Статья 'Сложноподчиненные предложения в русском и турецком языках: сравнительно-сопоставительный аспект (на примере выражения предшествования) ' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Сложноподчиненные предложения в русском и турецком языках: сравнительно-сопоставительный аспект (на примере выражения предшествования)

Алпарслан Ахмет Мухаммет

аспирант кафедры русского языка филологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

119234, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Alparslan Ahmet Muhammet

Postgraduate student, the department of Russian Language, M. V. Lomonosov Moscow State University

119234, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

alparslanahmetmuhammet@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8698.2020.1.32218

Дата направления статьи в редакцию:

18-02-2020


Дата публикации:

25-02-2020


Аннотация: В данной статье мы будем рассматривать сходство и различие сложноподчиненных предложений в русском языке и в турецком языке. Так в языках, о которых идёт речь в данной статье, сложные предложения содержат больше различий, нежели сходств. Вопрос, которому в нашей статье мы будем уделять особое внимание, - это сравнительный анализ с приведением примеров выражений в прошедшем времени, которые используются в структуре сложных предложений обоих языков. Также в нашей статье мы будем анализировать влияние синтаксических, семантических и союзных отношений в строении сложных предложений. Тема выражения прошедшего времени в составе сложных предложений турецкого языка и русского языка, которые мы будем исследовать в нашей статье, ранее, особенно в Турции, изучена не была. По этой причине ставится цель сформировать фундамент для научной работы на заданную тему, которая будет проводиться и в Турции, и России. В этой связи мы предполагаем, что статья внесёт свой вклад в работы по российской тюркологии и филологии. Основными выводами проведенного нами исследования являются различием сложного подчиненного предложения в русском и турецком языках.


Ключевые слова: сложноподчиненные предложения, русский язык, турецкий язык, выражения предшествования, союзное отношение, временное отношение, сложное предложение, Простое предложение, причастие, деепричастная конструкция

Abstract: This article examines the similarity and difference of complex sentence in the Russian and Turkish languages. It is determined that there are more differences than similarities contained in complex sentences of the referred languages. Special attention is given to comparative analysis using the examples of phrases in the past tense within the structure of complex sentences of both languages. The article also analyses the influence of syntactic, semantic and conjunctive relations in the structure of complex sentences. Since the research involves two languages, it is based on the comparative method. Theoretical and functional methods of research are also applied. The topic of past tense in complex sentences has not been previously studies, especially in Turkey. Therefore, the author sets a goal to form the basis for the scientific work on a given topic that would be carried out in Turkey and Russia. It is assumed that the article would make a significant contribution to the Russian Turkology and philology. The main conclusions lie in describing the difference of a complex sentence in the Russian and Turkish languages.



Keywords:

Simple sentence, Complex sentence, time relation, conjunction relation, precedence expressions, Turkish language, russian language, complex sentences, participle, participial construction

В последние годы повышенный интерес исследователей наблюдается к сопоставительному изучению синтаксиса сложного предложения в разноструктурных языках, например, в русском и турецком языках.

В современной филологии основным считается представление о предложении как о способе реализации и выражения мысли. В соответствии с правилами конкретного языка слова и словосочетания соединяются в предложения. Историю любого языка можно проследить исходя из особенностей построения и развития грамматических категорий, так как формы и способы построения предложения – наиболее устойчивые структуры языка.

Предложение – это единица речи, правильная с точки зрения грамматики конкретного языка, она не делится на более мелкие речевые единицы и является основным средством формулирования, выражения и сообщения мысли. При этом в предложении сообщается факт действительности и отношение к нему самого говорящего. С точки зрения грамматического построения все слова и словосочетания обладают внутренним единством. По определению Д. Э. Розенталя, «предложение – минимальная единица человеческой речи, представляющая собой грамматически организованное соединение слов (или отдельное слово), обладающее известной смысловой и интонационной законченностью. Будучи единицей общения, предложение вместе с тем является единицей формирования и выражения мысли» [5, с. 293].

Сообразно специфике мыслительных процессов и навыков общения говорящего несколько предложений могут быть объединены в сложные предложения. Однако сложное предложение не представляет собой механическое соседство нескольких простых единиц. Связи, объединяющие простые предложения в составе сложного, весьма многообразны. В «Русской грамматике» под редакцией Н.Ю. Шведовой сложное предложение определяется как «синтаксическая конструкция, тесно связанная с простым предложением, но отличающаяся от него как структурно, так и по характеру сообщения. Поэтому определить сложное предложение – это значит в первую очередь выявить признаки, отличающие его от простого предложения» [6, с. 461]. Различие соединительных средств сложного предложения является основой формальной систематизации. В ее рамках лингвисты рассматривают придаточные, присоединяемые союзами или союзными словами. А.М. Пешковский выделяет целевые, изъяснительные, причинные и следственные союзы, которые служат для выражения косвенной речи, а также условные, сравнительные, пояснительные, уступительные, временные, которые определяют виды подчинения.

Компоненты сложноподчиненного предложения «неравноправны: один является главным (главное предложение), другой – зависимым (придаточное предложение)» [9, с. 471]. Традиционно сложноподчиненные предложения в русском языке делят на три группы с придаточными изъяснительными, определительными, обстоятельственными. Виды сложноподчиненных предложений зависят от средств и способов связи входящих в них частей, а также от семантических отношений между главной и придаточной частями. Однако имеются объективные трудности в разграничении указанных отношений и однозначного синтаксического анализа, что, по словам Е.И. Дибровой, обусловливает наличие разных подходов к их систематизации: формального, морфологического, структурно-семантического и функционального [7, с. 459].

Однако это не в полной мере можно отнести к турецкому языку: в работах по синтаксису русского и турецкого языка наблюдаются расхождения в понимании как простого, так и сложного предложения.

Как отмечает О.В. Шемшуренко, несмотря на кажущуюся простоту, и в русском, и в турецком языках простое предложение – весьма сложная структура. В нем можно выделить «не только разные формы построения, разные типы, но оно может быть осложнено наличием однородных и обособленных членов» [8, с. 94]. Характеризующей чертой простого предложения является единство форм выражения категорий времени, лица и модальности. Интонация, разные средства синтаксической связи подчинены внутреннему единству мысли, которое и соединяет все части в одно предложение. Другими словами, сложное предложение – не просто сумма значений его частей, которые по строению подобны простым предложениям. В сложное предложение входят две и более частей, которые внешне, а также по формально-грамматической структуре подобны простым предложениям, но, благодаря единству смысла и интонации, образуют сложное целое. Необходимо особо подчеркнуть, что части, формирующие сложное предложение, подобны простым предложениям, но «не имеют смысловой и интонационной законченности, характерной для категории предложения, и, следовательно, не образуют отдельных предложений» [там же].

Особое место в научных дискуссиях занимает вопрос о сложном предложении как специфической единице синтаксиса, а также о существующей связи между его компонентами. К настоящему времени уже исследованы базовые понятия, изучены структуры предложения, однако до сих пор существуют разногласия относительно квалификации, классификациисоюзов, в особенности подчинительных, в сложном предложении, в определении их синтаксического статуса.

В турецком языке сложное предложение – это «такой вид предложения, который состоит из главного предложения, в котором заключен основной смысл высказывания, и одного или нескольких придаточных предложений со сказуемым, выраженным изменяемой частью речи, по смыслу и функционально дополняющих главное, отличающихся от главного по своему строению» [13, с. 45]. Е.Л. Дубовик отмечает, что в турецком языке выделяют два типа сложных предложений, которые тесно взаимосвязаны. Первая – это сложные предложения, в которых в роли сказуемых их частей выступают глаголы в спрягаемой форме. Вторая – это сложные предложения, в которых дополнительные предикативные звенья вводятся через инфинитивные и герундиальные, причастные и деепричастные конструкции, формирующие развернутые члены предложения. Распространенным видом связи в сложных предложениях турецкого языка является подчинение, а среди средств связи преобладают не союзы, а грамматические форманты и послелоги в отглагольных именах, причастиях и деепричастиях [2, с. 76]. Второй тип сложных предложений по сравнению со сложными предложениями русского языка как раз и вызывает многочисленные вопросы.

Энфел Доган особо подчеркивает, что если использовать термин «сложное предложение» как для простых осложненных предложений, так и для сложноподчиненных предложений, то возникает проблема: два разных понятия обозначаются одним термином. Если принять глагольные формы за основы сложноподчиненного предложения, то из терминов к таким предложениям больше подходит не «сложные» и не «сложноподчиненные», а «простые осложненные предложения» [11, с. 973], что решает половину проблемы. Что же касается второго понятия, то термин «сложное предложение» применим лишь для сложных предложений, начинающихся с союзов (персидская конструкция) или же для предложений, в которых объединены турецкое придаточное предложение и сложноподчиненное предложение (персидская конструкция). Таким образом, можно избежать споров о правильности терминологии [11, с. 964].

Предикативные части в сложноподчиненных предложениях соединяются и передают смысл благодаря богатому набору средств: в русском языке этому служат союзы, союзные слова, интонация и др.; в турецком – аффиксы и послелоги. Благодаря этим средствам и создаются структурысложноподчиненных предложений, различные в русском и турецком языках по причине структурных различий самих языков. Иными словами, одним из главных различий сложноподчиненных предложений русском и турецком языках можно назвать способ передачи смысла, который в турецком языке передается несоюзами, как в русском, а аффиксами.

В турецком же языке сложноподчиненные предложения классифицируются только по функциональным признакам, на основе которых выделяют предложения с изъяснительной, адвербиальной и атрибутивной семантикой.

В турецком языке предложения состоят из основ, в которых сказуемые выражает действие, наличие или состояние. Основы разделяются знаками препинания, объединяются союзами или союзными словами. Несмотря на их смысловую взаимосвязь, с точки зрения синтаксиса считать эти конструкции, каждая часть которой является отдельным предложением, сложноподчиненными предложениями не вполне правомерно.

В принципах построения, в структуре турецких и русских сложных предложений, а также в их функционировании существует и множество различий. Причина их кроется в разном грамматическом строе двух языков. Как известно, русский и турецкий относятся к разным языковым семьям. Одна из главных причин различий между языками – разный порядок слов в предложении. Если же говорить о русском и турецком языках с позиции выражения времени, то, как отмечает З.К. Дербишева, «различие в этих языках сводится к формальной организации внутреннего устройства временной подсистемы, характеру и способу образования членов временной парадигмы, их семантическому наполнению, а также соотношению временных значений с другими глагольными категориями» [1, с. 208].

Если в русском языке предшествование в сложноподчиненном предложении обычно выражается с помощью союзов, то в турецком языке, как показано в исследованиях турецких ученых, предшествование в сложноподчиненных предложениях выражается наречиями и послелогами.

Отношения предшествования в русском языке выражаются в рамках как простого, так и сложного предложения, при этом будут использоваться различные средства выражения данного значения. В турецком же языке нельзя провести такой же четкой границы.

По словам Ф.И. Панкова, «придаточные времени с союзами «перед тем как», «прежде чем», «до того как» ввиду разных смысловых оттенков союзов несколько отличаются от турецких аналогичных конструкций. В сложном предложении для выражения отношений предшествования употребляются союзы до того как, прежде чем, перед тем как, пока не, до тех пор пока не, пока , реже – когда . При этом действие главной части предшествует действию, названному в придаточной части, т.е. происходит раньше действия придаточной части. Различаются несколько оттенков значения предшествования: общее (нейтральное) предшествование, непосредственное предшествование, временной предел, ограничительное предшествование» [3, с. 277]. При передаче на турецкий язык союзов «перед тем как», «прежде чем», «до того как» стирается различие их значений, присущие им в русском языке смысловые нюансы теряются.

Ср.: рус. Пожилая женщина собрала вещи и разбудила детей перед тем , как пойти на рынок. – Пожилая женщина собрала вещи и разбудила детей прежде, ч ем пойти на рынок. – Пожилая женщина собрала вещи и разбудила детей до т ого, как пойти на рынок. – тур. Yaşlı kadın ortalığı topladı ve pazara gitmeden önce çocukları uyandırdı.

Ср.: рус. Перед тем как прочесть это у Достоевского, я уже знал это. – Прежде чем прочесть это у Достоевского, я уже знал это. – До того как прочесть это у Достоевского, я уже знал это. – тур. Dostoyevski' den okumadan ö nce bunu biliyordum.

Как уже замечено выше, несмотря на разные смысловые оттенки в русском, в турецком языке все три союза передаются одинаково. В частности, в первых двух предложениях союзы указывают на более короткий временной промежуток между двумя действиями; в предложениях они взаимозаменяемы. А вот союз «до того как» в третьем предложении указывает на более долгий интервал времени. По словам Ф.И. Панкова, между указанными союзами есть и такое различие: «Предложения с союзами «прежде чем» и «перед тем как» близки по значению, однако имеют и некоторые семантические различия. Предложения с союзом «прежде чем» характеризуются дополнительными семантическими особенностями [3, с. 278]. В частности, союз «прежде чем» выражает дополнительное значение предотвращения нежелательного действия или события, о котором говорится в придаточной части, аннулированность действия; содержит мотивировку нецелесообразности действия, о котором говорится в придаточной части [там же]. Если описывать оттенки значения в названных предложениях, то следует отметить, что в предложении с союзом перед тем, как (Пожилая женщина собрала вещи и разбудила детей перед тем , как пойти на рынок) важно указание на последовательность действий, возможно, регламентированную определенными условиями (женщине зачем-то это нужно было). Близко к этому значению предложение с союзом до того как, однако мы бы сказали, что это самое нейтральное употребление, практически лишенное дополнительных оттенков. В предложении с союзом прежде, ч ем дополнительное значение может быть определено как более категоричная обязательность предшествования одного действия другому (женщина обязательно должна была это сделать).

В турецких предложениях, аналогичных по смыслу приведенным выше примерам, используются конструкции «–den önce/evvel». Послелоги önce и evvel , указывающие на предшествование действия, по смыслу равнозначны; в предложениях они взаимозаменяемы. То есть смысловые оттенки не дифференцируются. Послелог önce используется в современном турецком языке чаще, чем устаревшее evvel , заимствованное из арабского.

Однако иногда союз «до того как» может переводиться на турецкий с помощью конструкции «–e kadar», как в примерах ниже.

До того как я приехал в Москву, мой друг изучил уже все её достопримечательности.

– Ben Moskova'ya gelene kadar, arkadaşım tüm gezilebilecek yerlerini öğrenmişti.

Турецкий лингвист Лейла Карахан отмечает, что у турецких конструкций «–dan önce/–den önce» есть значения времени, места и последовательности действий. По мнению языковеда, эти послелоги выполняют в предложении функции наречия, но в некоторых случаях выступают в качестве служебных слов. Например, «Öyle konuşmadan önce sana yapılanları hatırla» (dan önce – здесьнаречие), в переводе на русский: «Прежде чем так говорить, вспомни, что произошло» [12, с. 45].

В русском языке помимо тех трех союзов, о которых мы говорили ранее, есть и другие союзы, указывающие на время действия, например, «пока не» и «до тех пор, пока не». Однако они отличаются от других союзов со значением времени по нескольким аспектам. Различие это заключается не только в смысле, но и в порядке слов. Конструкцию со словами «пока не» / «до тех пор, пока не» в некоторых случаях можно разделить. «До тех пор ты можешь жить в моей квартире, пока я не вернусь с каникул». Как видно из этого примера, одна часть союза находится в главном предложении, вторая в придаточном. В турецком же сделать так не получится: *… . На турецкий язык это предложение можно перевести с помощью конструкции «–e kadar»: «Ben tatilden dönene kadar benim dairemde kalabilirsin». Эти примеры наглядно демонстрируют межъязыковые различия. Они обусловлены агглютинативным строем турецкого языка. Конструкция «–e kadar» со значением времени присоединяется к деепричастию. В русском же языке подчинительный союз является показателем наличия предложения. В союзах «пока не» / «до тех пор, пока не» есть вспомогательная отрицательная частица «не». Однако стоит обратить внимание на один нюанс: в этом союзе отрицательная частица «не» отрицания не выражает. Если перевести на турецкий язык приведенный выше пример с помощью другой конструкции, получится следующее: «Ben tatilden dönmediğim sürece benim dairemde kalabilirsin». Из примера ясно, что эта конструкция точно передает смысл похожей на нее русской. Но турецкая конструкция «–e kadar» для выражения данного смыслаиспользуется чаще: «Ben tatilden dönene kadar benim dairemde kalabilirsin». Это вызвано, прежде всего, синтаксическим влиянием индоевропейских языков.

Приведем другие примеры.

В турецком языке смысл предложения «как только я позвонил, он вышел из дома» может быть выражен с помощью структуры, включающей деепричастие в придаточном предложении. Если рассматривать функциональные особенности деепричастий в турецком языке, то можно увидеть, что деепричастие может означать действие, относящееся не только к субъекту, обозначенному в основной части предложения, но и к другому, второму, субъекту. Иными словами, такая структура более похожа на сложное предложение. Однако у тюркологов, как уже было отмечено, пока нет единого мнения относительно грамматического статуса таких оборотов в турецком языке: одни исследователи атрибутируют их как придаточные предложения, другие – как члены простого осложненного предложения. В русском же языке этот смысл можно выразить только через сложноподчиненное предложение. Использование деепричастной структуры невозможно, потому что в главной и придаточной частях разные субъекты, что недопустимо для русской грамматики. На это указывают исследователи (см., например, [10, с. 1187]). Однако между русским и турецким языками наблюдается и сходство, связанное со смысловыми оттенками времени, выражаемых деепричастиями. В обоих языках они зависят от временной формы глагола-сказуемого в главном предложении и, как отмечает Л.Ч. Далкылыч, смысловые оттенки времени, которое обозначают деепричастия, могут указывать как на абсолютное время (как у сказуемого в главном предложении), так и на относительное время, что наблюдается в подобных конструкциях чаще всего [там же, с. 1188].

Таким образом, сложноподчиненные предложения в русском и турецком языках различаются по многим характеристикам. Не являются исключением и сложноподчиненные предложения, выражающие предшествование. В русском языке предшествование в сложноподчиненных предложениях выражается в основном союзами, в турецком же – наречиями и предлогами.

Библиография
1.
Дербишева З. К. Сравнительная грамматика русского и турецкого языков : учебник для вузов / З. К. Дербишева. – М. : ФЛИНТА : Наука, 2015. – 296 с.
2.
Дубовик Е. Л. Семантико-синтаксическая систематизация видов сложноподчиненного предложения (на примере турецкого языка) // – Весцi БДПУ. – № 1. – Серия 1: Педаг., псiхал., фiлал. – С. 75–79.
3.
Панков Ф. И. Выражение временных отношений // Книга о грамматике. Русский язык как иностранный / Под ред. А. В. Величко. – 3-е изд., испр. и доп. – М. : Изд-во Моск. ун-та, 2009. – С. 209–235.
4.
Пешковский А. М. Русский синтаксис в научном освещении. – 8-е изд., доп. – М. : Язык славянской культуры, 2001. – 544 с.
5.
Розенталь Д. Э. Современный русский язык / Д. Э. Розенталь, И. Б. Голуб, М. А. Телекова. – 15-е изд. – М. : АЙРИС-пресс, 2017. – 448 с.
6.
Русская грамматика. – Т. 2. Синтаксис. – М. : Наука, 1980. – 709 с.
7.
Современный русский язык. Теория. Анализ языковых единиц : учебник для студ. высш. учеб. заведений. В 2 ч. – Ч. 2. Морфология. Синтаксис / В. В. Бабайцева, Н. А. Николина, Л. Д. Чеснокова и др. Под ред. Е. И. Дибровой. – 3-е изд., стер. – М. : Акакдемия, 2008. – 628 с.
8.
Шемшуренко О. В. К вопросу о характере и типах бессоюзных сложных предложений в русском, турецком и английском языках // Вестник Казанского гос. ун-та культуры и искусств. – С. 94–99.
9.
Ярцева В. Н. Большой энциклопедический словарь. Языкознание. 1998 / Гл. ред. В. Н. Ярцева – 2-е изд. – М. : Большая Российская энциклопедия, 1998. – 685 с.
10.
Dalkılıç, L. Ç. Rusça ve Türkçedeki Zarf-Fiil Yapılarındaki Anlamsal Özellikler ve Zaman Kavramı // Ankara Üniversitesi Dil ve Tarih-Coğrafya Fakültesi Dergisi. – S. l. – V. 58. – N 2. – Р. 1184–1210.
11.
Doğan, E. Tarihi Türkiye Türkçesi Metinlerindeki ‘Karmaşık Cümle’ Örnekleri Üzerine. Turkish Studies // International Periodical For The Languages, Literature and History of Turkish or Turkic. – V. 6/1, Winter 2001. – Turkey. – P. 961– 974.
12.
Karahan, L. «Sonra, Önce» Kelimelerinin Edat Kategorisi İçindeki Durumu // Uluslar Arası Türklük Araştırmaları Sempozyumu, 25–27 Nisan 2007, Erzurum, Dil Araştırmaları, Sayı: 1. – Ankara, 2007. – S. 39–48.
13.
Korkmaz, Z. Türkiye Türkçesi Grameri. Türk Dil Kurumu Yayınları. – Ankara, 2009. – S. 1224.
References (transliterated)
1.
Derbisheva Z. K. Sravnitel'naya grammatika russkogo i turetskogo yazykov : uchebnik dlya vuzov / Z. K. Derbisheva. – M. : FLINTA : Nauka, 2015. – 296 s.
2.
Dubovik E. L. Semantiko-sintaksicheskaya sistematizatsiya vidov slozhnopodchinennogo predlozheniya (na primere turetskogo yazyka) // – Vestsi BDPU. – № 1. – Seriya 1: Pedag., psikhal., filal. – S. 75–79.
3.
Pankov F. I. Vyrazhenie vremennykh otnoshenii // Kniga o grammatike. Russkii yazyk kak inostrannyi / Pod red. A. V. Velichko. – 3-e izd., ispr. i dop. – M. : Izd-vo Mosk. un-ta, 2009. – S. 209–235.
4.
Peshkovskii A. M. Russkii sintaksis v nauchnom osveshchenii. – 8-e izd., dop. – M. : Yazyk slavyanskoi kul'tury, 2001. – 544 s.
5.
Rozental' D. E. Sovremennyi russkii yazyk / D. E. Rozental', I. B. Golub, M. A. Telekova. – 15-e izd. – M. : AIRIS-press, 2017. – 448 s.
6.
Russkaya grammatika. – T. 2. Sintaksis. – M. : Nauka, 1980. – 709 s.
7.
Sovremennyi russkii yazyk. Teoriya. Analiz yazykovykh edinits : uchebnik dlya stud. vyssh. ucheb. zavedenii. V 2 ch. – Ch. 2. Morfologiya. Sintaksis / V. V. Babaitseva, N. A. Nikolina, L. D. Chesnokova i dr. Pod red. E. I. Dibrovoi. – 3-e izd., ster. – M. : Akakdemiya, 2008. – 628 s.
8.
Shemshurenko O. V. K voprosu o kharaktere i tipakh bessoyuznykh slozhnykh predlozhenii v russkom, turetskom i angliiskom yazykakh // Vestnik Kazanskogo gos. un-ta kul'tury i iskusstv. – S. 94–99.
9.
Yartseva V. N. Bol'shoi entsiklopedicheskii slovar'. Yazykoznanie. 1998 / Gl. red. V. N. Yartseva – 2-e izd. – M. : Bol'shaya Rossiiskaya entsiklopediya, 1998. – 685 s.
10.
Dalkılıç, L. Ç. Rusça ve Türkçedeki Zarf-Fiil Yapılarındaki Anlamsal Özellikler ve Zaman Kavramı // Ankara Üniversitesi Dil ve Tarih-Coğrafya Fakültesi Dergisi. – S. l. – V. 58. – N 2. – R. 1184–1210.
11.
Doğan, E. Tarihi Türkiye Türkçesi Metinlerindeki ‘Karmaşık Cümle’ Örnekleri Üzerine. Turkish Studies // International Periodical For The Languages, Literature and History of Turkish or Turkic. – V. 6/1, Winter 2001. – Turkey. – P. 961– 974.
12.
Karahan, L. «Sonra, Önce» Kelimelerinin Edat Kategorisi İçindeki Durumu // Uluslar Arası Türklük Araştırmaları Sempozyumu, 25–27 Nisan 2007, Erzurum, Dil Araştırmaları, Sayı: 1. – Ankara, 2007. – S. 39–48.
13.
Korkmaz, Z. Türkiye Türkçesi Grameri. Türk Dil Kurumu Yayınları. – Ankara, 2009. – S. 1224.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Вопросы синтаксиса практически всегда являлись самыми сложными и труднообъяснимыми. Рецензируемая статья посвящена изучению сложноподчиненных предложений в русском и турецком языках. Автор обозначает, что помимо сходств в выражении предшествования действий и построении сложных предложений, существует и множество различий. Причина их кроется в разном грамматическом строе двух языков. Как известно, русский и турецкий относятся к разным языковым семьям. Одна из главных причин различий между языками – разный порядок слов в предложении. Думается, что предмет исследования конкретизирован достаточно верно и может быть рассмотрен точечно в объемах данного труда. Следует согласиться с тем, как трактуется языковая система в исторической перспективе: в современной филологии основным считается представление о предложении как о способе реализации и выражения мысли. В соответствии с правилами конкретного языка слова и словосочетания соединяются в предложения. Историю любого языка можно проследить исходя из особенностей построения и развития грамматических категорий, так как формы и способы построения предложения – наиболее устойчивые структуры языка. Ориентир, выбранный для изучения, дешифруется с методологических установок А.М. Пешковского, Д.Э. Розенталя. З.К. Дербишевой, И.Б. Голуб, В.В. Бабайцевой, Е.И. Дибровой, Dalkılıç, L.Ç., Doğan, E., Korkmaz, Z. Сравнительно-сопоставительный формат в данном случае наиболее продуктивен, он дает возможность конкретизировать разницу в образовании двух дистантных друг относительно друга языковых систем. Научный диалог с оппонентами не вызывает нареканий и не нуждается в коррективе: сложноподчиненные предложения в русском языке делятся на три группы с разными придаточными: изъяснительными, определительными, обстоятельственными. Е. И. Диброва говорит о том, что трудности однозначного синтаксического анализа сложноподчиненных предложений обуславливают наличие разных подходов к их систематизации. Роль преемственности характерна для филологических дисциплин, таким образом, происходит систематизация знаний. По ходу текста обозначается и актуальность исследования – в последние годы синтаксис сложного предложения в русском и турецком языках вызывает повышенный интерес исследователей. Особое место занимает вопрос о сложном предложении как специфической единице синтаксиса, а также о существующей связи между его компонентами. Для поддержания и верификации научного статуса работы автор не сбивается на частность рассмотрения примет синтаксиса в русском и турецком языках, а дает развернутый компаративный анализ. Положительным является факт точного употребления терминов и понятий, каких-либо противоречий и нарушений в тексте статьи нет. Стилевая органика превалирует на протяжении всей научно наррации: в русском языке сложноподчиненные предложения, которые выражают предшествования, обычно формируются союзами. Исходя из актуальных дискуссий турецких ученых, в турецком языке сложноподчиненные предложения предшествования пользуются наречиями и послелогами. Как отмечает турецкая исследовательница Л. Ч. Далкылыч, наиболее явное отличие между языками в плане употребления деепричастий заключается в том, что в турецких сложноподчиненных предложениях деепричастная конструкция может употребляться при разных подлежащих в главном и придаточном предложениях. В русском же языке деепричастие и сказуемое должны относиться к одному подлежащему, поэтому конструкции, подобные вышеописанным, в русском языке употреблять нельзя. Вместо них используются предложные обороты. Рецензируемую статью отличает точность формулировок, правильность высказываемых гипотез, логика доказательств. Содержательный уровень весьма информативен, и может быть использован для дальнейшего сопоставления разных языковых систем. Собственно научный стиль позволяет вопрос образования форм сложноподчиненных предложений довести до так называемого исследовательского абсолюта. На мой взгляд, дополнить текст статьи можно было бы большим количеством примеров, иллюстративный материал необходим как верификация того или иного лингвистического вопроса. Усилить можно было бы и вывод: сложноподчиненные предложения в русском и турецком языках отличаются по многим пунктам. Это различие исходит из того, что в так называемых языках синтаксические и семантические понятие – разные. В работе мы показали, что выражение предшествования в русском языке в сложноподчиненных предложениях также не одинаковы. В русском языке выражение предшествования в сложноподчиненных предложениях выражается скорее союзами, в турецком же – скорее наречиями и предлогами. Заключение является не только формальной частью исследования, но и заделом для дальнейшей дешифровки выбранной темы. Библиографический список достаточен, в него включены как работы уже ставшие классическими, так и исследования последних лет. Все перечисленные в библиографии источники использованы по ходу разверстки статьи. Текст не нуждается в специальной правке, требования издания учтены. Материал может быть полезен студентам филологам, изучающим особенности синтаксиса русского и турецкого языков. С учетом сказанного следует резюмировать, статья «Образование форм сложноподчиненных предложений в русском и турецком языках (на примере выражения предшествования)» может быть рекомендована к публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"