Статья 'Средства выражения эвиденциальности в кадарском языке ' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Средства выражения эвиденциальности в кадарском языке

Муталов Расул Османович

доктор филологических наук

профессор, главный научный сотрудник, ФГБУН Институт языкознания РАН

125009, Россия, г. Москва, пер. Большой Кисловский, 1/1

Mutalov Rasul Osmanovich

Doctor of Philology

Professor, Chief Scientific Associate, Institute of Linguistics of the Russian Academy of Sciences

125009, Russia, g. Moscow, per. Bol'shoi Kislovskii, 1/1

mutalovr@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Вагизиева Наида Арсланхановна

кандидат филологических наук

младший научный сотрудник, Институт языка, литературы и искусства им. Г.Цадасы Дагестанского Федерального исследовательского центра РАН.

367025, Россия, республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М.гаджиева, 45

Vagizieva Naida Arslankhanovna

PhD in Philology

Junior Scientific Associate, Institute of Language, Literature and Art named after G. Tsadasa of Dagestan Federal Research Center of the Russian Academy of Sciences

367025, Russia, respublika Dagestan, g. Makhachkala, ul. M.gadzhieva, 45

naida.vagizieva@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2019.5.31032

Дата направления статьи в редакцию:

11-10-2019


Дата публикации:

13-10-2019


Аннотация.

Статья посвящена исследованию категории эвиденциальности в кадарском языке. Подробно рассмотрены такие аспекты данной категории, как проблема грамматического оформления эвиденциальных форм, способы образования данных форм и выражаемые ими значения. В задачи исследования входит выявление имеющихся в кадарском языке глагольных форм со значением эвиденциальности, исследование их основных значений и способов образования и установление имеющихся особенностей на основе сравнения кадарских данных с эвиденциальными формами литературного языка и других даргинских идиомов. Основным методом исследования является метод синхронного описания. Для сбора первичного материала использованы также методы полевой лингвистики. Установлено, что в кадарском языке функционирует 3 граммемы категории эвиденциальности – экспериентив, инферентив и презумптив, которые образуются присоединением вспомогательных глаголов к формам деепричастия; в работе даны их подробные характеристики. Результаты работы могут быть использовании при исследовании эвиденциальности в других родственных языках.

Ключевые слова: кавказские языки, даргинские языки, кадарский идиом, грамматика, словоизменение, глагольные категории, эвиденциальность, экспериентив, инферентив, презумптив

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 18-012-00718 «Документирование кадарского языка: грамматический очерк, тексты, словари».

Abstract.

This article is devoted to the research of the category of evidentiality in the Kadar language. The authors meticulously examine such aspects of this category as the problem of grammatical structuring of evidentiality forms, means of formation of these forms and meanings they express. The goals of this article include determining the existing verb forms with evidentiality, research of their key meanings and means of forming, as well as determining the present peculiarities on the basis of comparison of Kadar data with the evidential forms of literary language and other Dargin idioms. It is established that in the Kadar language there are three functioning grammemes of evidentiality category – experiential, inferential and presumptive, which are formed by attached of auxiliary verbs to the forms of gerund. This work provides their detailed characteristics. The results of this work can be used in research of evidentiality in other cognate languages.

Keywords:

evidentiality, verbal categories, inflection, grammar, Kadar idiom, the Dargin languages, the Caucasian languages, experimental, inference, presumptive

Кадарский язык относится к малым языкам даргинской ветви нахско-дагестанских языков. Долгое время данный язык развивался в отрыве от других даргинских идиомов, в северной части даргинского ареала, где контактировал с аварским (восточнокавказская группа языков) и кумыкским (тюркская группа языков) языками, что не могло не отразиться на его грамматической структуре. Кадарский язык обладает рядом особенностей, отсутствующих в других даргинских идиомах; они проявляются как на уровне фонетики и лексики, так и в грамматической системе. Однако язык пока слабо исследован, в научной литературе имеется лишь несколько публикаций по данному идиому [8]. Неизученными остаются различные грамматические формы, в частности, проблемы выражения эвиденциальных значений, в чем и заключается актуальность темы исследования. Целью данной статьи является исследование грамматической категории эвиденциальности в кадарском языке. Задачи исследования таковы: а) выявление имеющихся в рассматриваемом языке глагольных форм со значением эвиденциальности; б) исследование их основных значений и способов образования; в) установление имеющихся особенностей на основе сравнения их с эвиденциальными формами акушинского и других идиомов. Решить эти задачи предполагается посредством метода синхронного анализа и сравнительно-сопоставительного метода. Новизна исследования заключается в том, что в ней впервые системно описана категория эвиденциальности кадарского языка, выявлены способы образования глагольных форм с заглазным значением. Материал исследования был собран в экспедиции, проведенной в село Чанкурбе Буйнакского района Республики Дагестан в 2018 году.

Эвиденциальность в лингвистике понимается как набор грамматических или лексических значений, «выражающих эксплицитное указание на источник сведений говорящего относительно сообщаемой им ситуации» [9, c. 338]. Граммемы данной категории могут указывать на то, наблюдал ли говорящий то явление или действие, о котором он сообщает, говорит ли он об этом с чужих слов, или же то, что он говорит, является результатом его выводов и умозаключений.

Впервые понятие эвиденциальности было введено Р.О.Якобсоном [13, с. 101], который выделил ее в качестве самостоятельной категории, разграничив от категории наклонения. В дальнейшем исследования в области эвиденциальности получили развитие во многих работах, данная категория была обнаружена и описана в большом количестве языков. В отечественном языкознании первые работы по данной теме принадлежат Н.А. Козинцевой [3, с. 93]. Она делит семантику эвиденциальных высказываний на рамочную и пропозитивную части; говорящий получает информацию посредством чувственного восприятия (которое может быть зрительным, слуховым или основанным на общих ощущениях), логического умозаключения или сообщения [3, с. 93].

Заметен также возрастающий интерес к способам проявления и функционирования эвиденциальных форм в различных языках. Исследуя типологию эвиденциальности в языках мира, А.Айхенвальд выделяет два типа эвиденциальных систем: а) системы, в которых наличие источника информации выражается, но тип источника при этом не уточняется; б) и системы, в которых различаются типы источников информации [14, с. 3].

Категория эвиденциальности, широко представленная в дагестанских языках, также получила в ряде исследований подробное описание [11, 12, 15]. Однако в даргиноведческих работах по категории эвиденциальности имеются лишь частичные сведения. Так, в работе А.Магометова описано несколько глагольных образований кубачинского языка, названных автором «результативными формами времени» [4, с. 197] и «аналитическими формами, выражающими обычность совершаемого действия» [4, с. 201]. В работе [7] описаны формы эвиденциальности даргинского литературного языка, образуемые аналитическим путем [7, С. 138-144].

В кадарском языке, как и в других даргинских языках, функционирует категория эвиденциальности; в нем представлены формы, которые указывают на то, каким образом говорящий узнал о сообщаемом им факте. Эвиденциальные значения могут зависеть от того способа, с помощью которого говорящий узнал о сообщаемой ситуации: он мог иметь прямой или косвенный доступ к информации. Прямой доступ означает, что говорящий наблюдал ситуацию непосредственно, либо воспринимал ее на слух. При косвенном доступе предполагается, что говорящий делает вывод о ситуации в ходе мыслительного процесса или на основании вещественных свидетельств.

Собранный нами материал позволяет выделить в кадарском языке три формы категории эвиденциальности: экспериентив, инферентив и презумптив. Они образуются присоединением различных форм глаголов бугьес «быть», калъес «остаться», баргес «найти» к деепричастию настоящего или прошедшего времени.

Экспериентив – эвиденциальная форма кадарского глагола, обозначающая такую ситуацию, при которой говорящий наблюдает ситуацию и имеет личный доступ к фактам; т.е. «говорящий воспринимал сообщаемый факт непосредственно» [6, с. 199]. В ряде работ [2, с. 21] экспериентив рассматривается как самостоятельная грамматическая категория,семантика которой состоит в том,что унекоторого индивида имеется опыт участия в некоторой ситуации, он один или несколько раз участвовал в этой ситуации Отмечается, что ««перспективным» ареалом с точки зрения обнаружения экспериентива является Дагестан» [2, с. 21].

В кадарском языке экспериентив образуется аналитическим путем, посредством присоединения вспомогательного глагола леб «имеется, есть» к деепричастию совершенного или несовершенного вида: 1л. ну узуле левра «я работаю» (букв. «работая, есть»), 2л. х1у узуле леври «ты работаешь», 3л. ит I узуле лев «он работает».

Из примеров видно, что формы 1-го и 2-го лиц экспериентива образуются присоединением к форме 3-го лица вспомогательного глагола ле=б личных окончаний -ра, -ри. Следует отметить, что словоформа ле=б является формой настоящего времени, образованной от вспомогательного глагола б=угь-ес «быть». Она содержит изменяющийся суффиксальный показатель, который одновременно указывает на класс и число согласуемого слова: урщи ле=в (1-й грамматический (мужской) класс, ед. числа (знаком равенства (=) разграничены классно-числовые показатели кадарского языка)), рурси ле=р (2-й грамматический (женский) класс ед. числа), гъача ле=б (3-й грамматический (средний) класс ед. числа), урщбе/рурсбе ле=б «мальчики/девочки имеются (1-2-е классы мн. числа», гъачне ле=р «телята имеются» (3-й класс мн. числа).

В отличие от даргинского литературного языка, где деепричастие настоящее оформлено суффиксом -ули , в кадарском используется суффикс -уве . Аналогичный аффикс с исходным представлен и в мегебском языке [5, с. 111]. При этом вполне обоснованным считается то, что исходной формой выступает акушинская форма на -ули , (ули > ува ). Переход сонорного звука л в губной звук в в кадарском отмечен и в других словах, в частности, существительных цула «зуб» (акуш.) > цува , х1ула «колесо» (акуш.) > х1ува. Данное обстоятельство подтверждает высказанное нами ранее предположение о том, что «архаические черты, которые исчезли в центральных (даргинских) диалектах, сохраняются не только в южных, но и в северных, которые расположены на периферии распространения даргинских идиом и довольно далеко отстоят от литературного даргинского языка» [8, с. 64].

Глагольная форма ле=б в даргинских идиомах служит также для образования других типов предложений. В работе [10] она названа экзистенциальной связкой, служащей для образования экзистенциальных предложений: «В тантынском диалекте вершиной экзистенциального именного предложения является одна из экзистенциальных связок ле=б, те=б, ч1е=б, хе=б ». [10, с. 341]. В литературном даргинском языке форму ле=б исследователи относят к вспомогательным глаголам [1, с. 165].

Инферентив – показатель одного из косвенных источников информации, когда говорящий судит о ситуации по ее результатам. Посредством данной формы выражается ситуация, при которойговорящий «пришел к заключению относительно сообщаемого факта на основании воспринятых фактов, связанных с этим фактом» [6, с. 199], т.е., говорящий наблюдал не саму ситуацию, а ее результат.

В кадарском языке образование инферентива происходит аналитичеким путем – присоединением вспомогательного глагола буъас «быть» к деепричастию совершенного или несовершенного вида:

1л. нуни х1янке бируле уъилра «Оказывается, я делал работу».

2л. х1уни х1янке бируле уъилри,

3л. итини х1янке бируле уъиле цай.

Инферентив в кадарском по значению близок к перфекту, однако имеются семантические отличия: Дугели муъэлзе ну гъайук I унра «Я ночью во сне разговаривал» (перфект) - Дугели муъэлзе ну гъайук1уле уъилра «Оказывается, я ночью во сне разговаривал».

В кадарском языке форма инферентива может образоваться также присоединением перфектной формы глагола калъес «остаться» к деепричастию прошедшего времени: ит I дахъал вашуле калъун «Он, оказывается, долго ходил». Подобное явление отмечается и в других даргинских идиомах, в частности, в тантынском: «В даргинских идиомах имеются аналитические словоформы, состоящие из основного глагола в нефинитной форме и вспомогательного глагола в любой синтетической форме или аналитической форме с предикативным показателем. Например, в тантынском аналитическими являются формы с эвиденциальным значением: Мурадли лидил ниг дерччибле калгунне сай «Мурад, оказывается, выпил все молоко» [10, с. 110].

Инферентив имеет форму прошедшего времени, которая образуется присоединением аффикса прошедшего времени -ри; по лицам данная форма не изменяется: буъилри, калъири : Ити нушаке умц I уле буъилри «Они, оказывается, нас искали».

Презумптив обозначает ситуацию, при которой говорящий судит о факте на основании логических рассуждений, «говорящий полагает, что сообщаемый факт имеет место (опираясь на свои знания и т.д.) (= наверное)» [6, с. 199]. Для образования формыпрезумптива в кадарском используются специальные формы глагола баргес «найти»: б=арг-иша (1 л.), б=арг-иши (2 л.), б=арг-ес (3 л.). Они, как правило, присоединяются к деепричастию, реже – к другим отглагольным образованиям – причастию или масдару: итини х I янки бегъуле варгес «он, наверное, уже завершил работу».

ед. число

1л. нуни х I янки бегъуле варгиша ,

3 л. х1уни х I янки бегъуле варгиши ,

3 л. итини х I янки бегъуле варгес ,

мн. число

1 л. нушани х I янки бегъуле даргиша

2. х1ушани х I янки бегъуле даргишия

3. итили х I янки бегъуле баргес .

Следует отметить, что в даргинском литературном языке подобные формы используются для образования одного из форм косвенного наклонения – потенциального (16, с. 48).

В литературном даргинском языке формы презумптива образуются посредством присоединения к вербоидам глагольной формы бургар , которая также встречается лишь в данном образовании; «она не имеет соответствия среди других простых глаголов даргинского языка. Основа бург в глаголе бургес имеет значение «находить». Форма бургар образуется присоединением к основе бург маркера -ар , который в других глагольных формах является показателем хабитуалиса (буз-ар работают)» [7, с. 142]: 1л. вакIили ургус «я пришел, наверное», 2л. вакIили ургуд, . вакIили ургар.

Образование форм прошедшего времени презумптива в кадарском также имеет отличительные особенности в сравнении в другими даргинскими идиомами. В литературном языке они образуются посредством аффикса -и , присоединяемого к личным показателям: ург-ас-и, ург-ад-и, ург-и.

В кадарском же имеются специальная форма глагола баргес «найти» - ирг-айри , которая используется лишь для образования формы прошедшего времени презумптива; по лицам данная форма не изменяется: Даг Мухтар вак1айкемис нуни (х1уни, итини) х1янки бегъуле иргайри «До того, как вчера пришел Мухтар, я (ты, он), наверное, завершил работу».

В форме иргайри выпал классно-числовой показатель мужского класса в : нуни кату баргира «я нашел кота» - нуни кату баргиле иргайри (от виргайри ) «наверное, я нашел кота» (1 гр. класс) – нуни кату баргиле риргай-ри (2 гр. класс). Форма презумптива-прошешего отличиется от формы аориста: нуни кату баргира «я нашел кота» (аорист) - нуни кату баргиле иргайри «наверное, я нашел кота» (презумптив-прошедший).

Посредством глагола со значением «найти» формы презумптива образуются также в ряде других дагестанских языков – багвалинском [11, с. 312], бежтинском [12, с. 76].

В ряде даргинских языков для образования форм презумптива используются другие вспомогательные глаголы. Так, в ицаринском идиоме презумптив образуется не посредством глагола бургар , как в других даргинских идиомах, а посредством вспомогательного глагола бигь-арай «быть, мочь»: виранда (1л.), виранди (2л.), виранни (3л.): ук-атт-и в=ир-ан-ни «наверное, кушает» [7, с. 143]. В кубачинском языке значение презумптива передается посредством глагола бухий «быть»: калучIунне ухий «может быть, читает». А.Магометов называет их «формами, выражающими вероятность совершения действия» [4, с. 213].

Таким образом, проведенное исследование показало, что в кадарском языке функционирует грамматическая категория эвиденциальности, парадигма которой состоит из трех форм: экспериентива, инферентива и презумптива. Они образуются аналитическим путем – посредством присоединения вспомогательных глаголов бугьес «быть», калъэс «остаться», баргес «найти» к деепричастию настоящего или прошедшего времени.Сопоставление их с эвиденциальными формами акушинского и других даргинских идиомов позволяет установить имеющиеся в кадарском языке особенности функционирования данной категории. Результаты работы могут быть использовании при исследовании эвиденциальных значений в других родственных языках.

Библиография
1.
Абдуллаев С. Н. Грамматика даргинского языка (фонетика и морфология). Махачкала: Дагучпедгиз, 1954. 218 с.
2.
Вострикова Н.В. Типология средств выражения экспериентивного значения. Автореф. канд. дисс. МГУ, М., 2010. 24 с.
3.
Козинцева Н.А. Категория эвиденциальности (проблемы типологического анализа) // Вопросы языкознания. 1994. № 3. С. 92-104.
4.
Магометов А. А. Кубачинский язык. Исследование и тексты. Тбилиси: Мецниереба, 1963. 342 с.
5.
Магометов А.А. Мегебский диалект даргинского языка. Тбилиси, Мецниереба,1982. 231 с.
6.
Мельчук И.А. Курс общей морфологии. Том.II. М., 1998. 545 с.
7.
Муталов Р.О. Глагол даргинского языка. ИПЦ ДГУ. Махачкала, 2002. 216 с.
8.
Муталов Р.О., Вагизиева Н.А. Звуковые соответствия между даргинским литературным языком и кадарским идиомом // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и гуманитарные науки. Том 12, № 3. Махачкала, 2018. С. 61-65.
9.
Плунгян В. А. Введение в грамматическую семантику: грамматические значения и грамматические системы языков мира. М.: РГГУ, 2011. 672 с.
10.
Сумбатова Н. Р., Ландер Ю. А. Даргинский говор селения Танты: грамматический очерк, вопросы синтаксиса. М.: Языки славянской культуры, 2014. 752 с.
11.
Татевосов, С. Г. Эвиденциальность // Кибрик, А. Е. (ред.). Багвалинский язык: Грамматика. Тексты. Словари. М., 2001. С. 293-318.
12.
Тестелец Я.Г., Халилов М.Ш. Выражение эвиденциальности в бежтинском языке// Тезисы докладов XI коллоквиума Европейского общества кавказоведов. М., 2002. С. 76-77.
13.
Якобсон Р.О. Шифтеры, глагольные категории и русский глагол // Принципы типологического анализа языков различного строя. М., 1972. С. 95-113.
14.
Aikhenvald, Alexandra Y. Evidentiality.-Oxford: Oxford University Press, 2004. 452 с.
15.
Forker D. Ergativity and grammatical relations in Nakh-Daghestanian: An overview. Ergativity in Nakh–Daghestanian. The Oxford Handbook of Ergativity. Edited by Jessica Coon, Diane Massam, and Lisa Demena Travis. Oxford: Oxford University Press 2017. р. 45.
16.
Van den Berg H. E. Dargi folktales. CNWS Publications, Leiden, 2001. – 324 с.
References (transliterated)
1.
Abdullaev S. N. Grammatika darginskogo yazyka (fonetika i morfologiya). Makhachkala: Daguchpedgiz, 1954. 218 s.
2.
Vostrikova N.V. Tipologiya sredstv vyrazheniya eksperientivnogo znacheniya. Avtoref. kand. diss. MGU, M., 2010. 24 s.
3.
Kozintseva N.A. Kategoriya evidentsial'nosti (problemy tipologicheskogo analiza) // Voprosy yazykoznaniya. 1994. № 3. S. 92-104.
4.
Magometov A. A. Kubachinskii yazyk. Issledovanie i teksty. Tbilisi: Metsniereba, 1963. 342 s.
5.
Magometov A.A. Megebskii dialekt darginskogo yazyka. Tbilisi, Metsniereba,1982. 231 s.
6.
Mel'chuk I.A. Kurs obshchei morfologii. Tom.II. M., 1998. 545 s.
7.
Mutalov R.O. Glagol darginskogo yazyka. IPTs DGU. Makhachkala, 2002. 216 s.
8.
Mutalov R.O., Vagizieva N.A. Zvukovye sootvetstviya mezhdu darginskim literaturnym yazykom i kadarskim idiomom // Izvestiya Dagestanskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. Obshchestvennye i gumanitarnye nauki. Tom 12, № 3. Makhachkala, 2018. S. 61-65.
9.
Plungyan V. A. Vvedenie v grammaticheskuyu semantiku: grammaticheskie znacheniya i grammaticheskie sistemy yazykov mira. M.: RGGU, 2011. 672 s.
10.
Sumbatova N. R., Lander Yu. A. Darginskii govor seleniya Tanty: grammaticheskii ocherk, voprosy sintaksisa. M.: Yazyki slavyanskoi kul'tury, 2014. 752 s.
11.
Tatevosov, S. G. Evidentsial'nost' // Kibrik, A. E. (red.). Bagvalinskii yazyk: Grammatika. Teksty. Slovari. M., 2001. S. 293-318.
12.
Testelets Ya.G., Khalilov M.Sh. Vyrazhenie evidentsial'nosti v bezhtinskom yazyke// Tezisy dokladov XI kollokviuma Evropeiskogo obshchestva kavkazovedov. M., 2002. S. 76-77.
13.
Yakobson R.O. Shiftery, glagol'nye kategorii i russkii glagol // Printsipy tipologicheskogo analiza yazykov razlichnogo stroya. M., 1972. S. 95-113.
14.
Aikhenvald, Alexandra Y. Evidentiality.-Oxford: Oxford University Press, 2004. 452 s.
15.
Forker D. Ergativity and grammatical relations in Nakh-Daghestanian: An overview. Ergativity in Nakh–Daghestanian. The Oxford Handbook of Ergativity. Edited by Jessica Coon, Diane Massam, and Lisa Demena Travis. Oxford: Oxford University Press 2017. r. 45.
16.
Van den Berg H. E. Dargi folktales. CNWS Publications, Leiden, 2001. – 324 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Категория эвиденциальности в лингвистике последнего времени достаточно часто определяется в качестве предмета профильного анализа. Роль данного понятия можно обозначить с помощью разных методологических установок. Наиболее действенными все же являются когнитивный, коммуникативный, сравнительно-сопоставительный (компаративный). Собственно последний и взят автором рецензируемой работы за основной. Актуальность исследования заключается в том, что материалом исследования является кадарский язык, который нуждается в объективной оценке, фундаментальных же трудов относительно этого языка не так много. Как отмечает автор, «кадарский язык относится к малым языкам даргинской ветви нахско-дагестанских языков. Долгое время данный язык развивался в отрыве от других даргинских идиомов, в северной части даргинского ареала, где контактировал с аварским (восточнокавказская группа языков) и кумыкским (тюркская группа языков) языками, что не могло не отразиться на его грамматической структуре», данный «язык пока слабо исследован». Действенную природу кадарского языка, его живую суть автор конкретизирует с установкой на эвиденциальность, особой лингвистической категории, с помощью которой говорящий определяет в описании события свою роль – либо непосредственного свидетеля, либо передатчика чужой информации (Р.О. Якобсон, Н.А. Козинцева, М.М. Макарцев, В.А. Плунгян, В.С. Храковский и другие). Думается, что работа имеет явные оттенки научной новизны и будет адекватно расценена читающей публикой. Как уже отмечалось, актуальность труда неоспорима, тем более что два аспекта – теоретический и практический – синхронны для концептуальной рецепции информационного потока. Цель, поставленная в начале, задает естественную логик научной наррации, дробность же задач дает возможность детальнее исследовать выбранную категорию. Привлекает в тексте ориентир автора на целостное рассмотрение эвиденциальности, то и история возникновения термина, и его потенциальное развитие/становление, и практика использования. Обязательный стандарт ссылок подтверждает не голословный анализ, но вдумчиво-конкретное изучение. Аналитический статус статьи подчеркивается языковыми формулами типа «заметен…», «впервые понятие…», «в работе описаны…», «при косвенном доступе предполагается…», «собранный нами материал…», «в ряде работ…», «отмечается, что…», «из примеров видно…», «в отличие от…», «при этом вполне обоснованным считается…», «следует отметить…» и т.д. В целом текст однороден и его стилистическая окраска соответствует научному формату. Украшает исследование большое количество примеров, собранных в ходе лингвистической экспедиции, проведенной в село Чанкурбе Буйнакского района Республики Дагестан в 2018 году. Это также повышает уровень самостоятельности и оригинальности/неповторимости. Иллюстративный материал можно было бы расположить более выигрышно, интересно – таблицы, схемы, модули, графики… Наглядно-зримый вид более эффективен при работе с системными данными. Структура работы имеет классический тип, это неплохо, стабильность номинаций есть признак научной многогранности. Начало и финал опоясывают текст, поддерживая тем самым продуктивность читательского интереса. Можно отчасти допустить в заключении ряд интенций, позволяющих читателям далее уже самостоятельно подумать и выйти к неким индивидуальным трактовкам, эффект научного диалога всегда приветствуется. Завершается текст авторскими соображениями: «проведенное исследование показало, что в кадарском языке функционирует грамматическая категория эвиденциальности, парадигма которой состоит из трех форм: экспериентива, инферентива и презумптива», «результаты работы могут быть использовании при исследовании эвиденциальных значений в других родственных языках». Считаю, что материал будет интересен не только узкопрофессиональной группе, но и вообще лингвистам-филологам. Актив работы еще и в объемной библиографической части, ориентир которой дается правильно, ибо он научно оправдан. Стандарт формальностей учитывается, какой-либо специальной правки/корректуры не требуется. Автор внимателен к потенциальным оппонентам, но собственная точка зрения все же превалирует в большей части рецензируемой работы. Исходя из предположенного и высказанного целесообразен вывод, что статья «Средства выражения эвиденциальности в кадарском языке» может быть допущена к открытой публикации в журнале «Litera» ИД «Nota Bene».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"