Статья 'Русские заимствования в горномарийской речи и их использование современными носителями языка' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Русские заимствования в горномарийской речи и их использование современными носителями языка

Эрцикова Галина Алексеевна

кандидат филологических наук

ведущий научный сотрудник, Государственное бюджетное научное учреждение при Правительстве Республики Марий Эл «Марийский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории
им. В.М. Васильева»

424036, Россия, республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, ул. Красноармейская, 44

Ertsikova Galina Alekseevna

PhD in Philology

Leading Scientific Associate, V. M. Vasiliev Mari Research Institute of Language, Literature and History

424036, Russia, respublika Marii El, g. Ioshkar-Ola, ul. Krasnoarmeiskaya, 44

galina.ehrcikova@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2020.12.34504

Дата направления статьи в редакцию:

29-11-2020


Дата публикации:

06-12-2020


Аннотация: Предметом настоящего исследования послужили иноязычные слова, проникшие в речь носителей горномарийского языка из русского или посредством русского языка. Объектом исследования является устная речь современных носителей горномарийского языка. Цель работы – определить, какую роль играют русские заимствованные слова в устной современной горномарийской речи. Исследование проведено на основе диалектологических материалов, собранных в деревнях Горномарийского района Республики Марий Эл, а также сохраненных записей радиопередачи «Кырык мары цäш» («Горномарийский час») и телепередачи «Кырык сирем» («Мой горномарийский край») на горномарийском языке, с применением методов наблюдения, лингвистического описания, элементов сравнительного метода, приемов сплошной выборки. Научная новизна исследования состоит в том, что в нем впервые рассматриваются русские заимствования в устной речи современных горных марийцев.   Анализ фактического материала позволил прийти автору к следующим выводам: в активном словарном запасе горных марийцев имеют место слова, которые давно вошли в горномарийский язык, прочно были им усвоены и не воспринимаются носителями языка как иностранные; имеется достаточно большое количество слов, известных всем носителям языка и являющихся единственным названием обозначаемых понятий; в речи людей нового поколения наблюдается чрезмерное немотивированное использование иноязычных слов, что засоряет родной язык, теряет его самобытность, затрудняет общение между людьми, делает ее не для всех понятной, приводит к образованию нелепых фраз.


Ключевые слова:

горномарийский язык, устная речь, современный носитель, русские заимствования, активный словарный запас, информант, фонетические изменения, засорение языка, эквивалент, аналог

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта №20-012-00481.

Abstract: Russian Russian The subject of this study was foreign language words that penetrated into the speech of native speakers of the Mountain-Aryan language from Russian or through the Russian language. The object of the study is the oral speech of modern speakers of the Mountain-Aryan language. The purpose of the work is to determine what role Russian loanwords play in the oral modern mountain–Aryan speech. The study was conducted on the basis of dialectological materials collected in the villages of the Gornomari district of the Republic of Mari El, as well as saved recordings of the radio program "Kyryk Mary tsäsh" ("Gornomari hour") and the TV program "Kyryk Sirem" ("My Gornomari region") in the Gornomari language, using observation methods, linguistic descriptions, elements of the comparative method, techniques of continuous sampling. The scientific novelty of the study is that it is the first time that Russian borrowings in the oral speech of modern mountain Mari are considered. В  The analysis of the factual material allowed the author to come to the following conclusions: in the active vocabulary of the mountain Mari people, there are words that have long been included in the Mountain Mari language, have been firmly assimilated by them and are not perceived by native speakers as foreign; there are quite a large number of words known to all native speakers and are the only name of the designated concepts; in the speech of people of the new for generations, there is an excessive unmotivated use of foreign words, which clogs up the native language, loses its identity, complicates communication between people, makes it not clear to everyone, leads to the formation of ridiculous phrases.


Keywords:

Mountain - Aryan language, oral speech, modern media, Russian borrowings, active vocabulary, informant, phonetic changes, clogging of the tongue, equivalent, analogue

На протяжении своей многовековой истории марийский народ вел тесные экономические, политические, культурные и другие связи с русским населением. По мнению исследователей, «начало русско-марийских контактов относится к в XI–XIII вв., когда на границе древнерусских и древнемарийских земель начали строиться русские города и появились русские переселенцы» [8, с. 8]. Однако трудно установить время появления первых русских слов в марийских диалектах, так как самые ранние письменные памятники по марийскому языку появились лишь в первой половине XVIII в. [3, с. 9-10],[2, с. 34]. Рассматривая русские лексические заимствования дооктябрьского периода в марийском языке на базе документальных данных, извлеченных из письменных источников XVIII – начала XX вв., Н.И. Исанбаев отмечает, что в разные периоды развития языка количество русизмов в марийском языке постепенно рос [4, с. 2].

В последнее время приток иноязычных слов в горномарийский язык только увеличился. К примеру, только состав горномарийских глаголов-русизмов, по подсчетам С.С. Сибатровой, в горномарийских орфографических словарях составляет: в словаре 1956 г. издания – около 300 единиц, 1978 г. – около 410 единиц, 1994 г. – около 330 единиц, причем значительное уменьшение числа таких глаголов в последнем словаре «объясняется «сознательным» ограничением включения их, особенно в случаях наличия в языке собственных эквивалентов» [9, с. 229-233]. Результаты исследования русских заимствований в системе марийских союзов показывают, что «русские заимствования составляют чуть менее половины всех марийских союзов (27 единиц из 63, или 42,9 %)», причем они «заимствовались и заимствуются марийским языком более всего через устную речь» [10, с. 30].

В марийском языкознании имеются отдельные работы, посвященные исследованию влияния русского языка на устную марийскую речь. Так, в 1969 г. А. А. Саваткова выпустила монографию «Русские заимствования в марийском языке» [8]. В ней рассматриваются русизмы, заимствованные наречиями марийского языка изустно. Достаточное внимание в книге уделено фонетическим изменениям заимствованных слов, описываются их морфологические и семантические особенности. По поводу горных марийцев исследователь отмечает, что их «связи с русскими были более древними, и отношения, судя по историческим источникам, были более дружественными. Соответственно и заимствования из русского языка начались намного раньше, а заимствованных слов оказалось значительно больше, чем в других наречиях марийского языка» [8, с. 84]. О переключениях с марийского языка на русский язык и наоборот, а также о смешениях этих кодов (языков) в устных высказываниях на материале, собранном в 2012 году в деревне Олоры Параньгинского района Республики Марий Эл, были проведены исследования В. Г. Гавриловой [1]. Однако русские заимствованные слова в устной речи современных горных марийцев до сих пор не были объектом специального изучения. Этим определяется новизна и актуальность данного исследования. С момента издания вышеназванной книги А. А. Саватковой прошло более полувека. С тех пор устная речь носителей горномарийского языка претерпела значительные изменения.

Цель настоящего исследования – определить, какую роль играют русские заимствованные слова в устной современной горномарийской речи. Для достижения поставленной цели использовались методы наблюдения и лингвистического описания, элементы сравнительного метода, приемы сплошной выборки. Предмет исследования – иноязычные слова, проникшие в речь носителей горномарийского языка из русского или посредством русского языка. Объект исследования – устная речь современных носителей горномарийского языка.

Источником для работы послужила живая речь жителей деревень Яшмолкино, Ятыково, Сарлатово, Наумово, Юлъялы, Кузнецово Горномарийского района Республики Марий Эл, записанная на диктофон и фиксированная письменно в ходе интервьюирования, а также сохраненные записи радиопередачи «Кырык мары цäш» («Горномарийский час») [7] и телепередачи «Кырык сирем» («Мой горномарийский край») [5] на горномарийском языке, большинство выпусков которых представляет собой интервью с гостем передачи – носителем горномарийского языка.

Проведенные исследования показывают, что в активном словарном запасе горных марийцев имеют место слова, которые давно вошли в горномарийский язык, прочно были им усвоены и не воспринимаются носителями языка как иностранные. Эти слова приобрели фонетическое оформление и грамматические признаки заимствованного языка: лекäрц «лекарство», кловой «голубой», пазар «базар», мешäк «мешок», коршок «горшок», пецкä «бочка», сöдöй «седой», трÿк «вдруг», тетя «дитё», крäпля «грабли», пшона «пшено», сола «село», цецаш «сейчас», мацала «мочалка» и др. Например: Лекäрцж аптекшт кыце шергешт кен, цилä тид пандемиэт гишäн ‘– Лекарства-то как подорожали в аптеках, все это из-за пандемии’ (д. Яшмолкино). Кловой трäн савыцем когон яратем ыльы, мышкам – ялштем, мышкам – ялштем, вуй гцнемäт ак каранг ыльы ‘– Я очень любила свой платок с голубой каймой, стираю – надеваю (букв. завязываю), стираю – надеваю (букв. завязываю), он постоянно был у мена на голове’ (д. Наумово). Пазарым анжалаш каштна, äтят-äвäт веле уке, цилä выжалат ‘– Мы ездили на рынок, посмотреть, там только отца и матери нет, остальное все продают’ (д. Юлъялы).

В устной речи информантов наблюдается достаточно большое количество слов, известных всем носителям языка и являющихся единственным названием обозначаемых понятий. Такие слова сохраняют свои иноязычные признаки: професси «профессия», троллейбус «троллейбус», кофе «кофе», орфографи «орфорграфия», комисси «комиссия», такси «такси», договор «договор», жюри «жюри», наукы «наука», почты «почта», министерствы «министерство», цифр «цифра», обжор «обжора», каникул «каникулы», кино «кино» и др. Например: – Ыныкам врачеш тыменеш, нел профессим айырен нäлн ‘– Мой внук учится на врача, он выбрал трудную профессию’ (д. Кузнецово). – Вокзал якте пятый троллейбус каштеш, äшндäрем, мääт тшäкок кыдалыштына ыльы ‘– До вокзала ездит пятый троллейбус, помню, мы тоже ездили на таком троллейбусе’ (д. Сарлатово). – Мньн давлени куза, кофем ам йÿ ‘– У меня поднимается давление, я не пью кофе’ (д. Ятыково).

Почти полвека тому назад А.А. Саваткова по результатам своих исследований сделала следующие выводы: «В марийский язык в основном проникали русские слова вместе с теми предметами и понятиями, которые перенимались марийцами от русских. Лишь незначительная часть заимствованных слов бытует в марийском языке параллельно с ранее имевшимися в языке словами финно-угорского, тюркского и др. происхождения. Это способствовало обогащению синонимики марийского языка» [8, с. 85]. В настоящее время процесс заимствования русских слов, особенно иноязычных лексем, проникающих в марийский язык через посредство русского языка, при отсутствии соответствующего понятия в языке-рецепторе, продолжается. Подобные заимствования – естественный процесс, межкультурные взаимопроникновения наблюдаются во всех сферах жизни, проникают они и в языковую среду. Основной поток заимствований, это слова-термины из области развития техники и торговли: сканер, ноутбук, миксер, тостер и др.

Однако наши наблюдения показывают, что в современной устной речи горных марийцев, особенно людей нового поколения, несмотря на имеющиеся эквиваленты, используется слишком большое количество русизмов, что ведет к засорению языка. Для примера приведем часть интервью молодого фермера из деревни Алешкино Горномарийского района Республики Марий Эл, записанное передачей «Кырык сирем» («Мой горномарийский край») [6] (для точной передачи звукового состава устной речи информанта горномарийский текст дается в транскрипции): [нä·лнäм ма·йын / двеs1_biты·щиs1_biвосем’на·цтыйs1_biго·дын ко·клы кäндä·кш шка·лым / и / ÿшкÿ·жм шкеs1окса·еш нä·лнäм // йо·ри те·ҥке шт·м потому·шты / ка·нтымs1_biсе·мнь мä нä·лн̅ä не·тел’лäм// любо·й шка·лын есть вероя·тность то·s1_bi что шка·лын непокры·тый ли·еш // и нä·лнä ÿшкÿ·жм шкеs1_biокса·еш / канде·н̅ä / ти·шт коде·н̅ä / и болеs1_biме·не цилä· / норма·льны/ от’о·л ы·лын почти· стопроце·s2ны// вуй шо·тs1_biдонжы шукыра·кынs1_biы·лыт / мä·ж нä·лн̅ä ече·s1_biко·кшы па·ртьым / шкеs1_biокса·ешнä уже· / äти· па·лшен ти окса·s1_biдо·нжы / нäлä·шж // дä эче· овощево·тствым занимая·лтын̅а / и т овощево·тствыs1_bi гцн окса·жы изи·ш лä·ктн // би·знес план се·мнь стопроце·ный от’о·л / песятs1_bi ше·сть голо·в лишä·шлык // нумä ти пла·ным выполн’ä·йшнä// сельхозs1_bi акаде·мишт тыме·н’нäм / колхо·зышты ку·шкынам ма·нашs1_biли·еш // изин’еко·к äти·лäн теш палше·нäм / теш ка·вштам шнде·нä / ту·рим // Пä·шä ке·ä нра·вицы / йа·жо а·не // хала·шты мнь кына·м ле·нäм / тыме·н’нäм / чегоса·рышты / тума·йнäм маха·нь пä·шäм т·шт мо·ашs1_biли·эш / кы·шты рота·йаш вä·л ли·еш // эде·мж / кыце· ма·нмыла / неs1_bi сиди·цы млäм наs1_biме·сте / со рота·ймыла ташs1_biке·млä ташs1_biке·млä // и мо·йкышкат тума·йнäм ке·äш / и такси·шкäт ке·äш тума·йнäм / ке·äш тумайа·шыжы тума·йнäм / но кете·лам // нуs1_bi неs1_bi то· млäм хала·шты / сола·шты яжора·к / све·зä во·здух цилä· // ша·нат / анжа·лаш то·лат / ша·нат / кет тш а·мs1_biпäл ве·сs1_biпäшäм ротайа·лат // пä·шä у·лы со // ]

Перевод текста на русский язык: «Купил в мае две тысячи восемнадцатого года двадцать восемь коров и быков на свои деньги купил. Специально так сделано, потому что мы сразу (букв. как только привезли) купили нетели. У любой коровы есть вероятность того, что корова может не покрыться. И купили быков на свои деньги, привезли, оставили здесь и более-менее все нормально, отёл был почти стопроцентным. По поголовью их больше, мы-то купили еще вторую партию, уже на свои деньги, отец помог этими деньгами, купить. И еще овощеводством занимались, и от этого овощеводства было немного прибыли. По бизнес-плану должен быть стопроцентный отёл, пятьдесят шесть голов. Ну, мы выполнили этот план. Учился в сельхоз академии, вырос в колхозе, можно сказать. С детства помогал отцу, вот сажаем капусту, картошку. Работа идет, нравится, хорошо, да. Когда я жил в городе, учился в Чебоксарах, думал, какую работу там можно найти, где же можно работать. Человек-то я, как сказать, не сидится мне на месте, все время нужно работать, куда-то идти, идти. И в мойку думал идти, и в такси думал идти, думать-то думал, но не пошел. Ну не то мне в городе, в деревне лучше, свежий воздух, все. Подумаешь, придешь и посмотришь, подумаешь, пойдешь туда, не знаю, поделаешь другую работу. Работа есть постоянно».

Итак, иллюстративный материал показывает, что практически в каждом предложении (заимствования выделены полужирным шрифтом) информант использует иноязычные слова. Среди них имеется немногочисленная группа слов, эквивалентов и аналогов которым не существует в горномарийской лексике: майын «в мае», и «и», потомушты «потому что», процент «процент», бизнес-план «бизнес-план», сельхозакадемишт«в сельхозакадемии», таксишкäт«и в такси», свезä «свежий».

Большинство заимствований в рассматриваемом тексте имеют эквиваленты и аналоги в исследуемом языке (в данном случае они даются после знака «–»): две тыщи восемьнацтый годын «в две тысячи восемнадцатом году» – кок т-жем луаткäндäкшмш ин; нетельлäм «нетелей» – тÿж тунавлäм букв. «стельных телок»; любой «любой» – хоть-махань букв. «хоть-какой, любой»; непокрытый лиэш «будет непокрытым» – ак ярыкты букв. «не признает годным»; нормальны «нормально» – яжо; отёл ылын «отёл был» – ышкалвлä линт букв. «коровы отелились» или презвлä шачыныт букв. «телятя родились»; почти стопроцентны «почти стопроцентно» – шÿд процент нäр; овощеводствым занимаялтынна «занимались овощеводством» – кавштавич хäдрм анжен куштеннä букв. «вырастили овощи»; песят шесть голов «пятьдесят шесть голов» – вцл куд вуй; выполняйшнä«выполнили» – шоктышна; нравицы «нравиться» – келшä; ротаяш «работать» – пäшäлäш; не сидицы млäм на месте «не сидится мне на месте» – ик вäр- шт шнзен ам тырхы; мойкышкат «и в мойку» – машинäм мышмашкат букв. «и в мойку машины»; ну не то «ну не то» – ну ак келш букв. «ну не нравится»; воздух «воздух» – юж.

Вследствие отсутствия эквивалентов и аналогов значение иноязычного слова можно передать при помощи более-менее распространенного объяснения. Например, предложение «Любо·й шка·лын есть вероя·тность то·что шка·лын непокры·тый ли·еш» (букв. ‘У любой коровы есть вероятность того, что у коровы будет непокрытый’) можно было бы сказать следующим образом: «Хотьмаха·нь ы·шкал а· ярыкты линке·рдеш» (букв. ‘Любая корова может не покрыться’). Выражение «И болеs1_biме·не цилä / норма·льны/ от’ол ы·лын почти· стопроце·ны» (букв. ‘…и более-менее все нормально, отёл был почти стопроцентным’) можно было бы озвучить так: «дä изино·лен цилä· шо·тышто·лын, шкевä·ршкж шага·лын, шÿ·дпроце·нтнä·р ы·шкал лин» (букв. ‘…и понемногу все нормализовалось, встало на свое место, около ста процентов коров отелились’).

Как видно из приведенного текста, иноязычные слова в анализируемой речи подверглись адаптации под реалии горномарийского языка, претерпели некоторые фонетические, грамматические изменения, что является основным признаком, отличающим заимствования от исконных слов.

Таким образом, несмотря на то, что «Горные мари к 2018 году сохранили высокий лингвокомпетентностный статус горномарийского языка (более 86 % опрошенных горных мари владеют полноценной коммуникацией на этническом языке, и более 90 % детей в семьях горных мари знают родной язык)» [11, с. 82], в их речи, особенно в речи современных людей, наблюдается чрезмерное обилие слов, заимствованных из русского (или посредством русского) языка. Несомненно, заимствование слов – это один из способов обогащения словарного состава того или иного языка и речи людей. Нельзя и не нужно отвергать все понятия, проникающие в язык. Однако следует помнить, немотивированное использование иноязычных единиц в речи засоряет родной язык, теряет его самобытность, затрудняет общение между людьми, делает ее не для всех понятной, приводит к образованию нелепых фраз. Заимствованными словами следует пользоваться лишь в тех случаях, когда в родном языке отсутствуют эквиваленты и аналоги для точного обозначения какого-л. понятия.

Символы, употребляемые в транскрипции

s1 – знак соединения слов; || – пауза; | – полу пауза; – ударение в слове; ̅ – долгота согласного звука; ’ – палатальность согласного звука; s2 – гортанная смычка.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования рецензируемой работы русские заимствования в горномарийской речи. На мой взгляд, выбор данной темы не случаен, ибо ассимиляция языков явление традиционное, продуктивное и действенное. Изучая ряд путей т.н. синтеза разнородных языковых систем появляется возможность объективно понять природу «естественной знаковой системы», способы «организации семантически однородной формы». В самом начале работы конкретизирована ситуация объединения/совместного проживания русских народностей и марийского этноса, что не может не отразиться в языке: «на протяжении своей многовековой истории марийский народ вел тесные экономические, политические, культурные и другие связи с русским населением. По мнению исследователей, «начало русско-марийских контактов относится к в XI–XIII вв., когда на границе древнерусских и древнемарийских земель начали строиться русские города и появились русские переселенцы». Замечено, что «в последнее время приток иноязычных слов в горномарийский язык только увеличился», это и необходимо перспективно объяснить. Новизна работы заключается в увеличении, либо расширении опыта заимствований, систематизации ранее не исследованных данных. При этом отмечено, «русские заимствованные слова в устной речи современных горных марийцев до сих пор не были объектом специального изучения. Этим определяется новизна и актуальность данного исследования. С момента издания по данной теме книги А.А. Саватковой прошло более полувека». Точность цели – «определить, какую роль играют русские заимствованные слова в устной современной горномарийской речи» – устанавливает и строгую логику научного повествования. Автор определяет и наиболее действенную методологию: наблюдение, лингвистическое описание, сравнительный принцип, прием сплошной выборки. Считаю, что устная речь с трудом может быть объективно проанализирована, ибо эта форма изменчива, непостоянна, более вариативна. И все же перспективность данного сочинения имеет место быть, так как данные иерархически упорядочены, приведена и манифестирована некая активная система. «Источником для работы послужила живая речь жителей деревень Яшмолкино, Ятыково, Сарлатово, Наумово, Юлъялы, Кузнецово Горномарийского района Республики Марий Эл, записанная на диктофон и фиксированная письменно в ходе интервьюирования, а также сохраненные записи радиопередачи «Кырык мары цäш» («Горномарийский час») и телепередачи «Кырык сирем» («Мой горномарийский край») на горномарийском языке, большинство выпусков которых представляет собой интервью с гостем передачи – носителем горномарийского языка». Автору важен объем данных, так это может привнести исследованию существенную объективную черту. Работа умело выстроена, структура текста не вызывает сомнений, главное – не требуется принципиально «ломать» композицию текста. Исследование отличает обилие «практических примеров», это показатель достоверности: «лекäрц «лекарство», кловой «голубой», пазар «базар», мешäк «мешок», коршок «горшок», пецкä «бочка», сöдöй «седой», трÿк «вдруг», тетя «дитё», крäпля «грабли», пшона «пшено», сола «село», цецаш «сейчас», мацала «мочалка» и др. Например: – Лекäрц ж аптек шт кыце шергешт кен, цилä тид пандемиэт гишäн ‘– Лекарства-то как подорожали в аптеках, все это из-за пандемии’ (д. Яшмолкино). – Кловой т рäн савыцем когон яратем ыльы, мышкам – ялштем, мышкам – ялштем, вуй г ц немäт ак каранг ыльы ‘– Я очень любила свой платок с голубой каймой, стираю – надеваю (букв. завязываю), стираю – надеваю (букв. завязываю), он постоянно был у мена на голове’ (д. Наумово). – Пазарым анжалаш каштна, äтят-äвäт веле уке, цилä выжалат ‘– Мы ездили на рынок, посмотреть, там только отца и матери нет, остальное все продают’ (д. Юлъялы)», или «професси «профессия», троллейбус «троллейбус», кофе «кофе», орфографи «орфорграфия», комисси «комиссия», такси «такси», договор «договор», жюри «жюри», наукы «наука», почты «почта», министерствы «министерство», цифр «цифра», обжор «обжора», каникул «каникулы», кино «кино» и др. Например: – Ыныкам врачеш тыменеш, нел профессим айырен нäл н ‘– Мой внук учится на врача, он выбрал трудную профессию’ (д. Кузнецово). – Вокзал якте пятый троллейбус каштеш, äш ндäрем, мääт т шäкок кыдалыштына ыльы ‘– До вокзала ездит пятый троллейбус, помню, мы тоже ездили на таком троллейбусе’ (д. Сарлатово). – М нь н давлени куза, кофем ам йÿ ‘– У меня поднимается давление, я не пью кофе’ (д. Ятыково)», или «две тыщи восемьнацтый годын «в две тысячи восемнадцатом году» – кок т -жем луаткäндäкш мш ин ; нетельлäм «нетелей» – тÿж тунавлäм букв. «стельных телок»; любой «любой» – хоть-махань букв. «хоть-какой, любой»; непокрытый лиэш «будет непокрытым» – ак ярыкты букв. «не признает годным»; нормальны «нормально» – яжо ; отёл ылын «отёл был» – ышкалвлä лин т букв. «коровы отелились» или през влä шачыныт букв. «телятя родились»; почти стопроцентны «почти стопроцентно» – шÿд процент нäр ; овощеводствым занимаялтынна «занимались овощеводством» – кавштавич хäд р м анжен куштеннä букв. «вырастили овощи»; песят шесть голов «пятьдесят шесть голов» – в цл куд вуй ; выполняй шнä «выполнили» – шоктышна ; нравицы «нравиться» – келшä ; ротаяш «работать» – пäшäлäш ; не сидицы млäм на месте «не сидится мне на месте» – ик вäр - шт ш нзен ам тырхы ; мойкышкат «и в мойку» – машинäм мышмашкат букв. «и в мойку машины»; ну не то «ну не то» – ну ак келш букв. «ну не нравится»; воздух «воздух» – юж». Актуальность темы, предложенной для читателя не вызывает сомнений, ибо язык постоянно находится в развитии и фиксация/анализ должен быть конкретизирован в науке; далее этот материал можно использовать в русле написания монографий, учебных пособий, фундаментальных трудов. Новизна статьи, во-первых, в консолидации и обобщении свежих данных, во-вторых, в привлечении внимания к проблеме заимствований вообще. Как таковая задача, которую автор поставил перед собой, решена, так как материал имеет приметы универсальности, его можно использовать (как модель анализа) в работах смежной тематической направленности. Исследование завершается статистически точным выводом, данный блок полностью соотносится с основным массивом. Библиографический список оформлен в соответствии с требованиями издания, правка данной части не требуется. Материал может быть востребован и полезен специалистам, изучающим развитие и современное состояние марийского языка. Статья «Русские заимствования в горномарийской речи и их использование современными носителями языка» может быть рекомендована к открытой публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.