по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о поэтике названия рассказа И.С. Шмелева «К солнцу»
Минеева Инна Николаевна

кандидат филологических наук

доцент, кафедра классической филологии, русской литературы и журналистики, Институт филологии, Петрозаводский государственный университет

185031, Россия, республика Карелия, г. Петрозаводск, ул. Ленина, 33

Mineeva Inna Nikolaevna

PhD in Philology

Associate Professor of the Department of Classical Philology, Russian Literature and Journalism at Institute of Philology at Petrozavodsk State University

185031, Russia, respublika Kareliya, g. Petrozavodsk, ul. Lenina, 33

InnaV2003.@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2018.4.28096

Дата направления статьи в редакцию:

22-11-2018


Дата публикации:

26-11-2018


Аннотация.

Последние десятилетия в современной отечественной науке ознаменовали собой новый этап осмысления как известных, так и неопубликованных ранее произведений И.С. Шмелева в свете новых исследовательских парадигм. Пристальное внимание сегодня уделяется пересмотру философской и аксиологической составляющей авторского мировоззрения, обнаружению художественных / поэтологических новаций. В этой связи особый интерес и актуальность для истории литературы имеет «поворотный», экспериментальный в жизни И.С. Шмелева рассказ «К солнцу». В статье в рамках исследования раннего творчества И.С. Шмелева рассматривается поэтика названия рассказа «К солнцу» (1905). Главное внимание в ней уделено изучению онтологических и аксиологических свойств заглавия, его генезиса, системных отношений с текстовой / внетекстовой реальностью, повествовательных стратегий. Методологию исследования определяют историко-литературный, семантико-функциональный, номинационный и текстологический подходы, что позволяет раскрыть специфику авторской аксиологии, зафиксировать ее развитие, выявить новации в области поэтики. Научная новизна работы заключается в том, что в ней утверждается идея о том, что образ солнца впервые появляется именно в данном произведении. В основе его названия заложен слово-образ, «мини-текст», значение которого «развертывается» постепенно. Солнце представлено в разных ипостасях — космической (небесное тело) и художественно-философской (символ). На начальном этапе осмысления оно лишено у И.С. Шмелева каких-либо религиозных смыслов и являет себя прежде всего в материальном, интуитивном, психологическом выражении. В заглавии передаются авторские интенции. В ходе анализа впервые привлекаются неопубликованные ранее архивные материалы НИОР РГБ.

Ключевые слова: поэтика заглавия, художественная картина мира, авторская аксиология, концептосфера, повествовательные стратегии, творческая история, Шмелев, детский рассказ, рассказ К солнцу, образ солнца

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, проект «Раннее творчество И. С. Шмелева в рукописных источниках: исследование и публикация» № 18-012-00381 а

Abstract.

Recent decades of modern science have marked a new stage in understanding both famous and yet to be published novels of Ivan Shmelev from the point of view of new research paradigms. Mineeva focuses on the review of the philosophical and axiological component of the writer's worldview and discovery of literary/poetical novations. For this regard, Ivan Shmelev's novel 'To the Sun' is of special importance and interest for the history of literature. Within the framework of this research of early Ivan Shmelev's creative writing, Mineeva analyzes the poetics of the title 'To the Sun' (1905). She pays attention to the analysis of ontological and axiological features of the title, its genesis, systemic relations with the textual/extra-textual reality and narrative strategies. The research methodology includes historico-literary, semantic-functional, nomination and textual approaches which provides an insight into specific features of the writer's axiology and allows record its development and define novations in the sphere of poetics. The scientific novelty of the research is caused by the fact that the researcher suggests and proves her statement that this is the novel the image of the sun first appeared. The image is based on the word image, mini-text that gradually conveys the message of the writer. The sun is shown in different capacities: cosmic (celestial body) and literary-philosophical (symbol). At the initial stage, it has no religious meaning at all and is expressed in the material, intuitive or psychological form in the first place. The title of the novel conveys the writer's intentions and message. In the course of the analysis the researcher has appealed to the archives of the Russian State Library that have never been published before. 

Keywords:

Shmelev, creative story, narrative strategies, concept sphere, author's axiology, artistic picture of the world, title poetics, children's story, the story To the sun, image of the sun

Рассказ И. С. Шмелева «К солнцу» – одно из первых его детских произведений, созданных им во время государственной службы во Владимирском крае в 1905 году [5; с. 25].

В период русско-японской войны и первой русской революции писатель переживает затянувшийся мировоззренческий кризис. В его эго-документах часто фигурируют негативные описания собственного бытия — чиновничья работа «противна», видел ее «кривизну», «чувствовал себя униженным», «в тревоге бродил», «чего-то» ждал [5; с. 12-13, 23]. Именно тогда, осознавая разрушительность своего существования, И.С. Шмелев навсегда после долгого перерыва возвращается к творчеству как к силе вдохновляющей и исцеляющей [5; с. 12,]. «Почувствовал, — писал он, — что как будто стою на дороге» [5; с. 23]. Вспоминая тяжелые моменты, писатель не раз подчеркивал, что рассказ «К солнцу» сыграл в его жизни решающую роль. Работа над ним ассоциировалась у него с «выходом», созиданием, «необходимостью писать», ощущением «поворотного» момента, «верой в себя» [5; с. 23], выражением чувств, переполнивших душу, обретением собственного стиля [5; с. 31-32].

Несмотря на столь явственную значимость рассказа в авторском самоопределении, в современной науке он практически не изучен. Как показала историографическая проработка вопроса, на данный момент имеется только две статьи, в которых содержатся косвенные о нем упоминания в контексте изучения раннего творчества И.С. Шмелева. Так, историк литературы И.А. Костылева указывает на «далеко» непростое «содержание» выстраданного писателем детского рассказа [6; с. 30] и определяет его жанр как философская «лирическая миниатюра» или «новелла» [6; с. 30]. Другие исследователи Н.В. Юдина и Е.А. Лукьянова констатируют, что солнце является наиболее частотной лексической единицей в данном рассказе, шире — авторской концептосфере, некоей субстанцией, наделенной у писателя «множеством добродетелей» [18; с. 39, 40, 42]. По мнению ученых, с помощью образа солнца писатель раскрывает собственное видение природы быта и бытия [18; с. 40].

Цель данного исследования — представить наблюдения над поэтикой заглавия рассказа «К солнцу».

Новизна работы состоит в том, что в ней впервые с привлечением обнаруженной нами в НИОР РГБ рукописи рассказа выявлены поэтологические эксперименты раннего И.С. Шмелева. Новшества обнаруживаются прежде всего на уровне поэтики названия произведения. В связи с этим выявлены онтологические и аксиологические свойства заглавия, установлены его генезис, семантическая и структурная соотнесенность с текстом, определена специфика системных отношений названия и текстовой реальности (в т.ч. внетекстовой), повествовательных стратегий.

Методологической основой данного исследования послужили историко-литературный, семантико-функциональный, номинационный подходы в изучении поэтики заглавия (А.В. Ламзина [7], В.И. Тюпа [12]). В работе также применены некоторые принципы текстологического анализа, разработанные текстологами Новой литературы (в т.ч. области шмелевоведения) А.Л. Гришунин [3], С.А. Рейсер [8], Н.И. Соболев [9],[10], О.Н. Сосновкая [10] и др.

Объектом рассмотрения является рассказ «К солнцу», опубликованный при жизни писателя в журнале «Юная Россия» (1907. январь — апрель). В качестве дополнительного материала привлекается обнаруженная нами рукопись рассказа в НИОР РГБ (Ф. № 387. Картон № 1. Ед. хр. № 21, 28 л.).

Прежде чем представить итоги нашего исследования, кратко перескажем текст произведения. Главный герой первогодок - журавлик, еще не видевший «осеннего багрянца», тумана, «холодной воды», «белого снега», задумывающийся над вопросами «куда уходит солнце?», «почему ночи длиннее стали?», когда начались первые августовские заморозки, вместе с родителями и журавлиной стаей отправляется к теплу, морю, «тучным лугам и болотам». Между тем в ходе перелета его настигает беда. Ранним утром в период отдыха стаи журавлика «подшиб» охотник. Долгое время он лежал на лесной поляне, пока его не заметил проходивший мимо лесник. На следующий день он отнес раненую птицу в усадьбу и отдал хозяину. Тот вместе с сыном Сергеем приютили журавлика за печкой в прачечной. У птицы началась «новая жизнь» в «роскошном поместье». Сергей очень полюбил гостя, оберегал его, часто с ним играл. Вскоре рана на ноге журавлика зажила, и он снова смог ходить. Между тем жизнь в таком «тоскливом» плену стала для журавлика невыносимой. Он скучал по небу, солнцу, теплу, болоту, родителям, не принимал размеренного, приземленного образа жизни своих соседей — кота Мурзика, индейского петуха, кур, индюка Индея Индеевича. Через некоторое время журавлик подружился с вороном-калекой, который стал для него единственным настоящим другом, настраивающим его найти выход из неволи и обрести свободу. Наступила осень. В один из холодных вечеров журавлику удалось по совету друга открыть клювом окно и выбраться из прачечной. Расправив ослабевшие крылья, он улетел в лес. Там он переночевал и на следующий день, услышав «серебряную песнь» своей стаи «курлы-курлы», воссоединился с ней на пути к югу, мечте — солнцу, свободе.

Текстологический анализ архивных материалов свидетельствует о том, И.С. Шмелев начал работать над рассказом в августе 1905 года, при этом озаглавил его «Журавлик (Рассказ для детей младшего возраста)» (далее — ранняя редакция). В течение последующих дней старательно вычитывал текст, одновременно внося в него незначительную правку. Однако через месяц (в авторизованной рукописи зафиксировано — 1 сентября) писатель снова обратился к первоначальной версии, изменил ее название «К солнцу», переписал как фрагменты отдельных частей, так и окончательную главу полностью (далее — поздняя редакция). Последнюю правку автор окончил к 4 сентября того же года (НИОР РГБ. Ф. № 387. Картон № 1. Ед. хр. № 21, 28 л.). Как показал анализ рукописных источников, поздняя редакция с редкими стилистическими исправлениями легла в основу опубликованного в первом полугодии 1907 года рассказа «К солнцу» в журнале «Юная Россия» (январь-апрель) [14],[15],[16],[17].

Логика произошедшего в течение месяца изменения названия, его смысловая и структурная трансформация позволяют зафиксировать смещение идейных акцентов и, как следствие, изменение всего строя произведения. Если в раннем варианте в заглавии дается название птицы (птенца), то в окончательном — уже заложено многозначное слово-образ, выполняющее функцию «мини-текста» [13, с. 111], наделенного проясняющимися в ходе чтения «семантической двойственностью», скрытым смыслом, эмоционально-психологической экспрессией [13, с. 114].

По утверждению исследовательницы А. О. Дзыга, творчество И.С Шмелева всегда питалось «искренним и неустанным интересом к образу солнца» [4, с. 87.]. Сам писатель не раз говорил о своей любви к небесному светилу. Так, в письме современнику Л. Андреевну от 28 февраля 1915 г. он признавался: «Солнце я люблю — ну и предпочту везде его отражение, пусть даже в луже от лошадей … » [4, с. 87.]. Представительницу первой волны русской эмиграции О. А. Бредиус-Субботину поражала в облике И.С. Шмелева «легкость» и тяга к созерцанию, которую она сравнивала с солнцем: «Как много жизни в Вас! Как заставить Вы умеете жить и любить солнце» [4, с. 87.]. По верным наблюдениям ученых, уже в раннем творчестве И.С. Шмелева образ солнца становится постоянным, концептуально значимым, несущим положительную семантику и символизирующим «источник радостного принятия бытия, необходимое условие и атрибут жизни» [4, с. 87.]. У писателя оно наполняется «истинно христианским содержанием» [18, с. 39]. «Солнце — творение Божие, проявление премудрости Бога, сотворившего мир» [18, с. 42]. В авторской концептосфере оно взаимодействует с такими ключевыми словами, как «душа, правда, жалость, родина, судьба, промысел, вера» [18, с. 39],[11, с. 190].

Как правило, подобные выводы исследователей основываются на прочтении произведений И.С. Шмелева, написанных после первой русской революции — «В норе» (1909), «Под небом» (1910), «Поденка» (1913), «Как мы летали» (1923) и др. Между тем анализ рассказа «К солнцу», в котором впервые, как показала работа, появляется облик небесного светила, позволяет внести некоторые коррективы в вопросе его генезиса. Выполненное исследование убеждает, что уже на начальном этапе осмысления у И.С. Шмелева семантика образа звезды не была столь однозначной, как это констатируется историками литературы. С одной стороны, в рассматриваемом нами рассказе солнце предстает в физическом воплощении как небесное тело, излучающее свет и тепло, имеющее свой цвет и яркость в зависимости от времени года и суток. Оно у писателя находится в постоянном движении, выписано в свойственной ему интуитивно импрессионистической манере [1, с. 217]. Приведем наиболее показательные в этом плане примеры в сравнении с ранней редакцией с целью продемонстрировать важность для писателя данной грани образа, которую он тщательно прорабатывал:

Эпизод в контексте рассказа

Ранняя редакция

(1905)

Окончательная редакция (1907)

Глава 1. Наступление осени

а) Солнце грѣло слабѣе (Л. 2).

b) Оно уходитъ отъ насъ ... (Л. 3)

а) Солнце всходило поздно и раньше садилось (14, с. 38).

b) … Оно уходит от насъ …ночи длиннѣе стали. (14, с. 40)

Глава 3. Наступление раннего утра

Еще не показалось солнце (Л. 4) … Изъ-за края земли поднималось огромное багровое солнце (Л. 5)

Солнце еще не поднималось изъ-за дальней каймы лѣсовъ (14, с. 43) … Изъ-за края земли поднималось огромное багровое солнце (14, с. 44)

Глава 4. Журавлиная стая приближается к южным землям, морю

Отсутствует

Замѣчаешь, Журочка, какъ солнце сильно грѣло сегодня? (15, с. 160).

Глава 8. Наступление весны

Ярко свѣтило весеннее солнце (Л. 9)

День выдался теплый, тихiй … Солнце грѣло (16, с.322)

Глава 10. Наступление осени

Отсутствует

Солнце отходило къ югу, съ сѣвера надвигалась осенняя стужа (17, с. 444)

С другой стороны, если обратить внимание на заявленную в названии рассказа грамматическую форму, то нетрудно заметить, что в ней заложены временная и пространственная категории со значением направленности действия от низа в верх, содержательное наполнение которых проясняется постепенно по мере развития сюжета — от солнца в значении преодоление отягощающих обстоятельств до обретения внутренней свободы, достижения цели. В этом плане у писателя представлено два вектора развития образа солнца — «горизонтальное» и «вертикальное». Во-первых, в тексте словоформа «к солнцу» передает как внешнее физическое перемещение журавлиной стаи с севера на юг, так «скрытое», символическое движение Журавлика к свободе вопреки преградам, сохранение своего самоопределения. Последнее проявляется в описании мечты главного героя, его сна, в пространных внутренних монологах и диалогах с животными. Проиллюстрирует данные наблюдения примерами из текста с указанием на аналогичный фрагмент в ранней редакции, чтобы показать значительное «обогащение» значения образа солнца в данной ипостаси на последней стадии работы:

а) физическое перемещение журавлиной стаи с севера на юг — «горизонтальный» вектор развития

Солнце = достижение цели

Эпизод в контексте рассказа

Ранняя редакция

(1905)

Окончательная редакция

(1907)

Глава 1. Наступление осени

а) — Догоним солнце! — звонко закричали всѣ журавли и захлопали сильными крыльями (Л. 2).

b) Отсутствует

а) — Догоним солнце! — звонко закричали всѣ журавли и захлопали мощными крыльями (14, с. 41).

b) — … Къ солнцу!... — гремѣла пѣснь журавлей (14, с. 41).

Глава 3. Журавлиная стая на пути к южным землям, морю

Захлопали крылья, и поднялась въ воздухъ первая стая. Она поднялась высоко, вытянулась угломъ и потянулась на югъ, къ солнцу (Л. 4).

Стая взвилась высоко, высоко, точно вдругъ остановилась въ воздухѣ, вытянулась угломъ, и потянула ровно и плавно на югъ (14, с. 43).

b) «скрытое», символическое движение главного героя к свободе — «вертикальный» вектор развития

Солнце = обретение внутренней и внешней свободы вопреки обстоятельствам

Эпизод в контексте рассказа

Ранняя редакция

(1905)

Окончательная редакция (1907)

Глава 6. Описание жизни Журавлика в усадьбе (диалог и внутренний монолог)

а) Я не хотѣл сюда. Я хочу далеко … за море...

(Л. 7).

b) Журавликъ задумался (Л. 7).

с) Отсутствует

а) Я здѣсь не по своей волѣ! Я хочу улетѣть, далеко … за море!.. (15, с. 166).

b) Журавликъ уныло опустилъ голову и задумался (15, с. 167).

с) Развѣ это жизнь? - думалъ онъ, стоя в тоскѣ у кола (15, с. 167).

Глава 7. Описание жизни Журавлика в усадьбе (диалог и внутренний монолог, мечта)

а) Журавликъ забился в сѣно. Лежалъ и заснулъ (Л. 8).

b) Отсутствует

c) Отсутствует

а) Журавликъ забился в сѣно и тосковалъ по своей волѣ, по солнцу … Тосковалъ и заснулъ (16; с. 320).

b) Здесь … я не могу жить! Здесь неволя, здесь смерть … Я хочу видеть солнце ...(16; с. 320)

с) Придет весна, оттают болота, и опять оживетъ … A я все тутъ же … въ тюрьмѣ … на цѣпи ...тосковалъ по своей волѣ, по солнцу ... (16, с. 320)

Глава 10. Описание чувств Журавлика, когда он вырвался на волю

Отсутствует

— Свобода! — зашептал Журавликъ (17, с.445 ).

Глава 11. Обретение свободы, воссоединение со стаей

Отсутствует

… осознание свободы придавало силы … (17, с. 446)

— Свобода … вольная жизнь … теплыя воды … (17, с. 446)

При этом внешняя (на юг) и внутренняя (к свободе) миграции на сюжетном/ событийном уровнях не противоречат друг другу. Напротив, в зависимости от ситуации они развиваются автономно / пересекаются / дополняют друг друга. Главный герой Журавлик одновременно может существовать в физическом и символическом пространствах. Особенно явственно это видно в кульминационной сцене — воссоединение Журавлика со своей стаей после долгого одиночества. Приведем примеры фрагментов в их семантической градации в сопоставлении с ранней редакцией:

Эпизод в контексте рассказа

Ранняя редакция

(1905)

Окончательная редакция (1907)

Глава 1. Пример перемещения Журавлика в физическом пространстве

а) Отсутствует

b) Онъ также замахалъ крыльями и крикнулъ:

— Догоним солнце! (Л. 2).

а) — Я могу взвиться къ солнцу , — и будет тепло, - подумал он (14, с. 41).

b) — Догоним солнце! … — весело крикнулъ Журавликъ и сильными взмахами ринулся за стаей (14, с. 41).

Глава 4 (в рукописи данный фрагмент Глава 5) Пример существования в символическом пространстве (внутренний монолог во время ранения)

— Солнце, солнце!.. — стоналъ озябшiй Журавликъ … Я не хочу умирать … не хочу … Я хочу видеть солнце … Я догоню, догоню (Л. 5).

— Солнце, солнце!.. — стоналъ озябшiй Журавликъ … Я не хочу умирать … не хочу … Я хочу видеть солнце (15, с. 162).

Глава 11. Пример соединения физического и символического пространства. . Кульминационная сцена.

— Вотъ оно, солнце! Дорогое солнце! — крикнулъ Журавлик.

— Курлыкъ … курлыкъ … — кричали журавли. — Догонимъ солнце! Курлыкъ … курлыкъ (Л. 14).

— Вотъ оно, солнце! Дорогое солнце! — крикнулъ Журавлик.

— Къ солнцу! К солнцу! — гремела журавлиная стая. — Догонимъ солнце, догонимъ! Курлы … курлы!.. (17, с. 448).

«Семантическая двойственность» названия рассказа отразилась в формировании ключевых слов, которые отличаются от названных выше учеными. В тексте произведения они выполняют роль некоего идейного и сюжетного каркаса, рефрена. Постоянно повторяясь в знаковых эпизодах, слова фиксируют / интонируют указанные значения образа солнца (= свобода, цель, преодоление обстоятельств). Контекстуальными синонимами образа небесного светила являются свобода (воля) — небо — серебряные крики — серебряная песня — веселые крики «курлы-курлы» — «новая страна». Антонимичными по смыслу — неволя — скука — усадьба — прачечная. Кроме того, с помощью сквозных ударных словообразов писатель противопоставляет жизнь / состояние Журавлика на воле и в неволе.

Смысл рассказ значительно усложняется и поддерживается за счет тех реалий, которые заглавие привносит «извне» [2, с. 16]. Как удалось выяснить в ходе работы, рассказ «К солнцу» апеллирует к фактам духовной биографии И.С. Шмелева владимирского периода. В воспоминаниях писатель зафиксировал события, подтолкнувшие его к написанию произведения. В них он указал на место действия рассказа «К солнцу» —лес в окрестностях Владимира. «Помню, в августе 1905 года, — писал он, — я долго бродил по лесу. Возвращался домой утомленный и пустой опять в свою квартиру. Над моей головой, в небе, тянулся журавлиный косяк. К югу, к солнцу … А здесь надвигается осень, дожди, темнота … И властно стояло в душе моей: надо, надо! Сломать, переломить эту пустую дорогу, и идти, идти … на волю … Я дрожал в каких-то смутных неясных переживаниях. Журавли не уходили из глаз. Я пришел домой. Вечером в тот же день я почувствовал необходимость писать … И в один вечер написал рассказ «К солнцу». Может быть, потому что в это время мне было противны люди, я писал о животных, о птицах. Получился рассказ для детей» [6, с. 32]. Нетрудно заметить, что автор наделяет образ Журавлика некоторыми чертами собственного духовного мироощущения, облика. Процитированный текст эго-документа наполнен по сути той же философией, теми же контрастными, опорными, равными по значению словообразами, что и текст художественный. В подобной проекции (совмещении художественного и автобиографического) обнаруживается еще один смысл образа солнца — поиск выхода, обретение себя.

Смысловая амбивалентность заглавия произведения породила новые повествовательные стратегии. В рассказе «К солнцу» сопрягаются научно-популярный, художественный, философский дискурсы. Не встречающаяся в более ранних произведениях новация И.С. Шмелева обусловлены адресатом текста и его онтологическим / аксиологическими взглядами на природу быта и бытия.

а) научно-популярный и художественный дискурсы

Используя различные средства выразительности, автор объясняет читателю-ребенку, что такое осень, зима, море, почему журавли каждый год перемещаются с севера на юг и с юга на север, каковы особенности их поведения, повадок. Представим соответствующие фрагменты из обеих редакций.

Эпизод в контексте рассказа

Ранняя редакция

(1905)

Окончательная редакция (1907)

Глава 1. Объяснение того, как наступает осень и зима, что происходит в природе

а) Какъ, однако, холодно стало. Даже за ноги кусается! Это неприятно (Л. 2).

b) — Зима? - спросилъ голодный Журавликъ. — Это что же такое — зима? ...

— Зима … Зима — это очень хорошая вещь. Какъ посыплется сверху бѣлое и холодное, такъ вода и пропадет … Сунешь в нее носъ, а онъ в воду-то и не полѣзетъ. Только стукнется. (Л. 2).

а) Странно, подумалъ онъ, какая холодная вода! Нельзя и пополаскаться!.. за ноги стало кусать … за послѣднiе дни … меньше попадалось лягушатъ … жестче стали болотныя травы (14, с. 38).

b) — … Зима? - спросилъ разсерженный и голодный Журавликх. — Это что же такое?

— Скверная вещь ! … Холода пойдутъ, посылется снѣгъ бѣлый-бѣлый … а вода пропадетъ … твердая будетъ. Стукнешь ты в нее носомъ, а она не пуститъ его, — какъв дерево ударишь ...(14, с. 39).

Глава 2. Объяснение того, что такое море и теплые края

— А что такое море? — спросилъ Журавликъ (Л. 3).

И журавлиха стала говоритъ ему про далекiя страны, про теплыя моря, про большiя рѣки, по берегамъ которыхъ растутъ красивыя деревья, осыпанныя розовыми и бѣлыми цвѣтами. Она говорила про тучные луга и болота, про поля, засѣянныя вкуснымъ рисомъ, про красивыхъ птицъ, у которых есть розовыя и зеленыя перья ... Все видѣла: и море, и высокiя горы и рисовыя поля, засѣянныя вкусным рисом. А солнце тамъ такое яркое-яркое (Л. 3).

— А что такое море? — спросилъ Журавликъ (14, с. 41).

И мать стала говоритъ ему про далекiя страны, про теплыя моря, громадныя рѣки, обросшiя высокимъ папирусомъ … про тучные луга и болота, гдѣ много разныхъ птицъ собирается и находитъ себѣ пищу и кровъ … Все видѣла: и море, и высокiя горы и поля, засѣянныя вкусным рисом. Тамъ солнце яркое-яркое .. и вода теплая (14, с. 41-42).

Глава 2. Объяснение особенностей поведения журавлей

Шумъ стоялъ въ воздухѣ. Всѣ говорили о долгой и опасной дорогѣ (Л. 4).

Журавли сообщали новости, совѣтовались, строили планы, готовились къ дальней, опасной дорогѣ (14, с. 42).

Глава 4. Объяснение особенностей поведения журавлей

На ночлеге самый старый журавль становился на высокую кочку и зорко смотрѣлъ кругомъ, — нетъ ли опасности (Л. 4).

Вожакъ стаи, самый старый журавль, становился съ опаснаго края болота и съ высокой кочки зорко смотрѣлъ кругомъ, всегда готовый пронзительнымъ крикомъ предупредить объ опасности (15, с. 160).

b) философский и художественный дискурсы:

В то же время писатель расширяет естественнонаучную картину мира, вводя собственные размышления о законах быта и бытия, возможностях мира. Авторские интенции с наибольшей силой обнаруживаются в эпизодах о пребывании Журавлика в неволе. Приведем наиболее показательные примеры в сопоставлении с ранней редакцией.

Эпизод в контексте рассказа

Ранняя редакция

(1905)

Окончательная редакция

(1907)

Глава 7. Описание жизни Журавлика в усадьбе (диалог и внутренний монолог, мечта)

— Эта жизнь не для меня … Вы не знаете, как прiятно кружиться и кричать в воздухѣ (Л. 9).

e) Отсутствует

— Эта жизнь не для меня … - сказал Журавликъ … Вы не знали иной, свободной жизни! … Вы не знаете … как прiятно кружиться и кричать въ воздухѣ, встрѣчать солнце и дышать свободно ...(16; с. 321).

e) — Подчинитесь же обстоятельствам …

— Нет! — решительно сказал Журавлик: — этого не будет! (16; с. 321).

Подведем итог. Владимирский период жизни стал для И.С. Шмелева переходным моментом, пережив который он вновь обрел себя как писатель. Символическим воплощением подобного «выхода» из жизненной «кривизны» стал экспериментальный по духу детский рассказ «К солнцу». Удалось установить, что именно в нем впервые появляется образ небесного светила. Поэтологические новации обнаруживаются прежде всего в поэтике названии произведения. В нем заложен слово-образ, представляющий собой «мини-текст», значение которого раскрывается постепенно. Выполненный анализ убеждает, что для раннего И.С. Шмелева солнце лишено однозначности и проявляет себя в разных ипостасях — естественнонаучной (звезда) и художественно-философской (символ свободы, поиска и обретения себя вопреки обстоятельствам). На данном этапе оно являет себя в материальном, интуитивном, психологическом выражении, и лишено каких-либо дохристианских и христианских коннотаций. В нем в «свернутом» виде передаются авторские интенции. Кроме того, в подобной форме название концентрирует в себе сюжетную основу рассказа, его пространственно-временную составляющую («горизонтальный» и «векторы» развития, от низа к верху), аккумулирует разные стратегии повествования (совмещение научно-популярного, философского, автобиографического). За счет экспериментальных находок рассказ «К солнцу» обретает у И.С. Шмелева высокий уровень философского обобщения, что в свою очередь позволяет расширить интерпретационное поле и увидеть в приватной истории маленького журавля историю человека, поневоле оказавшегося в подобных обстоятельствах (вспомним случай самого писателя), а в повествовании о соединении журавлика со своей стаей — притчу о борьбе и выборе противоположных начал (свободы и обстоятельств) в человеческом бытии, самоопределении. Благодаря двуплановости сюжет детского текста обретает таким образом признаки всеобъемлемости и вечности. Заложенная в рассказе «К солнцу» идейная, сюжетная, образная, повествовательная, стилистическая модель послужит основой для будущих произведений. Со временем образ солнца обогатится иными, прямо противоположными смыслами, ассоциациями, изменится его структура в унисон изменяющемуся мировоззрению писателя.

Библиография
1.
Абишева У.К. Неореализм в русской литературе 1900-1910-х годов: дисc. … д. филол. н. М., 2006. 396 с.
2.
Веселова Н.А. Заглавие литературно-художественного текста: Автореф. дис. канд. филол. наук. Тверь: Изд-во ТГУ, 1998. 22 с.
3.
Гришунин А.Л. Исследовательские аспекты текстологии. М.: Наследие, 1998. 416 с.
4.
Дзыга А. О. Образ солнца в творчестве И.С. Шмелева и К.Д. Бальмонта // Ученые записки Казанского университета. Гуманитарные науки. 2011. Т. 153. Кн. 2. С. 86-96.
5.
Капусткин А.С. Личное дело чиновника особых поручений Владимирской Казенной палаты Ивана Сергеевича Шмелева // Дорога к солнцу: владимирский период жизни и творчества И.С. Шмелева: к 140-летию со дня рождения Ивана Сергеевича Шмелева / Авт.-сост. Н.В. Юдина, И.А. Костылева, А.С. Капусткин. Владимир: Транзит — ИКС, 2013. С. 23. С. 10-28.
6.
Костылева И.А. Начало пути. Творчество И.С. Шмелева владимирского периода // Дорога к солнцу: владимирский период жизни и творчества И.С. Шмелева: к 140-летию со дня рождения Ивана Сергеевича Шмелева / Авт.-сост. Н.В. Юдина, И.А. Костылева, А.С. Капусткин. Владимир: Транзит — ИКС, 2013. С. 29 — 36.
7.
Ламзина А. В. Заглавие // Введение в литературоведение. Литературное произведение: Основные понятия и термины. – М.: Высшая школа, 1999. – С. 94–107.
8.
Рейсер С.А. Основы текстологии. Л.: «Просвещение», 1978. 176 с.
9.
Соболев Н.И. Повесть И. С. Шмелева «Неупиваемая Чаша»: Творческая история, поэтика, текст. Петрозаводск: ПетрГУ, 2013. 304 с.
10.
Соболев Н.И., Сосновская О.Н. Повесть И. С. Шмелева «Гражданин Уклейкин»: материалы творческих рукописей: [Электронный ресурс]. Петрозаводск : Издательство ПетрГУ, 2017.
11.
Спасская Е. К. Отражение русской ментальности в слове. Концепт совесть в прозе И. С. Шмелева // Вестник РУДН. Лингвистика. 2005. № 7. С. 188-193.
12.
Тюпа В. И. Произведение и его имя / В. И. Тюпа // Литературный текст: проблемы и методы исследования. Аспекты теоретической поэтики. Москва-Тверь: РГГУ, 2000. – С. 9–18.
13.
Филат Т. В. Поэтика заглавий прозы И. Шмелева (своеобразие семантики и структуры) // Вісник Дніпропетровського університету економіки та права ім. Альфреда Нобеля: Серія «Філологічні науки». Дніпропетровськ, 2011. С. 111-116.
14.
Шмелев И.С. К солнцу // Юная Россия. 1907. Январь. С. 38 — 44.
15.
Шмелев И.С. К солнцу // Юная Россия. 1907. Февраль. С. 160 — 166.
16.
Шмелев И.С. К солнцу // Юная Россия. 1907. Март. С. 319 — 324.
17.
Шмелев И.С. К солнцу // Юная Россия. 1907. Апрель. С. 442 — 448.
18.
Юдина Н.В., Лукьянова Е.А. Некоторые штрихи к «лингвистическому портрету» И.С. Шмелева: владимирский период // Дорога к солнцу: владимирский период жизни и творчества И.С. Шмелева: к 140-летию со дня рождения Ивана Сергеевича Шмелева / Авт.-сост. Н.В. Юдина, И.А. Костылева, А.С. Капусткин. Владимир: Транзит — ИКС, 2013. С. 23. С. 37 — 36.
References (transliterated)
1.
Abisheva U.K. Neorealizm v russkoi literature 1900-1910-kh godov: disc. … d. filol. n. M., 2006. 396 s.
2.
Veselova N.A. Zaglavie literaturno-khudozhestvennogo teksta: Avtoref. dis. kand. filol. nauk. Tver': Izd-vo TGU, 1998. 22 s.
3.
Grishunin A.L. Issledovatel'skie aspekty tekstologii. M.: Nasledie, 1998. 416 s.
4.
Dzyga A. O. Obraz solntsa v tvorchestve I.S. Shmeleva i K.D. Bal'monta // Uchenye zapiski Kazanskogo universiteta. Gumanitarnye nauki. 2011. T. 153. Kn. 2. S. 86-96.
5.
Kapustkin A.S. Lichnoe delo chinovnika osobykh poruchenii Vladimirskoi Kazennoi palaty Ivana Sergeevicha Shmeleva // Doroga k solntsu: vladimirskii period zhizni i tvorchestva I.S. Shmeleva: k 140-letiyu so dnya rozhdeniya Ivana Sergeevicha Shmeleva / Avt.-sost. N.V. Yudina, I.A. Kostyleva, A.S. Kapustkin. Vladimir: Tranzit — IKS, 2013. S. 23. S. 10-28.
6.
Kostyleva I.A. Nachalo puti. Tvorchestvo I.S. Shmeleva vladimirskogo perioda // Doroga k solntsu: vladimirskii period zhizni i tvorchestva I.S. Shmeleva: k 140-letiyu so dnya rozhdeniya Ivana Sergeevicha Shmeleva / Avt.-sost. N.V. Yudina, I.A. Kostyleva, A.S. Kapustkin. Vladimir: Tranzit — IKS, 2013. S. 29 — 36.
7.
Lamzina A. V. Zaglavie // Vvedenie v literaturovedenie. Literaturnoe proizvedenie: Osnovnye ponyatiya i terminy. – M.: Vysshaya shkola, 1999. – S. 94–107.
8.
Reiser S.A. Osnovy tekstologii. L.: «Prosveshchenie», 1978. 176 s.
9.
Sobolev N.I. Povest' I. S. Shmeleva «Neupivaemaya Chasha»: Tvorcheskaya istoriya, poetika, tekst. Petrozavodsk: PetrGU, 2013. 304 s.
10.
Sobolev N.I., Sosnovskaya O.N. Povest' I. S. Shmeleva «Grazhdanin Ukleikin»: materialy tvorcheskikh rukopisei: [Elektronnyi resurs]. Petrozavodsk : Izdatel'stvo PetrGU, 2017.
11.
Spasskaya E. K. Otrazhenie russkoi mental'nosti v slove. Kontsept sovest' v proze I. S. Shmeleva // Vestnik RUDN. Lingvistika. 2005. № 7. S. 188-193.
12.
Tyupa V. I. Proizvedenie i ego imya / V. I. Tyupa // Literaturnyi tekst: problemy i metody issledovaniya. Aspekty teoreticheskoi poetiki. Moskva-Tver': RGGU, 2000. – S. 9–18.
13.
Filat T. V. Poetika zaglavii prozy I. Shmeleva (svoeobrazie semantiki i struktury) // Vіsnik Dnіpropetrovs'kogo unіversitetu ekonomіki ta prava іm. Al'freda Nobelya: Serіya «Fіlologіchnі nauki». Dnіpropetrovs'k, 2011. S. 111-116.
14.
Shmelev I.S. K solntsu // Yunaya Rossiya. 1907. Yanvar'. S. 38 — 44.
15.
Shmelev I.S. K solntsu // Yunaya Rossiya. 1907. Fevral'. S. 160 — 166.
16.
Shmelev I.S. K solntsu // Yunaya Rossiya. 1907. Mart. S. 319 — 324.
17.
Shmelev I.S. K solntsu // Yunaya Rossiya. 1907. Aprel'. S. 442 — 448.
18.
Yudina N.V., Luk'yanova E.A. Nekotorye shtrikhi k «lingvisticheskomu portretu» I.S. Shmeleva: vladimirskii period // Doroga k solntsu: vladimirskii period zhizni i tvorchestva I.S. Shmeleva: k 140-letiyu so dnya rozhdeniya Ivana Sergeevicha Shmeleva / Avt.-sost. N.V. Yudina, I.A. Kostyleva, A.S. Kapustkin. Vladimir: Tranzit — IKS, 2013. S. 23. S. 37 — 36.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"