разновидность патерналистского стиля общения // Уральский филологический вестник №2 (29) 2020. Серия «Язык. Система. Личность: Лингвистика креатива». Вып. 29 : Мат-лы Междунар. науч. конф. «Лингвистика креатива: тенденции и перспективы развития нового научного направления». (Екатеринбург, Россия, 23-25 апреля 2020). Екатеринбург, 2020. С.87–97.
5.
Вепрева И. Т. Убеждение, уговоры, угрозы в семейном общении, или как матери уговаривают ребенка поесть // Аксиологические аспекты современных филологических исследований : Тез. докл. междунар. науч. семинара (13 мая 2020 г.). Екатеринбург : Изд. дом «Ажур», 2020. С. 15–18.
6.
Данилов С. Ю. Речевой жанр «совет» в аксиологическом аспекте // Аксиологические аспекты современных филологических исследований: Тез. докл. Междунар. науч. конф. (УрФУ, 15–17 октября 2019 г.) / Отв. ред. Н. А. Купина. Екатеринбург : Издательский дом «Ажур», 2019. С. 240–241.
7.
Данилов С. Ю. Приказываю, прошу, советую, требую: речежанровые конвенции семейного общения // Аксиологические аспекты современных филологических исследований : Тез. докл. междунар. науч. конф. семинара (13 мая 2020 г.). Екатеринбург : Изд. дом «Ажур», 2020. С. 22–24.
8.
Дюльдина Ж. Н., Шустова Л. П. Категории «ценность» и «семейные ценности» в философских, психологических и социально-педагогических науках // Современные наукоемкие технологии, 2016. №11–1. С. 96–99.
9.
Ицкович Т. В., Купина Н. А. Внутрисемейные диалоги о профессии: лингвоаксиологическая интерпретация // Вестник Волгоград. гос. ун-та. Серия 2. Языкознание, 2018. № 17 – 4. С. 153–162.
10.
Капанадзе Л. А. Семейный диалог и семейные номинации // Капанадзе Л. А. Голоса и смыслы : избранные работы по русскому языку. М. : ИРЯ РАН, 2005. С. 281–289.
11.
Карасик В. И. Аксиогенная ситуация как единица ценностной картины мира // Политическая лингвистика, 2014. №1 (47). С. 65–75.
12.
Карасик В. И. Нарративное измерение лингвокультурных ценностей // Язык и культура, 2019. №4. С.59–75.
13.
Кибрик А. Е. Когнитивный подход к языку // Язык и мысль : Современная когнитивная лингвистика. М. : Языки славянской культуры, 2015. С.29–59.
14.
Кремшокалова М. Ч. Малые жанры устной речи как культурно маркированные тексты // Известия Росс. гос. пед. ун-та им. А. И. Герцена, 2012. № 151. С. 89–96.
15.
Купина Н. А., Пикулева Ю. Б. Аксиологическое содержание внутрисемейных разговоров о политике // Политическая лингвистика, 2020. № 3 (81). С. 84–93.
16.
Матвеева Т. В. О методе выявления ценностной информации разговорного диалога // Научный диалог, 2018. № 10. С. 89–101. DOI: 10.24224/2227-1295-2018-10-89-101.
17.
Матвеева Т. В. Практика выявления ценностной информации разговорного диалога // Научный диалог, 2018. № 12. С. 133—151. DOI: 10.24224/2227-1295-2018-12-133-151.
18.
Матвеева Т. В. Откровенный разговор в аспекте жанровой компетенции собеседников // Коммуникативные исследования, 2020. Т. 7. № 3. С. 615–626. DOI: 10.24147/2413-6182.2020.7(3).615-626.
19.
Матвеева Т. В. В отсутствие оценочной лексики (на материале речевой тактики заботы) // Аксиологические аспекты современных филологических исследований : Тез. докл. междунар. науч. семинара (13 мая 2020 г.). Екатеринбург : Изд. дом «Ажур», 2020. С. 37–39.
20.
Михайлова О. А. Забота о близких как семейная ценность // Аксиологические аспекты современных филологических исследований : Тез. докл. Третьего междунар. науч. семинара / Под ред. Ю. Н. Михайловой. Екатеринбург : Изд. дом «Ажур», 2018. С. 27–29.
21.
Михайлова Ю. Н. Нравственные ценности в беседе матери с дочерью // Аксиологические аспекты современных филологических исследований : Тез. докл. Третьего междунар. науч. семинара / Под ред. Ю. Н. Михайловой. Екатеринбург : Изд. дом «Ажур», 2018. С. 19–31.
22.
Михайлова О. А., Михайлова Ю. Н. Речевой конфликт в семейном общении // Научный диалог, 2018. № 11. С. 50–62. DOI:10.24224/2227-1295-2018-11-50-62.
23.
Пикулева Ю. Б. Вербализация ценностных смыслов в жанре поздравления (на материале семейной коммуникации) // Русский язык: исторические судьбы и современность: VI Международный конгресс исследователей русского языка (Москва, филол. фак-т МГУ им. М. В. Ломоносова, 20–23 марта 2019 г.): Тр. и мат-лы / под общей редакцией М. Л. Ремнёвой и О. В. Кукушкиной. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2019. С. 368–369.
24.
Чулкина Н. Л. Российская повседневность в языковом сознании : «обыденная дребедень» & «мир, светящийся смыслом» // Ценности и смыслы, 2015. №2 (36). С.63–73.
25.
Шалина И. В., Пикулева Ю. Б. К проблеме описания методики лингвоаксиологического анализа (на материале диалогического общения носителей просторечной лингвокультуры) // Научный диалог, 2016. № 11 (59). С. 121–132.
References (transliterated)
1.
Bortnikov V. I. Samoprinizhenie v semeinom obshchenii: aksiologema ili stereotip? // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta, 2019. № 10. S. 35–43.
2.
Vepreva I. T. Innovatsionnye metody issledovaniya aksiologicheskogo soderzhaniya rechevogo byta sem'i // Cross – Cultural Studies: Education and Science (CCS&ES), 2018. № 3. 107-113.
3.
Vepreva I. T. Osobennosti zhenskoi aksiosfery: opyt analiza semeinogo obshcheniya // Tez. Chetvertoi mezhdunar. konf. «Gender: yazyk, kul'tura, kommunikatsiya». Moskva, MMA, 28–29 noyabrya 2019 g.. M. : Moskovskaya mezhdunarodnaya akademiya, 2019. S. 60–61.
4.
Vepreva I. T. Dialog vzroslogo s rebenkom: podshuchivanie kak raznovidnost' paternalistskogo stilya obshcheniya // Ural'skii filologicheskii vestnik №2 (29) 2020. Seriya «Yazyk. Sistema. Lichnost': Lingvistika kreativa». Vyp. 29 : Mat-ly Mezhdunar. nauch. konf. «Lingvistika kreativa: tendentsii i perspektivy razvitiya novogo nauchnogo napravleniya». (Ekaterinburg, Rossiya, 23-25 aprelya 2020). Ekaterinburg, 2020. S.87–97.
5.
Vepreva I. T. Ubezhdenie, ugovory, ugrozy v semeinom obshchenii, ili kak materi ugovarivayut rebenka poest' // Aksiologicheskie aspekty sovremennykh filologicheskikh issledovanii : Tez. dokl. mezhdunar. nauch. seminara (13 maya 2020 g.). Ekaterinburg : Izd. dom «Azhur», 2020. S. 15–18.
6.
Danilov S. Yu. Rechevoi zhanr «sovet» v aksiologicheskom aspekte // Aksiologicheskie aspekty sovremennykh filologicheskikh issledovanii: Tez. dokl. Mezhdunar. nauch. konf. (UrFU, 15–17 oktyabrya 2019 g.) / Otv. red. N. A. Kupina. Ekaterinburg : Izdatel'skii dom «Azhur», 2019. S. 240–241.
7.
Danilov S. Yu. Prikazyvayu, proshu, sovetuyu, trebuyu: rechezhanrovye konventsii semeinogo obshcheniya // Aksiologicheskie aspekty sovremennykh filologicheskikh issledovanii : Tez. dokl. mezhdunar. nauch. konf. seminara (13 maya 2020 g.). Ekaterinburg : Izd. dom «Azhur», 2020. S. 22–24.
8.
Dyul'dina Zh. N., Shustova L. P. Kategorii «tsennost'» i «semeinye tsennosti» v filosofskikh, psikhologicheskikh i sotsial'no-pedagogicheskikh naukakh // Sovremennye naukoemkie tekhnologii, 2016. №11–1. S. 96–99.
9.
Itskovich T. V., Kupina N. A. Vnutrisemeinye dialogi o professii: lingvoaksiologicheskaya interpretatsiya // Vestnik Volgograd. gos. un-ta. Seriya 2. Yazykoznanie, 2018. № 17 – 4. S. 153–162.
10.
Kapanadze L. A. Semeinyi dialog i semeinye nominatsii // Kapanadze L. A. Golosa i smysly : izbrannye raboty po russkomu yazyku. M. : IRYa RAN, 2005. S. 281–289.
11.
Karasik V. I. Aksiogennaya situatsiya kak edinitsa tsennostnoi kartiny mira // Politicheskaya lingvistika, 2014. №1 (47). S. 65–75.
12.
Karasik V. I. Narrativnoe izmerenie lingvokul'turnykh tsennostei // Yazyk i kul'tura, 2019. №4. S.59–75.
13.
Kibrik A. E. Kognitivnyi podkhod k yazyku // Yazyk i mysl' : Sovremennaya kognitivnaya lingvistika. M. : Yazyki slavyanskoi kul'tury, 2015. S.29–59.
14.
Kremshokalova M. Ch. Malye zhanry ustnoi rechi kak kul'turno markirovannye teksty // Izvestiya Ross. gos. ped. un-ta im. A. I. Gertsena, 2012. № 151. S. 89–96.
15.
Kupina N. A., Pikuleva Yu. B. Aksiologicheskoe soderzhanie vnutrisemeinykh razgovorov o politike // Politicheskaya lingvistika, 2020. № 3 (81). S. 84–93.
16.
Matveeva T. V. O metode vyyavleniya tsennostnoi informatsii razgovornogo dialoga // Nauchnyi dialog, 2018. № 10. S. 89–101. DOI: 10.24224/2227-1295-2018-10-89-101.
17.
Matveeva T. V. Praktika vyyavleniya tsennostnoi informatsii razgovornogo dialoga // Nauchnyi dialog, 2018. № 12. S. 133—151. DOI: 10.24224/2227-1295-2018-12-133-151.
18.
Matveeva T. V. Otkrovennyi razgovor v aspekte zhanrovoi kompetentsii sobesednikov // Kommunikativnye issledovaniya, 2020. T. 7. № 3. S. 615–626. DOI: 10.24147/2413-6182.2020.7(3).615-626.
19.
Matveeva T. V. V otsutstvie otsenochnoi leksiki (na materiale rechevoi taktiki zaboty) // Aksiologicheskie aspekty sovremennykh filologicheskikh issledovanii : Tez. dokl. mezhdunar. nauch. seminara (13 maya 2020 g.). Ekaterinburg : Izd. dom «Azhur», 2020. S. 37–39.
20.
Mikhailova O. A. Zabota o blizkikh kak semeinaya tsennost' // Aksiologicheskie aspekty sovremennykh filologicheskikh issledovanii : Tez. dokl. Tret'ego mezhdunar. nauch. seminara / Pod red. Yu. N. Mikhailovoi. Ekaterinburg : Izd. dom «Azhur», 2018. S. 27–29.
21.
Mikhailova Yu. N. Nravstvennye tsennosti v besede materi s docher'yu // Aksiologicheskie aspekty sovremennykh filologicheskikh issledovanii : Tez. dokl. Tret'ego mezhdunar. nauch. seminara / Pod red. Yu. N. Mikhailovoi. Ekaterinburg : Izd. dom «Azhur», 2018. S. 19–31.
22.
Mikhailova O. A., Mikhailova Yu. N. Rechevoi konflikt v semeinom obshchenii // Nauchnyi dialog, 2018. № 11. S. 50–62. DOI:10.24224/2227-1295-2018-11-50-62.
23.
Pikuleva Yu. B. Verbalizatsiya tsennostnykh smyslov v zhanre pozdravleniya (na materiale semeinoi kommunikatsii) // Russkii yazyk: istoricheskie sud'by i sovremennost': VI Mezhdunarodnyi kongress issledovatelei russkogo yazyka (Moskva, filol. fak-t MGU im. M. V. Lomonosova, 20–23 marta 2019 g.): Tr. i mat-ly / pod obshchei redaktsiei M. L. Remnevoi i O. V. Kukushkinoi. M.: Izd-vo Mosk. un-ta, 2019. S. 368–369.
24.
Chulkina N. L. Rossiiskaya povsednevnost' v yazykovom soznanii : «obydennaya drebeden'» & «mir, svetyashchiisya smyslom» // Tsennosti i smysly, 2015. №2 (36). S.63–73.
25.
Shalina I. V., Pikuleva Yu. B. K probleme opisaniya metodiki lingvoaksiologicheskogo analiza (na materiale dialogicheskogo obshcheniya nositelei prostorechnoi lingvokul'tury) // Nauchnyi dialog, 2016. № 11 (59). S. 121–132.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья "Семейная аксиосфера: к проблеме инвентаризации базовых ценностей (на материале записей живой разговорной речи)" посвящена выявлению семейных ценностей. В статье выделены группировки ценностей родственного (семейного) общения. Методология и результаты исследования. Для авторов принципиально важно выделение двух типов ценностно ориентированных фрагментов разговорного текста: ценностно-тематических (ЦТФ) и коммуникативно-ценностных (КЦФ). ЦТФ включают 4 типа ценностей. Первая группа ценностей включает: уважение к старшим; забота о младших; помощь в учебе члену семьи; любовь к матери и отцу; взаимопомощь и материальная поддержка родственников и близких; безопасность родных; нетерпение к насилию в семье; забота супругов друг о друге; супружеская верность; самостоятельность пожилого человека; равноправие между взрослыми и детьми в семье; ценность полной большой семьи; важность поколенческих связей; важность семейной памяти; принятие ценностей и взглядов на жизнь другого поколения; поддержка и продвижение своих; умение прощать близкого человека; интерес к жизни членов семьи. Вторая группа включает ценности: ценность собственного дома; хозяйственность; запасливость; бережливость; гостеприимство; домашнее застолье; ответственность за семью, домашних животных, дом, домашние вещи; бытовое благополучие; здоровое питание и качественные продукты; простая домашняя еда; умеренное питание; приучение ребенка к труду, выполнение им домашних обязанностей. Третья группа ценностей связана с выходом в социум : трудолюбие; хорошее образование; правильная речь; социальное положение; профессиональная самореализация, карьера, финансовая состоятельность; достойная жизнь, за которую не стыдно перед коллегами и семьей. Четвертая группа – универсальные ценности : семья; здоровье; любовь; жизнь; благосостояние; безопасность; соблюдение традиций; сохранение среды обитания; мир во всем мире; справедливость; правда; милосердие; свобода. Второй блок КЦФ выделен на основе анализа коммуникативно-ценностных фрагментов. Первая группа – общекоммуникативные ценности: вежливость; взаимопонимание, доброжелательное, внимательное отношение к собеседнику. Вторая группа – черты характера: скромность, честность, открытость, бескорыстность, доброжелательность, дружелюбие, чуткость, тактичность, доброта, сострадание, откровенность, терпение, терпимость, оптимизм. Третья группа – ценности семейного общения : дружеская застольная коммуникация ; разговор по душам; откровенный разговор; отсутствие агрессии в семье; терпение старших к младшим; речевое равноправие и свобода; др. Научная новизна. Эвристическая методика лингвоаксиологической интерпретации целого разговорного текста как методология исследования разработана коллективом авторов. Эта методика позволяет определить эксплицитно выраженные ценностные установки и невербальные оценки. Систематизированный перечень базовых ценностей бытовой стороны жизни человека говорит о сохранности традиционной русской культуры. Актуальность. Анализ семейного взаимодействия может быть экстраполирован на концептосферу русского языкового сознания в целом. Структура статьи определена выстраиваемой моделью смыслов (классификацией). Стиль работы соответствует требованиям к жанру статьи. Библиографический список включает 25 источников. Материал статьи имеет интерес для широкого круга читателей и может быть рекомендован к печати.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"