Статья 'Методологические подступы к исследованию понятия «режиссерский план» ' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Методологические подступы к исследованию понятия «режиссерский план»

Савинова Дарья Дмитриевна

аспирант, кафедра теории литературы, МГУ им. М. В. Ломоносова

119415, Россия, г. Москва, ул. Ленинкий Проспект, 94

Savinova Daria

Postgraduate literature, the department of Theory of Literature, M. V. Lomonosov Moscow State University

119415, Russia, g. Moscow, ul. Leninkii Prospekt, 94

dd.savinova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2020.2.32378

Дата направления статьи в редакцию:

11-03-2020


Дата публикации:

13-04-2020


Аннотация: В статье рассматривается такое понятие, как «режиссерская партитура» c теоретико-текстологической точки зрения, а также предпринимается попытка определить виды трансформации текста от авторского замысла к сценическому воплощению. При этом трансформация понимается нами как сложный процесс построения нового вида текста, который создается режиссером для работы во время постановки спектакля. На современном этапе теоретические проблемы анализа трансформации художественного текста в сценический текст еще недостаточно решены и требуют активного внимания.В статье рассматриваются способы интерпретации художественного текста режиссерами, а также представлена попытка создать классификацию видов режиссерских партитур. В основе статье лежит семиотический метод. В данной работе проводится исследование функционально-смыслового типа бытования сценического искусства, отраженного в таком виде текста, как режиссерская партитура. При помощи аналитического метода в статье собраны и классифицированы типы режиссерских партитур. Новизна данной работы в том, что несмотря на сложившуюся традицию изучения вопросов, связанных с перекодировкой художественного текста в театральный, в настоящее время отсутствует их теоретико-литературное обоснование. В этой связи впервые предпринимается попытка проанализировать виды режиссерских партитур, которые получились благодаря преобразованию художественного текста в его сценическую версию.


Ключевые слова:

режиссерская партитура, трансформация текста, сценический текст, театральный текст, драма, методология, драматический род, текстология, интерпретация, интерпретатор

Abstract: This article examines the concept of “directing script” from the theoretical-textological perspective, as attempts to determine the types of text transformation from the author’s plot to stage impersonation. At the same time, transformation is understood as a complex process of structuring a new type of text, created by the director during staging a spectacle. At the current stage, the theoretical problems of the analysis of transformation of literary text as a theatrical text remain unresolved and require due attention. The article explores the ways of interpretation of literary text by the directors, as well as demonstrates an attempt to create classification of the types of directing scripts. The study is based on the semiotic method. Research is conducted on the functional-semantic type of existence of stage art, reflected in such type of text as a directing script. Using analytical method, the author collected and classified the types of directing scripts. The scientific novelty consists in there is yet no theoretical-literary substantiation to the questions related to recoding of literary text into theatrical. Therefore, the author attempts to analyze the type of directing scripts that formed due to transformation of the literary text into its stage version.


Keywords:

plan of the play, text’s transformation, scene text, theatrical text, drama, methodology, dramatic gender, textology, interpretation, interpretator

Современное книгоиздательство поражает своим многообразием. Не так давно в литературном мире книжных магазинов и библиотек стали появляться режиссерские планы деятелей театра. Некоторые из них издаются посмертно (К.С. Станиславский, Режиссерский план «Отелло». М.—Л., «Искусство», 1945 г.; «Чайка». Режиссерская партитура К. С. Станиславского, М.—Л., «Искусство», 1938 г.; готовится к публикации книга «Режиссерская тетрадь по спектаклю П. Н. Фоменко “Безумная из Шайо” и др.), некоторые публикуют свои работы прижизненно (Б. Юхананов «Проект “Фауст”», М., Театр и его двойник, 2018 г. и др.).

Режиссерский план в театроведении явление не новое, однако, в литературном мире – новаторское. Этот вид текста появился одновременно с возникновением режиссерского театра в начале прошлого века. Самыми первыми режиссерскими планами стали работы К. С. Станиславского, самым канонически признанным считается «Отелло». Именно с появления Московского Общедоступного Художественного театра начинается режиссерский театр, а вместе с ним возникает новый вид текста – режиссерский экземпляр или режиссерская партитура.

В наше время этот технический текст вышел за рамки театра и перестал выполнять сугубо инженерную роль по руководству к созданию спектакля.

Причина этого явления кроется в самой природе театрального искусства. Спектакль существует только в конкретном месте и времени. По выражению режиссера А. Васильева, театр как явление «подобно фениксу сгорает, потом опять оперяется и готово к сгоранию».

Сценическое действие строится на синтезе разных видов искусств и множестве человеческих усилий, поэтому на данный момент текстовая фиксация спектакля является единственной точной по отображению режиссерского замысла. В отличие от кино- и аудиозаписей, в тексте спектакля мы можем следить за развитием мысли и идеями самого режиссера. Если же текст сопровождается фотографиями из спектакля или иллюстрациями эскиза костюмов и/или декорациями, то это становится уже феноменом в книжном деле и выходит за рамки театроведения. По выражению П. Пави, «если музыка располагает очень точной системой записи инструментальных партий произведения, то в распоряжении театра нет подобного метаязыка, способного синхронистически фиксировать все сценические искусства, все коды или все системы означающих» [4, C. 244].

Однако стоит отметить, что ранее в рамках литературоведения, в частности, текстологии, режиссерский план никогда не изучался. Терминологический аппарат еще не подготовлен настолько, чтобы можно было легко говорить о данном явлении в литературоведческом дискурсе.

Определение такого понятия как режиссерский план мы можем найти только в одном отечественном издании, а именно – в Театральной энциклопедии, выпущенной в 1961 году в 6 томах под редакцией П. А. Маркова. Правда, в этом издании дается определение не таким терминам, как «режиссерский план» и «режиссерская партитура», а еще одному синонимическому понятию – «режиссерский экземпляр». Определение дается такое: Режиссерский экземпляр – 1) Экземпляр пьесы, в котором режиссер-постановщик отмечает все мизансцены спектакля, сценические эффекты, описания грима, костюма и т. д. Режиссерский экземпляр является как бы режиссерской партитурой спектакля. <…>2) Экземпляр пьесы с пометками на полях помощника режиссера, ведущего спектакль. На режиссерском экземпляре фиксируется внешняя сторона спектакля: отмечаются реплики для выходов исполнителей, перемен света, декораций, моментов опускания занавеса и т. д» [6, C. 563]. Но стоит отметить, что Российский Институт Истории Искусств в Санкт-Петербурге готовит многотомное издание «Театральные термины и понятия». С 2005 года было выпущено три книги, однако на данные момент определение нужных терминов все еще в них нет.

Грустно сознавать, но более авторитетного научно-справочного издания по театральному искусству с 1961 года в России выпущено не было.

В рамках данной статьи правильно было бы обратиться к одному зарубежному энциклопедическому источнику, который не является очень новым, но остается по-прежнему актуальным. Речь идет о «Словаре театра» П. Пави. Этот словарь является большим достижением в науке о театре. Особенность данного издания в том, что при составлении автор старался дать толкование как можно большему числу театральных явлений, опираясь не только на театроведение, но и на остальные гуманитарные науки – философию, культурологию, историю искусства, литературоведение и лингвистику.

Свою словарную статью французский исследователь делит на четыре части. В первой (под названием «Невозможная сценическая партитура») он пишет, что сценическая партитура не может существовать, так как подходящей для театрального дела системы записи не существует, несмотря на попытки режиссеров В. Э. Мейерхольда, Б. Брехта, А. Арто и других режиссеров их создать. Пави возлагает надежды на то, что эту проблему смогут решить информатика и вычислительная техника. Во второй главе «Текст как партитура» Пави отмечает, что «”пуристы” текста отказываются принимать во внимание постановку как неизбежное искажение текста и рассматривают текст как самоцель» [4, C. 244] и приравнивает текст партитуры к драматическому тексту. В следующей части «Партитура как текст» теоретик театра пишет, что с расцветом театральной режиссуры все-таки появляется нужда в текстовой фиксации будущего спектакля. Режиссёры активно составляют свои режиссёрские планы, «стремясь предвидеть ритм сценического высказывания текста» [4, C. 245]. В последней части «Партитура актера» Пави пишет о схеме спектакля, создаваемой актером для своих нужд.

Как мы видим, словарная статья П. Пави выходит за рамки сугубо театроведческих понятий, следуя традициям западного театроведения.

Помимо прочего, следует обратить внимание на тот аспект, что в практике театра у режиссеров нет закрепленного терминологического аппарата. Каждый постановщик называет режиссерский план по-своему. Более того, как указано у Пави, язык сценической записи у каждого свой, тем больше пространства для работы филолога.

Следует еще раз обратить внимание, что через текстологическую призму этот вид текста не был изучен. В театроведении есть понятие сценического или театрального текста. По мнению исследователя В. В. Защепкиной, «театральный же текст представляет собой единство сценического текста и режиссерских экземпляров, которые пользуются набором сложных вербальных и невербальных знаков различной природы, передающихся аудитории посредством спектакля и дешифрующихся ей» [2, C. 78].

Так как у каждого режиссера свой метод фиксации замыслов, трудно выделить детали, присущие всем режиссерским партитурам. Однако, есть некие общие закономерности. Как правило, в режиссерской партитуре помимо основного (как правило художественного) текста присутствуют музыкальные и звуковые решения, выходы актеров, закрепление мизансцен, свет, расположение реквизита и т.п.

В основе режиссерского плана лежит текст художественного произведения (эпический, лирический или драматический). Нередко в основе режиссерского плана оказывается литературный монтаж фрагментов художественных произведений. Следовательно, существуют несколько видов трансформации художественного текста от авторского замысла к сценическому воплощению. В современном литературном процессе можно выделить пять видов.

К первому относится режиссерская партитура такого вида, когда текст художественного произведения практически не изменен, однако замысел автора оказывается иногда полностью переиначен. К такому роду режиссерской партитуры можно отнести план спектакля Р. Туминаса «Дядя Ваня». Режиссер абсолютно по-новому трактует реплики и конфликты в пьесе, из-за чего характеры, герои и отчасти замысел получаются отличными от замысла А. П. Чехова. То есть получается, что художественный текст не изменен, но режиссер вносит свою интерпретацию, которая отражается в текстовой фиксации режиссерской партитуры.

Во второй разновидности режиссерской партитуры выделяются тексты, в которых текстовые изменения первоисточника сведены к минимуму или практически отсутствуют. Например, режиссерский экземпляр режиссера С. Женовача к спектаклю «Битва жизни» по одноименному святочному рассказу Ч. Диккенса или режиссерский экземпляр В. Рыжакова к спектаклю «Фро» по роману А. Платонова. Спектакли следуют практически шаг за шагом за оригинальным текстом, но режиссеры используют другой язык ­- сценический. Напомним, что это прозаические тексты, и постановщики, работая с ними, не переводят их в драматический, а создают именно режиссерскую партитуру, в которой описано, как они театральными, сценическими, методами воссоздают замысел художественного текста.

В нашу эпоху постдраматического театра, когда театр полностью эмансипировался от литературы, а текст получил роль второго плана, зачастую текст классического произведения служит только предлогом для работы над ним ради выражения своих идей в спектакле. Например, в режиссерской партитуре Б. Юхананова к спектаклю «Стойкий принцип» соединяются три текста – пьеса Кальдерона «Стойкий принц», пьеса А. С. Пушкина «Пир во время чумы», текст, написанный самим режиссером, и множество песен разных эпох.

В последние десятилетия появились текстовые жанры, которые уже изначально создаются исключительно для театра и не предполагают чтения в качестве самостоятельных произведений. К таковым можно отнести жанр вербатима. Вербатим – текст без литературной обработки, «фиксируется» обычно для документального, социального или политического театра, и представляет собой реальные монологи или диалоги обычных (и не очень) людей, которых затем играют актеры. В спектакле «Транссиб», поставленный мастерской Д. Брусникина, молодые актеры показали людей, которых они встречали, путешествуя по транссибирской железной дороге. В основу режиссерского партитуры легли расшифрованные интервью, монологи и диалоги реальных лиц.

Кроме того, сегодня существует еще одно явление (не новое в истории мирового театра) – сами режиссеры пишут пьесы для собственных постановок. Известно, что Екатеринбургский режиссер Н. Коляда написал огромное количество пьес, некоторые из них он сразу ставит на сцене в своем театре. Одна из его последних премьер 2019 года – спектакль «Между небом и землей жаворонок вьется». В основу режиссерской партитуры лег текст, созданный режиссером. Но что интересно – под одним названием объединены два небольших драматических произведения, связанных общей идеей, эта же структура отразилась и в спектакле.

Как мы видим, режиссерская партитура заслуживает особого внимания. Текст перестал быть главным в театре, теперь он подстраивается под театральные нужды. Это «подстраивание» запечатлено в режиссерских планах, которые становятся все больше доступны читателям. Однако, такой вид текста мало изучен и совсем не исследован филологами, что удручает. Ведь он является важным показателем культурного среза нашего времени.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Театр является уникальной системой, которая совершенствуется с момента своего возникновения – с Античности, пика культурного развития Древней Греции и Древнего Рима. Театральные постановки имеют большое количество нюансов фактического претворения. Это и «сценарий», до этого «литературный текст», и «разверстка художественной коллизии», и «обдумывание драматургического начала», и «формирование системы персонажей», и объективация «режиссерского плана». Оценка и анализ различных видов театральной деятельности, на мой взгляд, с течением исторического времени нуждается в пересмотре, тем более, если этот путь имеет методологическую основу. В рецензируемой работе осуществлена попытка определить синкретическую природу «режиссерского плана», дешифровать его суть и особенности, установиться роль в реализации действенной сути. Как отмечается в начале статьи, «режиссерский план в театроведении явление не новое, однако, в литературном мире – новаторское. Этот вид текста появился одновременно с возникновением режиссерского театра в начале прошлого века». Следовательно, исторический срез важен не только для автора работы, но и для изложения объективной сути указанной проблемы. Режиссерская партитура вмещает не только технически-инженерный блок, а синтезирует все, что планируется реализовать на сценической площадке. Самое определение/термин, как отмечено в тексте статьи, появилось сравнительно недавно – 60-е годы ХХ века, хотя предпосылки к этому были и у К.С. Станиславского и ряду других серьезных театральных режиссеров. При детальном анализе «Словаря театра» П. Пави автору удается определить некий специфический фактор, который влияет на постановку в целом: «режиссерские планы есть попытка предвидеть ритм сценического высказывания текста». В ряде моментов оценка «Словаря» дается с особой критической платформы, в ряде же автор соглашается и принимает «описательный» пласт как должное и истинное. Думается, что в ходе рецептивно критического анализа и манифестирована новизна принципа объективной конкретизации вопроса. Большая часть тезисов/гипотез, высказанных в работе точны и непротиворечивы. Например, «как правило, в режиссерской партитуре помимо основного (художественного) текста присутствуют музыкальные и звуковые решения, выходы актеров, закрепление мизансцен, свет, расположение реквизита и т.п.», или «в основе режиссерского плана лежит текст художественного произведения (эпический, лирический или драматический). Нередко в основе режиссерского плана оказывается литературный монтаж фрагментов художественных произведений. Следовательно, существуют несколько видов трансформации художественного текста от авторского замысла к сценическому воплощению». По ходу статьи приводятся конкретные примеры «фиксации режиссерского замысла», ориентир на Р. Туминаса, С. Женовача, Ю. Юхананова, Н. Коляды оправдан и уместен. Работа в целом органична, а ее научный статус достаточно высок. Может быть, в ряде моментов автор и не совсем акцентно выражает собственную позицию, но это есть эффект малой изученности вопроса. Привлекает в статье умелое использование терминов театрального дискурса, автор следит за правильным употреблением той или иной категории. Материал объективно актуален и может быть интересен как профессионалам театрально-драматургической стези, так и всем, кому не безразлична теория/практика сценического искусства. Основные блоки научной статьи выдержаны, ее логика поддерживается целевой составляющей, ряд исследовательских задач решен. Стиль и язык работы собственно-научный, методологическая составляющая сориентирована на аналитические приемы рецепции. Текст не нуждается в дополнении и правке, итоги перспективны – «режиссерская партитура заслуживает особого внимания. Текст перестал быть главным в театре, теперь он подстраивается под театральные нужды. Это «подстраивание» запечатлено в режиссерских планах, которые все больше доступны читателям. Однако, такой вид текста мало изучен и совсем не исследован филологами, что удручает. Ведь он является важным показателем культурного среза нашего времени». Думается, что сочинения смежной тематической направленности могут существенно дополнить и развить теоретический пласт оценки театра. В статье использована академически выверенная литература – П. Пави, Т.А. Григорьянц, А.А. Сафронов, сделаны отсылки к драматургическим текстам. Статья «Методологические подступы к исследованию понятия «режиссерский план» может быть рекомендована к публикации в журнале «Litera» ИД «Nota Bene».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.