по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Представления о смерти в каталанской фразеологии
Баканова Анна Валентиновна

кандидат филологических наук

доцент кафедры иберо-романского языкознания МГУ имени М.В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1, оф. 1ГУМ

Bakanova Anna Valentinovna

PhD in Philology

associate professor of the Department of Ibero-Romanic Language Studied at Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1, of. 1GUM

asia_sim@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2019.4.30576

Дата направления статьи автором в редакцию:

19-08-2019


Дата публикации:

16-09-2019


Аннотация.

Статья посвящена исследованию семасиологического, фразеологического и паремиологического аспектов концепта «mort» в каталанском языке в русле лингвокультурологического подхода. Лексема «mort» в каталанском языке используется в различных контекстах для передачи страха перед смертью, общежитейской философии, религиозных ожиданий, ироничного отношения к человеческим слабостям. Каталонцы относятся к смерти как к неизбежному событию; временному пределу; сну; отдыху; налогу, освобождающему человека от земного суда (Pagar tribut a la mort); мучению; горю (dol); сакральному акту. Работа выполнена на материале более двухсот паремий и фразеологизмов, проанализированы словарные дефиниции каталанских лексем с семой «смерть», словообразовательный и синонимический ряды. Многочисленные паремии-эвфемизмы описывают смерть как путешествие и содержат косвенное указание на кладбище или похоронную контору (Anar a son Tril·lo). Отметим также использование лексемы «смерть» для обозначения человека или вещи в высшей степени неприятных, незначительных или неинтересных (Això és una mort), для усиления негативной оценки, для указания на слабовыраженные свойства (colors ben morts). Жители Каталонии не стремятся избегать лексем с семой «смерть» в разговорной речи, что отражает общее ироничное и философское отношение каталонцев к смерти.

Ключевые слова: каталанский язык, фразеология, паремиология, лингвокультурология, концепт, словарная дефиниция, абстрактный субстантив, языковая картина мира, менталитет, эвфемизм

Abstract.

The article is devoted to the analysis of semasiological, phraseological and paroemiological aspects of the 'mort' concept in the Catalan language from the point of view of linguocultural approach. The lexeme 'mort' is used in the Catalon language in different meanings to express the fear of death, philosophical and religious expectations, and ironic attitude to human foibles. Catalans view death as an inescapable event; temporary verge; rest; sleep, tax that free humans from earthly judgement (Pagar tribut a la mort); suffering; grief (dol); sacral action. The research is based on over two hundred of paramias and phraseologial units, analysis of dictionary definitions of Catalan 'death' lexemes, derivational and synonymic rows. Numerous paramia euphemisms describe death as a travel and indirectly relate to grave yard or memorial service (Anar a son Tril·lo). There are also cases when the 'death' lexeme designates extremely unpleasant, insignificant or unattractive humans or items (Això és una mort) to reinforce a negative remark or indicate insufficient qualities (colors ben morts). Catalans do not avoid using death lexemes in their conversation which presents their ironic and philosophical attitude to death. 

Keywords:

Language picture of the world, Abstract noun, Definition, Concept, Ethnolinguistics, Paremiology, Phraseology, Catalan language, Mentality, Euphemism

«Жизнь» и «смерть» можно назвать ключевые словами культуры, мировоззренческими или культурными «концептами». «Один из базовых аспектов мировоззрения человека — отношение к смерти» [9]. Изменение научной парадигмы в лингвистике в сторону антропоцентрического подхода, как известно, поставило внимание к человеку как языковой личности и к языковой картине мире во главу угла, концепт же сделало центральным понятием современной когнитивистики, рассматривающей его как единицу ментального лексикона. Представления о мире в сознании носителей языка хранятся в виде концептов – «дискретных содержательных единиц коллективного сознания, отражающих предмет реального / идеального мира и хранимых в национальной памяти носителей языка в вербально обозначенном виде» [1, c. 12]. Таким образом, «язык в потенциальной форме его концептов – воплощение всей культуры народа» [11, c. 287].

Язык и культура Каталонии, автономной области Испании, представляют особый интерес для исследователя как пример самобытного развития в условиях исторического сосуществования с Испанией и тесного соседства с французской традицией. Отношение каталанского народа к смерти находится в рамках европейских представлений, обусловленных общностью религиозных подходов и культурного опыта. Однако в языковом наследии каждого народа отражаются, помимо общих, специфические черты и мировоззренческие особенности, свойственные национальному характеру. «Развитие культуры нации обусловлено ее отношением к смерти» [12].

В данной статье мы предпримем попытку на примере анализа фразеологических единиц приблизиться к пониманию содержания концепта «mort» в каталанском языке и культуре, описать тот фрагмент национальной картины мира каталонцев, связанный с представлениями о смерти, который нашел свое отражение в устойчивых языковых элементах. Принято считать, что закрепившиеся и воспроизводимые в языке фразеологические единицы проходят долгий путь языкового отбора и, с точки зрения синхронии, обладают семантической целостностью, немотивированностью и экспрессивностью. «Фразеология является свидетельством яркости, красочности языка. Во фразеологизмах находит отражение история народа, своеобразие его культуры и быта. Образы, заложенные в ФЕ, служат отражением национальной самобытности народа, и поэтому фразеологизмы часто носят ярко национальный характер» [4]. Лингвокультурологический подход, кроме того, предполагает обращение к данным лексикографии, к анализу системы словарных дефиниций, что позволяет увидеть слово в совокупности его свойств. Анализ словарных дефиниций лексемы «mort» и зафиксированных в словарях каталанского языка примеров позволяет выявить информацию об общеизвестных компонентах содержания данного абстрактного имени, о наивном знании и традиционных представлениях, стоящих за ним. Глагольная и атрибутивная сочетаемость субстантива «mort» позволяет выявить материальные, вещные, коннотации данного абстрактного существительного в определенном контексте, которые затем воспроизводятся в языковых единицах более сложного уровня – фразеологизмах и паремиях.

Необходимо также учитывать ассоциативные компоненты и эмоциональные коннотации явления, передаваемого данной лексемой, нашедшие свое отражение в ее синтагматике. «Основой объективного описания парадигматики абстрактного имени как единицы, совмещающей в себе логическое и сублогическое содержание, становится его синтагматика в полном объеме: свободная и несвободная узуальная сочетаемость, отражающая как семантические, так и прагматические особенности имени, обусловленные его ассоциативным и аксиологическим потенциалом, а инструментом такого описания служит концептуальный анализ» [16, c. 306-307].

«Смерть» является по характеру обозначаемой действительности культурно значимым абстрактным субстантивом, описать национальные особенности функционирования и восприятия которого языковым коллективом представляется достаточно сложной задачей, выходящей за пределы строго лингвистического исследования. «Абстрактные имена — это особого рода артефакты: они предметы духовной культуры (если термин “культура” понимать широко), то есть такой информации об опыте социума, которая закодирована не в генах, а в символах. Они духовные предметы, и ими дух измеряет действительность» [16, c. 75].

Концепты «жизнь» и «смерть» представляются наиболее экзистенциально значимыми среди других концептов-абсолютов. Их можно отнести к базовым ментальным сущностям, характеризующимся своей универсальностью и стабильностью, принадлежностью «универсальному алфавиту человеческой мысли» [2, c. 19]. Такие их качества как абстрактность и типичность для большинства мировых языков, допускают формирование на их основе других, менее универсальных, элементов концептуальной системы человека.

Исследователи отмечают, что понятия «смерть» и «жизнь» в русской картине мире являются антонимичными, делящими между собой семантическое пространство «существование биологического организма». Однако подобная семантическая симметрия не делает их равнозначными с точки зрения прагматики, поскольку разным является опыт их субъективного переживания. Иными словами, если рассматривать «смерть» в когнитивном аспекте, то приходится признать, что в этом случае невозможно опираться на собственный опыт, что не мешает, однако, наблюдать и описывать чужую смерть. «Сфера смерти для человека остается недоступной. Смерть как предмет исследования не может быть постигнута с помощью чувственного опыта, она фиксируется лишь косвенно, через земные параметры, как отсутствие признаков жизни. Невозможность выявить четкий критерий смерти и постичь сущность самого явления связана с исключением из цепочки «смерть — познание» человека, выступающего одновременно и как объект исследования (поскольку речь идет, прежде всего, о жизни и смерти человека), и как субъект-интерпретатор» [12].

В диссертационных сочинениях и статьях, посвященных исследованию концептов «жизнь» и «смерть» в русском языке (Хо Сон Тэ, Новикова Н. А., Глотова Е. А., Примак Е. А.), делаются выводы, с одной стороны, о противопоставлении данных понятий в народном сознании, с другой стороны об их неразрывной связи. «Жизнь и смерть в обыденном сознании рядовой личности находятся в жесткой оппозиции по отношению друг к другу. Такое повседневно-экзистенциональное сознание, основанное на четком противопоставлении жизни – смерти, точно так же, как добра – злу, истины – лжи, Бога – дьяволу, красоты – уродству и т. д., отображает классическую, антиномично-рельефную, идеологически однозначную метрику мышления. Вместе с тем, жизнь вбирает в себя практически все перечисленные оппозиции, и, следовательно, между ней и смертью существуют более сложные отношения» [12].

С одной стороны, представления о жизни подпитываются непосредственным опытом и оказываются более детальными и обоснованными. С другой стороны, недоступность физического опыта в отношении загадки собственной смерти порождает гораздо более интересный клубок представлений, увлекающий в мир подсознания и мифологем. «Метафорическая структурация концепта «смерть» в паремиях сложнее, чем концепта «жизнь», и это связано с перифрастическим выражением имени «смерть» ввиду его табуированности, объясняемой страхом перед смертью, который в структуре значения паремий и фразеологизмов может быть и имплицитен и эксплицитен» [15].

Каталанские исследователи рассматривают «смерть» в своих работах с точки зрения философии, психологии и социологии. Наиболее интересными в этой области можно назвать работы Жуана Карлеса Мелика (Joan Carles Mèlich ): «Situacions límit i educació» (1989) – книга, основанная на теории немецкого экзистенциалиста Карла Ясперса; «Pedagogia de la finitud» (1987); «Filosofia de la finitud» (2002). Также отметим работы исследовательницы Консепсьо Пок (Concepció Poch ), автора «De la vida i de la mort: reflexions i propostes per a educadors i pares», «La muerte y el duelo en el contexto educativo», «Catorce cartas a la muerte» и «La muerte nunca falla. Un doloroso descubrimiento».

На материале испанского языка и в сопоставительном ключе отметим несколько работ отечественных исследователей, в частности, статью М. С. Степанова «О проблеме исследования концепта «смерть» в современном русском и испанском языках», в которой автор пишет: «Как показывает исследование М. Санчес Пуиг, Ю. Н. Караулова и Черкасовой Г. А. наиболее частотными ассоциациями, возникающими у носителей русской и испанской лингвокультур, выступают следующие понятия русского языка – «жизнь, «горе», «конец», «гроб», «страх», «плохо», «ужас»; для испанского языка – «fin», «vida», «miedo, «final», «negro», «tristeza», «ataúd». Не считая понятия «жизнь», которое, несомненно, представляет собой оппозицию смерти в сознании респондентов, все остальные наиболее частотные ассоциации имеют явно негативную окраску» [14].

Словарь Gran diccionari de la llengua catalana [23] дает следующие определения существительному «mort», этимологически восходящему к латинскому mŏrs, mŏrtis . С физиологической точки зрения, это «сessació de la vida», что соответствует первому значению «Толкового словаря русского языка» С. И. Ожегова» [13] – «прекращение жизнедеятельности организма». Прекращение жизнедеятельности, в свою очередь, может протекать по-разному, что находит отражение в языке. Словосочетание «bona mort» обозначает «mort ocorreguda d’una manera plàcida i, especialment, estant en gràcia de Déu», т. е. легкую смерть, («быструю, спокойную, без страданий» в словаре В. И. Даля [6]), которая оценивается каталонцами как наиболее желанный итог жизни. Выражение «mort natural» используется, когда смерть происходит по естественным причинам вследствие старости и является более-менее ожидаемым финалом (ср. в русском языке «отжить свое», «кончить свои дни», в словаре В. И. Даля «умереть своею смертью, природною, отжив, одряхлев»). Своего рода антонимичным можно считать выражение «mort sobtada» («внезапная смерть»), т.е. смерть как результат неожиданных болезней, травм и иных опасностей извне. Подобная сема нашла широкое отражение в русской фразеологии: «удар хватил»; «кондратий пришиб». О насильственной смерти, в каталанском языке «mort violenta», говорится в следующих русских фразеологизмах в словаре В. И. Даля: «насильственой, быть убиту, отравлену и пр. случайной, несчастной, от случая, приключения, напр. Утонуть».

Для обозначения смерти как конца жизни в каталанском языке используется множество эвфемизмов. Человеческая жизнь воспринимается как определенный временной отрезок, у которого имеется начало и конец. «Acabar els dies» – эвфемизм со значением «закончить дни свои». Отношение к смерти как к закономерному финалу земной жизни нашло отражение во многих фразеологических единицах и в русском языке: «дни сочтены», «отжить свое», «до конца дней», «кончить свой век», «тут и конец пришел», «весь вышел». Каталанский глагол «acabar», как мы увидим далее, чрезвычайно частотен во фразеологических единицах каталанского языка, например: «Acabar amb el pijama de fusta», «Acabar els alens», «Acabar els torrons», «Acabar-se la candela» и другие. Интересен в этой связи используемый в каталанском языке образ «pijama de fusta», который можно сравнить с верхней одеждой из дерева в русских выражениях «Старые кости по деревянному тулупу тоскуют» или «надеть деревянный бушлат».

Действие, совершаемое с завидным упорством, «до последнего» – «amb constància perpètua, perseverant fins a la fi», – называется «fins a la mort», что по смыслу соответствует русскому «стоять насмерть», но употребляется не только в контексте военных действий. В переносном значении «mort» может употребляться для указания на прекращение, замирание, какой-либо деятельности, предпринимательской, торговой: «Això serà la mort del comerç». Словосочетание «mort civil» означает «privació dels drets civils i polítics que imposa la llei a una persona» – «лишение гражданских прав», –т. е. «смерть» человека как гражданина. В ироничном контексте говорят «semblar que vagi (algú) a cercar / buscar) la mort», что означает «делать что-либо долго, медленно» и соответствует русскому «как за смертью посылать». Про того, кто не может двинуться с места и сидит неподвижно от страха, говорят «fer mort i vida (en un lloc)» – «не жив ни мертв».

Пограничное состояние «между жизнью и смертью» так же, как и в русском языке, называется «entre la vida i la mort». Находиться в состоянии, которое можно обозначить, фигурально выражаясь, «на пороге смерти» – «a les portes de la mort», означает скорую смерть, близость «смертного часа» – «molt pròxim a morir», как в примере: «L’avi, tan vell, és a les portes de la mort». Сравним в словаре В. И. Даля: «Промеж жизни и смерти. Прежде смерти не умереть. Смерть за порогом. Смерть на носу». Граница между «жизнью» и «смертью» часто представляется в каталанском языке в виде двери в потусторонний, загробный мир. Говоря о тех, кто находится в ситуации ожидания неминуемой смерти, используют метафорическое выражение «amb la mort a la gola», что можно передать в русском языке как «смерть стучится в окно / дверь», «смотреть смерти в лицо / в глаза». Идея неминуемого перехода в иной мир передается выражением «Tenir (algú) un peu a la fossa / a la tomba» («быть одной ногой в могиле»).

В профессиональных социолектах «mort» приобретает целый ряд синонимов и дополнительных коннотаций. В биологии и медицине для обозначения мертвого тела использует термин «cadàver». С юридической точки зрения, смерть может быть «homicidi», т.е. насильственное лишение жизни. Выражение «condemnar a mort» соответствует русскому «приговорить к смертной казни, вынести смертный приговор». В каталанской военной лексике отметим следующие устойчивые словосочетания со словом «mort»: «combat a mort» («смертельный бой») и «ferit de mort» («смертельно раненый»). Отметим, однако, что в русской наивной картине мира смерть в бою считается очень почетной, поэтому в русском языке встречается гораздо больше фразеологических единиц данного поля: «положить жизнь»; «пасть смертью храбрых»; «стоять насмерть» и т. д.

Отглагольные словосочетания с лексемой «mort» представлены в каталанском языке следующими единицами: активное «donar mort» («причинить смерть, убить») и пассивное «rebre mort». Выражение «sofrir mort i passió / sofrir mil morts» употребляется в переносном значении «sofrir molt», иными словами, смерть выступает в этом контексте как синоним страдания, вызывающего страх, сравним в русском языке: «Со смертью шутки плохи»; «Живой смерти боится». Фразеологизм «tornar de mort a vida» соответствует русскому «вернуться к жизни» и может употребляться в контекстах чудесного излечения или избавления от опасности. Идея «возвращения» связана с восприятием смерти как состояния, в которое переходит человек, когда его жизнь заканчивается.

В религиозном сознании переход в иной мир расценивается как движение к Богу: «donar / lliurar / retre l'ànima a Déu», «tocar les barbes del Pare Etern», «passar / anar a l'altra /millor vida» и «pujar-se'n al cel / volar al cel», сравним в русском языке: «отдать Богу душу», «переселиться в лучший мир», «отойти к лучшей жизни». Однако в отвлечении от религиозной доктрины, для простого смертного сама смерть и жизнь после смерти не воспринимаются достаточно осязаемыми и понятными. Отсюда столь радостным кажется момент «возвращения».

Отдельно рассмотрим некоторые каталанские разговорные выражения с лексемой «mort», которые не имеют аналогов в русском языке. Например, «de mala mort» говорят про непопулярные или пустующие заведения, рестораны: «És un bar de mala mort: no hi ha mai ningú». Определение «de mort» означает «que produeix greu trastorn» как в контексте: «La notícia li ha causat un disgust de mort», что можно частично сопоставить со значением прилагательного «смертельный» в словосочетании «смертельная обида». В переносном значении «mort» в каталанском языке употребляется для описания какой-либо ситуации в высшей степени неприятной и невыносимой: «Això és una mort».

Прилагательное mort, morta используется для обозначения мертвого человека, его тела. Зачастую данную лексему можно встретить в переносном значении. Выражение «com si fos mort (algú per a un altre)» соответствует русскому «для меня он умер», т. е. этот человек ничего не значит, «пустое место». Выражение «riure’s del mort i del qui el vetlla» означает, что человек готов смеяться над всем, для него нет ничего святого, ведь грешно смеяться над смертью человека и горем его родственников, таким образом, смерть как бы обретает некий сакральный смысл.

В переносном значении лексема «mort» используется по отношению к уставшему человеку или испытывающему острую потребность в чем-либо – умирать от усталости, от голода «estar (mig) mort / més mort que viu: «Fa moltes hores que no menjo i estic mort de gana», «Arriben morts d’escola». Также «estar mort», умирать, можно от любви. «Deixar / haver / restar / quedar mort» говорят в ситуации, когда человек неожиданно испытывает сильные неприятные эмоции: «L’arribada d’en Josep, que no esperava, el va deixar mort». В русском языке можно встретить подобное значение в контексте «это известие меня просто убило», где глагол «убить» выступает синонимом «огорошить», «поразить».

Интересными представляются некоторые разговорные, зачастую непривычные русскоговорящим, употребления лексемы «mort», например, применительно к неважному, ничего не значащему, мешающему всем человеку или вещи: «És un mort, no es treu la feina dels dits». Разговорным считается употребление «carregar / endossar el mort (a algú)», которое означает «кинуть подлянку, висяк кому-то». «Ben mort» в переносном значении может относиться также к чему-то, лишенному жизни, силы, чувства, например: «Duia un vestit de colors ben morts», где с помощью прилагательного «mort» подчеркивается отсутствие яркости у ткани.

Обратимся к анализу однокоренных лексем. Понятие «смертность» как «бренность человеческого бытия» и как «массовая гибель населения» передается в каталанском языке словом «mortaldat», которое вступает в синонимические отношения с лексемами «estrall», «dany», «mal» с общим значением «ущерб», «потеря», «горе», а в контексте военных действий – с лексемами «carnatge», «carnisseria», «destrossa», «hecatombe», «matança», «degolladissa» в значении «разруха», «резня», «гибель». Таким образом, устанавливается непосредственная связь смерти со злом, горем, разрушением и войной. Однокоренное существительное женского рода «mortalla», синоним «sudari» имеет значение «саван», «плащаница», указывает на посмертное одеяние. Глагол «mortificar» имеет несколько значений, в которых заключена религиозная идея самоистязания, умерщвления плоти, а также медицинская – отмирания частей тела. Данные лексемы подчеркивают идею мученичества и страдания, связанного со смертью. В переносном значении данный глагол означает «сильным образом докучать, мешать кому-либо», например, своими чувствами, или сознательно причинять кому-либо мучения: «El mortificava encarregant-li les tasques més dures». В этом значении синонимичными будут глаголы «vexar», «humiliar», «enutjar», «incomodar», «empipar». Идею распада, разложения передает и однокоренная лексема «mortificació» (синонимы «maceració», «deixuplina»), которая во втором значении может так же относиться к унижению, уничижительному отношению, обиде, поруганию, действию, характеризуемому прилагательным «mortificador, -ra» и его синонимами «burxó», «porfidiós», «burxeta», «fastiguejador», «empipador», сравним с русским «смертельная обида», «смертельное оскорбление». Прилагательные «morter» и «mortífer» характеризуют непереносимое физическое страдание, муку, могущую стать причиной смерти, привести к летальному исходу («funest», «mortal», «letal»).

Существительное «mort» имеет целый ряд синонимов в каталанском языке: baixa, cadàver, víctima, decés, defunció, expiació, traspàs, trànsit, òbit, crim, homicidi, matança, destrucció, extermini, anihilament. «Лексическое значение слова как явление, детерминированное не только внеязыковой реальностью, но и собственно языковой — лексико-семантической системой, устанавливается на фоне его отношения к ближайшим семантическим "соседям'' в системе» [16, c. 275]. Существительные «traspàs», «trànsit» подчеркивают идею перехода в иную форму существования, мысль, что человек – лишь странник, ненадолго пришедший в этот мир. Об идее физического разрушения, распада, говорят лексемы «destrucció», «anihilament» и «extermini». Существительные «expiació» и «víctima» часто употребляются в религиозном контексте и привносят значение жертвенности, искупления грехов через смерть. Лексема «matança» обладает семантикой массовости и жестокости применительно к человеку, но традиционно употребляется также для обозначения забоя свиней в контексте ежегодного празднования дня Святого Мартина (Sant Mart í ) 11 ноября.

Синонимами лексемы «mort» как прилагательного считаются следующие единицы: difunt, malaguanyat, finat, interfecte, occit, extenuat, baldat, cansat, fatigat, exhaust. Каталанские лексикографы уточняют, что лексемы «extenuat», «baldat», «cansat», «fatigat», «exhaust» употребляются в гиперболизированном значении для указания на умершего человека как в высшей степени уставшего от жизни или находящегося в состоянии покоя или сна, что можно сравнить с русским «покойник», «усопший». Лексема «malaguanyat» подчеркивает ощущение несчастья, обычно связанное с преждевременной утратой: «Malaguanyat xicot: tant que prometia!».

Лексема «mort» и ее лексические корреляты входят в каталанском языке в целую группу пословиц и поговорок, которые передают житейскую мудрость. Например, выражение «Al gos mort, treu-lo del hort» употребляется со значением «les solucions dràstiques o desproporcionades acaben amb el problema», т. е. речь идет о том, что принятие кардинальных решений способно решить любую проблему. Выражение «Al torrapà, la fam el va matar» употребляется в ситуации, когда человек не способен воспользоваться благоприятной ситуацией. Как насмешка над трусостью звучит выражение «A qui es mor de por, li fan la sepultura de cagallons». Чревоугодие является поводом для иронии в следующих поговорках: «Amb escudella i bon vi, no tinguis por de morir», «Amb pa, no es mor ningú de gana», «Amb sopes d'all i vi no et faci por el morir». Некоторые поговорки иронизируют и насмехаются над человеческой слабостью к стяжательству: «A la fossa faràs cap amb vestit sense butxaques», ведь богатство с собой в могилу не унесешь. Фразеологизм «A rei mort, rei nou» подчеркивает, что на этом свете незаменимых людей нет, «Сегодня – царь, завтра – прах». Над внешним видом высокопоставленных особ насмехается поговорка «Al rei i al porc, l'afaiten després de mort», в которой уравнивается положение короля и обыкновенной свиньи после смерти.

Философское отношение к жизни с позиции неотвратимости смерти отражается в паремии: «Ambicionant bens i aguantant mals, passen la vida els mortals», ведь «Amb la mort tot s'acaba», со смертью все кончается (сравним в русском языке: «Тяни лямку, пока не выкопали ямку»; «Жить надейся, а умирать готовься»). Мысль о том, что не стоит искать смерти, ведь от судьбы не уйдешь, передается паремией «A la mort ni témer-la ni buscar-la, hi ha que esperar-la», что означает «la importància de l’acte de morir lleva tota importància a qualsevol altra cosa de la vida». Иными словами, человек через смерть искупает все свои прегрешения и становится недоступным для суда земного, готовясь предстать пред Высшим судом, как в русской традиции «о покойнике либо хорошо, либо ничего».

Паремия «A casa del mort cadascú plora el seu dol» имеет значение «una manera de dir que tots hem perdut alguna persona estimada», т.е. у каждого внутри своя боль. Лексема «dol» (в первом значении «aflicció causada per la mort d’una persona estimada o, en general, per una gran desgràcia») часто употребляется в каталанском языке для того, чтобы охарактеризовать особый вид страдания, связанного со смертью, и чувства родственников, потерявших близкого человека, например: «Mai no havíem vist un dol com el d’aquells xicots en morir llur germà» или «Les freqüents inundacions són causa de gran dol».

Выражение «A moro mort, gran llançada» означает «quan una cosa ja no té remei, no cal anar-hi amb contemplacions», с общим смыслом «поздно что-либо исправить». Поговорки «A morts i anats, records passats» и «A morts ja anats, amics acabats» подтверждают, что обычно мало кому есть дело до тех, кто отсутствует или кого долгое время нет рядом. Близкое по значению выражение «A qui es mor, l'enterren» предлагает не беспокоиться о том, что осталось в прошлом – «no cal preocupar-se d'aquelles persones o coses que han perdut la seva activitat o eficàcia». Отношение к похоронам (глагол «enterrar»), таким образом, оказывается двояким, с одной стороны, близкие стремятся отдать дань уважения покойному, с другой стороны, обезопасить живых от его возможного влияния с того света, т.е. отгородиться, закрыть за усопшим «дверь» с помощью правильно проведенного ритуала.

Часть каталанских пословиц и поговорок о смерти связана с годовым жизненным циклом. Неблагоприятными с точки зрения болезней и смерти считаются месяц январь («Al gener, hi perd el metge i hi guanya el fosser») и месяц март («Abelles i bestiar boví, pel març se sol morir»). Врачи характеризуются как далеко не всегда качественно борющиеся за жизнь больных людей специалисты и становятся героями сразу нескольких выражений: «Allò que el metge erra, ho podreix la terra», «Allò que el metge esguerra, ho arregla / ho tapa la terra». И если в русском языке «Горбатого могила исправит», то в каталанском «ошибки врача могила исправит».

Многочисленная группа фразеологических единиц содержит глагол «acabar» и указание на конкретное место (в зависимости от области), где люди «заканчивают свой земной путь»: «Acabar en Beniali» (Beniali поселение в области Camp del T ú ria , где находится кладбище). Все они обладают общим значением «умереть»: «Acabar a la Doma» (Garriga ), «Acabar al Ramassà» (Granollers ), «Acabar al Saiol» (Moià ). В этих примерах можно увидеть наложение двух трактовок смерти у каталонцев. Во-первых, отметим глубинный слой, общечеловеческий, для которого характерно восприятие жизни как ограниченного временного периода, имеющего свой предел («darrer» переводится как «последний»): «arribar al darrer son», «аrribar la darrera hora» («пришел последний час»), «tindre els dies complits» («дни сочтены»); «exhalar el darrer / l'últim sospir» («последний вздох»), что нашло свое отражение во многих культурах, например, в русской: «кончить дни свои», «отжить свое», «кончать свой век» и так далее. Во-вторых, очевиден более бытовой сниженный подход, когда смерть сравнивается с путешествием по знакомым близлежащим местам (обычно упоминаются живописные окрестности кладбища) или с походом в гости, где в качестве хозяев выступают служащие похоронных бюро. Подобные примеры имеются и в русской традиции. «Некоторые фразеологизмы даже определяют конкретное место, где жизненный путь человека заканчивается: например, отправиться в Могилевскую губернию. Для жителей Омской области этим пунктом является село Моховое, о чем говорит бытующий в русских старожильческих говорах Среднего Прииртышья оборот со значением «умирать» – на Моховое идти» [5]. Но гораздо более они распространены именно на каталанской территории, где практически в каждом населенном пункте можно встретить подобное выражение. Сюда же можно отнести многочисленные конструкции с глаголом «anar»: «Anar a Ca l'Encarnat» – дом, где жила семья, занимавшаяся похоронным делом (Granollers )», «Anar a Cal Guimerri» (Celr à ); «Anar a Cal Montfar» – дом владельца земли, где находилось кладбище (Montblanc ); «Anar a Cal Saio» (El Prat de Llobregat ); «Anar a Cal Tamborino» (La Seu d ' Urgell ); «Anar a Cal Trencalòs» (Badalona ); «Anar a Can Buac» (Pont de Molins ); «Anar a Can Catarra» (Alella ); «Anar a Can Cirera» (Tiana ); «Anar a Can Graells» (Sant Cugat del Vall è s ), «Anar a la carretera de Puigcerdà» (La Seu d ' Urgell ); «Anar a son Tril·lo» название старого кладбища на Майорке – и многие другие.

Помимо рассмотренных примеров в каталанском языке существует распространенная группа фразеологизмов с глаголом «anar», которые не содержат указания на конкретное место, связанное с кладбищем, а содержат лишь общие ассоциации со смертью, переходом в иной мир и процессом похорон: «anar / anar-se'n al clot», «anar a fer malves», «anar a l'altre barri», «anar a l'ombra dels xiprers», «anar a la casa del Pare», «anar a plegar», «anar a sopar amb el Pare etern / amb el pare sant», «anar al pot», «anar al sequer», «anar al sot», «anar / eixir amb els peus per davant». Похожие выражения встречаются также с глаголом «anar-se’n», добавляющим сему «безвозвратного ухода»: «anar-se'n a l'arxiu», «anar-se'n al calaix» (ср. русское «сыграть в ящик»), «anar-se'n al cel», «anar-se'n al cial de les panses», «anar-se'n del món». «Интересен и тот факт, что компонентом многих фразеологизмов со значением «умереть» являются глаголы движения: за гришу таратухина идти; идти на музорад; на вечну фатеру итить; на моховое идти; в доски войти; уходить (уйти) в мир иной; уходить в лучший мир; отправиться на тот свет; ушел из жизни; откуда пришли, туда и уйдем; Пришли из земли в землю и ляжем и т. п., а с движением непосредственным образом связано всеобщее развитие и сама жизнь от рождения до смерти» [5]. В качестве эвфемизмов, синонимичных глаголу «morir», также используются выражения с глаголами «abandonar», «deixar»: «abandonar el cos»; «abandonar el món»; «deixar-hi els ossos»; «deixar-hi la pell», которые передают идею ухода из жизни, и с глаголами «tornar» и «donar», напоминающими о бренности человеческого существования: «tornar a la pols», «tornar la carn a la terra», «donar de menjar als cucs».

Смерть во многих культурах связывается также со сном, непробудным, вечным, а умерший человек – с заснувшим, отсюда и «усопший» в русском языке и большое количество фразеологизмов: «почить вечным сном»; «спать могильным сном» и другие. Как и сон, смерть ассоциируется с состоянием покоя. В каталанском языке близкими по значению можно назвать выражения с глаголами «descansar» и «adormir-se»: «descansar en pau», «аdormir-se en el Senyor / en la pau del Senyor», «аdormir-se en la mort».

О связи смерти со сном говорят также выражения со значением «закрыть глаза» с лексемой «ulls»: «аclucar els ulls» и «tancar els ulls». Если продолжить тему использования в каталанских эвфемизмах о смерти лексем, относящихся к различным частям тела, то, помимо лексемы «ulls», следует упомянуть также лексему «peus / cames» – «ноги». В русском языке можно встретить целый ряд выражений, напрямую или косвенно упоминающих эту часть тела, например: «откинуть копыта», «протянуть ноги», что имеет аналог в каталанском языке: «estirar la pota /la cama». Интересны в этой связи выражения с глаголом «batre»: «batre els peus» / «batre les cames», а также «batre l'ala» и «batre les ferradures» (дословно «откинуть подковы»).

Многочисленную группу составляют фразеологизмы с глаголом «fer», который, как известно, в каталанском языке считается многофункциональным: «fer atots», «fer coll de figa algú», «fer el darrer / l'últim badall», «fer el darrer alè», «fer l'ànec», «fer la pell». Отдельно следует обратить внимание на фразеологические единицы «fer el darrer / l'últim badall», «fer el darrer alè» и подобные им, в которых упоминается лексема «alè» и ее синонимы, ведь считается, что именно отсутствие дыхания и есть первый признак смерти, как говорят русские: «при последнем издыхании»; «испустить последний вздох». «Отсюда и мифологемы «душа», «дух», употребляющиеся как синонимы: отдать дух – отдать душу» [5].

Не столь многочисленные, но распространенные группы составляют выражения с глаголами «estar» и «quedar», с первым – с общим значением «находиться на пороге смерти», а со вторым – со значением «кто перешагнул порог смерти, тот там и остался»: «estar a punt de lliurar / entregar l'ànima a Déu»; «estar combregador» (в значении «estar per morir»); «estar en en el darrer badall»; «quedar-se fred»; «quedar-se sec»; «quedar -s'hi». Отдельно интересно упомянуть фразеологизмы с глаголом «pagar» – «платить»: «pagar amb la pell» и «pagar tribut a la mort». На их примере можно сделать вывод о том, что смерть в глазах каталонцев может принимать обличье ревизора, которому каждый платит тем, что прощается с жизнью.

Итак, на примере рассмотренных единиц можно сделать вывод о том, что во фразеологизмах и паремиях каталанского языка лексема «mort» встречается в самых разных контекстах, как для передачи традиционного страха и почтительности перед лицом смерти, так и для передачи общежитейской философии или ироничного отношения к различным человеческим слабостям: чревоугодию, трусости, стяжательству, самолюбованию. К общим местам можно отнести отношение каталонцев к смерти как к неизбежному событию, которое является логичным завершением жизненного пути, неким временным пределом. Страх перед смертью проявляется, с одной стороны, в использовании многочисленных эвфемизмов, с другой стороны – в попытках ироничного отношения к гибели физического тела, в-третьих – в надеждах на бессмертие души. Сама смерть предстает в каталанской фразеологии зачастую опосредованно, через описание похоронного обряда или метафоризацию внешних проявлений. Можно встретить сравнение смерти со сном, отдыхом и покоем, ведь смерть освобождает человека от жизненных невзгод и земного суда. Перед лицом смерти все равны, и отрицать данный факт – значит стать объектом насмешки.

В отличие от русского отношения к смерти каталонцы не противопоставляют смерть жизни как нечто сугубо отрицательное, холодное, злое, мрачное. Примеров персонификации смерти в каталанской фразеологии и паремиологии нам не встретилось, в отличие от русской картины мира. Отношение к смерти как к подвигу, готовность пожертвовать жизнью ради кого-либо или высокой идеи также не характерны для каталанского национального характера, можно отметить, что отношение к тем, кто ищет смерть, скорее негативное, ведь смерть и так воспринимается как неизбежный долг, который придется заплатить каждому.

В качестве отличительных черт отношения каталонцев к смерти, нашедших отражение во фразеологии, отметим следующие. Во-первых, многочисленные паремии, описывающие смерть как путешествие покойного (с глаголом «anar») по окрестностям, заканчивающееся («acabar») на кладбище, о чем имеется лишь косвенный намек. Всего схожих эвфемизмов в разных уголках Каталонии насчитывают порядка пятидесяти, и это далеко не полный список. Во всех подобных примерах имеется отсылка к месту, которое исторически так или иначе связано с кладбищем или с людьми, занимавшимися похоронным делом. Иногда связь эта представляется довольно случайной и непредсказуемой, как, например, в «Anar a veure en trompeta» (Ciutadella ), где упоминается дудочка у ангела в сцене страшного суда на воротах кладбища или «Anar cap al solei» (Súria i Gironella ), где речь идет о солнечном месте, на котором расположено кладбище.

Во-вторых, отметим использование лексемы «смерть» для обозначения чего-либо в высшей степени неприятного, скучного («Això és una mort») или неинтересного, не пользующегося успехом («És un bar de mala mort»). Также лексема «mort» используется в разговорной речи для усиления негативной оценки или указания на слабо выраженные свойства предмета. В этом каталонцы близки с испанцами. «На сегодняшний день ассоциативные оценочные характеристики, связанные изначально с понятием «смерть» и с сознанием смерти, охватывают все сферы жизни и любые дискурсы в рамках рассматриваемых лингвокультур. Фактически, любое событие, имеющее некоторую негативную окраску, в своем пределе мыслится носителем испанского и русского языков как нечто, подобное смерти – его боятся, из-за него печалятся, его считают конечным, ужасным» [14].

В целом, можно сделать вывод о том, что в каталанском языке происходит взаимопроникновение разговорного языка и лексического поля «mort». Иными словами, в отличие от русских (например, суеверие употреблять «крайний» вместо «последний»), в своей речи каталонцы не стремятся избегать единиц с семой «смерть». В каталанских паремиях и фразеологизмах о смерти, в свою очередь, можно встретить много сниженных и бытовых образов, что говорит о весьма ироничном отношении или попытке побороть страх через смех. Одновременно с этим в каталанской фразеологии фиксируется отношение к смерти как к сакральному акту, смеяться над которым приравнивается к святотатству. Интересно, что через концепт «смерть» у каталонцев реализуется также негативная оценка работы врачей и неблагоприятных условий для жизни в течение календарного года. Пограничное состояние между жизнью и смертью считается особо драматичным и торжественным моментом, когда родственники и близкие готовятся испытать непереносимое страдание от тяжелой утраты – «dol», несмотря на религиозное представление о смерти как встречи с Всевышним и переходе в лучший мир.

Представления о смерти у разных народов имеют схожие черты, обусловленные общностью культурно-исторического и религиозного развития, и, в то же время, обладают индивидуальными особенностями, которые находят отражение в устойчивых выражениях в языке, в области фразеологии, паремиологии и афористики. Подход к изучению концептов в сопоставительном межъязыковом ключе позволяет приблизиться к пониманию разницы национальных менталитетов и традиций.

Библиография
1.
Бабушкин А. П. Типы концептов в лексико-фразеологической семантике языка. – Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 1996. – 103 с.
2.
Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов, М.: Языки славянской культуры, 2001. — 288 с.
3.
Воркачев С. Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт. Становление антропоцентрической парадигмы в языкознании [Текст] / С. Г. Воркачев // НДВШ. Филологические науки. 2001. № 1. С. 64
4.
Ганиева Ф. Ф. Фразеологические единицы как объект исследования в трудах отечественных исследователей // Lingua mobilis № 1(52), 2015. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/frazeologicheskie-edinitsy-kak-obekt-issledovaniya-v-trudah-otechestvennyh-issledovateley
5.
Глотова Е. А., Примак Е. А. Представления о смерти в русской фразеологии и паремиологии // Журнал Вестник Омского государственного педагогического университета. Гуманитарные исследования, 2013. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/predstavleniya-o-smerti-v-russkoy-frazeologii-i-paremiologii
6.
Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка http://slovardalja.net/word.php?wordid=38153
7.
Иванова С. В., Чанышева З. З. Лингвокультурология: проблемы, поиски, решения: Монография. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2010. – 366 с.
8.
Капица Ф. С. Традиционные славянские верования, праздники и ритуалы М.: Флинта, 2000. – 296 с.
9.
Колкова Н. А. Русская погребальная паремиология и фразеология в лингвокогнитивном аспекте: смерть как сценарий ухода URL: https://cyberleninka.ru/article/n/russkaya-pogrebalnaya-paremiologiya-i-frazeologiya-v-lingvokognitivnom-aspekte-smert-kak-stsenariy-uhoda
10.
Кубрякова Е. С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части и речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира. М.: Языки славянской культуры, 2004. — 560 c.
11.
Лихачёв Д. С. Концептосфера русского языка // Русская словесность: Антология. М.: Academia, 1997. С. 28-37
12.
Новикова Н. А. Концептуальная диада "жизнь-смерть" и ее языковое воплощение в русской фразеологии, паремиологии и афористике, 2003. URL: http://cheloveknauka.com/kontseptualnaya-diada-zhizn-smert-i-ee-yazykovoe-voploschenie-v-russkoy-frazeologii-paremiologii-i-aforistike
13.
Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 2002.
14.
Степанов М. С. О проблеме исследования концепта «смерть» в современном русском и испанском языках URL: https://cyberleninka.ru/article/n/o-probleme-issledovaniya-kontsepta-smert-v-sovremennom-russkom-i-ispanskom-yazykah
15.
Хо Сон Тэ Концепты ЖИЗНЬ и СМЕРТЬ в русском языке: На материале фразеологизмов и паремий, 2001. URL: http://www.dissercat.com/content/kontsepty-zhizn-i-smert-v-russkom-yazyke-na-materiale-frazeologizmov-i-paremii#ixzz5do8layi7
16.
Чернейко Л. О. Лингво-философский словарь абстрактного имени М., 1997. – 319 с.
17.
https://www.uv.es/cinemag/didacticapantalla/cortina.pdf
18.
http://elrefranyer.com/tema/la-mort-30
19.
http://www.refranysmesusuals.cat/
20.
https://vpamies.dites.cat/2010/10/lantitop-dels-refranys-catalans-1485.html
21.
APADRINA UNA FRASE FETA Recull de locucions, frases fetes i refranys. URL: https://www.cpnl.cat/media/upload/arxius/Bocinsdellenguasantboi/apadrinafrasefeta2010.pdf
22.
http://tematic.dites.cat/2018/
23.
Gran diccionari de la llengua catalana URL: https://www.enciclopedia.cat/obra/diccionaris/gran-diccionari-de-la-llengua-catalana
References (transliterated)
1.
Babushkin A. P. Tipy kontseptov v leksiko-frazeologicheskoi semantike yazyka. – Voronezh: Izd-vo Voronezh. gos. un-ta, 1996. – 103 s.
2.
Vezhbitskaya A. Ponimanie kul'tur cherez posredstvo klyuchevykh slov, M.: Yazyki slavyanskoi kul'tury, 2001. — 288 s.
3.
Vorkachev S. G. Lingvokul'turologiya, yazykovaya lichnost', kontsept. Stanovlenie antropotsentricheskoi paradigmy v yazykoznanii [Tekst] / S. G. Vorkachev // NDVSh. Filologicheskie nauki. 2001. № 1. S. 64
4.
Ganieva F. F. Frazeologicheskie edinitsy kak ob''ekt issledovaniya v trudakh otechestvennykh issledovatelei // Lingua mobilis № 1(52), 2015. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/frazeologicheskie-edinitsy-kak-obekt-issledovaniya-v-trudah-otechestvennyh-issledovateley
5.
Glotova E. A., Primak E. A. Predstavleniya o smerti v russkoi frazeologii i paremiologii // Zhurnal Vestnik Omskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. Gumanitarnye issledovaniya, 2013. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/predstavleniya-o-smerti-v-russkoy-frazeologii-i-paremiologii
6.
Dal' V. I. Tolkovyi slovar' zhivogo velikorusskogo yazyka http://slovardalja.net/word.php?wordid=38153
7.
Ivanova S. V., Chanysheva Z. Z. Lingvokul'turologiya: problemy, poiski, resheniya: Monografiya. – Ufa: RITs BashGU, 2010. – 366 s.
8.
Kapitsa F. S. Traditsionnye slavyanskie verovaniya, prazdniki i ritualy M.: Flinta, 2000. – 296 s.
9.
Kolkova N. A. Russkaya pogrebal'naya paremiologiya i frazeologiya v lingvokognitivnom aspekte: smert' kak stsenarii ukhoda URL: https://cyberleninka.ru/article/n/russkaya-pogrebalnaya-paremiologiya-i-frazeologiya-v-lingvokognitivnom-aspekte-smert-kak-stsenariy-uhoda
10.
Kubryakova E. S. Yazyk i znanie: Na puti polucheniya znanii o yazyke: Chasti i rechi s kognitivnoi tochki zreniya. Rol' yazyka v poznanii mira. M.: Yazyki slavyanskoi kul'tury, 2004. — 560 c.
11.
Likhachev D. S. Kontseptosfera russkogo yazyka // Russkaya slovesnost': Antologiya. M.: Academia, 1997. S. 28-37
12.
Novikova N. A. Kontseptual'naya diada "zhizn'-smert'" i ee yazykovoe voploshchenie v russkoi frazeologii, paremiologii i aforistike, 2003. URL: http://cheloveknauka.com/kontseptualnaya-diada-zhizn-smert-i-ee-yazykovoe-voploschenie-v-russkoy-frazeologii-paremiologii-i-aforistike
13.
Ozhegov S. I., Shvedova N. Yu. Tolkovyi slovar' russkogo yazyka. M., 2002.
14.
Stepanov M. S. O probleme issledovaniya kontsepta «smert'» v sovremennom russkom i ispanskom yazykakh URL: https://cyberleninka.ru/article/n/o-probleme-issledovaniya-kontsepta-smert-v-sovremennom-russkom-i-ispanskom-yazykah
15.
Kho Son Te Kontsepty ZhIZN'' i SMERT'' v russkom yazyke: Na materiale frazeologizmov i paremii, 2001. URL: http://www.dissercat.com/content/kontsepty-zhizn-i-smert-v-russkom-yazyke-na-materiale-frazeologizmov-i-paremii#ixzz5do8layi7
16.
Cherneiko L. O. Lingvo-filosofskii slovar' abstraktnogo imeni M., 1997. – 319 s.
17.
https://www.uv.es/cinemag/didacticapantalla/cortina.pdf
18.
http://elrefranyer.com/tema/la-mort-30
19.
http://www.refranysmesusuals.cat/
20.
https://vpamies.dites.cat/2010/10/lantitop-dels-refranys-catalans-1485.html
21.
APADRINA UNA FRASE FETA Recull de locucions, frases fetes i refranys. URL: https://www.cpnl.cat/media/upload/arxius/Bocinsdellenguasantboi/apadrinafrasefeta2010.pdf
22.
http://tematic.dites.cat/2018/
23.
Gran diccionari de la llengua catalana URL: https://www.enciclopedia.cat/obra/diccionaris/gran-diccionari-de-la-llengua-catalana
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"