по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Служебные единицы на базе слова «попросту», выражающие пояснительные отношения
Чжан Шо

аспирант, кафедра русского языка и литературы, Дальневосточный федеральный университет

690922, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Остров Русский, Поселок, корпус 10

Chzhan Sho

Postgraduate student, the department of Russian Language and Literature, Far Eastern Federal University

690922, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Ostrov Russkii, Poselok, korpus 10

sonia.zhangshuo@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2019.6.31695

Дата направления статьи в редакцию:

12-12-2019


Дата публикации:

03-01-2020


Аннотация.

В статье подробно описана структура служебных сочетаний на базе слова попросту, выражающих пояснительные отношения. Предметом нашего исследования являются конструктивные и семантические свойства названных единиц. Главной целью нашего исследования является установление семантико-синтаксических функций служебных сочетаний на основе попросту в разных конструкциях. Составление полного реестра единиц, участвующих в выражении пояснительных отношений, важно для развития теории служебных слов русского языка, а также преподавания русского языка как иностранного. В ходе работы использована корпусная методика сбора материала, а также описательный и аналитический методы изучения названных единиц. Научная новизна работы в том, что системное описание сочетаний с базовым компонентом попросту как служебных единиц, выражающих пояснительные отношения, представляется впервые. В результате анализа устанавливается, что служебные сочетания на базе попросту функционируют в разных типах конструкций в качестве аналога союза, конкретизатора при союзах и текстовых скреп. С помощью названных единиц выражается семантическая разновидность пояснительных отношений – отношения тождества, которые реализуются как повторное наименование, часто с дополнительной оценочной семантикой или семантикой контраста. В статье отношения тождества включают разные проявления с помощью лексики и контекста.

Ключевые слова: синтаксис, служебные слова, аналог союза, текстовая скрепа, конкретизатор, пояснительные отношения, конструкция, семантика, структура, функция

Abstract.

This article meticulously describes the structure of functional units in the word “plainly” delineating explanatory relations. The subject of this research is the constructive and semantic properties of these units. The main goal consists in the establishment of semantic-syntactic role of functional units in the words “plainly” in various constructs. Comprising the full register of units involved in delineation of explanatory relations is important for advancement of the theory of functional words in the Russian language, as well as teaching Russian as a foreign language. The scientific novelty consists in the fact that this work is first to provide the systemic description of combinations with basic component “plainly” as functional units delineating explanatory relations. As a result of analysis, it is determines that functional combinations in the word “plainly” operate in different types of constructs as an analogue of the conjunction, conjunction or text staples specifier. Using the indicated units, the author underlines the semantic variety of explanatory relations – identity relations, realized as a repeated denomination, often with additional evaluative semantics of semantics of contrast. In the article, identity relations include various manifestations by means of lexis and context.

Keywords:

construction, explanatory relations, specifier, text staples, analogue of the conjuction, functional words, syntax, semantics, structure, function

В современном русском языке союз часто употребляется для выражения «обобщённых смысловых отношений между высказываниями и его частями» [5, с. 151], однако по мере развития языка и расширения сферы служебных слов, появились другие языковые единицы, формирующиеся на основе соединений разных частей речи, как служебных, так и знаменательных, поэтому в русистике большое внимание уделяется разным видам служебных слов, выполняющих связующую функцию. Такие служебные слова функционируют в разных синтаксических и семантических структурах. Переход словаот знаменательной или служебной лексики в связующие средства приводит к тому, что средства связи становятся всё более богатым, получают возможность обозначать различные синтаксические отношения.

Пояснительные отношения относятся к тем синтаксическим отношениям, для выражения которых используют не только собственно пояснительные союзы (то есть, а именно, или и т.д.), но и некоторые слова, способные выполнять функцию связи, не являясь подлинными союзами. Такое явление получило название «союзоподобие» [8, с. 157]. К таким словам относятся, во-первых, модальные слова, частицы, ряд наречий, которые и сохраняют признаки своей части речи, и ещё выполняют функцию связи; во-вторых, относятся «слова и сочетания слов, специально выполняющие связующую функцию» [5, с. 154]. Их бывает трудно отнести к какому-либо классу среди частей речи, обычно они считаются вводными словами, определяющимися «как связующее средство, как показатели отношений или слова с функцией связи» [5, с. 155]. Во вторую группу входит объект данной статьи – попросту и другие служебные сочетания на базе попросту, выражающие одно и то же синтаксическое отношение – пояснение.

Когда объект нашего исследования в предложении указывает «на переход от одной части высказывания к другой», или «от одной мысли к другой» [5, с. 155], он выполняет служебную функцию, то есть функцию связи. Такая функция является для него вторичной. В этом случае попросту можно определить как аналог союза: оно относится к тем словам с «квалифицирующими лексическими значениями, который активно вовлекается в сферу союзных средств» [10, с. 714], является омонимом на базе именно этих знаменательных и служебных частей речи.

Посмотрим сначала, что можно назвать первичной функцией слова попросту . С точки зрения частей речи, слово попросту либо работает в предложении как наречие со семантикой «просто, обыкновенно, без затей, не церемонясь» [1], например: Расскажи всё попросту . Одет попросту. Заходи к нам попросту ; либо работает как частица со семантикой «просто, просто-напросто» [1], например: Он попросту лжёт. Частица попросту возникла на базе наречия, но такое употребление слова позволяет говорить о нем как о части речи. Приведём некоторые примеры из Национального корпуса русского языка:

наречие: (1) Прямо и попросту ответить не могу, нужен психоаналитик . (Марк Захаров. Суперпрофессия (1988-2000))[3];(2) Он злился на самого себя, потому что надо было вслух и попросту объяснить Гусейну вещи, о каких ни вслух, ни попросту не говорят (Ольга Некрасова. Платит последний (2000)) [3];

частица:(3) Он-то их любил, а они, позволю себе такое выражение, попросту «заездили» его, загнали прежде времени в могилу. (Татьяна Шмыга. Счастье мне улыбалось... (2000)) [3]; (4) П олучить регистрацию крайне трудно, а иногдаи попросту невозможно (Владимир Малахов. Расизм и мигранты (2002) // «Неприкосновенный запас», 2002.09.12) [3].

В первых двух примерах слово попросту в качестве наречия выполняет синтаксическую функцию обстоятельства, зависит от глаголов и характеризует речевое действие, которое названо этими глаголами [10, с. 701]. В третьем и четвёртом примерах слово попросту в качестве акцентирующей частицы выполняет «коммуникативно-прагматическую функцию» [11, с. 7], выражает и усиливает эмоцию говорящего.

Слово попросту в русистике определяется как наречие и частица, но как единица, которая выполняет служебную связующую функцию, не имело специального изучения и полного описания, в этой функции место слова в системе языка еще не определено. Слово попросту и другие служебные единицы на его базе не описаны с точки зрения их функционирования в конструкции и с точки зрения их семантики. Такое изучение названных единиц является задачей нашей работы.

Анализ с этих позиций слова попросту актуально, потому что вписывается в современный подход многопараметрового описания служебных слов.

Существует ряд единиц, выполняющих служебную функцию связи, в состав которых входит компонент попросту : попросту, попросту говоря / говоря попросту, попросту сказать / сказать попросту . По форме эти единицы построены по модели словосочетания с деепричастием говоря и инфинитивом сказать . С точки зрения позиции в предложении они могут находиться в начале, середине, а также конце предложения. Например:

а) в начале предложения

Да ведь это не просто вопиющий пережиток прошлого, это опасная степень асоциального, лучше сказать, антисоциалистического поведения. Попросту ­­­– вызов существующему порядку (Геннадий Горелик. Андрей Сахаров. Наука и свобода (2004)) [3]; Одна из основных, говоря языком экономистов, – отрицательный для Москвы трудовой баланс. Говоря попросту ­­­– постоянная нехватка рабочих рук (В. Ф. Промыслов. Москва ­­­– 1970 // «Огонек». № 12, 1970) [3]; Да, она кукла. Попросту сказать, она дура. Светская и благовоспитанная девушка, умеющая очень умно говорить глупости (Е. А. Салиас. Аракчеевский сынок (1888)) [3];

б) в середине предложения

Казалось бы, мелочь: махнуть лоскутом неискренности. Но этикетом ­­­– попросту, сводом правил сосуществования в аквариумах ­­­– тут не пренебрегают (Анастасия Цветкова. История, длящаяся в своей повествовательной реальности не дольше шести минут // «Сибирские огни», 2012) [3]; Русские и немцы по очереди выбивали друг друга из одного населённого пункта, попросту говоря, деревушки (И. Э. Кио. Иллюзии без иллюзий (1995-1999)) [3]; Ну а продуктом горения, отходом, становится окись водорода, говоря попросту ­­­– вода (Рудольф Баландин. «Самый-самый» во многих отношениях элемент // «Техника - молодежи», 1989) [3]; Выходит все-таки, что стрелок он немудрящий, попросту сказать, плохой, ежели рябчика Хлопова обстрелять не мог (Б. А. Садовской. Яблочный царек (1911)) [3].

в) в конце предложения

И кинула десятитысячную бумажку. Десятку, попросту. (Михаил Чулаки. Новый аттракцион // «Звезда», 2002]) [3]; А поскольку планета у нас маленькая, ­­­– не смотри, что страна большая, ­­­– вышло так, что жизнь этих людей ­­­– Лики и Макса ­­­– была знакома Автору не понаслышке. Знакомы они были, попросту говоря (Татьяна Соломатина. Отойти в сторону и посмотреть (2011)) [3]; А старик мой крутой, старик ­­­– зверь, попросту сказать (К. И. Чуковский. О пагубе равнодушия (Рассказы С. Юшкевича I–III) // «Речь», 1907]) [3].

Во всех случаях попросту и другие единицы на его основе характеризуют второй компонент конструкции. Однако с точки зрения позиции в конструкции противопоставляются позиции (а) и (б) с одной стороны, и позиция (в) – с другой. В позиции (а) и (б) описываемые единицы располагаются между двумя компонентами конструкции и поэтому выполняют функцию связи этих компонентов, одновременно давая характеристику второму компоненту конструкции. В позиции (в) анализируемые слова находятся в постпозиции ко второму компоненту конструкции. Поэтому формально такая позиция отличается от позиции стандартного средства связи. В то же время функции характеристики второго компонента во всех позициях совпадают.

Следующий вопрос касается типа конструкций: необходимо установить, какие синтаксические конструкции формируют служебные единицы на базе «попросту », выражающих пояснительные отношения.

В теории русского языка синтаксическую конструкцию определяют как «жесткое построение, имеющее определенное синтаксическое значение, оформленное синтаксическими связями, которые проявляются в различных формальных показателях (один показатель или совокупность показателей) [12, с. 61]. В «Словаре служебных слов русского языка» союзная конструкция определяется как «целое, образуемое союзом» [11, с. 99]. А.Ф. Прияткина в своей книге обобщила следующие признаки синтаксической конструкции как специфического формального явления: «определенные закономерности, правила внутреннего строения, не зависящие от категориальных свойств слова» и «от позиции в структуре предложения» [4, с. 40]. На данном этапе существует подробная классификация союзных конструкций. Такая конструкция обычно имеет минимум два компонента, иногда три, ещё реже более трёх компонентов. Эти компоненты характеризуются по синтаксическим и семантическим признакам [11, с. 99]. К союзным конструкциям относят конструкции РЯД, моносубъектная конструкция (МСК), сложное предложение (СП).

РЯД – наиболее простой тип конструкции с параллельными членами, ему свойственны внешние и внутренние связи параллельных слов [9], «применяется только к конструкции с непредикативными членами» [11, с. 102].

МСК – моносубъектная (полипредикативная) конструкция с «грамматическими предикатами при общем субъекте» [11, с.103].

СП – это «конструкция, состоящая из предикативных единиц (двух и более), в которой компонентами союзной связи являются простые предложения в полном объеме» [11, с. 103].

В пояснительную конструкцию входят первый (поясняемый) член и второй (поясняющий) член, связанные между собой союзом, другим служебным словом или только интонацией, относящиеся к общему для них третьему члену. Таким образом, пояснительные конструкции обладают признаками ряда, который проявляется в параллелизме компонентов. В то же время пояснительные отношения могут быть и в других типах конструкций – в МСК, СП.

В результате изучения фактов с лексемой попросту мы установили, что эти служебные единицы прежде всего формируют конструкцию РЯД. Например: Решил собрать материал о житье-бытье наших братьев ущербных, попросту ­­­– психов (Николай Пеньков. Была пора // «Наш современник», 2002.06.15) [3] – РЯД: братья ущербные, попросту ­­­– психи ; Министерский аппарат подчинялся ей беспрекословно и даже с трепетом. Кроме того, наука не бессребреница; она никому не дается задаром, бесплатно; для учения нужны материальные средства, попросту сказать, деньги (М. А. Антонович. О почве (не в агрономическом смысле, а в духе «Времени»). 1861) [3] – РЯД: материальные средства, попросту сказать, деньги .

Когда изучаемые единицы соединяют два предикативных члена, мы считаем, что это МСК. Например: Жили очень бедно, попросту нищенствовали (Елена Мочалова. Пережогины. История купеческой фамилии // «Наш современник», 2003.08.15) [3]; Но капитана демобилизовали ­­­– попросту говоря, выгнали (Алексей Иванов. Ёбург. Новеллы из книги. 2014) [3].

Когда эти сочетания соединяют два простых предложения, они также могут строить конструкцию СП. Например: Да, она кукла. Попросту сказать, она дура (Е. А. Салиас. Аракчеевский сынок (1888)) [3]; Сначала обстоятельства складывались как нельзя хуже: выяснилось, что придется кататься в одиночестве, а потом, уже в дороге, ко мне присоединилась инфлюэнца ­­­– попросту говоря, я заболела (Ольга Утешева. Праздник, который всегда // «Домовой», 2002.11.04) [3]. Компонентами такой конструкции являются две разные предикативных единицы, соединяемые названными единицами.

Во всех приведенных выше примерах конструкций изучаемые сочетания функционируют как самостоятельные средства связи, являются единственным средством связи между поясняемым и поясняющим компонентами конструкции. В этом случае их можно квалифицировать как аналоги союза .

В случае, если они располагаются в позиции при союзах, эти единицы выполняют функцию конкретизатора (уточнителя) . Союзный конкретизатор – слово, которое конкретизирует семантически широкий, многозначный союз, это такой служебный элемент, «который, примыкая к союзу, служит уточнению семантических отношений между соединяемыми частями» [5, с. 156]. Конкретизатор (уточинитель) «можно рассматривать как некоторую самостоятельную функцию, не совпадающую с функцией союза» [5, с. 156]. Широкие возможности сочетания союзов с уточнителями позволяют все больше и больше дифференцировать смысловые отношения. Иначе говоря, конкретизатор с разных сторон уточняет, ограничивает или видоизменяет значение союза.

Пояснительные средства связи, включающие лексему попросту , часто сочетаются с сочинительными союзами а, или, но, и, то есть . Наиболее частотны сочетания с союзом или (в НКРЯ найдено 307 фактов). По сравнению с ними менее частотны сочетания с пояснительным союзом то есть – 166 фактов, с союзом а (136 фактов), с союзом но – 21. Например:

РЯД: К сожалению, в последнее время участились случаи несанкционированного использования воздушного пространства, или, попросту, воздушного хулиганства (О. Алексеев. Воздушная ГАИ // «Наука и жизнь», 2007) [3]; Но впереди наметилась полномасштабная политическая битва, а попростухорошая драка (Лилия Юрьева. Правые определились (2003) // «Петербургский Час пик», 2003.09.17) [3]; Одинокая женщина, оператор в котельной, а попросту говорякочегар, у которой изъяли мошенники два драгоценных кольца, серьги, каракулевое манто и на четыре с половиной тысячи сберкнижек… (Аркадий Вайнер, Георгий Вайнер. Лекарство против страха (1987)) [3]; Объективных, то есть, попросту сказать, индифферентных отношений к историческим деятелям или важным фактам истории вовсе и не знала эта страстная природа . (П. В. Анненков. Литературные воспоминания (1882)) [3].

МСК: Как же ему было не провести или, попросту сказать, не надуть китайцев? (Ф. Ф. Вигель. Записки (1850-1860)) [3]; Дачи, принадлежавшие заводам Строгановых, Голицыных, Шаховских, Шуваловых, были частными. Все остальные ­­­– «посессионными», то есть, попросту говоря, арендованными (Алексей Иванов. Message: Чусовая. Части 1-3 (2007)) [3].

СП: Мы стремимся к полной, прочной, безмерно богатой жизни или, попросту говоря, мы стремимся обрести саму жизнь в противоположность ее призрачному и обманчивому подобию (С. Л. Франк. Смысл жизни (1925)) [3]; В ответ на мои вопросы «значит ли незаконно, что речь идет о криминальном деянии, то есть попросту, что текст похищен?» (Михаэль Дорфман. Меня никто не хотел распять (2003)) [3]; Степан Карпович торжественно именовал себя «дорожным ремонтером», но, говоря попросту,он был сторожем при дороге (Ю. В. Трифонов. Далеко в горах (1960-1965)) [3].

Из приведенных примеров видно, что компонентами конструкции с пояснительными отношениями могут быть члены ряда и предикативные единицы сложного предложения.

Кроме того, сочетания с лексемой попросту , функционирующие как показатели пояснительных отношений, могут иметь функцию текстовой скрепы , то есть связывать фрагменты текста. Текстовыми скрепами называют специальные средства связи, которые «выражают отношения между высказываниями внутри абзаца, между частями текста, оформленными в виде абзаца, или соотносят между собой сколь угодно крупные части текста» [9, с. 335-336]. Например: Устроилась на кухне помогать в столовой, до трех дня. Попросту ­­­– посудомойкой (Дмитрий Каралис. Роман с героиней // «Звезда», 2001) [3]; Тот сказал, что были технические проблемы. Попросту говоря ­­­– Грант половины и так не идеального перевода просто не услышал (коллективный. Форум: ПрожекторПерисХилтон (2009-2011)) [3]; Все-таки она женского пола. Попросту сказать ­­­– баба! (П. Д. Боборыкин. Китай-город. 1882) [3].

Рассмотрим семантическую специфику пояснительных конструкций, которые формируются служебными единицами на базе слова попросту. С точки зрения выражения смысла в основе пояснительных отношений лежит представление о тождестве, которое проявляется в том, что компоненты конструкции «имеют общую денотативную отнесенность, причем она устанавливается только самим говорящим» [6, с. 64]. Кроме тождества, ещё существуют другие разновидности пояснения: конкретизация, включение (отношение общего частного) и уточнение (сужение объёма обозначаемого). Отношение конкретизации наблюдается «в бессоюзных построениях в предложениях с обобщающими словами и рядом однородных членов» [12, с. 121].

В статье А.С. Гурьева при описании пояснения предлагается использовать термин «переформулирование» для более точного наименования тех отношений, которые возникают в пояснительных конструкциях. По мнению А.С. Гурьева, переформулирование в своей прототипической форме включает три компонента: «переформулируемый фрагмент текста А», «переформулирующий фрагмент текста В» и связывающий их показатель переформулирования, выраженный коннектором (то есть, иначе говоря, иными словами и т.д.) или другими средствами. Таким образом, переформулирование «устанавливает тождество денотативных областей фрагментов текста А и В, соединенных данным отношением и являющихся двумя разными способами описать один предмет или одну и ту же ситуацию» [2, с. 152].

Однако в ходе нашего исследования мы отмечаем, что этот термин характеризует процесс, отражающий действие говорящего и результат этого действия. Но термин «переформулирование» не указывает на цель этого процесса.

В целом при любых разновидностях пояснительных отношений цель говорящего, использующего конструкцию пояснения, – достичь более точного представления той ситуации, о которой сообщается.

Рассматривая служебное слово «точнее», мы писали о том, что целью переформулирования может быть корректировка наименования [13, с. 192]. Корректировка нужна говорящему для достижения той цели, о которой мы сказали выше. Можно сказать, что есть общая цель, для достижения которой используется пояснительная конструкция, и есть частные цели, для достижения которой используются семантические разновидности общей пояснительной конструкции с разными семантическими типами служебных слов.

В проанализированных примерах есть повторное обозначение, между которым и первым обозначением устанавливаются отношения тождества. Цель такого повторного обозначения – дать более простое, с точки зрения говорящего, наименование того же предмета или явления, уже названого первым компонентом конструкции. Именно поэтому говорящий использует слово попросту , показывая, что слишком абстрактное, или слишком красивое, или устаревшее наименование можно заменить более понятным. С помощью слова попросту в пояснительной конструкции второе наименование представляет ситуацию или предмет более приближенным к обычной жизни адресата. Например:

Во все времена и в любой стране особым интересом и, не боюсь этого слова, любопытством были окружены люди, вершившие международную политику, попросту говоря дипломаты (Борис Ефимов. Десять десятилетий (2000)) [3] – описательное выражение «люди, вершившие международную политику» относится к высокому стилю, заменяющее его слово «дипломаты » - нейтральное. Такое же отношение между компонентами пояснительной конструкции в следующих примерах: Международный проект ALEX <…> показал, что риск аллергий сильнее всего снижают потребление термически не обработанного молока и регулярное пребывание в «помещениях для животных» попросту говоря, в хлеву (Борис Жуков. Грязь — защита для детей // «Знание - сила», 2010) [3] – помещения для животных – хлев; Кроме того, наука не бессребреница; она никому не дается задаром, бесплатно; для учения нужны материальные средства, попросту сказать, деньги (М. А. Антонович. О почве (не в агрономическом смысле, а в духе «Времени») (1861)) [3] – материальные средства – деньги.

Иллюстрацией замены устаревшего названия современным является предложение: Сто лет прошло с тех пор, как в 1895 году братья Люмьер изобрели движущуюся фотографию, или синематограф, или, попросту говоря, КИНО (Эльдар Рязанов. Подведенные итоги (2000)) [3].

В пояснительной конструкции может происходить замена официального названия, относящегося к официально-деловому стилю, разговорно-бытовым, например: Характерная черта уполномоченных АСБ полное отсутствие жалости к лицам без определенного места жительства (а попросту нищим бродягам), ― у некоторых из них полностью редуцировалась, если «бомжом» оказывался ребенок, а у некоторых только усиливалась (Олег Дивов. Выбраковка (1999)) [3]; К сожалению, в последнее время участились случаи несанкционированного использования воздушного пространства, или, попросту, воздушного хулиганства (О. Алексеев. Воздушная ГАИ // «Наука и жизнь», 2007) [3].

Приведем примеры, иллюстрирующие замену более красивого наименования более простым и точно отражающим реальную ситуацию:

Однажды, когда гуляли мы вечером в парке, вдруг откуда-то с поля потянуло чем-то блаженно-сладостным. Или попросту сладким (Л. К. Чуковская. Прочерк (1980-1994)) [3]; Новелла о молодом жульмане (а попросту о жулике) (Анатолий Гладилин. Прогноз на завтра (1972)) [3]; Устроилась на кухне помогать в столовой, до трех дня. Попросту посудомойкой (Дмитрий Каралис. Роман с героиней // «Звезда», 2001) [3]; Старухи и пожилые дамы садились отдельно и занимались своими, то есть чужими, делами, попросту сказать, сплетнями. (Ф. В. Булгарин. Воспоминания (1846-1849)) [3]; В описываемую пору он торговал деньгами, или, говоря попросту, занимался ростовщичеством (М. Е. Салтыков-Щедрин. Пошехонская старина. Житие Никанора Затрапезного, пошехонского дворянина (1887-1889)) [3]; Случалось, противники демонстрировали то, что достойно именоваться «антидипломатией» или попросту обманом. (Владимир Дегоев. Два века войны и мира на Кавказе // «Звезда», 2003) [3].

Полные отношений тождества в пояснительной конструкции со словом попросту наблюдаются в тех случаях, когда второй компонент конструкции представляет собой уменьшительно-ласкательное имя собственное или прозвище, а также неофициальный вариант топонима. Например:

имена людей и их прозвища: Вот кто-то вышел из дома и остановился на крыльце: это Александр Тимофеич, или, попросту, Саша, гость, приехавший из Москвы дней десять назад (А. П. Чехов. Невеста (1903)) [3]ейчас Кашки уже нет, а вот Харёнки уцелели. Забавное название деревни происходит от имени Харитон: видимо, деревню назвали в честь детей какого-то Харитона, попросту Хари (Алексей Иванов. Message: Чусовая. Части 1-3 (2007)) [3]; В 1993 году руководство клуба пригласило возглавить команду самого именитого и успешного тренера Северной Америки Уильяма Скотта (а попросту Скотти) Боумена, к этому времени уже семь раз приводившего различные команды к вершине (Владислав Быков, Ольга Деркач. Книга века (2000)) [3];

топонимы: От Усть-Койвы до крупного посёлка Кусье-Александровский (попросту Кусья) идёт хорошая дорога с твёрдым покрытием (18 км) (Алексей Иванов. Message: Чусовая. Части 6-7 (2007)) [3]; Ростун вторая по величине скала на Чусовой. Устье реки Серебряной (попросту Серебрянки) находится за обрывом Ростуна в 205 км от Коуровки. Серебрянка река легендарная (Алексей Иванов. Message: Чусовая. Части 1-3 (2007)) [3].

Часто в позиции второго компонента может быть не только более простая для понимания обиходная лексика, но и лексика сниженная, грубая. В последнем случае на отношения тождества накладывается дополнительная оценочная семантикой, это приводит к появлению градационного оттенка в отношениях между компонентами, например:

Автор очень остроумно развивал и доказывал тезис, что истинно прекрасная женщина, поэтичная и неотразимо пленительная для мужчин, должна непременно иметь основной чертой своего нравственного облика малый разум, даже неразумие, попросту сказать, должна быть дурой (Е. А. Салиас. Аракчеевский сынок (1888)) [3]; Да, она кукла. Попросту сказать, она дура (Е. А. Салиас. Аракчеевский сынок (1888)) [3]; Мы рабыни не только наших эксплуататорш, но прежде всего, как это красиво называют, общественного темперамента, то есть, попросту сказать, разврата (А. В. Амфитеатров. Марья Лусьева (1903-1927)) [3].

На отношения тождества могут накладываться отношения контраста. Эти отношения мы уже отмечали при описании пояснительной конструкции с «точнее» [13, с. 193-194]. Контраст проявляется в том, что второе наименование представляет ситуацию как прямо противоположную той, что названа первым компонентом конструкции. Средствами выражения контраста являются отрицательная частица не , приставка без или лексика, антонимический характер которой проявляется только в контексте, а также порядок слов. Например:

Во время одной из вечерних прогулок, в апреле семидесятого года, он погибает при не вполне ясныха, попросту говоря, вполне не ясных – обстоятельствах, не исключающих чьего-то злого умысла . (Вячеслав Рыбаков. Гравилет «Цесаревич» (1993)) [3]; Лучше будем по-прежнему следить за событиями так, как они наслаивались в голове наблюдателя – в порядке скорее хронологическом, а вернее, в порядке «вольном». То есть попросту в беспорядке (Н. Н. Суханов. Записки о революции / Книга 7 (1918-1921)) [3]; Старуха Рытова была великая богомолка, попросту сказать, страшная ханжа, почти не пропускала ни одной службы в Казанском соборе и, разумеется, водила с собою и внучку. (М. Ф. Каменская. Воспоминания (1894)) [3].

Итак, синтаксической спецификой служебных единиц на базе попросту , выражающих пояснительные отношения,является способность функционировать в конструкциях РЯД, МСК, СП, а также такие единицы выполняют функцию текстовой скрепы в тексте.

Проанализированные сочетания не только функционируют как аналоги союза, но и могут быть конкретизаторами союза.

Семантическая специфика служебных единиц на базе попросту , заключается в том, что они, самостоятельно или в сочетаниях с союзами. формируют в пояснительной конструкции отношения тождества. Конкретные реализации данного отношения выражаются с помощью лексики или контекста, проявляются как повторное обозначение, на которое может накладываться дополнительная оценочная семантика и семантика контраста.

Библиография
1.
Большой толковый словарь русского языка / Сост. и гл. ред. С. А. Кузнецов. – СПб: Норинт, 1998. – 1536 с.
2.
Гурьев А. С. Прагматические и когнитивные аспекты переформулирования // Вестник Московского университета. Сер.9. Филология. 2018. №1. – С. 150-164.
3.
Национальный корпус русского языка. – Режим доступа: http://www.ruscorpora.ru/old/search-main.html.
4.
Прияткина А. Ф. Конструкция в ее отношении к синтаксическим единицам // Русский синтаксис в грамматическом аспекте (Синтаксические связи и конструкции). Избранные труды. – Владивосток, 2007. – С.38-41.
5.
Прияткина А. Ф. Об отличии союзов от других связующих слов // Русский синтаксис в грамматическом аспекте (синтаксические связи и конструкции): Избранные труды. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2007. – С. 151-157.
6.
Прияткина А. Ф. Пояснительная конструкция // Русский язык. Синтаксис осложненного предложения. – М.: Высшая школа, 1990. – С. 63-79.
7.
Прияткина А. Ф. Ряд как синтаксическая конструкция. Русский язык. Синтаксис осложненного предложения. – М.: Высшая школа, 1990. – С. 44-47.
8.
Прияткина А. Ф. Союз и его функциональные аналоги // Русский синтаксис в грамматическом аспекте (синтаксические связи и конструкции): Избранные труды. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2007. – С. 157-165.
9.
Прияткина А. Ф. Текстовые «скрепы» и «скрепы-фразы» (О расширении категории служебных единиц русского языка) // Русский синтаксис в грамматическом аспекте (Синтаксические связи и конструкции): Избранные труды. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2007. – С. 334-344.
10.
Русская грамматика: в 2-х т. / гл. ред. Н.Ю. Шведова. Синтаксис. – М.: Наука, 1980. – Т. 1. – 788 с.
11.
Словарь служебных слов русского языка / Отв. ред. Е. А. Стародумова. –Владивосток, 2001. – 363 с.
12.
Стародумова Е. А. Синтаксис современного русского языка: учебное пособие. – Владивосток: Изд-во «Дальневост. ун-т», 2005. – 142 с.
13.
Чжан Шо. Разновидности пояснительных отношений в конструкции с аналогом союза точнее // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – 2018. – Ч. 1. – №7(85). – С.190-194.
References (transliterated)
1.
Bol'shoi tolkovyi slovar' russkogo yazyka / Sost. i gl. red. S. A. Kuznetsov. – SPb: Norint, 1998. – 1536 s.
2.
Gur'ev A. S. Pragmaticheskie i kognitivnye aspekty pereformulirovaniya // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser.9. Filologiya. 2018. №1. – S. 150-164.
3.
Natsional'nyi korpus russkogo yazyka. – Rezhim dostupa: http://www.ruscorpora.ru/old/search-main.html.
4.
Priyatkina A. F. Konstruktsiya v ee otnoshenii k sintaksicheskim edinitsam // Russkii sintaksis v grammaticheskom aspekte (Sintaksicheskie svyazi i konstruktsii). Izbrannye trudy. – Vladivostok, 2007. – S.38-41.
5.
Priyatkina A. F. Ob otlichii soyuzov ot drugikh svyazuyushchikh slov // Russkii sintaksis v grammaticheskom aspekte (sintaksicheskie svyazi i konstruktsii): Izbrannye trudy. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2007. – S. 151-157.
6.
Priyatkina A. F. Poyasnitel'naya konstruktsiya // Russkii yazyk. Sintaksis oslozhnennogo predlozheniya. – M.: Vysshaya shkola, 1990. – S. 63-79.
7.
Priyatkina A. F. Ryad kak sintaksicheskaya konstruktsiya. Russkii yazyk. Sintaksis oslozhnennogo predlozheniya. – M.: Vysshaya shkola, 1990. – S. 44-47.
8.
Priyatkina A. F. Soyuz i ego funktsional'nye analogi // Russkii sintaksis v grammaticheskom aspekte (sintaksicheskie svyazi i konstruktsii): Izbrannye trudy. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2007. – S. 157-165.
9.
Priyatkina A. F. Tekstovye «skrepy» i «skrepy-frazy» (O rasshirenii kategorii sluzhebnykh edinits russkogo yazyka) // Russkii sintaksis v grammaticheskom aspekte (Sintaksicheskie svyazi i konstruktsii): Izbrannye trudy. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2007. – S. 334-344.
10.
Russkaya grammatika: v 2-kh t. / gl. red. N.Yu. Shvedova. Sintaksis. – M.: Nauka, 1980. – T. 1. – 788 s.
11.
Slovar' sluzhebnykh slov russkogo yazyka / Otv. red. E. A. Starodumova. –Vladivostok, 2001. – 363 s.
12.
Starodumova E. A. Sintaksis sovremennogo russkogo yazyka: uchebnoe posobie. – Vladivostok: Izd-vo «Dal'nevost. un-t», 2005. – 142 s.
13.
Chzhan Sho. Raznovidnosti poyasnitel'nykh otnoshenii v konstruktsii s analogom soyuza tochnee // Filologicheskie nauki. Voprosy teorii i praktiki. – 2018. – Ch. 1. – №7(85). – S.190-194.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"