Статья 'Основные особенности языка арабоязычного контента Интернета' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Основные особенности языка арабоязычного контента Интернета

Вавичкина Татьяна Анатольевна

кандидат филологических наук

доцент, кафедра иностранных языков, Российский университет дружбы народов

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6

Vavichkina Tatiana

PhD in Philology

Docent, the department of Foreign Languages, People's University of Friendship of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6

vavichkina-ta@rudn.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2020.12.34372

Дата направления статьи в редакцию:

20-11-2020


Дата публикации:

02-12-2020


Аннотация.

Статья посвящена появившейся в последние десятилетия тенденции транслитерировать арабский текст в интернет–комментариях и СМС–сообщениях, используя для передачи специфических арабских звуков цифры. Объектом исследования является Arabizi – макаронический язык, представленный в электронной переписке носителей арабского языка. Предметом исследования являются специфические особенности упомянутого языка. Для проведения исследования были отобраны микротексты, оставленные арабоязычной аудиторией в таких популярных и доступных социальных сетях, как Facebook и Twitter, на видеохостинге YouTube, а также сообщения частной переписки посредством распространенных мессенджеров Viber и WhatsApp. Обязательным критерием отбора была принадлежность слов к общеарабской лексике, а также подтверждение и сходство материалов из разных источников. Были исключены варианты, которые могли бы содержать опечатки и эрративы. Отобранные образцы были классифицированы согласно возрасту автора (1 группа – до 30¬ – 35 лет, 2 группа – после 35 лет) и его национальности (принадлежность к какой-либо арабской стране).   Научная новизна работы состоит в том, что впервые рассматриваются черты, существенно отличающие Arabizi от аналогичных макаронических языков, таких как Denglish, Franglais, Spanglish, Ruglish и др., предлагаются возможные пути дальнейшего развития языковой ситуации в арабском мире.В результате исследования было выявлено, что в коротких сообщениях, сделанных на Arabizi, фактически формируется письменная форма, фиксирующая специфику устной диалектной речи носителей арабского языка. В заключении сформулированы отличительные особенности исследуемого макаронического языка, которые появились как результат интерференции вследствие знакомства арабов с европейскими, чаще английским, языками.

Ключевые слова: язык интернет-сообщества, транслитерация, макаронический язык, арабский язык, литературный язык, диалект, Arabizi, письменная речь, устная речь, невербальные средства

Abstract.

This article is dedicated to the trend that emerged in recent decades to transliterate Arabic text in the Internet comments and text messages, using the numbers for conveying the specificity of Arabic sounds. The object of this research is Arabizi – the macaronic jargon in electronic correspondence of Arabic native speakers, while subject is its specific characteristics. In the course of study, the author selected the microtexts posted by Arabic-speaking audience in the popular social networks Facebook and Twitter, YouTube video hosting, as well as private correspondence via such messengers as Viber and WhatsApp. The mandatory criterion was the affiliation of words to the common Arabic lexicon, as well as validation and similarity of the materials from different sources. Misprints and erratives were left out. The selected examples were classified by age (group 1 – 30 – 35 years old, group 2 – above 35 years old.) and nationality (from any Arab country) of their author. The scientific novelty is define by the fact that this article is first to examine the features that differentiate Arabizi from similar macaronic jargons, such as Denglish, Franglais, Spanglish, Ruglish. Possible ways for further development of language situation in the Arab world are proposed. The author determined that short messages in Arabizi virtually frame the written form that captures the specificity of oral dialect speech of the Arabic native speakers. The conclusion consists in formulation of distinctive characteristics of the indicated macaronic language that emerged as a result of interference due to familiarization of Arabs with the European languages, namely English.

Keywords:

Arabizi, dialect, standard language, Arabic, macaronic language, transliteration, language of the Internet community, written speech, oral speech, non-verbal means

Постановка проблемы

Сегодня мы становимся свидетелями того, как в чатах, в блогах, в коротких СМС, отправляемых с помощью мобильного телефона, в разных уголках земного шара и на разных языках активно формируется новый код записи и создается новый этикет письменного общения [2],[10],[7],[12],[15],[16],[18],[21],[22],[24]. Эта абсолютно новая форма бытования языка не совпадает по своим характеристикам ни с устной, ни с письменной формами, а скорее представляет собой их синтез. Мы наблюдаем формирование особой письменной речи с такими характеристиками устной, как неподготовленность и спонтанность, линейность, обусловленность речевой ситуацией, экономия речевых высказываний и т.д. Но будучи по своей сути письменной формой общения, такая речь лишена невербальных средств выражения эмоций и настроения, присущих устной форме: интонации, тембра голоса, темпа речи, мимики и жестов говорящего. Это компенсируется за счет использования в коммуникативном процессе наравне с вербальным компонентом (естественно–речевым, языковым) невербальной составляющей (аудио, видео и др.). Интонационную и эмоциональную окраску письменной речи в таком тексте придает использование эмотиконов (графических маркеров эмоций и настроения), растягивание слов за счет повторения гласных или согласных, опущение гласных, сокращение слов и выражений и т.п. [3]. Различные смысловые оттенки вербальной составляющей сообщения дополняются и конкретизируются различными параграфемными средствами, такими как варьирование шрифтов, кеглей, регистров, изменение цвета и т.п. [1],[8]. Все эти средства работают на ускорение коммуникации и, безусловно, повышают ее эффективность, поскольку облегчают взаимопонимание участников поликультурного коммуникативного процесса.

Язык СМС–чат–сообщений арабоязычного контента Интернета появился относительно недавно, в конце прошлого века. Как правило, он представляет собой своеобразную смесь английского/французского языка и родного, арабского, языка автора текста. Такой язык по своим характеристикам схож с макароническими языками, такими как Runglish [15, 22], Greeklish [21, 24], Franglais [10], Spanglish [16], Swendish [12] и др. Его исследования в научной литературе только начинаются, но он уже имеет устоявшееся название Arabizi [9], [13-14], [17],[20],[25].

Arabizi был выбран авторами статьи в качестве объекта исследования, поскольку, в отличие от аналогичных макаронических языков (Weblish, Denglish, Franglais, Spanglish, Ruglish и др.), не просто является смешением в рамках одного текста слов и словосочетаний из разных языков, а представляет собой транслитерацию арабской устной речи с использованием чуждой графической системы знаков и цифровых обозначений. Принципиальным отличием является то, что для записи речи используется совершенно иная графическая система: вместо арабской вязи – по сути консонантного письма, где пишутся только согласные и долгие гласные (краткие гласные и другие особенности произношения обозначаются системой специальных надстрочных и подстрочных знаков) - используются буквы латиницы и цифры. И если носители европейских языков просто используют иной алфавит (а по сути – те же буквы) и придают письменному языку черты устной речи, привнося невербальные элементы и используя сленг, то носители арабского языка таким образом письменно фиксируют именно свою устную, то есть диалектную, речь. Иначе говоря, мы наблюдаем определенную двойственность письменной речи арабских пользователей социальных сетей и мессенджеров. В большинстве своем представители арабоязычной аудитории пишут по–арабски, используя традиционную графику (вязь). В этом случае авторы пишут в основном на литературном арабском языке с элементами устной речи (как и европейцы). Конечно же, процентное соотношение диалектных и литературных слов и оборотов в подобных сообщениях зависит от уровня образования каждого индивида, привычки читать литературу на арабском языке, социального статуса и возраста, но в любом случае сохраняется консонантный принцип написания слов, грамматические и словообразовательные модели. И такое сообщение в принципе понятно всем, кто более или менее владеет современным литературным арабским языком, причем независимо от гражданства. Если же автор использует латиницу, то он неизбежно фиксирует свою повседневную устную (диалектную) речь. Она не только отличается от арабского литературного языка на всех языковых уровнях, но и существенно разнится территориально: в каждой арабской стране свой диалект, а внутри страны сосуществуют также различные диалекты, говоры, наречия. Такая запись представляет собой транскрибирование, то есть последовательное написание и гласных и согласных звуков. Поскольку никаких общепринятых норм записи устной речи нет, каждый автор сам решает, как ему записать свое сообщение. Чтение и понимание подобного сообщения, в отличие от сообщения, написанного арабскими буквами, очень затруднено и представляет собой определенный ребус. В качестве примера можно привести несколько сообщений:

B9adéch

Kadech

9adeh

9adeche

Ebgudache

Bgedech

Bkadech

Bgdch

Как видно все они написаны по-разному, следовательно, и прочитать их можно по–разному. Но все становится понятно, как только данное выражение написать традиционно посредством арабских харфов: بقداش (Сколько стоит).

Или еще один пример. Три формулы, очень популярные и частотные среди арабов, в литературном арабском языке представляют собой с точки зрения грамматики целые предложения:

إِنْ شَاءَ اللهُ (букв.: «Если захочет Аллах»), مَا شَاءَ اللهُ (букв.: «Что захотел Аллах» в знач. «Здорово», «Отлично») и تَبَارَكَ الله (букв.: «Да благословен будет Аллах»).

Эти конструкции давно перестали восприниматься как сочетания отдельных слов и перешли в разряд устойчивых словосочетаний, а затем и вовсе слились в сознании араба в единое неделимое целое. Этот процесс отражается в фиксации данных выражений в виде графических слов, правда, опять-таки, с отражением территориальных фонетических особенностей произношения:

إِنْ شَاءَ اللهُ inchaellah

nchallahe

inchaallah

مَا شَاءَ اللهُ macha allah

Machae Allah

Machaa elleh

masha'allah

Machaallah

Machae llah

تَبَارَكَ اللهُ Tbarkallah

Tbarkalahe

tbarklah

Данные примеры не единичны и свидетельствуют об отсутствии кодификации письменных форм арабских слов, переданных латиницей, у представителей арабоязычного контента Интернета. С другой стороны, это демонстрирует многообразие разговорных вариантов единых устойчивых словосочетаний арабского литературного языка.

Методология

Авторами статьи было просмотрено около 8000 коротких сообщений и комментариев, оставленных арабоязычной аудиторией в таких популярных и доступных социальных сетях, как Facebook и Twitter, на видеохостинге YouTube, а также сообщения частной переписки посредством распространенных мессенджеров Viber и WhatsApp. Для последующей обработки и анализа было отобрано 2840 микротекстов, написанных на Arabizi. Обязательным критерием отбора была принадлежность слов к общеарабской лексике, а также подтверждение и сходство материалов из разных источников. Были исключены варианты, которые могли бы содержать опечатки и эрративы. Отобранные образцы были классифицированы согласно возрасту автора (1 группа – до 30­ – 35 лет, 2 группа – после 35 лет) и его национальности (принадлежность к какой-либо арабской стране).

Результаты исследования

Анализ отобранных микротекстов показал, что выбор в пользу латиницы скорее продиктован прагматическими, социальными и психологическими факторами:

во–первых, в XXI веке стало модно и престижно, особенно для молодежи, демонстрировать знание латинского алфавита и некоторых иностранных слов, выделяя себя в особое сообщество, интернет–элиту, пользователей гаджетов самых современных моделей и модификаций;

во–вторых, представители старшего поколения с трудом читают такие зашифрованные сообщения. Для них гораздо привычнее и удобнее писать и читать по–арабски, а значит, текст, созданный посредством Arabizi, труден для их восприятия и понимания. За счет этого Arabizi выполняет своеобразную роль секретного языка молодежи, поскольку зашифрованные послания доступны для сверстников, участников узкого сообщества–блога-чата. Таким образом, Arabizi является частью специфической субкультуры;

в–третьих, использование латиницы позволяет, с одной стороны, писать так, как говоришь в повседневной жизни, не прибегая к переводу своих мыслей на литературный язык, что естественно легче, проще и быстрее, а, значит, отвечает требованиям сиюминутности речи. С другой стороны, использование не родных графических знаков освобождает от необходимости следовать многочисленным и очень сложным правилам и нормам консервативной и архаичной арабской грамматики. Последний аргумент не маловажен, поскольку носители арабского языка в быту говорят на обиходно-разговорном языке, который существенно отличается на всех языковых уровнях от литературного (MSA), а значит, письменного арабского языка.

Упомянутые отличия столь существенны и значимы, что специалисты говорят о существовании двух разных языков – литературного арабского языка и диалекта. Еще в 1985 г. советский и российский арабист Э. Н. Мишкуров защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора филологических наук, в которой рассматривал литературный и разговорно-диалектные языки арабских стран как близкородственные субстанционально схожие системы, типологически разошедшиеся на пути своего историческо-эволюционного развития [4, с. 27]. В 1992 г. он опубликовал книгу, в которой представил сопоставительно-типологическую характеристику литературного арабского языка и разговорно-диалектных систем [5]. Группа катарских ученых под руководством Аббаса ат-Тонси проводила в течение 2010-2012 гг. исследование ситуации, связанной с изучением арабского языка в школе. В своем докладе о результатах проведенной работы авторы указали на определенную двойственность арабского языка: арабский ребенок с рождения слышит, а затем начинает говорить на разговорно-обиходном языке, а поступив в школу, начинает изучать литературный арабский язык как совершенно другой, чуждый язык, существенно отличающийся от используемого им в повседневном общении, что сравнимо с изучением иностранного языка в школе [11]. Об этом же говорят исследования израильских ученых, которые занимались когнитивным статусом разговорной и литературной (а значит, письменной) форм арабского языка и их обработкой в головном мозге носителей арабского языка [19],[23]. Отмеченная двойственность говорит о том, что процесс расхождения и удаления друг от друга разговорной и литературной форм одного – арабского – языка зашел слишком далеко. Даже на когнитивном уровне эти две формы воспринимаются носителями арабского языка как отдельные языки (первый язык и второй язык).

Также обращает на себя внимание тот факт, что к написанию комментариев посредством латиницы и цифр более склонны жители Магриба (Алжир, Тунис, Марокко) – приблизительно 90-95% микротекстов представители этих стран пишут на Arabizi. Это объясняется тем, что влияние европейских языков (французского, испанского, португальского, итальянского) долгое время здесь было очень сильным, а родной арабский язык активно вытеснялся из употребления языковой политикой метрополий.

В результате проведенного исследования был выявлен ряд отличительных особенностей появившегося в последние десятилетия макаронического языка арабского контента, которые сформировались под влиянием знаний иностранного языка (в первую очередь – английского):

· использование цифр вместо букв. Эта замена основана практически всегда на внешнем сходстве: 3 вместо ع, 7 вместо ح, 9 – ص, 6 ط, 2 ق. Для сравнения следует привести примеры из европейских языков, где цифры используются и как параграфы, то есть вместо похожих букв - privet polu4en (4 = ч), 6еру на 3аметку! (6=б, 3=з), и как фонографы, то есть по инициалу названия цифры - activ8 – activate, 4eva – forever, w8 – wait, NO1 - no one, 2day – today, 4tka (‘ fotka ’ – photo ) ; 4em 3animae6cR (где 4=ч, 3=з - параграфы, 6=ш - фонограф) [6]. Использование в Arabizi цифр как фонографов встречается крайне редко: 5 может использоваться вместо خ (сравн.: خمسة «пять» начинается как раз с этого звука): Jarrebtha w 3 tat 3 Ale 5 r , mabrouk 3 lik o 5 ti (правда, okhti / ukhti гораздо частотнее);

· использование букв, то есть графических знаков, для обозначения как долгих, так и кратких гласных:

Kifache na3mil Bach nichrih as ke ma ya3mil chai 7ata m5alfat brabi

Sarah akhti kol wsafatk najiha istamiri whna m3ak mat9ntich walah hada ramdan rajli ykoli dirina dak lkhobz lkhfif hada bch fawt rmdan kol lmo3janat dyawlk najhin

Chokran okhti 3ala hadihi lwasfa.atamana laki tawfi9

Prix svp w n7ib na3rif 9adech ydoum

Это существенно противоречит консонантной природе арабского письма. Как известно, последовательный консонантно-звуковой принцип фиксации звучащей речи, когда буква обозначает отдельный звук или фонему, был унаследован арабским языком из родственного арамейского языка через посредство набатейского языка. В этих семитских языках корневая основа слов строилась из согласных звуков. Гласные же, которых значительно меньше, как бы вклиниваясь между согласными, изменялись и служили для образования грамматических форм различных производных слов. Следует отметить, что данный принцип сохраняется в современном литературном арабском языке по сей день;

· долгий гласный передается через удвоение:

fee, alaan , Ya 3amrii, zwiin ;

· выделение определенного артикля в отдельное слово:

3ajabni al film

el ragl da Mas5ra

nheb bzef el aflam el maghribiya!

Boukra ba3ed l2 l dohor

· использование сочетания букв для одного звука:

katheeran (th – ث ); shatta (sh – ش ); mughmarat, sghira (gh – غ ); chokran, choufi ( с h – ش ); okhti (kh – خ ); al 3athim (th – ظ ); ramdhan (dh - ض ) .

Выводы

Проведенный анализ микротекстов, написанных на Arabizi, показал, что в арабских странах идет активный процесс формирования письменной формы разговорного языка. И хотя этот процесс находится в стадии становления, уже можно заметить наметившиеся тенденции и сделать определенные выводы. Разные варианты написания явно одного и того же слова/высказывания говорят, во-первых, о неустойчивости формы, во-вторых, показывают неудобство консонантно-вокалического письма для передачи арабских слов и, в-третьих, демонстрируют территориальные диалектные различия. С другой стороны, закрепление фиксированной формы записи разговорных языков, которые на протяжении многих веков развивались стихийно, не подвергаясь кодификации, неизбежно приведет к усилению позиций диалектов и ослаблению наддиалектной роли современного литературного арабского языка как единого для всех арабских стран, общепринятого и понятного языка общения на межгосударственном уровне.

Библиография
1.
Кочнова К. А. Речевая культура интернет-среды // Актуальные проблемы обучения русскому языку, культуре речи и дисциплинам специализации. Нижний Новгород, 2014. С.78-80.
2.
Кронгауз М. А. Самоучитель Олбанского. М.: АСТ, 2013. 416 c.
3.
Михайличенко Е. С. Социальные сети как особый вид интернет-коммуникации: лексический аспект // Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского. Филологические науки. 2016. №1. С. 166-171.
4.
Мишкуров Э. Н. Типология диалектного и литературного грамматического строя современного арабского языка: диссертация... доктора филологических наук: 10.02.20. Москва, 1985. 467 с.
5.
Мишкуров Э. Н., Рауфова А. Г. Морфологический строй современного арабского языка (сопоставительно-типологическая характеристика литературного и разговорно-диалектных систем). Ташкент: ТашГИВ, 1992. 114 с.
6.
Никитин С. А., Авдонина М. Ю. Приемы записи сообщения SMS: уподобление цифр буквам русского языка // Индоевропейское языкознание и классическая филология. 2006. №.10. С. 209-214.
7.
Никитин С. А., Авдонина М. Ю. SMS-новый этикет, правила и конвенции неформального письменного общения на русском языке // Речевая коммуникация на современном этапе: социальные, научно-теоретические и дидактические проблемы. Материалы международной научно-методической конференции...-Институт Русского языка им. А. С. Пушкина, МГУС. М., 2006. С. 39-48.
8.
Щипицина Л. Ю. Компьютерно-опосредованная коммуникация: лингвистический аспект анализа. М.: КРАСАНД, 2010. 295 с.
9.
Allehaiby W. H. Arabizi: An Analysis of the Romanization of the Arabic Script from a Sociolinguistic Perspective // Arab World English Journal. 2013, Vol. 4, 3, pp. 52-62.
10.
Anis J. Neography: Unconventional Spelling in French SMS Text Messages // Danet, B. & Herring, S. C. (Eds.), The multilingual Internet: Language, culture, and communication online. Oxford: Oxford University Press, 2007, pp.87-115.
11.
at-Tonsi A. Arabic in schools. International Conference on Arabic Language (in Arabic). [Электронный ресурс]. URL:http://www.alarabiahconference.org/uploads/conference_research-257192747-1408969166-492.pdf (дата обращения 28.11.2019).
12.
Axelsson A.-S., Abelin A. and Schroeder R. Anyone speak Swedish? Tolerance for language shifting in graphical multi-user virtual environmnets. // Danet B. & Herring S. C. (Eds.) The multilingual Internet: Language, culture, and communication online. Oxford: Oxford University Press, 2007, pp.362-381.
13.
Bianchi R. M. Glocal Arabic online: The case of 3arabizi Studies // Second Language Learning and Teaching. 2012, №2 (4), pp. 483-503.
14.
Bianchi R. M. When Local Arabic meets Global English on the Internet. // Acta Linguistica Asiatica. 2012, № 2 (1), pp. 89-100.
15.
Blomfield A. English invades Russian language. Daily Telegraph. 2007. [Электронный ресурс]. URL:https://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/1562947/English-invades-Russian-language.html (дата обращения 15.11.2019).
16.
Climent S., More J., Oliver A., Salvatierra M., Sanchez I. and Taule M. Enhancing the Status of Catalan versus Spanish in Online Academic Forums: Obstacles to Machine Translation. // Danet B. & Herring S. C. (Eds.) The multilingual Internet: Language, culture, and communication online. Oxford: Oxford University Press, 2007, pp. 209-230.
17.
El-Zahraa F. Al-Dzhawahir Al-Arabiziyah: muhawalah li ta’alum al-lughah infiradiyan min khilal al-Internet. Arabiyat // Jurnal Pendidikan Bahasa Arab dan Kebahasaaraban. 2014, Vol. 1, №2, pp. 293-342.
18.
Goldbarg, R. N. Spanish-English Codeswitching in Email Communication // Language@Internet, 2009, №6. [Электронный ресурс]. URL:http://www.languageatinternet.org/articles/2009/2139 (дата обращения 11.10.2019).
19.
Ibrahim R., Aharon-Peretz J. Is literary Arabic a second language for native Arab speakers?: Evidence from semantic priming study. // Journal of Psycholinguistic Research, 2005, 34(1), pp. 51-70.
20.
Kareem D. Arabizi Detection and Conversion to Arabic // Proceedings of the EMNLP 2014 Workshop on Arabic Natural Langauge Processing (ANLP), October 25. Doha, Qatar, 2014, pp.217-224.
21.
Koutsogiannis D. and Mitsikopoulou B. Greeklish and Greekness: Trends and Discourses of “Glocalness” // Danet B. & Herring S. C. (Eds.) The multilingual Internet: Language, culture, and communication online. Oxford: Oxford University Press, 2007, pp. 142-162.
22.
Mariupolsky K. The inevitable birth of Runlgish – When Russian and English merge. Voices that must be heard. New York Community Media Alliance. [Электронный ресурс]. URL:https://web.archive.org/web/20131109222910/http://nycma.fcny.org/nycma/voices/170/briefs/briefs_3/ (дата обращения 14.10.2019)
23.
Nevat M., Khateb A. and Prior A. When first language is not first: an functional magnetic resonance imaging investigation of the neural basis of diglossia in Arabic // European Journal of Neuroscience, 2014, 40(9), pp. 3387-3395.
24.
Tseliga Th. “It’s all Greeklish to me!” // Danet B. & Herring S. C. (Eds.) The multilingual Internet: Language, culture, and communication online. Oxford: Oxford University Press, 2007, pp.116-141.
25.
Yaghan M. A. “Arabizi”: A Contemporary Style of Arabic Slang // Design Issues, 2008, 24, pp. 39-52.
References (transliterated)
1.
Kochnova K. A. Rechevaya kul'tura internet-sredy // Aktual'nye problemy obucheniya russkomu yazyku, kul'ture rechi i distsiplinam spetsializatsii. Nizhnii Novgorod, 2014. S.78-80.
2.
Krongauz M. A. Samouchitel' Olbanskogo. M.: AST, 2013. 416 c.
3.
Mikhailichenko E. S. Sotsial'nye seti kak osobyi vid internet-kommunikatsii: leksicheskii aspekt // Uchenye zapiski Krymskogo federal'nogo universiteta imeni V. I. Vernadskogo. Filologicheskie nauki. 2016. №1. S. 166-171.
4.
Mishkurov E. N. Tipologiya dialektnogo i literaturnogo grammaticheskogo stroya sovremennogo arabskogo yazyka: dissertatsiya... doktora filologicheskikh nauk: 10.02.20. Moskva, 1985. 467 s.
5.
Mishkurov E. N., Raufova A. G. Morfologicheskii stroi sovremennogo arabskogo yazyka (sopostavitel'no-tipologicheskaya kharakteristika literaturnogo i razgovorno-dialektnykh sistem). Tashkent: TashGIV, 1992. 114 s.
6.
Nikitin S. A., Avdonina M. Yu. Priemy zapisi soobshcheniya SMS: upodoblenie tsifr bukvam russkogo yazyka // Indoevropeiskoe yazykoznanie i klassicheskaya filologiya. 2006. №.10. S. 209-214.
7.
Nikitin S. A., Avdonina M. Yu. SMS-novyi etiket, pravila i konventsii neformal'nogo pis'mennogo obshcheniya na russkom yazyke // Rechevaya kommunikatsiya na sovremennom etape: sotsial'nye, nauchno-teoreticheskie i didakticheskie problemy. Materialy mezhdunarodnoi nauchno-metodicheskoi konferentsii...-Institut Russkogo yazyka im. A. S. Pushkina, MGUS. M., 2006. S. 39-48.
8.
Shchipitsina L. Yu. Komp'yuterno-oposredovannaya kommunikatsiya: lingvisticheskii aspekt analiza. M.: KRASAND, 2010. 295 s.
9.
Allehaiby W. H. Arabizi: An Analysis of the Romanization of the Arabic Script from a Sociolinguistic Perspective // Arab World English Journal. 2013, Vol. 4, 3, pp. 52-62.
10.
Anis J. Neography: Unconventional Spelling in French SMS Text Messages // Danet, B. & Herring, S. C. (Eds.), The multilingual Internet: Language, culture, and communication online. Oxford: Oxford University Press, 2007, pp.87-115.
11.
at-Tonsi A. Arabic in schools. International Conference on Arabic Language (in Arabic). [Elektronnyi resurs]. URL:http://www.alarabiahconference.org/uploads/conference_research-257192747-1408969166-492.pdf (data obrashcheniya 28.11.2019).
12.
Axelsson A.-S., Abelin A. and Schroeder R. Anyone speak Swedish? Tolerance for language shifting in graphical multi-user virtual environmnets. // Danet B. & Herring S. C. (Eds.) The multilingual Internet: Language, culture, and communication online. Oxford: Oxford University Press, 2007, pp.362-381.
13.
Bianchi R. M. Glocal Arabic online: The case of 3arabizi Studies // Second Language Learning and Teaching. 2012, №2 (4), pp. 483-503.
14.
Bianchi R. M. When Local Arabic meets Global English on the Internet. // Acta Linguistica Asiatica. 2012, № 2 (1), pp. 89-100.
15.
Blomfield A. English invades Russian language. Daily Telegraph. 2007. [Elektronnyi resurs]. URL:https://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/1562947/English-invades-Russian-language.html (data obrashcheniya 15.11.2019).
16.
Climent S., More J., Oliver A., Salvatierra M., Sanchez I. and Taule M. Enhancing the Status of Catalan versus Spanish in Online Academic Forums: Obstacles to Machine Translation. // Danet B. & Herring S. C. (Eds.) The multilingual Internet: Language, culture, and communication online. Oxford: Oxford University Press, 2007, pp. 209-230.
17.
El-Zahraa F. Al-Dzhawahir Al-Arabiziyah: muhawalah li ta’alum al-lughah infiradiyan min khilal al-Internet. Arabiyat // Jurnal Pendidikan Bahasa Arab dan Kebahasaaraban. 2014, Vol. 1, №2, pp. 293-342.
18.
Goldbarg, R. N. Spanish-English Codeswitching in Email Communication // Language@Internet, 2009, №6. [Elektronnyi resurs]. URL:http://www.languageatinternet.org/articles/2009/2139 (data obrashcheniya 11.10.2019).
19.
Ibrahim R., Aharon-Peretz J. Is literary Arabic a second language for native Arab speakers?: Evidence from semantic priming study. // Journal of Psycholinguistic Research, 2005, 34(1), pp. 51-70.
20.
Kareem D. Arabizi Detection and Conversion to Arabic // Proceedings of the EMNLP 2014 Workshop on Arabic Natural Langauge Processing (ANLP), October 25. Doha, Qatar, 2014, pp.217-224.
21.
Koutsogiannis D. and Mitsikopoulou B. Greeklish and Greekness: Trends and Discourses of “Glocalness” // Danet B. & Herring S. C. (Eds.) The multilingual Internet: Language, culture, and communication online. Oxford: Oxford University Press, 2007, pp. 142-162.
22.
Mariupolsky K. The inevitable birth of Runlgish – When Russian and English merge. Voices that must be heard. New York Community Media Alliance. [Elektronnyi resurs]. URL:https://web.archive.org/web/20131109222910/http://nycma.fcny.org/nycma/voices/170/briefs/briefs_3/ (data obrashcheniya 14.10.2019)
23.
Nevat M., Khateb A. and Prior A. When first language is not first: an functional magnetic resonance imaging investigation of the neural basis of diglossia in Arabic // European Journal of Neuroscience, 2014, 40(9), pp. 3387-3395.
24.
Tseliga Th. “It’s all Greeklish to me!” // Danet B. & Herring S. C. (Eds.) The multilingual Internet: Language, culture, and communication online. Oxford: Oxford University Press, 2007, pp.116-141.
25.
Yaghan M. A. “Arabizi”: A Contemporary Style of Arabic Slang // Design Issues, 2008, 24, pp. 39-52.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Анализ INTERNET-контента в исследованиях последних двух-трех лет все больше привлекает внимание исследователей. Мировая сеть вбирает огромный опыт эмпирики, редуплицирует информацию, далее же ретранслирует ее реципиенту. Путей и форм фиксации контента на данный момент достаточно много, они вариативно представлены в разных странах, в разных языковых системах. Предметом точечного разбора рецензируемой статьи становятся особенности языка арабоязычного контента. Думается, что тема достаточно актуальна, интересна, она привлекает не только специалистов-гуманитариев, но и широкую читательскую аудиторию. Автор структурирует текст работы весьма умело, исследование дифференцировано на части/блоки, это нарочито подчеркивает строгую логику раскрытия проблемы. Новизна статьи заключается в том, что тема, выбранная для анализа, не так часто попадает в спектр научной сферы: «язык СМС–чат–сообщений арабоязычного контента Интернета появился относительно недавно, в конце прошлого века. Как правило, он представляет собой своеобразную смесь английского/французского языка и родного, арабского, языка автора текста. Такой язык по своим характеристикам схож с макароническими языками, такими как Runglish, Greeklish, Franglais, Spanglish, Swendish и др. Его исследования в научной литературе только начинаются, но он уже имеет устоявшееся название Arabizi». Информационная составляющая работы максимально объемна, автор умело дает толкования понятий, концептов, определений. Весьма удачно раскрывается суть Arabizi – объекта исследования: «в отличие от аналогичных макаронических языков (Weblish, Denglish, Franglais, Spanglish, Ruglish и др.), он не просто является смешением в рамках одного текста слов и словосочетаний из разных языков, а представляет собой транслитерацию арабской устной речи с использованием чуждой графической системы знаков и цифровых обозначений. Принципиальным отличием является то, что для записи речи используется совершенно иная графическая система: вместо арабской вязи – по сути консонантного письма, где пишутся только согласные и долгие гласные (краткие гласные и другие особенности произношения обозначаются системой специальных надстрочных и подстрочных знаков) - используются буквы латиницы и цифры». Материал исследования представляет собой «сплошной поток» информации на разных цифровых платформах: «авторами статьи было просмотрено около 8000 коротких сообщений и комментариев, оставленных арабоязычной аудиторией в таких популярных и доступных социальных сетях, как Facebook и Twitter, на видеохостинге YouTube, а также сообщения частной переписки посредством распространенных мессенджеров Viber и WhatsApp». Безусловно, открытость информации свидетельствует об объективной оценке, ибо научная работа данный ценз позиционирует как главный. Сравнительно-сопоставительный принцип является основным для статьи, на мой взгляд, реализация авторской версия компаративного характера убедительная и точна. Основная часть работы – Результаты исследования – содержит фактические данные, которые были получены в ходе эмпирической оценки. Особенности языка арабаязычного контента оценены весьма удачно; главное – прописаны его специфические черты, признаки: «Arabizi выполняет своеобразную роль секретного языка молодежи, поскольку зашифрованные послания доступны для сверстников, участников узкого сообщества–блога-чата. Таким образом, Arabizi является частью специфической субкультуры…». Факты, которые приводятся в работе имеют расширительный характер, здесь история, социология, философия, психология, собственно сама лингвистика. Автор использует т.н. «языковые связки», организуя текстовый массив в некое однородное полотно. Например, «в результате проведенного исследования был выявлен ряд отличительных особенностей появившегося в последние десятилетия макаронического языка арабского контента, которые сформировались под влиянием знаний иностранного языка (в первую очередь – английского)…», или «также обращает на себя внимание тот факт, что к написанию комментариев посредством латиницы и цифр более склонны жители Магриба (Алжир, Тунис, Марокко) – приблизительно 90-95% микротекстов представители этих стран пишут на Arabizi…» и т.д. Точность исследования/оценки не вызывает сомнений и нареканий; текст работы самостоятелен, креативен, неординарен. Завершается труд заключением, в котором обозначено: «проведенный анализ микротекстов, написанных на Arabizi, показал, что в арабских странах идет активный процесс формирования письменной формы разговорного языка. И хотя этот процесс находится в стадии становления, уже можно заметить наметившиеся тенденции и сделать определенные выводы…». Итог соотносится с основным текстовым массивом, противоречий в данной части работы нет. Думаю, что материал даст повод расширить представленную тему, дополнить ее новыми исследованиями. Стиль/язык имеет приметы собственно научного типа, термины, которыми оперирует автор, использованы контекстуально уместно. В целом работа имеет завершенный вид, цель исследования достигнута. Отличает сочинение аналитический характер, стройность авторских мыслей, умение манифестировать собственный взгляд/позицию. Объем библиографических данных впечатляет, список можно использовать как информативное полотно. Формальные требования издания учтены, специальной правки не требуется. Рекомендую статью «Основные особенности языка арабоязычного контента Интернета» к открытой публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"