Статья 'Интерконтекстуальность единиц поэтического текста как средство актуализации динамики их смыслового комплекса (на материале стихотворения Э. Дикинсон “I died for Beauty…”) ' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Интерконтекстуальность единиц поэтического текста как средство актуализации динамики их смыслового комплекса (на материале стихотворения Э. Дикинсон “I died for Beauty…”)

Сергодеев Илья Витальевич

кандидат филологических наук

доцент кафедры философии и лингвистики, НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЯДЕРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ "МИФИ" СНЕЖИНСКИЙ ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

456776, Россия, Челябинская область, г. Снежинск, ул. Комсомольская, 8 а/я 911

Sergodeev Ilya Vitalevich

PhD in Philology

Docent, the department of Philosophy and Linguistics, Snezhinsk Physics and Technology Institute of the National Research Nuclear University MEPhI ((Moscow Engineering Physics Institute)

456776, Russia, Chelyabinskaya oblast', g. Snezhinsk, ul. Komsomol'skaya, 8 a/ya 911

moon_stone@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2019.5.30915

Дата направления статьи в редакцию:

29-09-2019


Дата публикации:

19-10-2019


Аннотация.

В статье рассматривается интерконтекстуальный тип межтекстового взаимодействия как обратный, противоположенный интертекстуальному типу взаимодействия вид контекстно-смыслового обмена единиц поэтического текста, приводящий к полиинтерпретативности рассматриваемого произведения. Разграничиваются и определяются понятия интертекстуальности и интерконтекстуальности, называются их основные функции, вычленяются функциональные единицы. Объект исследования – поэтический текст. Предметом являются единицы интерконтекстуальности. Цель статьи сводится к исследованию контекстно-смыслового обмена единиц поэтического текста, приводящего к динамики их смыслового комплекса, то есть к полиинтерпретативности. Методология работы включает интертекстуальный, контекстный, в отельных случаях – предпереводческий анализ текстовых единиц, а также типологию интертекстуальных и интерконтекстуальных отношений: авто-, пара-, ин-, архитекстуальность. Новизна статьи заключается в обсуждении, выделении и сравнении базовых признаков интерконтекстуального и интертекстуального типов межтекстового взаимодействия. Результаты проведённого исследования показывают, что при семиотическом взаимодействии единиц поэтического текста наблюдается не только обмен их значениями, но и контекстами, формирующими эти значения. Интерконтекстуальное взаимодействие единиц поэтического текста beauty и truth Э. Дикинсон “I died for Beauty…” с идентичными единицами поэтических текстов У. Шекспира и Дж. Китса задаёт новую, не обозначенную напрямую в тексте стихотворения “I died for Beauty…” тему любви, которая открывает дополнительные варианты прочтения обсуждаемого произведения. Результаты, полученные в статье, вносят вклад в теорию интертекстуальности и интерпретацию текста.

Ключевые слова: интерконтекстуальность, интертекстуальность, полиинтерпретативность, динамика, смысловой комплекс, интекстуальность, значение, контекст, поэтический текст, семантизация

Abstract.

This article examines the intercontextual type of intertextual interaction as a reverse, counterposing to intertextual type of interaction form of context-semantic exchange of units of poetic text, leading to poly-interpretativeness of the work in question. The author delineates and defines the concepts of Intertextuality and Intercontextuality, denotes their key functions, isolates their functional units. The object of this research is the poetic text. The subject is the functional units. The aim of this work is to research the context-semantic exchange of units of the poetic text, leading to dynamics of their semantic complex or poly-interpretativeness. The scientific novelty of this research consists in the discussion, outlining and comparison of the basic features of intertextual and intercontextual types of intertextual interaction. The results of the conducted research demonstrate that with semiotic interaction of units of the poetic text, we can observe not only the exchange of their meanings, but also contexts that form these meanings. Intercontextual interaction of the units of this poetic text with identical units of poetic texts of William Shakespeare and John Kits gives a new, not defined directly in the “I died for beauty…” poem theme of love, which opens additional versions of reading of this work. The results acquired in the course of this research impart contribution into the theory of intertextuality and interpretation of text.  

Keywords:

meaning, intextuality, semantic complex, dynamics, multi-interpretation, intertextuality, intercontextuality, context, poetic text, semantization

Работа посвящена итерконтекстуальному (далее – ИК) типу связи единиц поэтического текста (далее – ПТ). Актуальность исследования обосновывается недостаточной изученностью процессов, участвующих в формировании смыслового комплекса единиц ПТ. ИК взаимодействие текстовых единиц рассматривается как один из таких процессов. Новизна статьи заключается в обсуждении, выделении и сравнении базовых признаков интерконтекстуального и интертекстуального (далее – ИТ) типов межтекстового взаимодействия. Целью работы является исследование контекстно-смыслового обмена единиц ПТ, приводящего к организации смыслового комплекса этих единиц, а также исследуемого произведения в целом. Объектом исследования служит ПТ. Предметом исследования являются единицы ИК и ИТ типов межтекстовых отношений.

В качестве практического материала используется ПТ Э. Дикинсон “I died for Beauty (Я умерла за красоту)”.

Методология статьи основывается на трудах, посвящённых разработке теории ИТ, Ю. Кристевой [5], Р.-А. де Богранда и В. У. Дресслера [14], Ж. Женетта [3], А. К. Жолковского [4], М. Б. Ямпольского [13], В. П. Руднева [10], И. П. Смирнова [11], И. В. Арнольд [1], Н. А. Фатеевой [12], Ю. М. Лотмана [7], Н. А. Кузьминой [6], Н. С. Олизько [9]. Важный вклад в методологию настоящего исследования вносит типология ИТ отношений, основанная на совокупности типологий, предложенных указанными учёными. ИТ отношения делятся на четыре типа: авто-, пара-, ин- и архитекстуальные. Данная типология применяется и для ИК типа межтекстового взаимодействия.

Теория ИТ является детально проработанной лингвистической концепцией, инструментом исследования текстовых отношений, собственно текста, а также процессов, формирующих семантический комплекс словотворчества в любом его проявлении.

ИТ рассматривается неотрывно от культурологических особенностей текста и общества. В современной популярной культуре существует схожее с ИТ явление – известный феномен «пасхального яйца» (от англ. Easter egg ; виртуальное пасхальное яйцо, «пасхалка», смысл которой заключён в отсылке к Easter egg hunt {Отыщи пасхальное яйцо} – детской забаве, традиционной для англо-американской культуры). Авторство первого «пасхального яйца» приписывается У. Робинетту, создателю видеоигры “Adventure” (1979). Первые лингвистические научные работы по теории ИТ появились на 12 лет раньше, чем «пасхальное яйцо» – в 1967 г. Феномен «пасхального яйца» является упрошённым примером ИТ отношений, который, однако, успешно отражает их суть: заложенная создателем загадка художественного произведения, как правило, не вписывающаяся в его общую концепцию и зачастую являющаяся внешней ссылкой. С этой точки зрения единицы ИТ – это своего рода «пасхальные яйца», имеющие многоаспектную текстовую природу, формирующие глобальную референциальную сеть отношений феноменов культуры: продуктов словотворчества – художественных, поэтических, научных и других текстов, кинематографии, театра, интернет-культуры, историографии и пр.

Определим ИТ как способность текстовых единиц ссылаться на идентичные единицы адресных текстов, встречающихся в творчестве того же автора, в смежном искусстве или предшествующей литературе.

ИТ отношения делятся на авто-, пара-, ин- и архитекстуальные. К функциональным единицам автотекстуальности относятся самоцитация и самоаллюзия. Под паратекстуальными единицами понимаются заглавие, эпиграф, авторский комментарий, редакторская аннотация к исследуемому произведению. Интекстуальные единицы делятся на аллюзию, цитацию, аллюзивный сюжет, аллюзивные антропонимы. Архитекстуальность представляется как жанровое подражание; отсылка к общеизвестным художественным образам или феноменам культуры.

Интерконтекстуальный (далее – ИК) тип связи противопоставляется ИТ типу связи, однако оба они имеют общие функциональные единицы. Как следует из термина интерконтекстуальность , ИК связывает аспекты смыслового комплекса текстовых единиц, сопоставляет их контекстные значения и выполняет функцию смыслообразования. ИТ связывает текстовые единицы, основываясь на схожести или идентичности их формы, выполняет функцию референции. ИК тип связи зависит от ИТ и не может актуализироваться самостоятельно. Рассмотрим ИК тип межтекстовых отношений на примере ПТ “I died for beauty (Я умерла за красоту)” (1861) Э. Дикинсон.

I died for beauty, but was scarce

Adjusted in the tomb,

When one who died for truth was lain

In an adjoining room.

He questioned softly why I failed?

"For beauty," I replied.

"And I for truth – the two are one;

We brethren are," he said.

And so, as kinsmen, met a night,

We talked between the rooms,

Until the moss had reached our lips,

And covered up our names.

[15, с. 216]

Я умер за красоту, но сразу же

Оказался в могиле,

Когда тот, кто умер за правду лежал

В соседней комнате.

Он тихо спросил, из-за чего я здесь?

«Из-за красоты», ответил я.

«А я из-за правды. Они (правда и красота) – едины;

Мы – братья», он сказал.

И мы встретили ночь как родственники,

Мы говорили через стену,

Пока мох не достиг наших губ

И не покрыл наши имена.

[Перевод наш. – И. С.]

Из девяти вариантов литературных русскоязычных переводов представленного ПТ, выполненных М. Бортковской, А. Василой, А. Величанским, А. Гавриловым, Д. Даниловой, М. Зенкевича, Г. Кружкова, В. Марковой и В. Тэ, только в переводах Д. Даниловой и В. Марковой лирический герой стихотворения и его «сосед» – однополые:

Я отдал Жизнь за Красоту

И тотчас Меня погребли –

Со мною рядом тот лежал

Кто истине служил.

Шепнул он мне – «За что погиб?»

«За царство Красоты».

«Я воевал за Истину

За то же, что и ты». <…> [2]

Я принял смерть – чтоб жила

Красота – Но едва я был погребен –

Как в соседнем покое лег Воин другой –

Во имя Истины умер он. <…> [8]

Из приведённых текстов видно, что переводчики сводят заданные Э. Дикинсон темы beauty (красоты) и truth (правды, истины) к войне, сражению и гибели за идеалы. Выбор переводческой стратегии обоснован многозначностью глагола to fail (терпеть неудачу) и использования Э. Дикинсон существительного brethren (братья) . Оригинальный текст стихотворения “I died for Beauty” не обнаруживает других намёков на тему войны. У остальных семи переводчиков (М. Бортковской, А. Василой, А. Величанского, А. Гаврилова, М. Зенкевича, Г. Кружкова, В. Тэ) лирический герой и его «сосед» разных полов, поэтому они вовсе не прибегают к теме военного братства, а пишут о беседе брата и сестры: брат и сестра похожи как правда и красота. Их вариант интерпретации и, следовательно, перевода обосновывается использованием Э. Дикинсон существительного kinsmen (родственники) . Этот вариант кажется наиболее логичным, однако одна деталь оригинального текста актуализирует динамику смыслового комплекса произведения. Лирический герой, погибший за красоту, adjusted in the tomb (оказался в могиле) находится в соседней комнате с тем, кто погиб за правду: one who died for truth was lain i n an adjoining room (тот, кто умер за правду лежал в соседней комнате) . Таким образом, они являются соседями в прямом смысле этого слова, т.е. находятся в одном «доме». Данное наблюдение будет использовано на последующих этапах анализа.

Рассматривая ПТ “I died for Beauty” с позиций теории ИТ, представляется возможным определить двойную интекстуальную аллюзию: отождествление образов beauty и truth отсылает к ПТ Дж. Китса “Ode to a Grecian Urn (Ода греческой вазе)”; связь образов beauty и truth с темой смерти является отсылкой к ПТ У. Шекспира “The Phoenix and the Turtle (Феникс и голубка)”.

В ПТ Дж. Китса “Ode to a Grecian Urn” встречаем строки, выражающие его знаменитый тезис о том, что красота – это правда, а правда – красота:

<…> Beauty is truth, truth beauty, – that is all

Ye know on earth, and all ye need to know. [16]

<…> Красота – это правда, правда – красота, – вот всё,

Что известно при жизни, и всё, что нужно знать [Перевод наш. – И. С.]

Дж. Китс использовал образ античного искусства в качестве символа универсальной гармонизации мира, которую выразил бинарным художественным образом beauty truth . Учитывая то, что ПТ “Ode to a Grecian Urn” был создан в 1819 г., а ПТ “I died for Beauty” 1861 г., делаем вывод, что Э. Дикинсон заимствовала идею «красота=правда» у Дж. Китса. Более того, Э. Дикинсон олицетворяет тезис английского поэта в двух лирических героях (beauty I ; truth he ) рассматриваемого ПТ, которые в итоге сливаются: the moss had reached our lips, and covered up our names (мох достиг наших губ и покрыл наши имена).

Образ слияния красоты и правды через смерть является интекстуальной аллюзией к ПТ У. Шекспира “The Phoenix and the Turtle”:

<…> Truth may seem, but cannot be:

Beauty brag, but 'tis not she;

Truth and beauty buried be.

To this urn let those repair

That are either true or fair;

For these dead birds sigh a prayer. [19]

<…> Правда может казаться, но не может существовать.

Красота может хвалиться, но это не она.

Правда и красота погребены.

Пусть к этой погребальной урне обращаются те,

Кто честен и справедлив.

Пусть они помолятся этим мёртвым птицам. [Перевод наш. – И. С.]

В представленном ПТ У. Шекспир пишет о истинной любви между фениксом и голубкой, олицетворяя в них красоту и правду, соответственно. Образы phoenix (феникс) и turtle (голубка) являются символами новой жизни (феникс в мифологической традиции, голубь – в христианской) и, подобно христианской торице, соединяются У. Шекспиром в одно существо, которое погибает, чтобы воскреснуть.

Похожий сюжет встречается в рассматриваемом ПТ Э. Дикинсон: I / Beauty после смерти постепенно сливается с he / Truth . Таким образом, основываясь на ИТ отношениях, которые выполняют функцию референции, реципиент определяет адресные тексты (единицы beauty и truth выступают в роли интекстуальных аллюзий к идентичным по форме текстовым единицам beauty и truth ПТ Дж. Китса и У. Шекспира), контексты которых отличаются от контекста базового ПТ. Так, тема любви, которая является основой ПТ У. Шекспира “The Phoenix and the Turtle” на первый взгляд отсутствует в анализируемом ПТ Э. Дикинсон “I died for Beauty”. В результате актуализируется функция смыслообразования: происходит наслоение контекстов адресных текстов на контекст базового текста, что приводит к возникновению новых, неизвестных до анализа аспектов смыслового комплекса рассматриваемых текстовых единиц. Этот тип межтекстовых отношений, реализующий динамику смыслового комплекса ПТ и его единиц, является ИК типом.

Вернёмся к анализу ПТ “I died for Beauty”. Благодаря ИТ и ИК отношениям текстовых единиц beauty и truth возникает новый аспект смыслового комплекса анализируемого ПТ: между лирическими героями, олицетворяющими красоту и правду, «возникает» любовь (подобно любви между фениксом и голубкой из ПТ У. Шекспира). На первых этапах анализа была выражена идея того, что лирические герои ПТ являются соседями: one who died for truth was lain i n an adjoining room (тот, кто умер за правду лежал в соседней комнате) . Употребление автором существительного brethren (братья) в контексте the two are one; w e brethren are (Они, правда и красота, – едины; мы – братья) свидетельствует о том, что действующие лица одного пола. Учитывая то, что Э. Дикинсон использует личное местоимение I (я) для обозначения первого героя стихотворения и местоимение he (он) – для обозначения второго, логично предположить, что ПТ “I died for Beauty” имеет автобиографичный характер. Таким образом, речь идёт о Э. Дикинсон и её соседке (второй герой ПТ того же пола, что и первый, т.е. – женского), в которую она была влюблена. К. Г. Вольф, Д. Фус, А. Хэбеггер, Р. Б. Сиолом, У. Мартин, Л. Коски и другие исследователи творчества и биографии поэта отмечают сложный характер отношений между Э. Дикинсон и её невесткой С. Гилберт. По мнению У. Мартина, Э. Дикинсон написала ей свыше трёхсот писем [18, с. 53]. Л. Коски в статье “Sexual Metaphors in Emily Dickinson's Letters to Susan Gilbert (Метафоры сексуального содержания в письмах Э. Дикинсон, адресованных С. Гилберт)” прямо заявляет о том, что “Dickinson's letters to Gilbert express strong homoerotic feelings (письма Дикинсон, адресованные Гилберт, выражают сильные гомосексуальные чувства)” [17, с. 22]. Таким образом, диалог двух лирических героев ПТ представляется метафорой переписки Э. Дикинсон и С. Гилберт. Интересно отметить, что С. Гилберт сама была писателем, а также играла важную роль читателя и критика творений Э. Дикинсон. Литературные предпочтения С. Гилберт сильно повлияли на взгляды Э. Дикинсон.

ИТ и ИК типы межтекстовых отношений являются разнонаправленными. ИТ отношения направлены от читателя к тексту. Они выступают инструментом референции. Основываясь на ИТ типе связи, реципиент соотносит текстовые единицы базового ПТ и идентичные по форме единицы адресных текстов. Рассмотренные единицы beauty / truth ПТ “I died for Beauty” Э. Дикинсон ассоциируются с beauty / truth ПТ “Ode to a Grecian Urn” Дж. Китса и ПТ “The Phoenix and the Turtle” У. Шекспира. ИК отношения направлены от текста к читателю. Они открывают реципиенту новые контекстные значения текстовых единиц, актуализируя динамику их смыслового комплекса. Функция ИК отношений – семантизация. Единицы beauty и truth ПТ “The Phoenix and the Turtle” У. Шекспира сообщают идентичным им единицам новое, невыраженное в базовом ПТ “I died for Beauty”, контекстное значение любовь между красотой и правдой . Таким образом, ИТ тип отношений является обратным ИК: ИТ – запрос; ИК – ответ.

Библиография
1.
Арнольд, И. В. Семантика. Стилистика. Интертекстуальность. – СПб., 1999. – 448 с.
2.
Данилова, Д. Эмили Дикинсон в переводах Дарьи Даниловой [Электронный ресурс] / Эмили Дикинсон. Стихотворения. – Режим доступа: http://lib.ru/POEZIQ/DIKINSON/dikinson.txt
3.
Женетт, Ж. Фигуры. – М., 1998. – 472 с.
4.
Жолковский, А. К. Блуждающие сны и другие работы. – М., 1994. – 428 с.
5.
Кристева, Ю. Избранные труды: разрушение поэтики. – М., 2004. – 656 с.
6.
Кузьмина, Н. А. Интертекст и его роль в процессах эволюции поэтического языка. – Екатеринбург , Омск, 1999. – 268 с.
7.
Лотман, Ю. М. Анализ поэтического текста: структура стиха. – Л., 1972. – 271 с.
8.
Маркова, В. Я принял смерть-чтоб жила Красота [Электронный ресурс] / Американская поэзия в русских переводах. – Режим доступа: http://www.uspoetry.ru/poem/30
9.
Олизько, Н. С. Интердискурсивность постмодернистского письма (на материале творчества Дж. Барта). – Челябинск, 2009. – 162 с.
10.
Руднев, В. П. Морфология реальности. Исследование по «философии текста». – М., 1996. – 207 с.
11.
Смирнов, И. П. Порождение интертекста. Элементы интертекстуального анализа с примерами из творчества Б. Пастернака. – СПб., 1995. – 189 с.
12.
Фатеева, Н. А. Интертекст в мире текстов. Контрапункт интертекстуальности. – М., 2007. – 282 с.
13.
Ямпольский, М. Б. Память Тиресея. Интертекстуальность и кинематограф. – М., 1993. – 464 с.
14.
Beaugrande, R., Dressler, W. Introduction to text linguistics. – Longman., 2013. – 286 p.
15.
Dickinson, E. The Complete Poems of Emily Dickinson. – Boston, Toronto., 1955. – 770 p.
16.
Keats, J. Ode on a Grecian Urn [Электронный ресурс] / Poetry Foundation. – Режим доступа: https://www.poetryfoundation.org/poems/44477/ode-on-a-grecian-urn
17.
Koski, L. Sexual Metaphors in Emily Dickinson's Letters to Susan Gilber // The Emily Dickinson Journal Johns Hopkinsю – Johns Hopkins University Press, 1996. Volume 5. Number 2. – p. 22-63.
18.
Martin, W. The Cambridge Companion to Emily Dickinson. – Cambridge, 2002. – 248 p.
19.
Shakespeare, W. The Phoenix and the Turtle [Электронный ресурс] / Poetry Foundation. – Режим доступа: https://www.poetryfoundation.org/poems/45085/the-phoenix-and-the-turtle-56d2246f86c06
References (transliterated)
1.
Arnol'd, I. V. Semantika. Stilistika. Intertekstual'nost'. – SPb., 1999. – 448 s.
2.
Danilova, D. Emili Dikinson v perevodakh Dar'i Danilovoi [Elektronnyi resurs] / Emili Dikinson. Stikhotvoreniya. – Rezhim dostupa: http://lib.ru/POEZIQ/DIKINSON/dikinson.txt
3.
Zhenett, Zh. Figury. – M., 1998. – 472 s.
4.
Zholkovskii, A. K. Bluzhdayushchie sny i drugie raboty. – M., 1994. – 428 s.
5.
Kristeva, Yu. Izbrannye trudy: razrushenie poetiki. – M., 2004. – 656 s.
6.
Kuz'mina, N. A. Intertekst i ego rol' v protsessakh evolyutsii poeticheskogo yazyka. – Ekaterinburg , Omsk, 1999. – 268 s.
7.
Lotman, Yu. M. Analiz poeticheskogo teksta: struktura stikha. – L., 1972. – 271 s.
8.
Markova, V. Ya prinyal smert'-chtob zhila Krasota [Elektronnyi resurs] / Amerikanskaya poeziya v russkikh perevodakh. – Rezhim dostupa: http://www.uspoetry.ru/poem/30
9.
Oliz'ko, N. S. Interdiskursivnost' postmodernistskogo pis'ma (na materiale tvorchestva Dzh. Barta). – Chelyabinsk, 2009. – 162 s.
10.
Rudnev, V. P. Morfologiya real'nosti. Issledovanie po «filosofii teksta». – M., 1996. – 207 s.
11.
Smirnov, I. P. Porozhdenie interteksta. Elementy intertekstual'nogo analiza s primerami iz tvorchestva B. Pasternaka. – SPb., 1995. – 189 s.
12.
Fateeva, N. A. Intertekst v mire tekstov. Kontrapunkt intertekstual'nosti. – M., 2007. – 282 s.
13.
Yampol'skii, M. B. Pamyat' Tireseya. Intertekstual'nost' i kinematograf. – M., 1993. – 464 s.
14.
Beaugrande, R., Dressler, W. Introduction to text linguistics. – Longman., 2013. – 286 p.
15.
Dickinson, E. The Complete Poems of Emily Dickinson. – Boston, Toronto., 1955. – 770 p.
16.
Keats, J. Ode on a Grecian Urn [Elektronnyi resurs] / Poetry Foundation. – Rezhim dostupa: https://www.poetryfoundation.org/poems/44477/ode-on-a-grecian-urn
17.
Koski, L. Sexual Metaphors in Emily Dickinson's Letters to Susan Gilber // The Emily Dickinson Journal Johns Hopkinsyu – Johns Hopkins University Press, 1996. Volume 5. Number 2. – p. 22-63.
18.
Martin, W. The Cambridge Companion to Emily Dickinson. – Cambridge, 2002. – 248 p.
19.
Shakespeare, W. The Phoenix and the Turtle [Elektronnyi resurs] / Poetry Foundation. – Rezhim dostupa: https://www.poetryfoundation.org/poems/45085/the-phoenix-and-the-turtle-56d2246f86c06

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная статья посвящена исследованию интерконтекстуального типа межтекстового взаимодействия. Предметом исследования являются единицы интерконтекстуального и интертекстуального типов межтекстовых отношений. Автор опирается на теорию интертекста (методы интертекстуального и контекстуального анализа), подходы семиотического и семантического анализа, предпереводческий анализ текстовых единиц. Новизна и актуальность исследования видятся в развитии методов контекстуального анализа и методов исследования контекстно-смыслового обмена единиц поэтического текста. Автор описывает виды интертекстуальных отношений. В сопоставлении характеризует интерконтекстуальность. В качестве примера типа межтекстовых отношений автор проводит анализ стихотворения “I died for beauty (Я умерла за красоту)” Э. Дикинсон. В рамках анализа сопоставляются различные переводы и подстрочник, выделяются ключевые семантические текстовые единицы, выстраиваются интертекстуальные взаимосвязи со стихотворениями Дж. Китса и У. Шекспира. Опираясь на интерконтестуальный анализ, автор проецирует образы текстов Дж. Китса и У. Шекспира на стихотворение Э. Дикинсон, тем самым вскрывая новые контекстуальные смыслы анализируемого произведения. Проведенный анализ поэтического текста видится убедительным, представленные выводы – обоснованными. Статья логично выстроена, имеет ясный стиль изложения, выполнена на профессиональном уровне. К некоторой неточности («описке») можно отнести определение: «К функциональным единицам [архитекстуальности] относятся самоцитация и самоаллюзия». Необходимо ввести термин [автотекстуальности]. Библиография соответствует содержанию статьи (в списке представлены источники на иностранных языках). Работа представляет интерес для читательской аудитории. Статья рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"