по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Лингвокультурный образ городов в польских фразеологизмах с компонентами-астионимами, урбанонимами и этнонимами
Спалек Оксана Николаевна

преподаватель, Российский государственный гуманитарный университет

143912, Россия, Московская область, г. Балашиха, ул. Первомайский Проезд, 1

Spalek Oksana Nikolaevna

Lecturer at Russian State University for the Humanities

143912, Russia, Moskovskaya oblast', g. Balashikha, ul. Pervomaiskii Proezd, 1, kv. 187

oksanaspalek@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2019.6.31125

Дата направления статьи в редакцию:

22-10-2019


Дата публикации:

23-10-2019


Аннотация.

Предметом данного исследования является лингвокультурный образ городов в польской фразеологии. Материалом для исследования послужили фразеологические единицы (ФЕ) польского языка, содержащие астионимы, урбанонимы и этнонимы. Особое внимание уделяется установлению составных компонентов образа городов во фразеологии. В ходе исследования автор определяет и анализирует отраженные во ФЕ стереотипные представления о крупных и небольших польских и зарубежных городах, отмечает зафиксированные во фразеологии особенности их исторического, политического, экономического и культурного развития. В ходе исследования был использован метод синхронного описания, а также методы семантического и лингвокультурологического анализа. Научная новизна настоящего исследования заключается во всестороннем анализе вербализации образа городов в польской топонимической и этнонимической фразеологии. В результате исследования автору удалось установить многокомпонентность данного образа, а также определить зафиксированные во фразеологии представления о политических, административных, хозяйственных, культурных, архитектурных, географических и демографических особенностях городов.

Ключевые слова: языковая картина мира, фразеология, ономасиология, оним, топоним, астионим, лингвокультурология, имя собственное, ономастика, урбаноним

Abstract.

The subject of this research is the linguocultural image of cities in Polish phraseology. The phraseological units of Polish language containing astionyms, urbanonyms and ethnonyms served as the material for this study. Special attention is given to determination of the constitutive components of the image of cities in phraseology. The author analyzes the reflected in phraseological units stereotypic representations on the large and small Polish and foreign cities; underlines peculiarities of their historical, political, economic and cultural development. The scientific novelty of this work consists in the comprehensive analysis of verbalization of the image of cities in Polish toponymic and ethnonymic phraseology. The methods of synchronic description, semantic and linguoculturological analysis were applied in the course of this research. The author was able to establish the complexity of such image, as well as revealed the recorded in phraseology representations of the political, administrative, economic, cultural, architectural, geographical and demographic aspects of the cities.

Keywords:

linguoculturology, astionym, toponym, onym, onomasiology, phraseology, linguistic picture of the world, proper name, onomastics, urbanonym

Лингвокультурный образ городов в польских фразеологизмах с компонентами-астионимами, урбанонимами и этнонимами

Будучи инструментом передачи информации и средством общения, язык одновременно содержит в себе представления членов языкового коллектива об окружающем их мире, предметах, явлениях и отношениях между ними.

Исторически сложившаяся понятийная структура, с помощью которой носители языка понимают, классифицируют и интерпретируют мир, составляет языковую картину мира (ЯКМ) [1, с. 48]. Представления о мире кроются в лексике, морфологии, словообразовании, синтаксисе языка. Но одним из основных средств выражения ЯКМ и менталитета является фразеология.

Под фразеологической единицей (ФЕ) мы понимаем устойчивое, лексически неделимое словосочетание или предложение, обладающее целостностью значения и воспроизводимое в речи в готовом виде. Вслед за В.Н. Телией, к ФЕ мы относим идиомы, выступающие «как целостные по номинативной и структурно-семантической организации знаки», фразеологические сочетания, в которых «одно из имен всегда обладает самостоятельной денотативной соотнесенностью, а другое – указывает на свой денотат через посредство этого имени», а также клише, штампы, крылатые выражения и паремии [2].

Особое место во фразеологии польского языка занимают ФЕ, содержащие в своем составе имена собственные (ИС). Онимы не просто выполняют номинативную и категориальную функции, но и обладают высокой национально-культурной маркированностью, а, значит, и набором коннотаций, актуализирующихся в рамках фразеологизмов. При этом польские ФЕ с компонентами-топонимами зачастую отражают стереотипные представления о различных географических объектах и населенных пунктах, свидетельствуют об их значении в культуре, политике, экономике Польши в разные периоды ее истории.

Целью настоящей работы является анализ и определение составных компонентов образа городов в польской фразеологии. Для проведения более подробного исследования мы изучили не только ФЕ, содержащие астионимы – названия городов, но и фразеологизмы, включающие урбанонимы – наименования внутригородских объектов – и этнонимы.

Актуальность работы связана с большим интересом в современном языкознании, с одной стороны, к фразеологии как к инструменту выражения ЯКМ, а с другой – к изучению лингвокультурного аспекта ИС во ФЕ. Исследованием стереотипных представлений, содержащихся во фразеологизмах с компонентом-ИС, занимались многие отечественные и зарубежные языковеды: В.Н. Андреев, А.Н. Беляев, А.Х. Гузиева, Е.А. Добрыднева, В.В. Катермина, Т.В. Лиховидова, В.М. Мокиенко, А.В. Уразметова, М.Л. Хохлина, J. Adamowski, R. Grzegorczykowa, T. Szutkowski и др. Научная новизна данной статьи заключается во всестороннем анализе вербализации образа городов в польской топонимической и этнонимической фразеологии.

В ходе исследования было собрано 345 ФЕ с компонентами-астионимами, урбанонимами и этнонимами. Основным источником исследуемого материала послужил четырехтомный словарь «Nowa księga przysłów i wyrażeń przysłowiowych» под редакцией Ю. Кшижановского [3]. Стоит отметить, что данная работа включает в себя большое число региональных пословиц и поговорок, зафиксированных этнографами и лексикографами еще в XIX в., следовательно, представления, содержащиеся в собранных ФЕ, к настоящему времени могли утратить актуальность.

В работе был использован метод синхронного описания, а также методы семантического и лингвокультурологического анализа.

В ходе изучения собранных ФЕ удалось выделить несколько наиболее распространенных компонентов образа городов. Подробно рассмотрим каждый из них.

1. Город – центр торговли.

Собранные ФЕ хранят представления об особенностях и правилах торговли, а также ассортименте товаров, представленных на рынках и ярмарках различных городов. Так, в крупном городе-порту Гданьске продавали пшеницу, янтарь, рыбу: Zawi ó z ł panek do Gda ń ska p ół szkutek pszenicy , za co przywi ó z ł bernsztejnu a ż p ół r ę kawicy , букв. «завез барин в Гданьск полбаржи пшеницы, за что привез янтаря целых полрукавицы» (запись отражает диалектные особенности); Pszenica pa ń ska p ł ynie do Gda ń ska , букв. «барская пшеница плывет в Гданьск»; N ô lepsz é r ë b ë jid ą do Gdu ń ska , букв. «лучшая рыба идет в Гданьск» (запись отражает диалектные особенности); но в то же время W Gdu ń sku l ż yj o pieprz jak o dobr ą r ë b ę , букв. «в Гданьске легче найти перец, чем хорошую рыбу» (запись отражает диалектные особенности). В Москве велась торговля пушниной: Czeka na to, jak Moskwa czasu na przedanie soboli , букв. «ждет этого как Москва времени на продажу соболей». В Королевце (ныне Калининград) и Кракове проходили конные ярмарки: Zachcia ł o jej si ę jak starej kobyle do Kr ó lewca , букв. «захотелось ей как старой кобыле в Королевец», т.е. ‘сильно чего-то захотеть’; Harcuje cnot ą sw ą, jako siwym na Kleparzu , букв. «гарцует своими достоинствами, как сивым (конем) на клепарской ярмарке», т. е. на Клепарской площади в Кракове.

В некоторых польских городах соблюдались особые правила торговли. Так, возникновение ФЕ Wroc ł aw co przywieziesz , to ostaw , букв. «Вроцлав – что привезешь, то оставь», связано с действием в городе введенного в 1274 г. князем Генрихом IV Пробусом «складочного права», согласно которому все товары, привезенные во Вроцлав из-за границы, должны были выставляться на продажу. В свою очередь фразеологизм Gda ń sk koniec pa ń stw , букв. «Гданьск – конечный пункт для господ», свидетельствует о намерении польских купцов вести торговлю с иностранцами на своей территории и способствовать тем самым развитию польских городов [4, c. 130].

При этом торговля могла быть как прибыльной, так и затратной: Jarmarkowa Łę czna nie ka ż demu wdzi ę czna , букв. «ярмарочная Ленчна не каждому благодарна».

2. Город – промышленный и ремесленный центр.

Во фразеологии содержатся представления о продукции, которой славится город. Так, Цехоцинек и Величка известны своими соляными шахтами, что зафиксировано во ФЕ: S ł ono jak w Ciechocinku , букв. «солено, как в Цехоцинке»; Ma bez dna gardłó jak kopalnie Wieliczki , букв. «у него глотка как шахты Велички», т. е. ‘у него большой рот, он может много выпить, много съесть’. Пуцк и Перемышль знамениты своими пивоварнями: Chto s ę na morzu chce dobrze napic , musi do Pucka jachac , букв. «кто на море хочет как следует напиться, пусть едет в Пуцк» (запись отражает диалектные особенности); Pochodzi z Przemy ś la , gdzie najlepsze jest w Koronie piwo , букв. «он из Перемышля, где лучшее пиво в Короне». Ченстохова славилась табаком: Tabaka cz ę stochowska , букв. «ченстоховский табак», т. е. ‘хороший табак’. Известным ремесленным центром являлся Кодень: Kode ń na stu szewcach stoi , букв. «Кодень на сто сапожниках стоит». А центром садоводства считался Тынец: Ł adny jak tynieckie jab ł ka , букв. «красивый, как тынецкие яблоки».

3. Особенности городской архитектуры.

Одной из важнейших особенностей городов является их архитектурный облик. Крупные польские города на протяжении нескольких веков застраивались многочисленными зданиями различных стилей. Особой роскошью и грандиозным масштабом застройки отличался Краков, до конца XVI в. являвшийся столицей государства. Неслучайно наименование города появляется в варианте заимствованной ФЕ Nie od razu Krak ó w zbudowany , букв. «не сразу Краков строился», т. е. ‘сразу ничего не делается, в любом большом деле могут быть неудачи’. Ср.: Nie jednego roku Rzym zbudowano , букв. «Рим не за год построили». О красоте Кракова и Гданьска свидетельствуют ФЕ Ma ł y Krak ó w , букв. «маленький Краков», Ma ł y Gda ń sk , букв. «Маленький Гданьск», т. е. ‘красивый город’. Восхищение вызывала и неповторимая архитектура Вильнюса и Неаполя: Kto w Wilnie nie bywa ł, ten cud ó w nie widzia ł , букв. «кто в Вильнюсе не был, тот чудес не видел»; Zobaczy ć Neapol , a potem umrze ć , букв. «увидеть Неаполь, а потом умереть».

В основе фразеологизма также могут лежать характерные особенности застройки городов. Так, например, Варшава и Краков славятся своими садами и парками: Warszawa ma ogrody , a Krak ó w sam ogr ó d , букв. «в Варшаве есть сады, а Краков – сам сад». Расположенный в центральной Польше город Вроцлавек известен большим количеством дворцов вельмож, епископов и военных, что зафиксировано во ФЕ W ł oc ł awek ksi ęż mi s ł awny , букв. «Вроцлавек славится князьями», т. е. ‘во Вроцлавке много дворцов’. Фразеологизмы могут рассказать и об особенностях отделки зданий. Так, в городе Ленчица крыши домов традиционно покрывались красной черепицей: Czerwieni si ę jak Łę czyca , букв. «краснеет как Ленчица», т. е. ‘сильно краснеет, смущается’. В Торуне распространены постройки из красного кирпича: Czerwony jak toru ń ska ceg ł a , букв. «красный, как торуньский кирпич». Во фразеологии запечатлены и скульптурные особенности: Napisano we Lwowie pod figur ą lwa : nie czekaj ą dw ó ch na jednego kpa , букв. «написано во Львове под фигурой льва: не ждут двое одного простака». В городе Львове, cогласно одной из наиболее распространённых версий, названном так князем Данилой Галицким в честь его сына Льва [5, с. 62], – расположены многочисленные львиные скульптуры.

4. Освещение городов.

Уже в первой половине XIX в. вначале на главных, а постепенно и на многих центральных улицах и площадях Варшавы и Кракова появились керосиновые, а позже и газовые фонари [6, 7]. Ночное освещение приводило в восторг гостей из других польских городов, в которые иллюминация пришла не сразу: Cho ć Warszawa ciasna , ale jasna , букв. «хоть Варшава и тесная, но светлая»; Świeci się Warszawa, świeci się i Kraków , букв. «светится Варшава, светится Краков».

5. Неблагополучие маленьких городов.

В отличие от крупных городов небольшие населенные пункты зачастую не могли похвастаться красотой и благоустроенностью, их уделом оставались разбитые дороги, лужи и грязь: U Baranowa wielka woda , ka ż dy si ę tam wozi ć musi , букв. «у Баранова большая вода, каждый там должен возиться» – так говорили про плохие дороги в Баранове; Ł ad jak w Odelsku , букв. «порядок, как в Одельске», т. е. ‘отсутствие порядка’; W g ł owie jak w Pacanowie , букв. «в голове как в Пацанове», т. е. ‘нет порядка’, W Ł ucku zawsze nie po ludzku , букв. «в Луцке не по-людски»; Kołomyja nie pomyja, Kołomyja miasto , букв. «Коломыя не помои, Коломыя – город». Особенно жалко маленькие города выглядят на контрасте: Ile w Hrubieszowie błota, w Kalifornii złota, w Biłgoraju dziewek, w Wojsławicach śliwek , букв. «сколько в Хрубешове грязи, столько в Калифорнии золота, в Белгорае девок, в Войславицах сливы».

6. Территориальное устройство города.

От небольших населенных пунктов города отличаются сложным устройством, наличием многочисленных площадей и улиц, названия которых нередко входят в состав польских фразеологизмов. Наиболее частотны паремии, содержащие варшавские годонимы, при этом в основе данных ФЕ могут лежать представления о 1) месторасположении улиц: Dzika wprost Ok ó lnika , букв. «Дикая вдоль Окульника», т. е. ‘быть не к месту’ – в реальности улицы расположены на большом расстоянии и не проходят параллельно; R ó g Bednarskiej i M ł ynarskiej , букв. «угол Беднарской и Млынарской», т. е. ‘несовпадение’ – улицы находятся далеко друг от друга и не пересекаются; 2) криминальной обстановке на улице: Rycerz z Rycerskiej ulicy , букв. «рыцарь с Рыцерской улицы», т. е. ‘головорез, разбойник’, в XIX веке данная улица имела дурную славу и считалась опасной; 3) оживленности улицы: Ludna cudna , bo bezludna , букв. «Людна чудесна, потому что безлюдная»; 4) роли улицы в хозяйственной, торговой и общественной жизни города: Na Ż abiej kupcy , na Przechodniej kramarze , букв. «на Жабей купцы, на Пшеходней торгаши» – вплоть до начала Второй мировой войны на данных улицах велась активная торговля; Z Wierzbowej nam wie ś ci daj ą, gdzie ta ń cuj ą albo graj ą , букв. «с Вежбовой нас оповещают, где танцуют или играют» – на данной улице в прошлом размещалась редакция газеты «Kurier Warszawski»; Panna z Nowego Ś wiata , букв. «панна с Нового Света», т. е. ‘женщина легкого поведения’ – на улице располагалось большое число увеселительных заведений.

7. Муниципальные учреждения города.

Ряд польских фразеологизмов содержит наименования известных в XIX в. лечебниц для душевнобольных: On si ę nadaje tylko do Kobierzyna , букв. «он годен только для Кобежина», т. е. ‘он с ума сошел’ – в Кобежине в Краковском воеводстве находилась психиатрическая клиника; Frajer z Kulparkowa , букв. «фраер из Кульпаркова», т. е. ‘сумасшедший, не в себе’ – в Кульпаркове под Львовом располагалась лечебница для душевнобольных; By ł by dobry w Rybniku g ł upich zabawia ć , букв. «подошел бы для Рыбника – глупых забавлять», т. е. ‘дурачок’, в Рыбнике размещался дом для умалишенных.

Во фразеологии зафиксированы также названия кладбищ Варшавы и Кракова: Dezerter z Pow ą zek , букв. «дезертир с Повонзок», т. е. ‘вернувшийся с того света’, ср. Dezerter z Rakowic , букв. «дезертир с Раковиц», где Повонзки и Раковице – крупнейшие и старейшие кладбища Варшавы и Кракова; Patrzy na Pow ą zki , букв. «смотрит на Повонзки», т. е. ‘умирает’; Ż yje za paszportem z Pow ą zek , букв. «живет с паспортом с Повонзок», т. е. ‘умирает’; Pojecha ć na Rakowice , букв. «поехать на Раковице», т.е. ‘умереть’.

В ходе исследования была также отмечена ФЕ, отражающая недовольство жителей Бердычува и его окрестностей работой городской почты: Pisuj na Berdycz ó w , букв. «пиши в Бердычув», т. е. ‘отвяжись, не хочу иметь с тобой ничего общего’.

8. Развлекательные учреждения города.

В городе с его многочисленными ресторанами, кнайпами и забегаловками жители имеют возможность весело и шумно провести досуг: Na uciechy i zabawy trzeba jecha ć do Warszawy , букв. «для веселья и забавы нужно ехать в Варшаву». При этом подобное времяпрепровождение может быть вредно для здоровья: Lw ó w nie ka ż demu zdr ó w , букв. «Львов не для каждого полезен», – во Львове находилось большое число заведений, предлагавших алкогольную продукцию. В Варшаве в XIX была распространена проституция: Kucharka w Warszawie dzieli worek z pani ą , букв. «кухарка в Варшаве делит мешок с госпожой», т. е. ‘в Варшаве кухарка и приличная дама спят на одной постели’ – так в столице образно отзывались о популярности интимных услуг. Представление о Венеции как об обители греха отражает следующая ФЕ: Wenecja by ł a pani ą ( rajem ) dla cia ł a , czy ść cem dla woreczka , a piek ł em dla duszy , букв. «Венеция была раем для тела, чистилищем для кошелька и адом для души».

9. Город – центр образования.

Еще в средние века в Польше начинают появляться образовательные учреждения. Ягеллонский университет – первое высшее учебное заведение страны – был основан в 1364 году. Именно с ним связаны представления о Кракове как о научном центре: Uczy ł si ę w Krakowie , букв. «учился в Кракове», т. е. ‘получил хорошее образование’, при этом учиться в университете было непросто: Nie k ł ad ą ł y ż k ą nauk w Krakowie , букв. «не вкладывают ложкой науку в Кракове». Постепенно образовательные учреждения появляются и в других польских городах, что также находит отражение во фразеологии: Ile Lw ó w liczy kp ó w , tyle pomy ś lno ś ci ż ycz ę jegomo ś ci , букв. «сколько во Львове дурачков, столько благополучия я желаю Вашему Благородию», т. е. ‘не желаю благополучия’, поскольку во Львове дураков нет. Содержатся в польской фразеологии и представления о научных центрах и за пределами страны: W Padwi wi ę cej lekarz ó w ni ż pacjent ó w , букв. «в Падуе больше врачей, чем пациентов», т. е. ‘в Падуе много образованных людей’; Do Padwy po nauk ę, do Żół kwi na mieszkanie, букв. «в Падую ехать, чтобы учиться, а в Жулквы, чтобы жить».

Вместе с тем, уровень образования и культуры в небольших польских городах еще долгое время оставался низким, о чем свидетельствуют ФЕ: Akademik z Zawichosta , букв. «академик из Завихоста», т. е. ‘глупый’; Akademia w Mosinie , букв. «академия в Мощине», т. е. ‘ленивый, неспособный ученик’.

10. Город – религиозный центр.

С момента принятия христианства в Польше в 966 г. католическая церковь имела большое значение в политической, культурной и духовной жизни страны. Католицизм без преувеличения можно назвать одним из ключевых элементов национально-культурной идентичности поляков. При этом религиозным центром и важным местом паломничества в Польше по праву считается Ченстохова и расположенный в ней Ясногорский монастырь – место хранения чудотворной иконы Божией Матери. О религиозном значении города свидетельствуют фразеологизмы: Potrzebny jak diabe ł w Cz ę stochowie , букв. «нужный как черт в Ченстохове», т. е. ‘ненужный’; Jak p ó jdziemy za ś do Czynstoch ó w , to se dzie pro poopowiad ó my , букв. «как пойдем в Ченстохову, вот тогда-то мы поговорим» (запись отражает диалектные особенности) – паломничество в Ченстохову могло длиться много дней; Nie pomo ż e droga do Cz ę stochowy , букв. «не поможет путь в Ченстохову», т. е. ‘слишком поздно искать покаяния’; Gada jak w Cz ę stochowie , букв. «болтает как в Ченстохове», т. е. ‘говорит бессвязно’, как одержимые, из которых в Ченстохове экзорцисты изгоняли злых духов; Nie b ą d ź jako mnich w Cz ę stochowie na odpust , букв. «не будь как монах в Ченстохове на индульгенции», т. е. ‘не будь таким важным’; To tak trudno , jak Cz ę stochowy obroni ć , букв. «трудно, как Ченстохову защитить», т. е. ‘совсем не трудно’ – в основе ФЕ лежит реальное историческое событие, относящееся к 1655, когда поляки победили со шведами в битве у Ясной горы. По преданию, отстоять осаду помогла Божья Матерь.

Религия играла важную роль и в жизни других польских городов, что отражено во ФЕ: W Kiernozi przed ka ż dym domem ko ś ci ół bo ż y , букв. «в Кернозе перед каждым домом костел божий», Rzadki jak ko ś ci ół w Krakowie , букв. «редкий, как костел в Кракове», т. е. ‘распространенный’.

Ряд польских фразеологизмов отражает представления о Риме как о центре римско-католической церкви и городе, в котором расположен Ватикан – резиденция папы римского и кардиналов: Gdzie papie ż, tam Rzym , букв. «где папа римский, там Рим»; Drzemie jak kardynał w Rzymie , букв. «дремлет как кардинал в Риме»; W Rzymie być, a papieża nie widzieć , букв. «в Риме быть, а папу римского не видеть», т. е. ‘упустить самое главное’; Kto świętych nie widział, niech do Rzymu zajdzie , букв. «кто святых не видел, пусть в Рим зайдет».

11. Важное место города в жизни страны.

Во фразеологии отмечается центральная роль Кракова и Варшавы в истории Польши: Warszawa i Krak ó w stolice Polak ó w , букв. «Варшава и Краков – столицы поляков»; K ę dy kr ó l , tam Krak ó w , букв. «где король, там и Краков»; Dla Polaków ojciec Kraków, a Warszawa matka , букв. «для поляков отец – Краков, а Варшава – мать». Ряд ФЕ также свидетельствует важном значении Люблина и Львова, до 1939 г. входившего в состав Польши: Krak ó w pan , Lw ó w ociec , Warszawa matka , Lublin jest siostra tobie , букв. «Краков – господин, Львов – отец, Варшава – мать, Люблин – сестра тебе»; Panem jest Kraków, ma wszego dostatek, matką Warszawa, najwięcej w niej matek, Lublin jest siostrą, kto do niej przyjedzie, prosi, pochlebia, świadczy przy obiedzie , букв. «Господин – Краков, в нем всего в достатке, мать – Варшава, в ней больше всего матерей, Люблин – сестра, кто к ней придет, она всех пригласит, угощает, обслуживает за обедом».

12. Богатство и возможности крупных городов.

Некоторые города в польской фразеологии выступают в качестве образца достатка, разнообразия и больших возможностей. Особенно ярко это демонстрируют ФЕ с конструкцией i w N , букв. «и в N» в значении ‘даже в городе с такими возможностями как N’, где N – наименование столицы или крупного экономически успешного города: I w Cz ę stochowie tego nie wida ć , букв. «и в Ченстохове этого не видно»; I we Gda ń sku ciel ę ta miodu nie pij ą , букв. «и в Гданьске телята меда не пьют»; I w Krakowie nie przyjdzie samo zdrowie , букв. «и в Кракове здоровье само по себе не придет»; I w Pary ż u nie zrobi ą z owsa ry ż u , букв. «и в Париже не сделают из овса риса»; Kto z przyrodzenia głupi, i w Paryżu rozumu nie kupi , букв. «кто с рождения глупый, тот и в Париже разума не купит»; Trudno i w Warszawie o po ć ciw ą ż on ę , букв. «сложно и в Варшаве найти достойную жену»; G ł upi i w Wiedniu rozumu nie kupi , букв. «глупый и в Вене разума не купит»; I we Wiedniu ludzie biedni , букв. «и в Вене есть бедные люди».

13. Дороговизна городов.

Рядовые жители больших городов были обречены на крупные затраты и нередко оставались без средств к существованию, о чем свидетельствуют следующие ФЕ: Drogi Krak ó w za grosz , kiedy grosza nie masz , букв. «дорогой Краков за грош, когда гроша нет»; ср. Drogi Lw ó w za grosz , kiedy grosza nie ma , букв. «дорог Львов за грош, когда гроша нет»; Kraków nie Warszawa, niejednego i bogatszego strząśnie , букв. «Краков не Варшава, не одного и более богатого встряхнет»; Spyta ł bym , co Warszawa kosztuje , букв. «я спросил бы, сколько Варшава стоит» (если бы были деньги); ср. Spytałbym, co Kraków kosztuje , букв. «я спросил бы, сколько Краков стоит»; Warszawa jest biednych matka: kto mało ma, weźmie do ostatka , букв. «Варшава – мать бедных: у кого мало, у того она заберет и остаток»; W Warszawie, w Krakowie i we Lwowie kto nie ma pieniędzy, to się głodu namrze , букв. «в Варшаве, в Кракове и во Львове, у кого нет денег, тот от голода умрет».

14. Криминальная обстановка в городе.

Богатство больших городов неизменно привлекает воров, мошенников и способствует росту преступности: Kto nie umie kra ść i oszukiwa ć, nie ma si ę po co w Warszawie znajdywa ć , букв. «кто не умеет красть и обманывать, тому незачем находиться в Варшаве»; Lepiej w nocy na wsi ni ż w dzie ń w Warszawie , букв. «лучше ночью в деревне, чем днем в Варшаве», т. е. ‘в Варшаве опасно’.

15. Географическое положение города.

Ряд зафиксированных фразеологизмов содержит представления о местоположении городов. Так, Варшава и Самбож находятся далеко от моря: Warszawa nie za morzem , букв. «Варшава не за морем»; Chcie ć morza ko ł o Samborza , букв. «желать моря около Самбожа», т. е. ‘желать несбыточного, мечтать впустую’. Гданьск расположен на большом расстоянии от столицы: Droga do kr ó la bez ku ń ca , a m ë blisko Gdu ń ca , букв. «дорога до короля без конца, а мы недалеко от Гданьска» (запись отражает диалектные особенности). В свою очередь Вроцлав – город, за которым проходит западная граница страны: Pojecha ł do Londynu : tam gdzie ś za Wroc ł awiem , букв. «поехал в Лондон: это где-то там, за Вроцлавом».

16. Место города в истории.

Фразеология также хранит в себе представления носителей об истории Польши, о сражениях, битвах, происходивших на территории определенных городов, об их осадах: Je ś li ś dobry rejtar , chod ż si ę bi ć pod Cz ę stochow ę , букв. «если ты хороший рейтер, пойдем сражаться под Ченстохову» – речь идет о сражении со шведами у Ясной Горы в 1655 году; Pod Gdowem zmiesza ł a si ę krew z o ł owiem , букв. «под Гдовом смешалась кровь со свинцом» – в 1657 г. в битве под городом столкнулись русские и шведские войска; Pod Warn ą pogin ę li nai marno , букв. «под Варной погибли зря» – 10 ноября 1444 г. состоялось сражение между объединённым войском венгерских и польских крестоносцев и армией Османской империи у города Варна, в которой крестоносцы потерпели поражение; Kamieniec do Polski klucz , букв. «Каменец – ключ к Польше» – город считался крепостью, охранявшей страну от турков.

Польша пережила множество войн, в результате которых страна то теряла, то приобретала земли и расположенные на них города. Так произошло с Гданьском, изначально польским городом, который в разные моменты истории входил в состав Ордена Крестоносцев, Пруссии, Германской империи, Веймарской республике, Данциг-Западной Пруссии и имел статус Вольного города. При этом в представлении поляков Гданьск неразрывно связан с Польшей: Miasto Gda ń sk , niegdy ś nasze , b ę dzie znowu nasze ! букв. «город Гданьск, некогда наш, снова будет нашим!» Gda ń sk bez Polski , a Wis ł a bez wodyto jedno , букв. «Гданьск без Польши, а Висла без воды – одно и то же»; Gdu ń sk na Wisle stoji , букв. «Гданьск на Висле стоит» (запись отражает диалектные особенности), т. е. ‘Гданьск – польский город’.

Основой для создания фразеологизмов послужили и исторические события XX века: Stan ął jak Hitler pod Moskw ą , букв. «встал, как Гитлер под Москвой», т. е. ‘встал как вкопанный’, в основе ФЕ – события 1941 года, когда немецкая армия вплотную подошла к Москве; W kinie siedz ą ś winie , a Polacy w O ś wi ę cimie , букв. «в кино сидят свиньи, а поляки в Освенциме» – в польском городе Освенцим в годы Второй мировой войны располагался крупный концентрационный лагерь.

17. Город – туристический центр.

Польские фразеологизмы свидетельствуют о популярности Закопане среди туристов. Начиная со второй половины XIX века город становится новым культурным центром и излюбленным местом отдыха интеллигенции. Изначально Закопане был популярен больше в летний сезон, однако со временем превратился в востребованный зимний курорт: Zakopane zimowa stolica Polski , букв. «Закопане – зимняя столица Польши»; T ł ok jak w Zakopanem , букв. «толпа как в Закопане», т. е ‘многолюдно’.

18. Город – крупный транспортный узел.

Именно в городах в XIX веке появляются первые железнодорожные станции. Данный факт отражен во фразеологии: Od Warszawy aż do Marek zapycha samowarek , букв. «от Варшавы до Марок зыпыхтит самоварчик», т.е. ‘поезд поедет от Варшавы до Марок’; Pociś, dioble, po kuminie, abych była w Boguminie , букв. «подбрось в камин, чтобы быстрее добраться до Богумина» (запись отражает диалектные особенности).

19. Жители городов.

В ходе исследования нам удалось зафиксировать ряд стереотипных представлений о жителях различных городов: W Poznaniu powa ż ni , we Lwowie wymowni , w Krakowie ludzcy l udzie , букв. «в Познани люди серьезные, во Львове красноречивые, в Кракове человечные»; Zuchwa ł y jak Krakowiak , букв. «наглый как краковянин»; Bohater spod Zaleszczyk , букв. «герой из-под Залещиков», т. е. ‘трус’; G ł owa kiepska to z Witebska , букв. «голова плохая – это из Витебска»; Gdu ń cz ó n abo oszuk ô, abo ofuk ô , букв. «гданчанин или обманет, или обругает» (запись отражает диалектные особенности); Obrotny i sprawny jak Bartosz z W ę growa , букв. «предприимчивый и ловкий, как Бартош из Венгрова», где проходили оживленные ярмарки.

Ряд ФЕ, содержащих в своем составе наименования небольших городов, имеет общее значение ‘бедняк, нищий’: On by ł z P ł ocka , ona za ś te ż, jeno trzy nitki na krzy ż mia ł a , букв. «он был из Плоцка, у нее же тоже только три нитки на крест были»; Jedza ( n ę dza ) spod Goni ę dza , букв. «нищета из-под Гонёндза»; Arystokrata z Pacanowa , букв. «аристократ из Пацанова».

Многочисленна группа ФЕ со значением ‘одет безвкусно’, ‘выглядит нелепо’, ‘посмешище’: Elegant z Malcza , букв. «модник из Малча», ср. Elegant z Mosiny , букв. «модник из Мосины»; Elegant ze Smorgoni , «модник из Сморгони»; Frajer z Gr ó jca , букв. «фраер из Груйца»; Francuz z Mosiny , букв. «француз из Мосины»; ср. Francuz z Ko ł omyi , букв. «француз из Коломыи»; Anglik z Ko ł omyi , букв. «англичанин из Коломыи»; Niemiec z Ko łó myi , букв. «немец из Коломыи»; Ubra ł a si ę jak bi ł gorajka , букв. «оделась как билгорайка», т. е. оделась безвкусно.

В ходе исследования польских фразеологизмов удалось зафиксировать представления о жительницах Кракова и Варшавы: Krakowianka ś liczna , ale fertyczna , букв. «краковянка прекрасная, но бойкая»; Warszawianka grzeczna , lecz niestateczna , букв. «варшавянка воспитанная, но непостоянная». При этом из фразеологизмов следует, что на поиски жены лучше отправляться в Краков, а не в Варшаву: Krakowianki dobre ż ony i sta ł e kochanki , букв. «краковянки – хорошие жены и преданные любовницы»; Do Warszawy po buty , do Krakowa po ż on ę , букв. «в Варшаву за обувью, а в Краков за женой»; Trudno i w Warszawie o po ć ciw ą ż on ę , букв. «трудно и в Варшаве найти порядочную жену».

Во фразеологии нашел отражение усилившийся в XIX веке процесс урбанизации: все чаще жители небольших населенных пунктов отправлялись в крупные города в поисках работы и лучшей жизни. Об этом свидетельствуют ФЕ: Wilno na przybyszach stoi , букв. «Вильнюс на приезжих держится»; Warszawianka prosto od krowy , букв. «варшавянка прямо от коровы», т. е. ‘деревенская женщина, приехавшая в Варшаву’. В свою очередь оценку приезжими работоспособности коренных жителей выражает ФЕ Warszawiak w pracy , a wilk u p ł uga jednaka z obu pos ł uga , букв. «варшавянин на работе, а волк у плуга – одинаковая услуга».

Фразеологизмы дают представление и об этническом составе жителей некоторых городов: Dziesi ęć dr ó g w Wilnie liczy , z kt ó rych siedem dla Ż yda , a trzy dla Polaka , букв. «в Вильнюсе насчитывается десять дорог, из которых семь для еврея, а три для поляка». Вплоть до начала Второй мировой войны в Литве была представлена многочисленная еврейская община. Евреи проживали и в других городах: Graj ą jak Ż ydzi z Gr ó jca , букв. «играют как евреи из Груйца», т. е. ‘играют хорошо’; Ż yd ó w jak w Pi ń czowie , букв. «евреев, как в Пиньчуве», т. е. ‘много’; W cukierni na D ż ykigas , букв. «в кондитерской на Джикигас», т. е. ‘на улице Дзикой’ в Варшаве, где до Второй мировой войны проживали варшавские евреи, – данный ФЕ высмеивает еврейский жаргон о улице Дзикой.

В результате исследования удалось установить многокомпонентность образа городов в польской фразеологии. Во ФЕ содержатся представления о городах как о сложных политических, административных, хозяйственных, культурных, архитектурных и образовательных комплексах, обладающих определенными географическими, демографическими и социальными особенностями.

Библиография
1.
Grzegorczykowa R. Pojęcie językowego obrazu świata. // Językowy obraz świata, red. J. Bartmiński. Lublin, 1990. – S. 41-49.
2.
Телия В.М. Русская фразеология: семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. М.: Языки славянской культуры, 1996. – 289 с.
3.
Krzyżanowski J., Świrko St. Nowa księga przysłów i wyrażeń przysłowiowych polskich, t. I – IV. Warszawa: 1967 – 1968. – XXXIX, 881, 1165, 996, 627 s.
4.
Kraushar A. Kartki historyczno-literackie. T. 1. Kraków : G. Gebethner, 1894. – 192 s.
5.
Subtelny О. Ukraine: A History. Toronto: University of Toronto Press, 1988. – 666 p.
6.
Drabik P. Od latarni umarłych po iluminację Sukiennic. [Электронный ресурс]. URL: https://dziennikpolski24.pl/od-latarni-umarlych-po-iluminacje-sukiennic/ar/3580393 (дата обращения: 21.10.2019).
7.
Bulikowski M. Światła wielkiego miasta. [Электронный ресурс]. URL: https://www.polskieradio.pl/39/246/Artykul/168804,Swiatla-wielkiego-miasta (дата обращения: 21.10.2019).
References (transliterated)
1.
Grzegorczykowa R. Pojęcie językowego obrazu świata. // Językowy obraz świata, red. J. Bartmiński. Lublin, 1990. – S. 41-49.
2.
Teliya V.M. Russkaya frazeologiya: semanticheskii, pragmaticheskii i lingvokul'turologicheskii aspekty. M.: Yazyki slavyanskoi kul'tury, 1996. – 289 s.
3.
Krzyżanowski J., Świrko St. Nowa księga przysłów i wyrażeń przysłowiowych polskich, t. I – IV. Warszawa: 1967 – 1968. – XXXIX, 881, 1165, 996, 627 s.
4.
Kraushar A. Kartki historyczno-literackie. T. 1. Kraków : G. Gebethner, 1894. – 192 s.
5.
Subtelny O. Ukraine: A History. Toronto: University of Toronto Press, 1988. – 666 p.
6.
Drabik P. Od latarni umarłych po iluminację Sukiennic. [Elektronnyi resurs]. URL: https://dziennikpolski24.pl/od-latarni-umarlych-po-iluminacje-sukiennic/ar/3580393 (data obrashcheniya: 21.10.2019).
7.
Bulikowski M. Światła wielkiego miasta. [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.polskieradio.pl/39/246/Artykul/168804,Swiatla-wielkiego-miasta (data obrashcheniya: 21.10.2019).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"