Статья 'К вопросу об амбивалентности троллинга и его использовании в комических креолизованных Интернет-мемах' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

К вопросу об амбивалентности троллинга и его использовании в комических креолизованных Интернет-мемах

Гуторенко Лидия Сергеевна

преподаватель кафедры иностранных языков исторического факультета Московского Государственного Университета имени Ломоносова

119192, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Ломоносовский Просп., 27, корп. 4, оф. Ленинградское шоссе

Gutorenko Lidia Sergeevna

Lecturer of the Department of Foreign Languages, Historical Faculty at Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, Moskva oblast', g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prosp., 27, korp. 4, of. Leningradskoe shosse

lidia_gut@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2018.4.27846

Дата направления статьи в редакцию:

30-10-2018


Дата публикации:

02-01-2019


Аннотация.

Предметом изучения в данной статье являются анализ понятия «троллинг» в трудах отечественных исследователей, его трансформация в массовом сознании, целеполагание пользователей виртуальной коммуникации при использовании троллинга, а также специфика применения троллинга (в широком значении данного термина) в комических креолизованных Интернет-мемах (на материале русского языка). Анализ использования троллинга проводился на примере комических креолизованных Интернет-мемов на русском языке с использованием прецедентных ситуаций, политической и универсальной (бытовых проблем, гендерных взаимоотношений, конфликта поколений). Для достижения поставленной цели использовались следующие методы исследования: дефиниционный, анализа и синтеза, обобщения и систематизации, а также описания. Новизна исследования заключается в представлении широкой интерпретации такого явления, как троллинг, а также в изучении его использования в комических креолизованных Интернет-мемах. Проведённый анализ позволил прийти к выводу о трансформации понятия «троллинг» и популярности его использования в широком понимании (как иронии и сарказма, направленных в адрес читателя или же прецедентной персоналии) в комических креолизованных Интернет-мемах с целью получения удовольствия от интеллектуальной игры, креативности, комического переосмысления проблемных ситуаций, а также рефлексии над ними. тематики. Результаты данной работы могут быть использованы для дальнейшего изучения с лингвопрагматической точки зрения коммуникации в сети Интернет в целом и комических креолизованных Интернет-мемов в частности.

Ключевые слова: троллинг, Интернет-коммуникация, Интернет-дискурс, Интернет-мем, юмор в Интернет-коммуникации, агрессия в Интернет-коммуникации, креолизованный текст, виртуальные сообщества, комический эффект, социальные отношения

Abstract.

The subject of this research is the analysis of the definition of "trolling" in the works of Russian researchers, its transformation in the public consciousness, the goal-setting of virtual communication users when using trolling as well as the specifics of using trolling (in the broad sense of this term) in comic creolized Internet memes (based on the analysis of the Russian language). The analysis of the use of trolling was carried out based on the example of comic creolized Internet memes in Russian using case law, political and universal (everyday problems, gender relations, the conflict of generations). To achieve this goal, the following research methods were used: definitional, analysis and synthesis, synthesis and systematization, as well as descriptions. The novelty of the study is caused by the presentation of a broad interpretation of the phenomenon of trolling, as well as in the study of its use in comic creolized Internet memes. The analysis made it possible to come to the conclusion about the transformation of the notion of "trolling" and the popularity of its use in a broad sense (as irony and sarcasm addressed to the reader or case law personalities) in comic creolized Internet memes for the purpose of receiving pleasure from intellectual game, creativity, comic rethinking of problem situations as well as reflection on them. The results of this work can be used for further study from a linguistic and pragmatic point of view of communication on the Internet in general and comic creolized Internet memes in particular.

Keywords:

creolized text, agression on the Internet, humour on the Internet, Internet meme, discourse on the Internet, communication on the Internet, trolling, virtual communities, comic effect, social relationship

Этимологически троллинг восходит к глаголу «to troll», что в переводе с английского означает «ловить рыбу на блесну». В Интернет-сленге термин впервые появился не позже 1980х в Usenet[1] и BBS[2]; в русском же языке слово часто ассоциировалось по принципу созвучия с существительным «травля». Так, Дж. Донат рассматривает данное явление в контексте ложной идентичности так называемого «тролля», а само подобное поведение часто интерпретируется исследователями как потенциально опасное [11]. Словарь Oxford English Dictionary даёт следующее определение глаголу «to troll»: «осознанно создать оскорбительное или провокационное онлайн-сообщение с целью расстроить кого-либо или же вызвать раздражённую ответную реакцию» [14; перевод мой – Гуторенко Л.С.][3].

В отечественных исследованиях также подчёркивается агрессивная составляющая троллинга: так, Р.А. Внебрачных указывает на то, что условия анонимности, создаваемые киберпространством (использование аватара, никнейма), способствуют возникновению троллинга, который представлен как «проявления различных форм агрессивного и оскорбительного поведения», «вид виртуального натиска» [2; с.48].

М.М. Акулич рассматривает троллинг как проявление свободы слова в негативном плане, вызванное отсутствием морали, указывая в качестве психологической цели подобного поведения получение удовольствия в результате того, что удалось вывести из себя собеседника [1].

Н.В. Часовский рассматривает примеры проявления речевой агрессии в креолизованных текстах, таким образом проводя исследования применения Интернет-мемов в контексте троллинга. Автор указывает, что данный тип речевого поведения может применяться в случае ведения информационных войн с целью перевести тему коммуникации с «конструктивного обсуждения проблемы в словесную перепалку» [8; с.174]. Н.В. Часовский пишет, что речевая агрессия в форме троллинга с использованием креолизованных текстов может применяться в политической (цель – дискредитация оппонента), социальной (целью данных мемов является привлечение внимания к социальным проблемам) и культурной сферах (для высмеивания традиций, моральных норм и принципов, насмешки над культурными догмами или устоями или их критики), а также в сфере межнациональных отношений (по утверждению автора, случаи речевой агрессии в креолизованных текстах в данной сфере являются самыми распространёнными и определяются стремлением к самоутверждению представителей одной нации в результате насмешки над другими).

Согласно Н.В. Часовскому, в виртуальной среде пользователи не уважают личность и человека в собеседнике и безразличны к проблемам и переживаниям других (вероятно, данное явление усиливается в результате анонимности общения и невозможности прямого контакта). Возможно, именно подобное направление, которое приняло общение в киберпространстве, способствовало возникновению и активному развитию понятия «экологичности» коммуникации (в российском научном сообществе также используется термин «медиаэкология»), заострения внимания на проблемах этики и взаимоуважения при взаимодействии с собеседником.

Данная область исследований зародилась в 1950 – 1960-е гг. в США и Канаде, термин ввёл М. Маклуэн. Согласно Л. Стрейт, медиаэкология определяется как «изучение средств коммуникации как среды; при этом имеется в виду, что технологии и методы передачи информации и коды коммуникации играют ведущую роль в человеческой деятельности» [15].

Отечественных исследователей, например, В.И. Шаховского и Н.Г. Солодовникову привлекла смежная область исследований – лингвоэкология [2016; 288]. В отличие от медиаэкологии, применяющейся к средствам массовой коммуникации в целом, в данном случае под экологичностью коммуникации подразумевается соблюдение неких условий, а именно: реализация участниками коммуникации изначально поставленных задач применительно к конкретной ситуации, использование этичных эмотивов для достижения поставленных целей; улучшение состояния всех участников коммуникации в результате общения. Для соблюдения этих условий исходный импульс для общения должен быть положительным, адресанту следует отбирать и использовать положительные эмотивы, а у адресата должна возникать положительная реакция в ответ [5; с. 23].

В.И. Шаховский и Н.Г. Солодовникова пишут о терапевтической функции языка, которая стереотипично реализуется при социальных ролях «врач-пациент», однако может присутствовать при любой коммуникации, способствуя зарождению положительных эмоций, предотвращению или же благоприятному разрешению конфликта [9].

А. Киклевич выделяет также этологическую функцию языка, связанную с экологической: так, обе данные функции направлены на оптимизацию прагматики коммуникации, стремление избежать конфликтов [13]. В.И. Шаховский и Н.Г. Солодовникова отмечают, что прагматика индивидуальна у каждого коммуниканта, и для успешности общения необходима конгруентность инициальной и терминальной интенций, т.е. прагматики говорящего и слушающего, поскольку в противном случае коммуникация способствует возникновению негативных эмоций. Проанализировав цитаты из средств массовой коммуникации на русском языке, авторы приходят к выводу о том, что «неэкологичностью пропитаны практически все сферы современной российской жизни», что говорит о важности выделения и исследования коммуникативно-экологической функции языка.

Если анализировать общение в виртуальной среде с точки зрения лингвоэкологии, можно отметить, что оно часто не является экологичным: вероятно, данная ситуация обусловлена самими особенностями киберпространства, а именно анонимностью, отсутствием визуального контакта, часто отсутствием личного знакомства между участниками коммуникации. Однако следует отметить, что в последнее время степень экологичности коммуникации в среде Интернет возрастает, а анонимность уменьшается. Юмор, употребляющийся в виртуальном сообществе, также постепенно трансформируется: меньше используются прямые оскорбления и агрессия, всё чаще замечается использование юмора (и троллинга в частности, как одного из видов юмора) в гедонистических целях, иногда же он используется с целью поддержать адресата.

Как отмечает Н.Г. Колосова (Солодовникова), значительный процент ситуаций неэкологического речевого взаимодействия так или иначе связан с эмоциональной сферой общения; в то же время эмоциональная область является одной из главных сфер воздействия комических текстов, что позволяет использовать анализ комических текстов и мемов в виртуальной среде, где их применение сейчас пользуется большой популярностью с целью исследования уровня экологичности коммуникации в рамках отдельно взятого культурного сообщества [5].

Вопреки научным определениям, указанным выше, в общественном сознании в настоящее время практически любой вид юмора, направленный против человека, а не против ситуации (который может носить не только деструктивный, но и конструктивный характер), будет восприниматься как троллинг[4]. Возможно, данное изменение значения понятия связано в том числе с трансформацией самого типа взаимодействия в киберпространстве: становятся менее популярными анонимные чаты, а глобальные социальные сети, такие как Вконтакте и Facebook, ставят необходимым условием предоставление реальной информации о себе при регистрации: в результате, реже используются выдуманные никнеймы[5] и абстрактные изображения в качестве аватара[6], понижается общая анонимность при коммуникации в киберпространстве.

Данная трансформация понятия в общественном сознании нашла отражение в статье Л.С. Синельниковой. Как указывает автор, «Амбивалентность понимания и оценки троллинга вполне объяснима разнородностью целей акторов виртуального общения» [7; с. 272]. Помимо агрессивной стратегии поведения при использовании троллинга, Л.С. Синельникова также указывает в качестве возможных целей «троллей» оживление дискуссии, интеллектуальную игру без провокации, креативность и повышение посещаемости сайта.

Таким образом, сегодня применение комических текстов, содержащих иронию и сарказм в адрес читателя, будет трактоваться как «троллинг» в массовом сознании, что противоречит изначальному словарному определению[7]. Подобные сообщения редко будут иметь своей целью провокацию, порождение агрессии, и в то же время часто будут более мирными: созданными для получения удовольствия, а также высмеивания недостатков и трудностей для их более лёгкого преодоления либо в воспитательных целях. В то же время ирония и сарказм, обращённые в адрес других пользователей, могут также являться не агрессивной провокацией, а становиться поводом для рефлексии.

В то время как основной областью применения троллинга в традиционном понимании является диалог: так, М.М. Раевская указывает, что для диалога (полилога) в Интернет-коммуникации «прагматической целью […] является, в первую очередь, эмоциональное «выплёскивание», а затем уже обмен мнениями без достижения конечного итога (выяснения истины)» [6]. троллинг в своём расширенном значении, понимаемом пользователями и упомянутым выше, становится популярной формой комического также в тех жанрах Интернет-коммуникации, которые не предполагают диалога.

Одним из ярких примеров подобного целеполагания является использование троллинга в комических креолизованных Интернет-мемах, являющихся гибридными образованиями, которые содержат графический и вербальный компоненты. Следует отметить, что коммуникация непосредственно в социальных сетях имеет значительные сходства с устной [10],[12] и имеет форму диалога, в то время как комические креолизованные Интернет-мемы изначально не предполагают ответного комментария и не всегда обращены в адрес конкретных личностей[8].

Данная особенность не способствует использованию агрессии, и в то же время «сатира, ирония и сарказм в целом характерны для жанра Интернет-мема» [4; с.10], что может объясняться эстетикой постмодернизма, которой свойственно ироничное осмысление реальности [3]. Интернет-мемы, пользующиеся успехом, нередко являются реакцией на актуальные внешние события, либо содержат случайные фотографии и цитаты в качестве прецедентного источника, получающего комическое переосмысление.

Так, в ответ на бессмысленный на первый взгляд запуск машины Тесла в космос российские пользователи запустили серию комических креолизованных Интернет-мемов с общим вербальным компонентом «как тебе такое (изобретение), Илон Маск?», в то время как графический элемент содержал фотографии, свидетельствующие об оригинальном использовании тех или иных предметов не по назначению, а для решения бытовых проблем при отсутствии лучшей альтернативы. Например, может использоваться фотография крышки кастрюли, в ручку которой продета пробка; пластиковой коробки от торта в качестве абажура или веника, прикреплённого к дворнику машины, чтобы сметать снег с лобового стекла. С точки зрения современных пользователей, юмор в данных примерах основан на использовании троллинга, заключающегося как в самоиронии, так и в иронии в отношении Илона Маска. Целью троллинга в данном случае, наряду с получением удовольствия, является самоутверждение и креативность.

Комические креолизованные Интернет-мемы, освещающие такие универсальные темы, как бытовые и проблемные ситуации, конфликт поколений, гендерные взаимоотношения, также нередко содержат троллинг в широком понимании данного термина. Так, текст одного из Интернет-мемов представляет диалог между мужем и женой и содержит троллинг в форме иронии в адрес последней: «-Дорогой, скажи мне что-нибудь такое, чтобы я почувствовала себя женщиной. / -Ты права.». В вышеупомянутом примере троллинг может восприниматься как используемый в гедонистических целях, так и для интеллектуальной игры, комического переосмысления и рефлексии на тему гендерных взаимоотношений.

Другой Интернет-мем, содержащий троллинг в аналогичной форме, освещает актуальную для женщин проблему похудения: «Не хотелось бы хвастаться, но 14-дневную диету я выполнила за 4 часа 27 минут». В данном примере комический эффект возникает благодаря несоответствию между написанным высказыванием и его смыслом. Троллинг в приведённом примере способствует комическому переосмыслению проблемной ситуации, содержит оттенок интеллектуальной игры, а также призывает женщин с аналогичной проблемой к рефлексии.

В комическом креолизованном Интернет-меме, на котором изображена семья с ребёнком в сопровождении текста «Ты не можешь выбрать свою семью. Но ты можешь выбрать своего психотерапевта» содержится саркастический троллинг в адрес людей, у которых возникают проблемы в общении с родителями или детьми. В данном примере использование троллинга способствует рефлексии на тему возникающих семейных конфликтов, а также высмеиванию проблемной ситуации с целью более лёгкого её преодоления.

Троллинг в адрес читателя также может являться формой комического, используемом в креолизованном Интернет-меме. Так, в одном из примеров содержится надпись крупным шрифтом в верхней части «ЕСЛИ ВЫ СМОГЛИ ЭТО ПРОЧИТАТЬ», в то время как в нижней используется более мелкий шрифт: «Не удивляйтесь. Это же огромные буквы». Комический эффект в данном примере усиливается благодаря аллюзии на тексты в сети Интернет, содержащие тесты на дальтонизм, или цифровые сообщения, по форме напоминающие буквы, которые надо разобрать. Целью троллинга в вышеприведённом примере будет являться получение удовольствия от интеллектуальной игры без провокации и креативность.

В комических креолизованных Интернет-мемах на политическую тематику троллинг обращён в адрес конкретных личностей, каковыми чаще всего становятся политические лидеры и деятели родной страны или государств, активно влияющих на мировую политику. Случайные фотографии или высказывания политических лидеров, наряду с их действиями, способствуют созданию большого количества комических креолизованных Интернет-мемов, в которых задействуется троллинг в адрес прецедентных персоналий. Так, высказывание Премьер-министра России «денег нет, но вы держитесь» привело к возникновению ряда креолизованных Интернет-мемов, содержащих троллинг Д.А. Медведева, в которых его цитата получала комическое переосмысление благодаря графическому компоненту. Использование троллинга в политических мемах часто направлено на изменение отношения к проблемным ситуациям с помощью их комического переосмысления, что способствует более лёгкому их преодолению.

Таким образом, в настоящее время троллинг, понимаемый пользователями не только как форма агрессии, но и как ирония и сарказм в адрес читателя, прецедентного персонажа или персоналии, является одной из популярных форм комического в виртуальной коммуникации в целом и в комических креолизованных Интернет-мемах в частности. Проведённый анализ показывает, что использование троллинга в комических креолизованных Интернет-мемах часто имеет целью получение удовольствия от интеллектуальной игры, креативность, комическое переосмысление проблемных ситуаций, а также рефлексия над ними.

[1] компьютерная сеть, созданная с целью общения и публикации файлов и поспособствовавшая возникновению многих понятий, популярных в сети Интернет

[2] Bulletin Board System, позволяющий подсоединяться к сети при помощи телефонных кабелей

[3] «Make a deliberately offensive or provocative online post with the aim of upsetting someone or eliciting an angry response from them»

[4] Установлено по наблюдениям сферы употребления термина «троллинг» в киберпространстве и результатам опроса 140 человек, многие из которых оказались в принципе не знакомы с исходным словарным определением понятия «троллинг».

[5] Псевдонимы, используемые при Интернет-коммуникации, от англ. nickname.

[6] Фотография, сопровождающая сообщения пользователя и указанная в его профиле, его «виртуальное лицо».

[7] Агрессивное поведение в виртуальной коммуникации, форма социальной провокации.

[8] В данном случае наиболее ярким исключением являются комические креолизованные Интернет-мемы политического характера

Библиография
1.
Акулич, М.М., Интернет-троллинг: понятие, содержание и формы / Теория и методология социологии, Вестник Тюменского государственного университета. 2012. – №8. – с. 47-54.
2.
Внебрачных, Р.А. Троллинг как форма социальной агрессии в виртуальных сообществах / Вестник Удмуртского университета / Философия. Социология. Психология. Педагогика. – 2 144.
3.
Джеймисон, Ф. Постмодернизм и общество потребления / логос. 2000. – №4. – С. 63–77.
4.
Канашина, С.В. Эффект обманутого ожидания в Интернет-мемах как особая коммуникативная стратегия / Вестник Томского государственного педагогического университета. – 2017. – №10 (187). – с. 9-14.
5.
Колосова (Солодовникова), Н.Г., Экологическая функция эмоций / Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ «Грани познания», №1 (35). Февраль 2015. www.grani.vspu.ru, с. 22-28.012. – Вып. 1. – с. 48-51.
6.
Раевская, М.М. Экспрессивный фон эпохи: эмоционально-оценочные преференции современного испанского социума (опыт лингвистического исследования) / Материалы Международного конгресса «Россия и Испания: политика, экономика, культура», изд. НИУ ВШЭ. – Москва. – С. 527-533.
7.
Синельникова, Л.Н. Дискурс троллинга / Дискурс-Пи, Энциклопедия «Дискурсология» – 2016. – с. 271-279.
8.
Часовский, Н.В. Речевая агрессия в креолизованных текстах / Вестник Челябинского государственного университете. – 2013. – № 37 (328) / Филология. Искусствоведение. – Вып. 86. – С. 173-175.
9.
Шаховский, В.И., Солодовникова, Н.Г. (Волгоград), Лингвоэкология: объект, предмет и задачи [Электронный ресурс] / URL: http://uapryal.com.ua/training/shahovskiyv-i-solodovnikova-n-g/ (дата обращения 30.10.2018).
10.
Crystal, D. Language and the Internet / Cambrige: University press. – 2001. – 272 p.
11.
Donath, J. S., Identity and deception in the virtual community / Prepared for: Kollock, P. and Smith M. (eds). Communities in Cyberspace. London: Routledge, 4 August 1995.
12.
Herring, S. C., & Androutsopoulos, J. Computer-mediated discourse 2.0. In D. Tannen, H. E. Hamilton, & D. Schiffrin (Eds.), The handbook of discourse analysis, Second Edition. – 2015 – pp. 127-151. Chichester, UK: John Wiley & Sons. http://info.ils.indiana.edu/~herring/herring.androutsopoulos.2015.pdf (дата обращения 10.9.2018)
13.
Kiklewicz, A. Language functions in the ecolinguistic perspective / New Pathways In Linguistics. Edited by Stanislaw Puppel & Marta Boguslawaska-Tafelska. Institute Of Modern Languages and Literature & University Of Warmia And Mazury. Olsztyn. – 2008. – P. 23 – 45.
14.
Oxford English Dictionary [Электронный ресурс] / URL: http://www.oed.com/ (дата обращения 30.10.2018)
15.
Strate, L. Understanding MEA [Электронный ресурс] / In Medias Res 1 (1). – Fall 1999. URL: http://www.media-ecology.org/publications/In_Medias_Res/imrv1n1.html (дата обращения 30.10.2018).
References (transliterated)
1.
Akulich, M.M., Internet-trolling: ponyatie, soderzhanie i formy / Teoriya i metodologiya sotsiologii, Vestnik Tyumenskogo gosudarstvennogo universiteta. 2012. – №8. – s. 47-54.
2.
Vnebrachnykh, R.A. Trolling kak forma sotsial'noi agressii v virtual'nykh soobshchestvakh / Vestnik Udmurtskogo universiteta / Filosofiya. Sotsiologiya. Psikhologiya. Pedagogika. – 2 144.
3.
Dzheimison, F. Postmodernizm i obshchestvo potrebleniya / logos. 2000. – №4. – S. 63–77.
4.
Kanashina, S.V. Effekt obmanutogo ozhidaniya v Internet-memakh kak osobaya kommunikativnaya strategiya / Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. – 2017. – №10 (187). – s. 9-14.
5.
Kolosova (Solodovnikova), N.G., Ekologicheskaya funktsiya emotsii / Elektronnyi nauchno-obrazovatel'nyi zhurnal VGSPU «Grani poznaniya», №1 (35). Fevral' 2015. www.grani.vspu.ru, s. 22-28.012. – Vyp. 1. – s. 48-51.
6.
Raevskaya, M.M. Ekspressivnyi fon epokhi: emotsional'no-otsenochnye preferentsii sovremennogo ispanskogo sotsiuma (opyt lingvisticheskogo issledovaniya) / Materialy Mezhdunarodnogo kongressa «Rossiya i Ispaniya: politika, ekonomika, kul'tura», izd. NIU VShE. – Moskva. – S. 527-533.
7.
Sinel'nikova, L.N. Diskurs trollinga / Diskurs-Pi, Entsiklopediya «Diskursologiya» – 2016. – s. 271-279.
8.
Chasovskii, N.V. Rechevaya agressiya v kreolizovannykh tekstakh / Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universitete. – 2013. – № 37 (328) / Filologiya. Iskusstvovedenie. – Vyp. 86. – S. 173-175.
9.
Shakhovskii, V.I., Solodovnikova, N.G. (Volgograd), Lingvoekologiya: ob''ekt, predmet i zadachi [Elektronnyi resurs] / URL: http://uapryal.com.ua/training/shahovskiyv-i-solodovnikova-n-g/ (data obrashcheniya 30.10.2018).
10.
Crystal, D. Language and the Internet / Cambrige: University press. – 2001. – 272 p.
11.
Donath, J. S., Identity and deception in the virtual community / Prepared for: Kollock, P. and Smith M. (eds). Communities in Cyberspace. London: Routledge, 4 August 1995.
12.
Herring, S. C., & Androutsopoulos, J. Computer-mediated discourse 2.0. In D. Tannen, H. E. Hamilton, & D. Schiffrin (Eds.), The handbook of discourse analysis, Second Edition. – 2015 – pp. 127-151. Chichester, UK: John Wiley & Sons. http://info.ils.indiana.edu/~herring/herring.androutsopoulos.2015.pdf (data obrashcheniya 10.9.2018)
13.
Kiklewicz, A. Language functions in the ecolinguistic perspective / New Pathways In Linguistics. Edited by Stanislaw Puppel & Marta Boguslawaska-Tafelska. Institute Of Modern Languages and Literature & University Of Warmia And Mazury. Olsztyn. – 2008. – P. 23 – 45.
14.
Oxford English Dictionary [Elektronnyi resurs] / URL: http://www.oed.com/ (data obrashcheniya 30.10.2018)
15.
Strate, L. Understanding MEA [Elektronnyi resurs] / In Medias Res 1 (1). – Fall 1999. URL: http://www.media-ecology.org/publications/In_Medias_Res/imrv1n1.html (data obrashcheniya 30.10.2018).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"