Статья 'Роль стилистических приемов в художественной публицистике Т.Е.Сметанина' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Роль стилистических приемов в художественной публицистике Т.Е.Сметанина

Ефремова Надежда Анатольевна

кандидат филологических наук

доцент, кафедра стилистики якутского языка и русско-якутского перевода, Институт языков и культуры народов Северо-Востока РФ, Северо-Восточный федеральный университет имени М.К.Аммосова

677000, Россия, республика 677000 Саха (якутия), г. Якутск, 202 микрорайон, 13, кв. 10

Efremova Nadezhda

PhD in Philology

Associate Professor of the Department of Stylistics of the Yakut Language and Russian-Yakut Translation at Institute of Languages and Culture of North-Eastern Peoples of the Russian Federaiton, Ammosov North-Eastern Federal University

677000, Russia, respublika 677000 Sakha (yakutiya), g. Yakutsk, 202 mikroraion, 13, kv. 10

Enadin1979@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2018.4.27761

Дата направления статьи в редакцию:

23-10-2018


Дата публикации:

02-01-2019


Аннотация.

Предметом исследования являются стилистические фигуры речи, употребляемые в якутской художественной прозе. Объектом исследования послужили синтаксические конструкции, которые формируют художественно-стилистическое своеобразие якутской художественной публицистики. Цель исследования заключается в лингвистическом доказательстве того, что использованные в произведениях стилистические приемы: анафора, анаэпифора, антиметабола, антипофора, антитеза, апостроф, геминация, гипофора, гомеология, олицетворение, перечисление, подхват, прерванно-продолженное высказывание, риторическое восклицание, риторический вопрос, синкризис, синтаксический параллелизм, сравнение, энаргия служат средством для выражения экспрессии, которые формируют данный стиль в идейно-художественном плане, а также передают эмоциональные чувства самого автора. Методом описательного анализа выявляется роль стилистических фигур (приёмов) в якутской художественной публицистике. Материалом для лингвистического анализа послужили тексты очерков и рассказов классика якутской литературы, писателя-фронтовика Т.Е. Сметанина, написанные на военно-патриотическую тему в период Великой Отечественной войны. Особым вкладом автора в исследование темы является выявление и систематизация стилистических фигур речи, используемых в якутской художественной прозе на материале очерковых произведений якутского классика, писателя-фронтовика Т.Е.Сметанина. Язык и стиль писателя достаточно не изучен: нет трудов, которые освещают жанровые и стилистические особенности его творческое наследия. Стилистические приемы в художественной публицистике Т.Е.Сметанина сыграли особую роль в создании художественного образа Великой Отечественной войны, пробуждая тем самым у читателя, глубокие чувства патриотизма.

Ключевые слова: публицистика, стилистический, прием, экспрессия, анафора, метабола, антитеза, мезархия, синкризис, энаргия

Abstract.

The subject of the research is the stylistic figures of speech used in Yakut artistic prose. The object of the study is the syntactic constructions that form the artistic and stylistic originality of Yakut artistic journalism. The goal of the research is the linguistic proof that the stylistic techniques used in the works, anaphora, anaepiphora, antimetabol, antipophore, antithesis, apostrophe, hemination, hypophora, homeology, impersonation, enumeration, pickup, interruptedly continued utterance, rhetorical exclamation, rhetorical, rhetorical exclamation, enumeration, enumeration, interception syncrisis, syntactic parallelism, comparison, enargy serve as expressive means that form this style in ideological and artistic terms as well as convey emotions and feelings of the writer. The method of descriptive analysis reveals the role of stylistic figures (receptions) in Yakut artistic journalism. The research covered texts for the essays and short stories of the classic Yakut literature, the front-line writer T. Smetanin, written on the military-patriotic theme during the Great Patriotic War. A special contribution of the author to the research of the topic is the identification and systematization of stylistic figures of speech used in Yakut artistic prose based on the analysis of essay works of the Yakut classic, the front-line writer T. Smetanin. The writer's language and style have not been studied enough: there are no works that highlight the genre and stylistic features of his creative heritage. The stylistic techniques in the artistic journalism of T. Smetanin played a special role in creating the artistic image of the Great Patriotic War, thereby evoking the reader with deep feelings of patriotism.

Keywords:

syncrisis, mesarchy, antithesis, metabola, anaphora, expression, reception, stylistic, publicistic, enargy

Художественная публицистика является одним из продуктивных функциональных стилей современного якутского литературного языка. Её язык и стиль в якутской филологии исследованы недостаточно. Более того, изучение стилистики и жанрового своеобразия произведений якутских писателей-классиков находится на начальном этапе развития.

Изучение стилистических приёмов, используемых в якутской художественной публицистике, проведено нами на основе лингвистического анализа очерковых произведений писателя-фронтовика Т.Е.Сметанина, посвященных военной тематике: «В долине реки Лены» («Лена хочотугар»), «Михаил Фёдорович в послевоенные годы» («Михаил Федорович сэрии кэнниттэн» (1947), «Новый год» («Саҥа дьыл» (1945), «Чудный день» («Дьикти кэрэ күн» (1945), «Долгожданная радость» («Күүтүллүбүт үөрүү» (1945), «Счастье» («Дьол» (1945), «Волны реки Лены» («Лена долгуннара» (1945), «Праздник победителей» («Кыайбыттар ыһыахтара» (1945), «Тоска солдата по Родине» («Саллаат ахтылҕана» (1943-44) [1,2,7,9].

Тимофей Егорович Сметанин – один из талантливых якутских писателей-фронтовиков, искусный мастер слова во всех жанрах литературы: поэзии, прозе, драматургии. Кроме того, он автор замечательных произведений для детей: «Рассказы охотника Мэхэлэчээнэ», «Егор Чээрин», «Кёрегей», «Песнь кота» и др. Многие его произведения вошли в учебную программу для средних общеобразовательных школ с якутским языком обучения [9, 10].

Литературовед, критик Н.З.Копырин отметил, что “...творческое наследие Т.Е.Сметанина отличается жанровым разнообразием, самобытностью, экспрессивностью и изобразительностью языка. Умение точно передавать мысль в разных жанрах характеризует многранность таланта молодого писателя. Проживший всего 27 лет, Тимофей Сметанин внес неоценимый вклад в историю якутской литературы. Якутский читатель знает его не только как писателя-фронтовика, но и как яркого публициста, драматурга и детского писателя” [7, с.42].

Первые стихотворения Т.Сметанина были опубликованы в местных газетах “Путеводитель колхоза”, “Будь готовь”. Но пик его творчества приходит в самый разгар Великой Отечественной войны: “В эти дни”, “Связист”, “Сражайся за правду”, “Признание”, “Молодому другу”, “Солдат и смерть”, “Я русский якут!”, “Сталин с нами”, “За Родину”, “Прощание”, “Лена”, “Черный волос с кровью”, “Тоска солдата по Родине”. Все эти произведения веют духом патриотизма, призывают советский народ смело сражаться за Родину, не сдаваться врагу.

Вышеперечисленные произведения автора, которые он называет короткими рассказами, – яркие образцы якутской художественной публицистики времён Великой Отечественной войны. Публицистика Т.Сметанина направлена на пробуждение у читателей чувства патриотизма и призыв к борьбе с врагом [1,2,4]. Каким же способом автор достигает своей писательской цели? Что же ему помогает передать свои чувства и эмоции, пережитые на войне, своему читателю?

Исследователи якутского языка и литературы не раз обращали свое пристальное внимание на языковые средства выражения экспрессивности, модальности, используемые мастерами слова. Так, в чем же кроется своеобразие языка и неповторимый стиль писателя?

Художественная публицистика Т. Сметанина написана в прозаической форме. Однако следует отметить, что в очерковых текстах чувствуется некая стройность стиха в ритмико-интонационном и художественно-эстетическом ракурсах. Итак, остановимся на стилистических приёмах, используемых писателем.

1. Анафора или единоначатие - стилистическая фигура, заключающаяся в повторении тождественных элементов (звуков, сочетаний, морфем, слов, словосочетаний) в начале нескольких (чаще параллельных) отрезков речи (фраз, предложений, абзацев, строк, стихотворных строф). Выделяют лексическую, морфемную, фонетическую анафору [3, с. 19].

В очерке «Тоска солдата по Родине» представлена лексическая анафора: Биһиги билэбит , Лена илин баарын. Биһиги билэбит , ол эрээри кинини арҕаа баран булары. Биһиги билэбит , Ленаҕа Советскай Ийэ дойдубут кэрэ куораттарын чиэрэстээн тиийэри. Биһиги билэбит , Лена биэрэктэрин көрөр иһин, охсуһуу хонууларын туораан, уот тимир хабырыйсыыларын ардынан ааһары. ‘Мы знаем , что река Лена находится на Востоке. Мы знаем , что вопреки этому ее можно найти только через Запад. Мы знаем, что дойдем до своей родной Лены только через множество прекрасных городов Советской Родины. Мы знаем , чтоб увидеть берега родной Лены, нужно пройти через поля битв и остаться в живых после огненных схваток’ [6, с. 97]. Анафора образована трёхразовым повторением согласованного словосочетания Биһиги билэбит ‘Мы знаем’.

Фонетическая анафора представлена в очерках «Долгожданная радость» и «Счастье»: Поэт а суох киһи поэт тыан, үҥкүүһү тэ суох киһи үҥкүү лүөн баҕарар ‘Не будучи поэтом, хочу что-то написать, не будучи танцором, хочу станцевать’; Күү ппүт күү түү, эрэ ммит эрэ л бу буолар ‘Вот это и есть долгожданная радость, возложенная надежда’ [6, с.100]. Повторение слов одной и той же основы встречается в художественном и разговорном стилях якутского языка. Вообще, принцип компоновки якутского языка основывается на гармонии гласных и согласных звуков, что придает речи благозвучие.

Яркий пример морфологической анафоры находим в очерке «Новый год»: Көрөбүн тулабар көрдөөх доҕотторум ньуурдарын. Ааҕабын эһиги хараххытыгар эрэл сырдык уоттарын Вижу вокруг светлые лица веселых друзей. Читаю в ваших глазах светлые искорки надежды’ [6, с. 97]. Однородные синтаксические конструкции придают произведению слаженную ритмичность и благозвучие.

Таким образом, анафора, в основном, строится на повторе одинаковых единиц, которые и создают стилистическое своеобразие произведения.

2. Анаэпифора или симплока - стилистическая фигура, представляющая собой объединение анафоры и эпифоры: повторение тождественных элементов в начале и в конце нескольких отрезков речи при разной середине. Выделяют лексическую и синтаксическую анаэпифору. Лексическая анаэпифора использована Т. Сметаниным в очерке «Тоска солдата по Родине»: Баҕар, эн туппут килиэпкин Украинаҕа нуучча уола-саллаат доҕорум минньигэстик ыстыы олороро буолуо. Баҕар, ити кэмҥэ эмиэ бэйэтин кыыһын саныыра буолуо. Баҕар, кини кыыһын үлэлээбит килиэбэ бу мин илиибэр буолуо. А может быть, твоим хлебом лакомится мой друг-солдат в Украине. А может быть, в это время он тоже тоскует по своей любимой. А может быть, хлеб, выращенный его девушкой, я держу в своих руках’ [6, с. 113].

3. Антиметабола – стилистическая фигура синкретичного характера, совмещающая в себе структурные признаки хиазма (перекрестное повторение одних и тех же слов) и семантические признаки антитезы (противопоставление повторяющихся перекрестных слов). Рассмотрим этот прием в очерке «Новый год»: ...уолаттарга кэрэ кыргыттары, кыргыттарга үчүгэй уолаттары баҕарыынан, баҕар, бүтүөм этэ; Кини эйигиттэн тэйэн арҕаа ыраатан и һ эр. Ити аата кини эйиэхэ и һ эр; Кини Берлин диэки ту һ аайа барар . Ити аата кини Сахатын сиригэр и һ эр. ‘… я бы хотел пожелать парням красивых девушек, а девушкам хороших парней; Она постепенно удаляется от тебя в сторону Запада. А значит, она приближается к тебе; Он идет в сторону Берлина. А значит, он идет в свою Якутию’ [6, с. 97].

4. Антипофора (возражение) или рассуждение риторическое – прием развития темы, состоящий в том, что говорящий или пишущий ставит вопросы и сам же на них отвечает. Очерк «Тоска солдата по Родине» представляет собой дневниковую запись, которая полна эмоциональными выражениями, где чувствуется ностальгия фронтовика, находящегося на чужбине. Например: Саха уола куһаҕан сааһыт дуо? Саха уола сэрии дьыалатын куһаҕаннык билэр дуо? Суох! Охсуһуу хонуутун дьулааныттан уҥуоҕа салҕалаабыт саханы мин көрбөтөҕүм; Билигин бу мүнүүтэҕэ ханна буолуой, мин хара харахтааҕым, тугунан дьарыктанара буолуой, мин уһун суһуохтааҕым? Хайа эмэ хатыҥ төрдүгэр кинигэ ааҕа олороро буолуо дуу, эбэтэр тэһийбэтэхтии түннүккэ өрө тыына турара буолуо дуу? Суох! Мин доҕорум оннук буолбатах. Бу кэмҥэ кини миэстэтэ онно буолбатах, кини эмиэ сэриилэһэр. ‘Разве парень-якут плохой стрелок? Разве парень-якут плохо знает военное дело? Нет! Я ни разу не видел якута, у которого дрожали бы руки от боязни битвы; Узнать бы в эти минуты, где сейчас находится моя черноглазая, чем занимается моя длиннокосая? Может она читает книгу, сидя у березы, а может она тоскует, тяжко вздыхая у окна? Нет! Она не такая. В такие минуты ее место не там, она тоже мужественно, как и мы солдаты, сражается’ [6, с. 112]. Здесь мы чувствуем внутреннюю взволнованность, самоутешение и уверенность. Отрицательным модальным словом Суох! ‘Нет!’ с восклицательным знаком еще раз подтверждает неотступность, патриотизм и мужественность говорящего. «Вопрос – ответ» такова схематичная формулировка данного приема.

5. Антитеза – стилистическая фигура, построенная по принципу контраста, резкого противопоставления понятий, положений, образов, состояний и т.п. Антитеза основана на сравнении двух противоположных явлений или признаков, присущих разным предметам. [3, с. 19]. Очерк «Новый год» построен по принципу стилистического контраста, который заключается в резком противопоставлении различных элементов текста с целью создания определенного стилистического эффекта: Биһиэхэ, Лена мууһун үрдүгэр тэлгэммит үрүҥ хаар курдук, барыта ыраас, барыта сырдык. Кинилэргэ, дьахтар та ҥ ас сууйбут Рейн чычаас биэрэгинээҕи буордаах уутун курдук, - барыта кирдээх, барыта хара ҥ а; Саҥа дьыл биһиэхэ саҥа кыайыы, саҥа дьол саҕаланыыта. Саҥа дьыл кинилэргэ төннүү төлкөтө , кэхтии сэрэбиэйэ...; Биһиги салгыммытыгар сайыҥҥы сибэкки арамаата дыргыйар, кинилэр салгыннарыгар сэрии дьааттаах, өлүк кэҥсик сыта күҥкүлү үйэр. ‘У нас - все светло и все чисто, подобно белому снегу на ледяных глыбах реки Лены. У них – все грязно, все темно, подобно грязной воде низовьев реки Рейна, в которой постирано белье; Новый год для нас – победа, начало нового. Новый год для них – жребий гибели, предвестник смерти…; Наш воздух веет ароматом летних цветов, их воздух воняет трупным запахом смерти (букв. перевод)’ [6, с. 95].

6. Апостроф или риторическое обращение – фигура речи или грамматический троп, отличающийся от обычного обращения тем, что форма обращения используется в ней не только для называния адресата, сколько для привлечения к этому адресату внимания других лиц и его оценочной характеристики [3, с. 23]. Риторические обращения к одушевленному и неодушевленному предмету встречаются в произведениях «Счастье» и «Волны реки Лены». Например: Фронтовик доҕоруом! Өйдүүгүөн, эн биһиги уулаах окуопаҕа сытан, утуйбакка сылдьан, охсуһуу быыһыгар бу күнү ахтарбытын-саныырбытын; Тула көр, поэт! ; Ок-сиэ! Туох буоллуҥ, Лена ийэм?! ‘Мой друг-фронтовик! Помнишь ли ты, как мы ждали и мечтали об этом дне, находясь в сыром окопе в полудремоте; Оглянись, поэт!; Что же случилось, Лена-матушка?!’ [6, 101].

7. Геминация – стилистическая фигура, заключающаяся в контактном повторении слова, словосочетания или предложения три и более раза. Например: Доҕорум, доҕорум, доҕорум истэҕэ ‘Едет-едет мой друг, друг, друг’ [3, с. 42].

8. Гипофора – стилистический прием, состоящий из риторического или медитативного вопроса (или цепочки вопросов) и ответа или шире – реакции на него. Гипофора по принципу синтаксического построения напоминает антипофору, но имеет существенные отличительные черты в семантическом плане [3, с. 45]. В очерке «Тоска солдата по Родине» можно часто встретить подобные конструкции. Например: Эн эмиэ сылайаҕын, ардыгар аччыктыыгын, куйаастан буһаҕын, тымныыттан тоҥоҕун. Хайыахпытый? Тулуйуохха наада! ; Санаан көрүүй: Хайдах айанныаҥый, аан бастаан Ленаны хайдах харахтыаҥый? Онтон Лена сылаас сымнаҕас түөһүгэр хайдах эйигин бигээн, таптаан айаннатыай, ахтылҕанын таһаарыай?! Дьиэҕэр хайдах тиийиэҥий, ааҥҥын хайдах аһан киириэҥий, аан маҥнай туох диэн кэпсэтиэҥий?! ‘Ты тоже устаешь, иногда голодаешь, потеешь в жару, замерзаешь от холода. Что же делать? Надо выдержать! Подумай: когда ты поедешь домой, как ты взглянешь на Лену? Как укачает тебя Лена-матушка на своей мягкой груди, как любовью повезет тебя, как развеет свою тоску по тебе?! Как дойдешь до дома, как откроешь дверь, о чем ты начнешь рассказывать?!’ [6, с. 115]. Данный приём используется в текстах рассуждающего типа: внутренний монолог автора раскрывает нрав и характер солдата, передает при этом его настроение, чувства и эмоции. Использование гипофоры ещё раз подтверждает, что данное произведение напоминает дневниковую запись, в которую автор вносит свои впечатления о происходящих в его жизни событиях.

9. Гомеология – стилистический прием, заключающийся в повторении однотипных морфем, чаще в параллельных отрезках речи. Использование глагола-сказуемого в повелительном наклонении в цепочке трёх предложений наблюдается в очерке «Чудный день». Например: Кыһыл Армия кыһыл Маай илгэтин сир аайы сатыылатта, самаан сайынын хаампыт сирин аайы арылытта. История чэгиэн мууһун ириэрдэ, күөҕү күллэрдэ ‘Красная Армия пронеслась по всей земле. Наступила новая пора. Все ледяное растаяло, зеленою покрылось’ [6, с. 99].

10. Мезархия - повторение одного и того же слова или одной и той же группы слов в начале и в середине одного предложения или в каждом из следующих друг за другом предложений [3, с. 19]. Яркий пример мезархии можно заметить в очерке «Чудный день»: Саха омук остуоруйатыгар аан ма ҥ най саха атаҕа Германияҕа үктэннэ. Аан ма ҥ най онно Лена бааллара тиийдэ, Саха сирин тымныыта билиннэ. Арҕаа Европа аан ма ҥ най сахалыы ырыаны иһиттэ ‘Впервые в истории нога якута вступила на землю Германии. Туда впервые донеслись волны реки Лены, холода суровой Якутии. Западная Европа впервые услышала якутскую песню’ [6, с. 99]. Наблюдается изменение порядка слов в предложении: повторяющиеся слова аан маҥнай ‘впервые’ находятся в середине - в начале - в середине предложений.

11. Олицетворение или персонофикация – стилистический прием, с помощью которого неодушевленные предметы, явления природы, отвлеченные понятия предстают в человеческом образе [3, с. 102].

Олицетворение, как известно, является изобразительным средством в художественных произведениях. В якутской литературе многие писатели олицетворяли реку Лену, описывая её в образе матери, прекрасной женщины-покровительницы, имеющей доброе сердце и благородство души: Ол иһин Лена долгуннара ытастылар. Ол иһин Лена таас очуостара хаастарын саба түрдэһиннэрэн санаарҕаатылар. Оччоҕо улуу Лена күн сирин буойуннарын айхаллаан, көмүс долгуннарынан күллэрэстиир, мичил-дьирбии долгуннарынан мичээрдиир ‘Вот почему заплакали волны реки Лены. Вот почему, нахмурив брови, опечалились Ленские столбы. Тогда, прославляя своих воинов-солдат, Великая Лена радуется, улыбаясь золотыми волнами’ [6, с. 22].

12. Перечисление – универсальный синтаксико-семантический прием организации трех или более функционально однородных элементов любого уровня. В очерке «В долине реки Лены» есть фрагмент, где однородные члены предложения, выраженные именем существительным, дополняют друг друга и усиливают экспрессивность текста: Үлэ билигин чиэс, хайҕал, дьол-соргу дьыалата буолла; Булуук тутааччы, бурдук ыһааччы үлэтэ өлөр ыарыылаах киһини өрүһүйбүт доктор үлэтигэр тэҥнэһэр буолла. Сэлиэһинэй кыһыл көмүс муоратын бааһыналар аайы долгулдьута үүннэрбит колхозтаах үлэтэ ханааллары хаспыт, электростанциялары туппут инженердэр үлэлэригэр тэҥнэһэр буолла. Киһи-аймах кэскилин тэрийээччи үрдүк үөрэхтээх учуонайдар үлэлэрин кытта тэҥҥэ сыаналанар буолла ‘Сейчас труд стал делом чести, похвалы и счастья; Труд сеятеля, крестьянина приравнивается труду врача, который спас от смерти больного. Труд колхозника, выращивающего золотое поле пшеницы стал равным труду инженеров-энергетиков, построивших каналы и электростанции’ [6, с. 93].

13. Подхват или анадиплозис – стилистическая фигура, заключающаяся в повторении конечного элемента (звука, слога, слова или сочетания слов) какого-либо отрезка речи (предложения, стихотворной строки) в начале следующего за ним соответствующего отрезка речи. В качестве примера подхвата можно привести отрывок из очерка «Тоска солдата по Родине»: Сэрии диэн сэрии. Сэрии сиэртибэтэ суох буолбат. Баҕар биһигиттэн ким эмэ өлүө. Ол эрээри биһиги мээнэҕэ өлүө хпүт суоҕа; Сүрэхтиин үөрэбин . Мин тоҕо үөрбэт , киэн туттубат буолуомуй?! Мин сахабын эбээт ‘На войне как на войне. На войне не обойтись без жертв. Может кто-нибудь из нас погибнет. Но не зря; Я радуюсь от чистого сердца. Почему я не должен радоваться и гордиться? Ведь, я - якут ’ [6, с. 112].

14. Прерванно-продолженное или прерванно-возобновленное высказывание – стилистический прием, состоящий в глубоком интонационном прерывании предложения, обозначаемом многоточием [3, с. 108]. Например: Мин эйигин бу турар курдук көрөбүн: бу эн муннуҥ, бу эн иэдэстэриҥ, бу эн хара ньалака баттаҕыҥ санныгар… Суох, бу курдук куһаҕан, эн суһуоххун түөскэр түһэрэриҥ үчүгэй. Бу курдук. Бу манан, түөһүҥ үрдүнэн намылыччы түһэрэриҥ… ‘Я вижу тебя как наяву: вот твой нос, твои щеки, твои черные волосы, распущенные на плечах… Нет, не так, лучше распусти их на груди. Вот так. Спереди лучше… ’ [6, с. 113]. В данном отрывке запечатлены мечты и грёзы солдата о своей возлюбленной, которая находится вдали от него. Воспоминания о ней то прерываются, то возобновляются: здесь уместно использование многоточия.

15. Риторическое восклицание – фигура речи или грамматический троп, выражающий сильное чувство, посредством предложений с восклицательной интонацией. В качестве примера приводим отрывок из очерка «Счастье»: Ханнык тылынан хайдах ыллаан бу күн үөрүүтүн киһи этиэй?! ; Кыайыы! – Бүтэһиктээх Кыайыы! ‘Какими словами можно выразить или спеть эту неземную радость?!’ ‘Победа! – Окончательная Победа!’ [6, с. 101].

16. Риторический или медитативный вопрос – вопросительные предложения, используемые не для запроса и получения информации, а для выражения эмоционального размышления, для создания той или иной эмоциональной тональности высказывания или определенного поэтического образа [3, с. 114]. Например: Кырдьыга даҕаны ыһыы үлэтин былдьаһыга, түүннэри-күнүстэри күүрээннээх үлэ сэрииттэн туох атыннааҕый? Ү үнүүнү көрүү-харайыы, кураантан, хаһыҥтан быыһыыр иһин охсуһуу – сэриилээн ылбыт сири өстөөххө биэрбэт мөккүөргэ маарынныыр буолбаат? ‘В чем же большая разница между войной и битвой за урожай, посевными работами. Уход за посевом, сбор богатого урожая, охрана и защита земель от врага – не равноценны ли?’ [6, с. 93]. Вопросы, задаваемые без определенного адресата, свидетельствуют об эмоциональной перегрузке автора в очерке «В долине реки Лены».

17. Синкризис – разновидность антитезы, прием, состоящий в двух симметрично построенных словосочетаниях или предложениях, в каждом и в которых имеется ряд компонентов, вступающих в антонимичные отношения [3, с. 120]. Синкризис строится по принципу контраста, так и по принципу параллелизма.

Примеры контрастного и параллельного синкризиса встречаются в очерке «Новый год»: Олоҕу – доҕотторго, Ө лүүнү - өстөөхтөргө . Мин баҕарабын: Дьолу – доҕотторго, Ө лүүнү – өстөөхтөргө ! ‘Жизнь – друзьям, Смерть – врагам. Я желаю: Счастье – друзьям, Смерть – врагам!’

Саҥа дьылбыт саҕаланна биһиэхэ күн тахсыытынан, өстөөхтөргө им сүтүүтүнэн, биһиги халлааммытыттан былыт көһүүтүнэн, кинилэр халлааннарын хараҥа бүрүйүүтүнэн ‘Новый год для нас начался восходом солнца, а для врагов – закатом, в нашем небе – исчезновением туч, в их небе – нагромождением туч’ [6, с. 98].

18. Синтаксический параллелизм (далее СП) – принцип устройства синтаксических конструкций. В конструкциях, построенных по принципу СП, можно выделить следующие признаки: 1) одинаковое количество компонентов; 2) одинаковые синтаксические отношения между этими компонентами; 3) одинаковое расположение компонентов синтаксических конструкций; 4) наличие не менее двух синтаксических единиц в составе СП. На основе синтаксического параллелизма строится якутский героический эпос – олонхо и не только [5].

На синтаксическом параллелизме построен очерк «Волны реки Лены»: ¥өрүү дии-дии үрүҥ көмүс долгуннар өрө сүүрдүлэр. Кыайыы дии-дии кыһыл көмүс долгуннар кылыбырыы сырыстылар; Атаакалаан иһэр байыастар тимир халҕаһаларын курдук, туох да тохтоппот дьулурҕаннаах күүһүнэн, ким да кэҕиннэрбэт киэҥ далааһынынан иннин диэки эҥэһитэ, туһун диэки дьулурута сытар эбээт, мин Ленам. ‘Радуясь и ликуя, пробежали серебристые волны. Счастливые от победы промчались золотистые волны; Словно бойцы, атакующие врага, изо всех сил мчится, мчится моя Лена’ [6, с. 105].

19. Сравнение – стилистический прием, заключающийся в сопоставлении одного предмета, явления с другим предметом, явлением на основании каких-либо признаков.

При описании реки Лены Т.Е.Сметанин использует и этот прием: Ленаҕа долгун төбөлөрө, эмиий тумугун курдук, чопчулаһан тахсыбыттарыттан ахтан-санаан кэлбит саха уола саба түһэн эмэн эҕирийэн ылар ‘Парень-якут, увидев скомковавшиеся волны реки Лены, подобные соскам женских грудей , в тоске по родной земле крепко прижимается к ним’. [6, с. 105]. Здесь наблюдается некая непорочная интимность - в сравнении волн реки Лены с сосками женских грудей.

Более примечательным является использование двух приёмов в одном отрывке. В очерке «Новый год» использованы вместе приём сравнения и антитезы: Биһиэхэ, Лена мууһун үрдүгэр тэлгэммит үрүҥ хаар курдук, барыта ыраас, барыта сырдык. Кинилэргэ, дьахтар таҥас сууйбут Рейн чычаас биэрэгинээҕи буордаах уутун курдук, - барыта кирдээх, барыта хараҥа `У нас все светло, ярко подобно белому снегу, покрывшему ледяные глыбы реки Лены. У них все грязно, темно, подобно песчаным водам реки Рейн, где женщина постирала белье` (букв. перевод) [6, с. 95].

20. Энаргия (ясность, наглядность, живость) – группа фигур, используемых для придания живости и правдивости описанию или повествованию. От названия некоторых фигур энаргии произошли наименования научных дисциплин, систематически описывающих предметы и явления [3, с. 352]. Разновидности энаргии автор употребляет в очерках «Волны реки Лены», «Новый год», «Чудный день», «Михаил Фёдорович в послевоенные годы»:

1) Анемография – описание ветра: Бэс ыйынааҕы сааскы нуурал халлаан киэлитин алдьатан, арҕааттан эмискэччи анысханнаах силлиэ түспүтэ. Ол холорук биэрэк маһын кумалаан, Лена өрүс киэҥ мындаатыгар түһэн, өрө оргуппута, уу түгэҕиттэн балыктары ытыйан таһааран кумахха бырахпыта. ‘В тихий июньский день подул сильный ветер с Запада. По дороге ветер, обретая силу и превращаясь в грозный ураган подобный смерчу, повалил все деревья, растущие на берегу Лены, выдул все подводное царство и бросил на песчаный берег’ [6, с. 103].

2) Гидрография – описание водоемов: Улуу Лена! Барбыттарым кэллиннэр диэн, сүппүттэрим көһүннүннэр диэн, буордаах көлөһүнэ тахсыар диэри будулуйа сытар, күүгэннээх көлөһүнэ көстүөр диэри күлүгүрүү сытар. Оччоттон баччааҥҥа диэри оҕус буолан тардыбыт, ат буолан ыҥыырдыбыт Саха сирин миинэр миҥэтэ, көлүнэр көлөтө - улуу Лена уһуутуур-часкыйар уоттаах паровоз буолан, сэрии сэбин таһан сигидийдэ, аһыыр аһын таһан ырылыйда. Кыайыы кэллин дии-дии кытылларын кырбаата, үөрүү буоллун дии-дии үрэхтэрин холбоото. ‘Великая Лена! В ожидании своих сыновей-воинов кипишь и бурлишь своим пенистым потом. Испокон веков, служа людям транспортом, в этот миг превратившись в паровоз, переправляешь на своих могучих волнах немало боеприпасов и продуктов. Желая победы над врагом, начинаешь бить по скалам, соединяя свои многочисленные притоки’ [6, с. 104].

3) Прагматография – описание действий, например битвы, празднества, похорон: Түүҥҥү Москва түннүктэриттэн тыһыынчанан хамсыыр уоттар тырымныы тыгаллар. Араас өҥнөөх ракеталар өрө көтөн тахсаннар өрөгөйдөөх кыһыл көмүс кыым буолан бытарыйан, Москва халлааныгар саҕыллаллар. Бүгүн Советскай сир устун үөрүү музыката ыллыыр. Оҕолор мичээрдэрин күн уота минньитэр, дьахталлар харахтарын ый сырдыга киэргэтэр. Түүҥҥү Берлин түннүктэрэ хара таҥаһынан сабылланнар иин иһин курдук хараҥа иэһийбит. Бүгүн Германияҕа ханан да сырдыга суох хара санаа халыйбыт. Арай соҕотох сэрии тииһин тыаһа иһиллэр. Ө лүү уҥуох буолбут илиитинэн Берлин дьиэлэриттэн тайанар. Сэрии уоттаах тылынан сири, халлааны салыыр. ‘Из московских окон светят тысячи ярких огоньков. На московском небе яркими огнями рассыпались разноцветные ракеты. Сегодня по всей Советской земле гремит музыка радости и победы. Улыбки ребят сияют вместе с солнечными лучами, счастливые глаза женщин блестят подобно полному яркому месяцу. Ночные Берлинские окна плотно закрыты черными шторами, напоминая зарытую свежую могилу. Сегодня в Германии темно и томно. Слышны только звуки войны. Своими мертвецкими, костлявыми руками Берлин опирается на разваленные дома. Война своим огненным языком облизывает и землю, и небо’ [6, с. 95].

В заключении важно сказать, что классик якутской литературы Т.Е. Сметанин стал доступен русскоязычному читателю: в 2017 году вышел в свет его сборник стихов, рассказов, повестей, сказок и пьес для детей на русском языке [8].

Таким образом, на примере очерковых произведений писателя-фронтовика Т.Е. Сметанина, нами выявлена семантико-структурная роль стилистических приемов в якутской художественной публицистике. Использование фигур речи как анафора, анаэпифора, антиметабола, антипофора, антитеза, апостроф, геминация, гипофора, гомеология, мезархия, олицетворение, перечисление, подхват, прерванно-продолженное высказывание, риторическое восклицание, риторический вопрос, синкризис, синтаксический параллелизм, сравнение, разновидности энаргии – анемография, гидрография, дендрография, прагматография, топография помогли создать автору убедительные, яркие, трогающие душу художественные образы Великой Отечественной войны. Все вышечисленные произведения Т.Е. Сметанина стали образцом фронтовой литературы и до сих пользуются спросом у широкой читательской аудитории.

Библиография
1.
Ефремова Н.А. Средства выражения модальности в художественной публицистике Т.Е. Сметанина // Из истории якутского языкознания. Материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию доктора филологических наук, профессора, действительного члена Тюркской Академии наук Н.Е. Петрова. Якутск: Якутский госуниверситет, 2010. С. 88-91.
2.
Ефремова Н.А. Якутская художественная публицистика: стилистические приемы (на примере произведений писателя-фронтовика Т.Е. Сметанина) // Гуманитарные науки в Якутии. Исследования молодых ученых. Выпуск 3. Сост. Н.С. Астахова. Якутск: ИГИиПМНС СО РАН, 2012. С.40-53.
3.
Культура русской речи. Энциклопедический словарь-справочник. Под общим руководством Л.Ю. Иванова, А.П. Сковородникова, Е.Н. Ширяева. М.: Флинта, Наука, 2003. 837 с.
4.
Никитина Н.А. Художественное своеобразие произведений Т.Е. Сметанина (на якутском языке) // Чолбон. №10. 2005. С. 87-91.
5.
Очерки по стилистике якутского языка: монография. Сост. Л.Е. Манчурина, Н.А. Ефремова, Г.Г. Торотоев и др. Якутск: издательский дом СВФУ, 2015. С.131-157.
6.
Тимофей Сметанин. Сочинения в двух томах. Том 2. Стихи, поэмы, рассказы, драмы. Якутск: Бичик, 1999. 208 с.
7.
Тимофей Сметанин: воспоминания, статьи. Сост. А.И. Аржаков. Якутск: Бичик, 1999. 160 с.
8.
Тимофей Сметанин. Стихи, рассказы, повести. Сказка и пьесы для детей. Лит. ред. Н.А. Лугинов. Перевод на русский язык, В. Карпов, В. Лукин. Якутск: ИТЦ Алаас, 2017. 208 с.
9.
Якутская художественная публицистика: Т.Е. Сметанин. Язык и стиль писателя. Учебное пособие. Якутск: Якутский госуниверситет, 2004. 56 с.
10.
Якутский язык. Учебник для общеобразовательных организаций. 8 класс. / И.П. Винокуров, Г.Г. Филиппов, Г.И. Гурьев, Н.А. Ефремова, М.Е. Исакова. Рекомендован Министерством образования Республики Саха (Якутия) в качестве учебника для национальных школ Республики Саха (Якутия). Якутск: Бичик, 2016. 184 с.
References (transliterated)
1.
Efremova N.A. Sredstva vyrazheniya modal'nosti v khudozhestvennoi publitsistike T.E. Smetanina // Iz istorii yakutskogo yazykoznaniya. Materialy nauchno-prakticheskoi konferentsii, posvyashchennoi 80-letiyu doktora filologicheskikh nauk, professora, deistvitel'nogo chlena Tyurkskoi Akademii nauk N.E. Petrova. Yakutsk: Yakutskii gosuniversitet, 2010. S. 88-91.
2.
Efremova N.A. Yakutskaya khudozhestvennaya publitsistika: stilisticheskie priemy (na primere proizvedenii pisatelya-frontovika T.E. Smetanina) // Gumanitarnye nauki v Yakutii. Issledovaniya molodykh uchenykh. Vypusk 3. Sost. N.S. Astakhova. Yakutsk: IGIiPMNS SO RAN, 2012. S.40-53.
3.
Kul'tura russkoi rechi. Entsiklopedicheskii slovar'-spravochnik. Pod obshchim rukovodstvom L.Yu. Ivanova, A.P. Skovorodnikova, E.N. Shiryaeva. M.: Flinta, Nauka, 2003. 837 s.
4.
Nikitina N.A. Khudozhestvennoe svoeobrazie proizvedenii T.E. Smetanina (na yakutskom yazyke) // Cholbon. №10. 2005. S. 87-91.
5.
Ocherki po stilistike yakutskogo yazyka: monografiya. Sost. L.E. Manchurina, N.A. Efremova, G.G. Torotoev i dr. Yakutsk: izdatel'skii dom SVFU, 2015. S.131-157.
6.
Timofei Smetanin. Sochineniya v dvukh tomakh. Tom 2. Stikhi, poemy, rasskazy, dramy. Yakutsk: Bichik, 1999. 208 s.
7.
Timofei Smetanin: vospominaniya, stat'i. Sost. A.I. Arzhakov. Yakutsk: Bichik, 1999. 160 s.
8.
Timofei Smetanin. Stikhi, rasskazy, povesti. Skazka i p'esy dlya detei. Lit. red. N.A. Luginov. Perevod na russkii yazyk, V. Karpov, V. Lukin. Yakutsk: ITTs Alaas, 2017. 208 s.
9.
Yakutskaya khudozhestvennaya publitsistika: T.E. Smetanin. Yazyk i stil' pisatelya. Uchebnoe posobie. Yakutsk: Yakutskii gosuniversitet, 2004. 56 s.
10.
Yakutskii yazyk. Uchebnik dlya obshcheobrazovatel'nykh organizatsii. 8 klass. / I.P. Vinokurov, G.G. Filippov, G.I. Gur'ev, N.A. Efremova, M.E. Isakova. Rekomendovan Ministerstvom obrazovaniya Respubliki Sakha (Yakutiya) v kachestve uchebnika dlya natsional'nykh shkol Respubliki Sakha (Yakutiya). Yakutsk: Bichik, 2016. 184 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"