Статья 'Концептуализация запоминания/забывания в русском языке' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Концептуализация запоминания/забывания в русском языке

Плива Елена Петровна

кандидат филологических наук

доцент кафедры иностранных языков, Калининградский государственный технический университет

236010, Россия, Калининградская Область область, г. Калининград, ул. Советский Проспект, 1

Pliva Elena Petrovna

PhD in Philology

Docent, the department of Foreign Languages, Kaliningrad State Technical University

236010, Russia, Kaliningradskaya Oblast' oblast', g. Kaliningrad, ul. Sovetskii Prospekt, 1

elena.pliva@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8698.2019.6.28243

Дата направления статьи в редакцию:

03-12-2018


Дата публикации:

03-01-2020


Аннотация.

Объектом настоящего исследования являются слова и словосочетания в русском языке, входящие в семантическое поле ментальности и обозначающие получение, обработку и хранение информации, а также утрату сохраненной информации. Цель настоящего исследования - исследование с когнитивной точки зрения концептуализации процессов запоминания/забывания в русском языковом сознании, того, как видится процесс мышления самому его субъекту, и выявление моделей, лежащих в основе концептуализации данных операций с информацией. Особенный интерес в этой связи вызывает выявление метафорических сценариев – комплексных моделей, описывающих все эти операции с информацией. Основным методом, применявшимся в исследовании, явился метод концептуального анализа, который включает в себя ряд способов, направленных на выявление и описание отдельных признаков концепта: а) системный способ, состоящий в сравнении значения слова со значениями других слов, содержательно близких ему; б) способ словарных дефиниций; в) способ анализа контекстов. Научная новизна исследования определяется тем, что в нем дано описание мотивирующих оснований при осмыслении носителями русского языка рациональной деятельности как объекта мысли, а также выявлены концептуальные модели рациональной деятельности и ментальных состояний. Основными выводами проведенного исследования являются следующие: рассмотренные нами слова и сочетания, обозначающие получение информации, обработку и хранение информации, а также утрату сохраненной информации, обнаруживают многообразие видений носителями языка ментальных процессов. Основную массу номинаций, обозначающих операции с информацией, составляют словосочетания, образованные на основе ряда метафорических моделей.

Ключевые слова: концептуализация, ментальность, концепт, когнитивная наука, концептуальная метафора, семантическое поле ментальности, концептуализация абстрактных категорий, метафорические стратегии, когнитивные модели, ментальные глаголы

Abstract.

The object of this research is the words and phrases in the Russian language, included into the semantic field of mentality and denoting reception, processing and storage of information, as well as loss of stored information. From the cognitive perspective, the goal of this work consists in conceptualization of memorizing/forgetting processing within the Russian linguistic consciousness; how the thought process is see by a subject; as well as determination of the models underlying conceptualization of such operations with information. Identification of metaphoric scenarios – complex models describing all operations with information – is of particular interest. The scientific novelty is defined by the description of motivational grounds in comprehension by the Russian native speakers of rational activity as an object of thought; as well as determination of the conceptual models of rational activity and mental states. The main conclusion consists in examination of the words and phrases denoting reception, processing and storage of information, as well as loss of stored information, as well as diversity of perspectives on mental processes by the native speakers. Phrases, formed on the basis of a range of metaphorical models, comprise the majority of nominations designating operations with information.

Keywords:

conceptualization of abstract categories, the semantic field of mentality, conceptual metaphor, cognitive science, concept, mentality, conceptualization, metaphorical strategies, cognitive models, mental verbs

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ЗАПОМИНАНИЯ/ЗАБЫВАНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Как известно, объектом исследования когнитивной науки является человеческое сознание и процессы, связанные с ним: приобретение, хранение, преобразование и использование знания. Одно из направлений когнитивной науки, когнитивная лингвистика, исследует ментальную деятельность человека на основании языковых данных, так как именно язык представляет собой ключевой инструмент в исследовании природы познания, позволяет выявить механизмы и стратегии ментальности человека, и исследование языковых форм – кратчайший путь к постижению глубин человеческого ума.

Цель данной статьи – рассмотреть с когнитивной точки зрения процессы запоминания/забывания в русском языковом сознании, то, как видится процесс мышления самому его субъекту, и выявить модели, лежащие в основе концептуализации данных операций с информацией. Особенный интерес в этой связи вызывает выявление метафорических сценариев – комплексных моделей, описывающих все эти операции с информацией. Определенную сложность в данном случае представляет тот факт, что субъект исследования в данном случае выступает еще и объектом, а не сторонним наблюдателем. Частная задача в этой ситуации – рассмотреть, как все эти сложности когнитивного порядка преодолевает носитель русского языка.

В зависимости от характера обработки субъектом процессы запоминания/забывания, или операции с информацией, в русской языковой картине мира могут быть определены в следующие категории: 1. получение информации; 2. обработка и хранение информации, а также действия с получаемой и сохраненной информацией; 3. утрата сохраненной информации. Рассмотрим более подробно каждую из этих категорий.

1. Получение информации. Данную группу в русском языке составляют следующие глаголы и глагольные сочетания: узнать, прийти на ум, прийти в голову, взять в голову, схватывать на лету, впитывать, вбирать, переваривать , а также вбить в голову, внушить.

Центральное место в данной категории занимает глагол узнать . Инвариантное значение этого глагола может быть определено как ‘получить достоверные сведения о ком-либо, чем-либо’. Данный глагол, согласно данным П.Я. Черных, ведет свое происхождение от индоевропейского корня * g en -: * g n ō – «знать», «узнавать» [7, с. 327].

Все остальные глаголы и глагольные сочетания, входящие в эту группу, - взять в голову, прийти в голову, прийти на ум, схватывать на лету, впитывать, вбирать, переваривать - могут быть объединены общим значением ‘делать своим достоянием, присваивать’, но имеют в своей основе различные концептуальные модели. Рассмотрим их более подробно.

1). ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ ЕСТЬ ПРИСВОЕНИЕ НЕКОЕГО ОБЪЕКТА ЛИБО СУЩЕСТВА, СПОСОБНОГО К САМОСТОЯТЕЛЬНОМУ ДВИЖЕНИЮ. На основе данной метафорической модели образованы глагольные сочетанияприйти в голову (на ум) , взять в голову/ забрать себе в голову .

Данные выражения описывают «обретение» мысли как некий непроизвольный (прийти в голову/на ум) или зависящий от воли субъекта процесс (взять в голову/ забрать себе в голову) . Следует отметить, что «предмет» может быть и навязан человеку. Основанием для этого положения служит, в частности, выражение вбить в голову ‘частым повторением заставить усвоить что-либо, внушить кому-либо что-либо’ [5, I, с. 325].

Обретаемая информация может концептуализироваться и как некое летающее существо, при этом в процессе получения информации особенно важен признак быстроты. На основании этой метафорической моделисоздано выражение схватывать на лету ‘быстро понять, воспринять, усвоить что-либо’ (схватить основную мысль, существо вопроса ) [5, IV, с. 315].

Любопытным в этой связи представляется происхождение глагола внушить , который также может быть отнесен к данной категории обретения информации. Как утверждает П.Я. Черных, это слово происходит из вън -уш-ати , корень уш- из -ух, приставка вън- и первоначально имел значение 'вводить в уши’ [7]. Затем приобрел значение ‘вызывать в ком-либо определенное чувство, мысль и прочее, воздействуя на волю, сознание', что также имеет под собой модель обретения информации, однако в данном случае уточнен путь проникновения данной информации в мозг-контейнер - через уши.

2). ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ ЕСТЬ ВПИТЫВАНИЕ НЕКОЙ СУБСТАНЦИИ. Данная концептуальная модель лежит в основе выражения впитывать знания, ‘воспринять, усвоить’ [5, I, с. 222], впитывать как губка. Сохранение информации в русском языковом сознании может рассматриваться и как своеобразное усвоение пищи. Данная метафорическая модель «переваривания» является довольно продуктивной и находит свое продолжение и в выражении переварить ‘воспринять, творчески усвоить’ [5, III, с. 50], а также в выражениях типа голова варит ‘голова хорошо работает у кого-л., кто-л. сообразителен, умен. [5, I, с. 138], переварить ‘воспринять, творчески усвоить’, а также ‘отнестись к чему-л. терпимо, примириться с чем-л.’ [5, III, с. 50]. В перечисленных выше примерах информация подвергаются своеобразной переработке-усвоению в голове-вместилище.

Таким образом, получение информации чаще всего концептуализируется как присвоение (некоторого предмета или субстанции), а также усвоение, при этом следует отметить, что данный процесс может осуществляться как с участием воли, произвольно, так и без нее.

2. Обработка и хранение информации, а также действия с получаемой и сохраненной информацией. Процесс обработки и хранения информации в русском языке обозначается следующими глаголами и глагольными сочетаниями: помнить , вспоминать, припоминать , а также рядом выражений с существительным память : отложиться в памяти , храниться в памяти, оставаться в памяти, врезаться в память, отпечататься в памяти, раскладывать по полочкам, порыться (покопаться) в памяти, выудить из памяти и т.п.

Центральным в данной категории является глагол помнить, имеющий инвариантное значениехранения информации,а также его производные припомнить, вспоминать , обозначающие воспроизведение сохраненной информации, напр.: вспоминать ‘восстановить, возобновить в памяти’ [5, I, с. 234], припомнить 1) ‘восстановить в памяти, вспомнить’; 2) ‘узнать кого-либо, что-либо’ [5, III, с. 435]. Префиксы при- и вс- , с помощью которых образованы эти глаголы, придают значение «совершить (довести до результата) действие, названное мотивирующим глаголом» [4, I, с. 369, 358]. Данные глаголы, согласно мнению П.Я. Черных, восходят к глаголу мнить , который имеет в основе и.-е. корень *men- ‘думать, мысль, разум’ [7, I, с. 536].

Хранение и воспроизведение сохраненного в памяти может иметь не только сознательный, произвольный характер, как у глаголов вспоминать, припоминать, помнить , но и непроизвольный, без наличия личной воли, что выражается при помощи постфикса –ся . Именно к таким конструкциям относятся глаголы вспомниться ‘прийти на память, восстановиться в памяти’ [5, I, с. 234], припомниться ‘прийти на память, вспомниться’ [5, III, с.435], помниться ‘сохраняться в памяти, не забываться’ [5, III, с. 283].

Все остальные выражения, описывающие действия с получаемой и сохраненной информацией, можно условно разделить на несколько групп на основании метафорической модели, лежащей в основе их образования. Концептуализация процессов, связанных с обработкой и хранением информации, тесным образом связана с концептуализацией памяти – основного «органа», в котором осуществляются действия с информацией, была рассмотрена ранее [3] и может быть сведена к следующим метафорическим моделям:

1). ПАМЯТЬ –КОНТЕЙНЕР ДЛЯ ХРАНЕНИЯ МЫСЛЕЙ И ВПЕЧАТЛЕНИЙ. На данной метафорической модели основана большая часть выражений, описывающих действия с получаемой и сохраненной информацией.

В рамках этой модели память -контейнер может иметь вид хранилища: отложиться в памяти ‘запечатлеться, запасть’ [5, II, с.689], храниться в памяти (в сердце, в думе) ‘не забывать, всегда помнить’ [5, IV, с. 624], оставаться в памяти, перебирать в памяти, в уме ‘вспомнить, представить, мысленно воспроизвести одно за другим’ [5, III, с. 48].

Предполагается, что хранимые в данном контейнере запоминаемые мысли должны находиться в определенном порядке, что представляется нормой, правильным положением вещей. На этой модели основаны выражения раскладывать по полочкам , хорошо укладываться в голове , привести мысли в порядок [см.: 2, с. 80], в голове (сознании) не укладывается (не помещается) . В том случае, если в данном контейнере-хранилище мысли не упорядочены, то, чтобы найти какую-либо требуемую мысль-вещь, в памяти -чулане следует порыться , покопаться (ср.: порыться в памяти, покопаться в памяти ).

Наполнением данного вместилища может быть некая жидкость, и в этом случае память может представляться как водоем, в глубине которого скрыта сохраняемая информация. Следует отметить, что мы непосредственно вспоминаем то, что находится на поверхности памяти, а та информация, которая хранится в глубине, вспоминается с трудом. При этом, с одной стороны, процесс вспоминания может происходить независимо от воли человека, как в выражении всплывать в памяти (в сознании, в голове) ‘вспомниться, возникнуть’[5, I, с. 233]. С другой стороны, процесс может быть контролируемым. На этой модели основаны выражения извлечь из глубин памяти, т.е. приложить некоторые усилия для вспоминания, выуживать из памяти, т.е. «вылавливать» из водоема-памяти показывающиеся из глубины воспоминания. Данный образ водоема, лежащий также в основе концептуализации эмоций в русской языковой картине мира, указывает на связь ментального и эмоционального в русском языковом сознании.

2). ПАМЯТЬ – ДОСКА, НА КОТОРОЙ ФИКСИРУЕТСЯ ЗАПОМИНАЕМАЯ ИНФОРМАЦИЯ. Данная метафорическая модель послужила основой ряда выражений, обозначающих хранение информации, причем информация может фиксироваться в виде текста, рельефного изображения или отпечатка, таких как врезаться в память (сознание, душу) ‘запечатлеться’ [5, I, с. 226], отпечатываться (запечатлеваться) в памяти (в сердце) ‘закрепиться, сохраниться’ [5, I, с. 556]. При этом характерна корреляция между устойчивостью запоминаемой информации в памяти и «рельефностью» его образа. Так, наиболее устойчивые воспоминания врезаются в память , то есть запоминаются настолько хорошо, что оставляют в памяти «рельеф», несколько менее сильные воспоминания могут запечатлеваться или отпечатываться в памяти . Однако необходимо отметить, что данный образ используется чаще при описании эмоциональных состояний. Эмоции выступают своеобразным катализатором, благодаря которому образы сохраняются в памяти . Поэтому наряду со словами память употребляются слова сердце, душа [см. 1, с. 50].

3) ПАМЯТЬ – ОСОБАЯ РЕАЛЬНОСТЬ, при этом данная реальность – такая же живая, как и обычная, а порой даже более выразительная. Вспоминая что-либо, человек заново переживает те события, которые происходили с ним в прошлом, переносится в ту реальность, которая окружала его ранее. Эту модель иллюстрируют следующие конструкции: окунуться в мир воспоминаний , при этом воспоминания образуют свой особенный мир, свою реальность; образы живы в памяти , т.е. реальны, их можно воскресить в памяти ; оживить воспоминания , т.е. придать им статус реальности.

3. Утрата сохраненной информации. В эту категорию входят следующие слова и выражения: забыть, запамятовать, выпускать из памяти, выскочить из головы, выпасть из головы, изглаживаться из памяти, стираться в памяти, улетучиться из памяти.

Центральное положение в данной категории занимает глагол забыть, инвариантное значение которого может быть определено как ‘перестать помнить’. Этот глагол, согласно данным Н.М. Шанского, образован с помощью приставки за- от глагола быти [8, с. 152]. Таким образом, первоначальный смысл, который вкладывался в слово забыть – стать за (т.е. позади, согласно первоначальному толкованию приставки за- ) бытием; память в этом случае представляется некой особой реальностью. Таким образом, забыть что-либо означает буквально, что утраченная информация оказалось за границами той «виртуальной» реальности, которую задает собой память .

По аналогичной схеме образован глагол запамятовать. Запамятовать что-либо означает буквально, что забытая информация оказалась «за памятью», т.е. вне памяти . В современном русском языке глагол запамятовать имеет значение ‘забыть’ [5, I, с. 553].

Остальные выражения, входящие в данную категорию, имеют в своей основе метафорическую модель ПАМЯТЬ –КОНТЕЙНЕР ДЛЯ ХРАНЕНИЯ МЫСЛЕЙ И ВПЕЧАТЛЕНИЙ, соответственно, ЗАБЫВАНИЕ - УТРАТА (возможно, временная) ИНФОРМАЦИИ ИЗ ХРАНИЛИЩА. Сохраняемая при этом в контейнере информация («мысль») может представляться как просто предметом (ср.: выбросить (выкинуть) из головы ‘забыть, оставить мысль о чем-либо’ [5, I, с. 325], выпасть из головы), так и способным к передвижению или летающим существом (ср., например, выпускать из памяти ‘позабыть о чем-либо’ [5, I, с. 273], выйти (вылететь, выскочить) из головы ‘забыться, ускользнуть из памяти’ [5, I, с. 325]), а также неким летучим веществом (ср.: улетучиться из памяти).

В.В. Туровский, анализируя возможные способы толкования глаголов памяти, указывает на их аналогию в сфере предметных глаголов, а именно: глаголам помнить – забыть – вспомнить – вспоминать по своим лингвистическим свойствам соответствуют глаголы иметь – потерять – найти – находить – искать » [6, с. 93]. Он предлагает толковать глагол забыть через потерять , отмечая при этом, что при забывании теряется не сама информация, находившаяся в памяти, а лишь доступ к ней, который и восстанавливается при вспоминании . Он указывает также, что доступ к какой-либо информации может быть восстановлен как благодаря усилиям самого человека (например, вспомнить ), так и благодаря воздействию какого-либо внешнего фактора, что в языке выражается глаголом напомнить [6, с. 94].

При описании процесса утраты информации очень продуктивной является также следующая метафорическая модель: ЗАБЫВАНИЕ ЕСТЬ СГЛАЖИВАНИЕ РЕЛЬЕФА, ТЕКСТА ИЛИ ОТПЕЧАТКА НА ДОСКЕ. По этой метафорической модели создан ряд следующих выражений: изглаживаться из памяти ‘забыться’, стираться в памяти ‘исчезнуть, изгладиться’ [5, IV, с. 263], вычеркивать из памяти ‘забыть, перестать думать о ком-либо, чем-либо’ [5, I, с. 291].

На данной метафорической модели основано выражение вычеркивать из памяти, при этом сохраненная в памяти информация имеет вид текста. Характерно, что данная модель представлена только одним – отрицательным – членом оппозиции. В русском языке нет формул, созданных по модели предполагаемого положительного члена данной оппозиции (нельзя сказать: *вписать в память; *записать в память и т.п.).

Кроме того, следует отметить, что по модели ВОСПОМИНАНИЯ – ТЕКСТ образованы самые нестойкие воспоминания, которые могут быть удалены из памяти волевым усилием человека, например, вычеркнуть из памяти . Таким образом, можно проследить корреляцию между моделью концептуализации оставляемой в памяти информации и ее устойчивостью: наиболее устойчивыми являются ВОСПОМИНАНИЯ – РЕЛЬЕФНЫЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ В ПАМЯТИ, менее устойчивыми – ВОСПОМИНАНИЯ – ОТПЕЧАТКИ, а наименее устойчивыми носителям русского языка представляются ВОСПОМИНАНИЯ – ТЕКСТЫ.

Важно отметить, что в русском языке зафиксирована также произвольность и непроизвольность процессов забывания. Выражения на основе модели ЗАБЫВАНИЕ ЕСТЬ СГЛАЖИВАНИЕ РЕЛЬЕФА ИЛИ ОТПЕЧАТКА обозначают непроизвольный процесс (ср.: стираться в памяти, изглаживаться из памяти ), а выражения на основе модели ЗАБЫВАНИЕ ЕСТЬ СТИРАНИЕ ГРАФИЧЕСКОГО ИЗОБРАЖЕНИЯ отражают сознательное усилие человека к тому, чтобы забыть информацию (ср.: вычеркивать из памяти ).

Итак, рассмотренные нами слова и сочетания, обозначающие получение информации, обработку и хранение информации, а также утрату сохраненной информации, весьма разнообразны и обнаруживают многообразие видений носителями языка ментальных процессов.

Ряд слов, обозначающие процессы запоминания/забывания, являются очень древними и восходят еще к индоевропейским корням. Таковы, например, глаголы узнать, помнить . Вместе с тем в группе глаголов, обозначающих операции с информацией, есть такие слова, которые позволяют увидеть «внутреннюю логику» носителей языка и способ формирования соответствующих концептов. Это такие глаголы, как забыть и запамятовать, связанные с представлением о том, что забытая информация оказывается «за бытием» , т.е. вне той особой реальности, которую представляет собой память. Основную массу номинаций, обозначающих операции с информацией, составляют словосочетания, образованные на основе ряда метафорических моделей, таких как ПАМЯТЬ –КОНТЕЙНЕР ДЛЯ ХРАНЕНИЯ МЫСЛЕЙ И ВПЕЧАТЛЕНИЙ, соответственно, ЗАБЫВАНИЕ - УТРАТА ИНФОРМАЦИИ ИЗ ХРАНИЛИЩА; ПАМЯТЬ – ДОСКА, НА КОТОРОЙ ФИКСИРУЕТСЯ ЗАПОМИНАЕМАЯ ИНФОРМАЦИЯ, соответственно, ЗАБЫВАНИЕ ЕСТЬ СГЛАЖИВАНИЕ РЕЛЬЕФА, ТЕКСТА ИЛИ ОТПЕЧАТКА НА ПОВЕРХНОСТИ; ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ ЕСТЬ ВПИТЫВАНИЕ НЕКОЙ СУБСТАНЦИИ.

Библиография
1.
Берестнев Г.И. Языковые подходы к проблеме архетипов коллективного бессознательного//Языкознание: взгляд в будущее. Калининград, 2002. С. 164-183.
2.
Плива Е.П. Концептуализация мысли в русском языке // Функционирование лексических единиц и грамматических категорий в русском языке: Сб. науч. тр. Калининград: Изд-во КГУ, 2004. С. 79 – 87.
3.
Плива Е.П. Концепт памяти в русском языковом сознании // Слово в тексте, словаре и культуре: Сб. статей. Калининград: Изд-во КГУ, 2004. С. 247 – 254.
4.
Русская грамматика (в 2-х т.). М., «Наука», 1980. Акад. наук СССР. Ин-т рус. яз.
5.
Словарь русского языка: В 4-х т. М., 1986.
6.
Туровский В.В. Память в наивной картине мира: забыть, вспомнить, помнить// Логический анализ языка. Культурные концепты. М., Наука, 1991. С. 91-94.
7.
Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: в 2 т. М., Рус.яз., 1999.
8.
Шанский Н.М., Иванов В.В., Шанская Т.В. Краткий этимологический словарь русского языка. М., 1971. 542 с.
References (transliterated)
1.
Berestnev G.I. Yazykovye podkhody k probleme arkhetipov kollektivnogo bessoznatel'nogo//Yazykoznanie: vzglyad v budushchee. Kaliningrad, 2002. S. 164-183.
2.
Pliva E.P. Kontseptualizatsiya mysli v russkom yazyke // Funktsionirovanie leksicheskikh edinits i grammaticheskikh kategorii v russkom yazyke: Sb. nauch. tr. Kaliningrad: Izd-vo KGU, 2004. S. 79 – 87.
3.
Pliva E.P. Kontsept pamyati v russkom yazykovom soznanii // Slovo v tekste, slovare i kul'ture: Sb. statei. Kaliningrad: Izd-vo KGU, 2004. S. 247 – 254.
4.
Russkaya grammatika (v 2-kh t.). M., «Nauka», 1980. Akad. nauk SSSR. In-t rus. yaz.
5.
Slovar' russkogo yazyka: V 4-kh t. M., 1986.
6.
Turovskii V.V. Pamyat' v naivnoi kartine mira: zabyt', vspomnit', pomnit'// Logicheskii analiz yazyka. Kul'turnye kontsepty. M., Nauka, 1991. S. 91-94.
7.
Chernykh P.Ya. Istoriko-etimologicheskii slovar' sovremennogo russkogo yazyka: v 2 t. M., Rus.yaz., 1999.
8.
Shanskii N.M., Ivanov V.V., Shanskaya T.V. Kratkii etimologicheskii slovar' russkogo yazyka. M., 1971. 542 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Статья выполнена на интересную и актуальную тематику. Она посвящена психолингвистическому исследованию мнемических процессов (процессов памяти). Именно эти процессы представляют собой предмет конкретного беспокойства в практической психологии по поводу когнитивных расстройств. В клинической психологии и в нейропсихологии когнитивные нарушения довольно часто сводятся к необходимости диагностики и коррекции различных вариантов метафорического мышления, в основе которого можно обнаружить доминирующие склонности (преобладания) к тому или иному варианту навязчивостей. Автор в самом начале статьи об актуальности своего исследования не пишет, это можно считать недоработкой. Но сам текст свидетельствует, что его тематика и направленность актуальны. Дело в том, что оно по своему существу является исследованием психолингвистическим, а работ подобного рода в психологии просто очень мало. При этом в практической психологии на них имеется запрос, особенно, если появятся рекомендации прикладного характера. Методологически статья обеспечена недостаточно. Целесообразно взять за основание какую – нибудь психолингвистическую концепцию. Таких концепций, конечно, не так много, но найти можно. Ведь, по сути, это исследование дополняет ранее полученные результаты именно в психолингвистике. Но оно имеет и признаки самостоятельной концепции. Отмечается, что объектом исследования «являются слова и словосочетания в русском языке, входящие в семантическое поле ментальности и обозначающие получение, обработку и хранение информации, а также утрату сохраненной информации». Создается впечатление, что это не объект, а предмет исследования. Но это по усмотрению автора. В объект – предметных соотношениях автору всегда виднее. Но тогда целесообразно указать и то, и другое, чтобы не возникало разногласий. Во всяком случае из представленной формулировки понятно, что исследуется. Целью автор поставил исследование с когнитивной точки зрения концептуализации процессов запоминания/забывания в русском языковом сознании, того, как видится процесс мышления самому его субъекту, и выявление моделей, лежащих в основе концептуализации данных операций с информацией. Такая цель тоже понятна и возражений не вызывает. Она согласуется и далее по тексту. Например, очень верно показывается взаимосвязь процессов мнемических и процессов мышления в когнитивной структуре. Все это, конечно, в соответствии с нашей ментальностью. Отмечается, что методом исследования явился концептуальный анализ, который включает в себя ряд способов, направленных на выявление и описание отдельных признаков концепта. Такой подход вполне уместен и понятен. По новизне исследования тоже возражений нет. Его формулировка соответствует полученным результатам, содержит в себе понимание актуальности и сводится к тому, что в нем дано описание мотивирующих оснований при осмыслении носителями русского языка рациональной деятельности как объекта мысли, а также выявлены концептуальные модели рациональной деятельности и ментальных состояний. Только само по себе «описание» в данном случае надо заменить на «результат». Получен результат. Стиль статьи научно – исследовательский. По структуре текст в целом соответствует общепринятым требованиям. Содержание вполне понятно. Текст читается легко, он изложен последовательно и логично. Причем в целом соответствует структуре мнемического процесса и анализ проводится по ее элементам. Все это можно считать достоинством изложения результатов выполненного исследования. Напрашивается предложение доработать их в дальнейшем для того, чтобы предложить соответствующие рекомендации. В связи с этим выводы по результатам целесообразно структурировать и представить их конкретным и утвердительным образом. Они в конце текста есть, но похожи на заключение. Библиографический список соответствует тематике, использован корректно. Желательно дополнить его авторами по проблемам психолингвистики, но это по усмотрению автора. После незначительной доработки текста, статью можно рекомендовать к публикации совершенно обоснованно полагая, что ее ждет востребованность читательской аудиторией.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"