Статья 'Особенности функционирования категории "ложь" в языковой культуре японцев' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Особенности функционирования категории "ложь" в языковой культуре японцев

Брюхова Екатерина Ивановна

преподаватель, Школа востоковедения, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

101000, Россия, г. Москва, ул. Мясницкая, 20

Bryukhova Ekaterina Ivanovna

lecturer at School of Oriental Studies at National Research University 'Higher School of Economics'

101000, Russia, g. Moscow, ul. Myasnitskaya, 20

katerinabryukhova@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2018.4.27653

Дата направления статьи в редакцию:

10-10-2018


Дата публикации:

02-01-2019


Аннотация.

В культуре общения любого народа феномен лжи занимает одно из центральных мест. Предметом исследования настоящей статьи является функционирование категории «ложь», важного аспекта японской языковой культуры с точки зрения понимания особенностей культуры и менталитета японцев. Анализ представлений о лжи является чрезвычайно интересным, так как специфику отношения к ней в японской культуре нам необходимо учитывать в практической деятельности для достижения лучшего взаимопонимания при контактах с японцами. Основной метод, используемый в статье, - метод теоретического анализа японской научной литературы, посвященной категории «ложь», и метод обобщения. Новизна исследования заключается в том, что предпринята попытка в отечественной практике разобраться в вопросе восприятия японцами лжи; статья представляет собой небольшую, но необходимую часть для исследования темы лжи и обмана в японской культуре. Главным выводом статьи является положение о том, что носители японской культуры воспринимают ложь как необходимый инструмент поддержания гармоничных, сглаженных отношений в обществе. Японцы, чрезвычайно чуткие в вопросе межличностного общения, постоянно обращают внимание на характер поведения, нюансы сказанных слов, и ложь в этом смысле выполняет важные функции: она как регулятор языкового поведения делает общение ровным, бесконфликтным, посредством неё обеспечивается вежливое, тактичное, «заботливое» речевое взамодействие с Другим.

Ключевые слова: языковая культура, японцы, ложь, гармоничные отношения, собеседник, забота, правила вежливости, тактичное общение, смазочное масло, безвредность

Abstract.

In the culture of communication of any nation, the phenomenon of lies is one of the central places. The subject of the research of this article is the functioning of the “lie” category, an important aspect of Japanese language culture from the point of view of understanding the characteristics of the culture and mentality of the Japanese. The analysis of ideas about lies is extremely interesting, since we need to take into account the specifics of the attitude to it in Japanese culture in practical activities in order to achieve better mutual understanding in contacts with Japanese. The main method used in the article is a method of theoretical analysis of Japanese scientific literature devoted to the category of “lies” and a method of generalization. The novelty of the study lies in the fact that an attempt was made in domestic practice to understand the question of Japanese perception of a lie; the article is a small but necessary part to research the topic of lies and deception in Japanese culture. The main conclusion of the article is the position that the carriers of Japanese culture perceive lies as a necessary tool for maintaining harmonious, smoothed relations in society. The Japanese, who are extremely sensitive about interpersonal communication, constantly pay attention to the nature of the behavior, the nuances of the words spoken, and the lie in this sense performs important functions: as a regulator of language behavior, it makes communication smooth, conflict-free, through it polite, tactful, “caring” speech interaction with the Other.
 

Keywords:

courtesy, concern, interlocutor, harmonious relationship, lie, the Japanese people, language culture, tactful communication, lubricating oil, harmlessness

Специфику мировосприятия и языкового поведения носителей японской культуры определяют следующие ключевые понятия и концепции (назовем лишь основные, более широкий список этих понятий представлен в работах В.М. Алпатова, Т.М. Гуревич, Т.И. Корчагиной [1, 6]):

ВА (和、гармония, согласие, мир) – базовая ценностная установка японского общества. Предполагает согласованное, слаженное, ровное поведение, построение доброжелательных отношений, достижение взаимопонимания и избежание конфликтов, крайностей, спорных ситуаций.

УТИ (内«свой»)– СОТО (外«чужой»): важнейшие для японской лингвокультуры понятия. Японцы очень четко проводят границу между «своими» (семья, дом, группа, к которой принадлежит человек) и «чужими» (те, кто снаружи; люди другой группы). Поведение и коммуникацию они также выстраивают в зависимости от того, к какой группе принадлежит собеседник.

ХОННЭ (本音 досл. « истинное звучание») - подлинные чувства/мысли/настроения человека, которые не принято демонстрировать перед другим. ТАТЭМАЭ (建前букв. «фасад») - внешняя модель поведения, демонстрируемая перед другим). Данные категории проявляются при формальном общении, во время общения с незнакомцами, коллегами по работе.

Следующими же категориями можно описать преимущественно японскую языковую культуру: они характеризуют её как пассивную, со множеством уклончивых, обтекаемых, «затушеванных» фраз:

ТИММОКУ (沈黙, молчание ради избегания неприятных слов и т. д.);

АИМАЙСА (曖昧さ, неопределенность, двусмысленность, расплывчатость, нечеткость высказываний);

ХАРАГЭЙ (腹芸, общение без слов: считывание намерений/помыслов собеседника и молчаливое внушение, бессловесная передача своих побуждений);

СЯКО:ДЗИРЭЙ (社交辞令, обходительные фразы, любезность, вежливое обращение);

ТАМАМУСИИРО (玉虫色, уклончивые фразы, позволяющие по-разному толковать сказанное в зависимости от обстоятельств, позиций говорящего и собеседника); 

ИСИНДЭНСИН (以心伝心, взаимопонимание без слов, «от сердца к сердцу» [Т.М. Гуревич]);

ЭНРЁСАССИ (遠慮・察し, воздержанность от высказывания, интуитивная догадка о значении сказанных собеседником слов).

САССИ (察し, прочитывание истинных намерений собеседника по его поведению, выражению лица).

Необходимо также сказать и о важной роли средств невербальной коммуникации в процессе общения японцев. Жесты и движения тела, мимика (направленность взгляда, выражение глаз, улыбка и др.), интонация — для японцев эти способы передачи информации, пожалуй, более выразительны и эффективны, чем средства прямой коммуникации.

Каковы же особенности функционирования категории «ложь» в языковой культуре японцев?

Для японской традиции характерно амбивалентное отношение к феномену лжи: она может оцениваться отрицательно (悪玉акудама « дурная сущность»), но, с другой стороны, бывает и много положений, когда она добродетельна и не порицается (善玉 дзэндама «хорошая сущность»).

Варианты «плохой» и «хорошей» лжи представлены, например, в книге Усуи Мафуми «Как правильно лгать» [15]. Автор утверждает, что ложь раскрывает удивительные стороны человеческой личности: через ложь мы узнаём себя, Другого и можем поддерживать образцовые отношения друг с другом.

Так, «плохой» ложью (которая осуждается и не допускается) автор считает:

  • Сокрытие ошибок / информации о некачественном товаре / подделки;
  • Мошенничество, причиняющее ущерб и приносящее убытки;
  • Отговорка, оправдание – перекладывание своей вины на других; обвинение окружающих в своих недостатках;
  • Телевизионная ложь;
  • Ложь в научном мире;
  • Ложь в семье (измены / враньё о карьере, учебе / сокрытие факта увольнения);
  • Унижающие и оскорбляющие человека неправдивые слова (в ситуации издевательств);
  • Следование за ошибочным / ложным мнением большинства («Так все говорят…»);
  • Ложные показания, придумывание несуществующих фактов;

«Хорошей» ложью, допускаемой и признаваемой, «ложью во благо» автор называет:

  • Формальные фразы, любезное общение, учтивые выражения («обязательно заходите в следующий раз»);
  • Фразы, предваряющие просьбу/обращение («извините, что беспокою Вас», «извините за бестактность» и др.);
  • Комплименты, мягкая лесть, социально обусловленная любезность и другие фразы для создания уместной, комфортной атмосферы. Оценив правильно ситуацию (яп. 空気を読んで ку:ки о ёндэ, букв. «считав воздух»), подобрать соответствующие речевые обороты;
  • Позитивный настрой беседы («О, это что-то уникальное»);
  • Слова для повышения чувства собственного достоинства, самоуважения, самоутверждения («непременно стану лучше»), а также, чтобы самому себе внушить эффективность своей деятельности («У меня хорошо получилось»);
  • Слова брани/выговор, сказанные не напрямую - так, чтобы не унизить человека/ не «подавить его характер»;
  • «Сладкие слова» с целью добиться от человека ответных чувств («Я люблю тебя больше всех»);
  • Слова похвалы, обращенные к ребенку для воодушевления, поддержки («как у тебя хорошо получается!»);
  • Жизнеутверждающие фразы, внушающие оптимизм («Непременно наступят светлые времена»);
  • Художественное вранье с оттенком юмора;
  • Успокаивающие слова во избежание паники (во время катастроф);
  • Слова самоумаления и демонстрации своей скромности;
  • Игра воображения, уход из реальности, фантазирование — ради самораскрепощения, снятия стресса и др.

Японский лингвист и литературовед Накамура Хэйдзи характеризует ложь как явление «многоликое» и подчёркивает, что феномен лжи, являясь сложным переплетением интенциональных, нравственных аспектов, требует тонкого и вдумчивого анализа [11, с. 1010-1011]. Так, по мнению японского автора: 1) сказанная с благими целями ложь может быть отторгнута собеседником и воспринята недружелюбно; 2) надлежит серьёзно вникать в мотивацию, побуждения (иногда и скрытые), толкающие человека на ложь. Исследователь также предлагает классификацию лжи по критерию «благожелательная» (ложь во благо собеседника, сознательно сказанная, чтобы поддержать, а иногда и спасти человека) и «вредная» (мошенничество, фальсификация, плутовство, имеющие цель обмануть человека ради достижения выгоды).

Общеизвестно, что правда и истина являются универсальными ценностями и достоинствами во всех культурах, в том числе и японской. Это подтверждается пословицами: 正直の頭に神宿る сё:дзики-но ко:бэ-ни ками ядору «Божество снисходит к честному человеку», 正直は一生の宝 сё:дзики ва иссё:-но такара «Честность — сокровище на всю жизнь», т. е. честный и искренний человек, согласно японской мудрости, располагает доверием окружающих, может достичь успеха и благополучия в жизни. Но в то же время безусловное следование правде рассматривают в японском обществе как «наивное» поведение и даже как неразумное, «глупое». Японцы говорят: 正直は阿呆の異名 сё:дзики ва ахо:-но имё: «Правдивец — другое именование глупца». С их точки зрения, чистая правда, «как она есть», неприятна и может ранить человека, в то время как ложь с целью сберечь чувства человека (а не во имя собственной выгоды) должна признаваться и прощаться. Чрезвычайно популярной является японская пословица 嘘も方便 усо мо хо:бэн «И ложь тоже средство» (то есть «если есть оправданная цель, и ложь допустима»). Также японцы говорят: 嘘つき世渡り上手 усоцуки ёватари дзё:дзу «с ложью хорошо идти по жизни»; 嘘も重宝 усо мо дзю:хо: «и ложь ценное сокровище»; 嘘も誠も話の手管 усо мо макото мо ханаси-но тэкуда «и ложь, и правда – ''помощники'' в разговоре».

В японском языке есть немало выражений, описывающих обманное действие, например: «говорить неправду», «обманывать», «плутовать», «надуть» - безусловно, такие глаголы имеют выраженную негативную коннотацию (пожалуй, как и в любом другом языке). Но при этом любопытно отметить, что часть выражений, ассоциирующихся у носителей японской культуры с обманом, характеризуют феномен лжи как «безвредное», «безобидное» действие. Приведем примеры [17]:

ほらをふく хора-о фуку «хвастаться»;

化粧をほどこす кэсё:-о ходокосу « приукрасить»;

角を立てないで言う кадо-о татэнайдэ иу «говорить без резкостей»;

面子を保つ мэнцу-о тамоцу «сохранить престиж»;

知らん顔をする сиран као-о суру «делать незнающий вид»;

出まかせを言うдэмакасэ-о иу : не будучи уверенным в своей правоте и достоверности фактов, сказать что-либо «наобум», «с потолка», наудачу; иногда такое практикуется, дабы приукрасить разговор;

鎌を掛ける кама-о какэру : «подстроить ловушку» - ловко и умело выстроить беседу, чтобы партнер по разговору раскрылся, выболтал что-то или признался в чём-то.

Использование лжи в общении помогает японцам выстроить деликатное, мягкое общение. Как говорит японский литературовед, профессор университета Дзёси, Тояма Сигэхико, «ложь - это украшение [языка]» [14, с. 104]. Подкрепляет эту идею следующая ситуация. Хозяин дома обращается к гостю: «Обед у нас пока не готов, не хотите ли отведать чаю» [хотя истинное желание таково: «Поскорее уходите»]. Правильным и уместным, по мнению японцев, будет следующий ответ: «Я спешу, но буду рад, если позволите навестить Вас в следующий раз». Такой ответ служит примером «хорошей» лжи в общении, а по сути это весьма распространенный случай формальной любезности, присущей японской языковой культуре.

Большинство носителей японской культуры полагают, что ложь во многих ситуациях может быть оправдываема (яп. 正当化される嘘сэйто:касарэру усо) и полезна для достижения благополучия и неких добрых целей.Это противречит, например, христианской идее недопустимости лжи (широко цитируется изречение Блаженного Августина: «Слова установлены не для того, чтобы люди лгали») или позиции немецкого философа И. Канта о неприемлемости «права на ложь» и необходимости безусловного следования правде во всём (ибо ложь может разрушить «человеческое общежитие»). С точки зрения японцев, ложь может быть морально оправдана, если: 1) нет другого выхода, т.е. «ничего не остается, как солгать»; 2) для лжи подобраны весомые основания, разумные объяснения; 3) окружающие/общество признают правильным и уместным употребление лжи. Пример обманного действия, которому можно найти оправдание, – сокрытие правды перед тяжело больным человеком о неизлечимости его болезни. С точки зрения японцев, правда в такой ситуации может ранить и нанести вред.

Для японского общения характерна этикетная форма лжи. Японский психолог из Киотосского университета Тамура Аяна указывает на различие норм поведения в европейской культуре, индивидуалистически направленной, и восточной, с групповым модусом мышления, когда важно посредством адекватного языкового поведения сосуществовать в группе с Другим и не конфликтовать [13]. В связи с этим «этикетная ложь» (儀礼的な嘘 гирэйтэкина усо), в противовес «плохой лжи» (с целью обмана или оправдания своих неудач и недостатков), имеет цель не обидеть собеседника. Например, допускается соврать и сказать слова благодарности и одобрения в ответ на преподнесённый, но не вполне приглянувшийся подарок. При этом выделяется и ещё одна значимая функция подобной лжи - функция самосохранения (自己防衛的な機能  дзикобо:эйтэкина кино: ) - говорящий, дабы избежать «негативной оценки» со стороны собеседника, в адрес которого сказаны правдивые, но обидные слова, стремится сохранить и собственное лицо. Получается, что для носителя японской культуры уместно солгать, чтобы при произнесении «неудобной» правды человека не посчитали грубым, неучтивым и не сведущим в этикете и правилах поведения. Таким образом, в японской картине мира «этикетная» форма лжи выполняет чрезвычайно важную функцию: она помогает поддерживать гармоничное, бесконфликтное общение, а также слаженные и ровные отношения между людьми.

Для японцев не характерно воспринимать ложь в узком смысле - как искажение действительности, передачу неверной информации, что, безусловно, считается «плохим» явлением, поскольку нарушает доверие, приносит негативные последствия. Они воспринимают её в широком смысле как некое социокультурное явление, когда во внимание принимаются целевые установки, социальные категории, содержание высказывания и отношение говорящего к собеседнику, — ложь может быть благоприятна и даже необходима. Японский лингвист Кубо Сусуму обозначает такую ложь термином 調整行為 тё:сэй ко:ирегулирующее/согласованное действие” - то есть ложь расценивается как акт, регулирующий, отлаживающий общение и коммуникацию [10, с. 236]. Подтверждением этого может служить высказывание японца, представленное в одном социологическом исследовании о роли лжи в повседневной жизни: «Согласно статистике, 70-80% того, что мы говорим — ложь. Не осознавая этого. Безусловно, данная ложь безвредная - «социальная», для уравновешенных отношений с людьми. Так называемая «белая ложь». Если ложь станет невозможна, случится паника».

Одновременно ложь может расцениваться как проявление заботы о собеседнике. Как следует из исследования Ито Юкико, занимающейся изучением специфики вежливой лексики японского языка, произнесение лжи при общении японцев обусловлено нежеланием обидеть/ ранить чувства собеседника или испытывать неловкость [9, с. 92-93]. Получается, ложь ассоциируется с проявлением заботы о партнёре по разговору(配慮行動 хайрё ко:до:) .Так, японцы не могут откровенно указать собеседнику на недостатки во внешнем виде, характере, на неправильное поведение или манеры, открыто обратить внимание на ошибки и оплошности, сказать человеку о своей нелюбви или неприятии, выразить прямой отказ. Иными словами, японцы могут прибегнуть ко лжи, когда партнер по разговору оказывается в неловкой ситуации, дабы сохранить «лицо» собеседника и избавить его от возможного неудобства и смущения.

Ложь в языковой культуре японцев воспринимается как «смазочное масло», поскольку она оживляет , смягчает разговор; позволяет сглаживать конфликты в обществе; избегать грубых, неприятных слов в общении; способствует оживленному общению сторон. Представим, к примеру, мнение респондента-японца, высказанное в ходе одного культурологического опроса, посвященного проблеме лжи [16]: «Нужная» ложь часто применяется, дабы не разрушить семейные отношения; она как смазочное масло “. Например, отзываться с похвалой о приготовленной женой еде (хоть она и не всегда вкусная), говорить комплименты, несмотря на её немного увядшую красоту. Без этого - отношения будут холодными и натянутыми. [«смазочное масло» - яп.潤滑油дзюнкацую - обращая внимание на употребляемые в сочетании иероглифы, можно сказать, что ложь здесь понимается как способ «оживить», смягчить разговор, как возможность сглаживать конфликты в обществе, поддерживать ровные отношения между людьми].

Нельзя не упомянуть и о взаимосвязи категории «ложь» и понятия о стыде. Стыд (хадзи) является своеобразным регулятором поведения в Японии, поскольку японцы особенно восприимчивы к оценкам своих поступков со стороны окружающих. Чувство стыда обусловлено неумением сохранить баланс / гармонию и руководствоваться общеизвестными и закрепленными в обществами правилами поведения. Ложь же в процессе общения японцев может возникнуть из-за возможного стыда перед окружающими или страха показаться несовершенным, небезупречным, из-за боязни "потерять лицо". Тогда же, когда партнер по разговору оказывается в неловкой ситуации, японцы также могут прибегнуть ко лжи, дабы «сохранить лицо» собеседника и избавить его от возможной неловкости и смущения.

Исследователь Огава Эйити, анализировавший концепт «ложь» на материале текстов японского писателя Нацумэ Сосэки, выделил отрицательные смыслы концепта (корыстная, злонамеренная ложь; ложь-уловка, злая насмешка и др.) и положительные (безобидно-игривая ложь; ложь, сказанная из-за стеснения, ложь-умолчание и др.). Заслуживает внимания приведенная в статье цитата из произведения писателя, ибо она раскрывает ценностные ориентиры носителей японской лингвокультуры: "大抵の嘘は渡頭の船である. 乗らずには居られない» (тайтэй-но усо ва тото: но фунэ дэ ару. Норадзуниваирарэнай) [12, с. 301]. Поясним: 渡頭の船 тото: но фунэ "судно для переправы". Так же как переправочное средство помогает переплыть из одного пункта в другой, так и «ложь» в представлении японцев помогает переходить из одной жизненной ситуации к другой, сохраняя гармонию и избегая конфронтации. Поэтому считается, что без лжи в жизни не обойтись.

Подведём итог. Коллективистская по своему характеру японская культура придаёт большое значение межличностным отношениям для поддержания гармонии, эффективного и стабильного существования общества. В культуре общения на первый план выступает ситуационная (или контекстуальная) этика, не подкрепленная абсолютизированными моральными принципами, когда поведение человека, выбор фраз и содержание высказываний определяются конкретной ситуацией и положением говорящих. Японцы всегда отличались умением понимать особенности человеческих отношений, обращать внимание на нюансы сказанных слов, дабы не попадать в неловкие ситуации, быть тактичными, чуткими, внимательными к собеседнику. Умолчание, расплывчатые и двусмысленные высказывания, сдержанность, формальная любезность - так характеризуют речевой этикет японцев. В этот перечень по праву можно включить и ложь, регулирующую и согласующую взаимное общение, которая также выполняет следующие важные функции: поддержание гармоничного, ровного общения, проявление заботы о собеседнике, избегание конфронтации, самосохранение. Такая ложь по своему характеру положительна: она беззлобна и безвредна, понимается как «мягкая этика».

Библиография
1.
Алпатов В. М. Япония. Язык и культура. – М.: Языки славянских культур, 2008. 208 с.
2.
Аракава Д. Синтоизм и традиционные ценности японцев. // Россия и АТР.-2005, № 1, с.63-74.
3.
Бенедикт Рут. Хризантема и меч: модели японской культуры. – М., СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2013, 256 с.
4.
Гуревич Т.М. Японско-русский учебный словарь ёдзидзюкуго. – М.: Моногатари, 2011. 144 с.
5.
Гуревич Т.М. Японский язык. Стратегия и тактика делового общения. М.: ВКН, 2016. 272 с.
6.
Полвека в японоведении. Сборник статей и очерков.-М.: Моногатари, 2013, 336 с.
7.
Шабаева М. В. Понятие «стыда» в японской культуре // Молодой ученый.-2012, №6, с. 483-486. [Электронный ресурс] – URL: https://moluch.ru/archive/41/4972/ (дата обращения: 30.09.2018).
8.
Шкапа Н. Стыд и вина в японской культуре. // Вестник Челябинского университета. Серия 10. Востоковедение. Евразийство. Геополитика.-2004. № 1.
9.
伊藤 由希子. 現代大学生の言語意識調査に基づく「嘘」と「本音」. Ито Юкико. Гэндай дайгакусэй-но гэнго исики тё:са-ни мотодзуку 「усо」 то 「хоннэ」. («Ложь» и «истинные намерения»: исследование «языкового сознания» современных студентов). Waseda nihongo kenkyu. 2008, Vol.17. P. 83-95.
10.
久保 進. 「嘘をつく」とはどのような言語行為か). Кубо Сусуму. 「Усо-о цуку」-то ва доноё:на гэнго ко:и ка. («Ложь» как элемент речевого поведения). Matsuyama University. Studies in Language and Literature. 2012, Vol. 32. No.1-2. Р. 215-237.
11.
中村 平治. 嘘のコミュニケーション. Накамура Хэйдзи. Усо-но комюникэ:сён. (Ложь в коммуникации). Fukuoka University review of literature and humanities 35(3), 2003, Vol.12. Р. 1007-1026.
12.
小川 栄一. 夏目漱石作品における「うそ」の談話分析. Огава Эйити. Нацумэ Сосэки сакухин-ни окэру 「усо」-но данва бунсэки. (Анализ фрагментов из произведений Нацумэ Сосэки, содержащих концепт «ложь»). Tsukuba University. The Journal of Human and Cultural Sciences. 2014, Vol. 45. No 3-4. Р. 284-314.
13.
田村 綾菜. 儀礼的な嘘の発達. Тамура Аяна. Гирэйтэкина усо-но хаттацу. (Развитие идеи «этикетной» лжи). Annual bulletin of Institute of Psychological Studies, Showa Women's University. 2012, Vol.14, Р. 89-93.
14.
外山 滋比古. 大人の言葉遣い. Тояма Сигэхико. Отона-но котоба дзукай. (Речевые манеры взрослых). 中経文庫, 2008. 224 Р.
15.
碓井 真史. 嘘の正しい使い方. Усуи Мафуми. Усо-но тадасий цукаиката. (Как правильно лгать). 大和出版, 2008. 143 Р. [Электронный ресурс] – URL: http://www.n-seiryo.ac.jp/~usui/etc/bookuso.html (дата обращения: 30.07.2018).
16.
嘘についてのアンケート・ランキング . Усо-ни цуитэ анкэ:то-ранкингу. (Подборка анкет о понятии «ложь»). [Электронный ресурс]-URL: http://chosa.nifty.com/relation/chosa_report_A20140725/?theme=A20140725&theme=A20140725. (дата обращения: 24.04.2018).
17.
連想類語辞典. Рэнсо: руйго дзитэн. Словарь ассоциаций / синонимов. [Электронный ресурс] — URL: http://renso-ruigo.com/word/嘘. (дата обращения 15.06.2018).
References (transliterated)
1.
Alpatov V. M. Yaponiya. Yazyk i kul'tura. – M.: Yazyki slavyanskikh kul'tur, 2008. 208 s.
2.
Arakava D. Sintoizm i traditsionnye tsennosti yapontsev. // Rossiya i ATR.-2005, № 1, s.63-74.
3.
Benedikt Rut. Khrizantema i mech: modeli yaponskoi kul'tury. – M., SPb.: Tsentr gumanitarnykh initsiativ, 2013, 256 s.
4.
Gurevich T.M. Yaponsko-russkii uchebnyi slovar' edzidzyukugo. – M.: Monogatari, 2011. 144 s.
5.
Gurevich T.M. Yaponskii yazyk. Strategiya i taktika delovogo obshcheniya. M.: VKN, 2016. 272 s.
6.
Polveka v yaponovedenii. Sbornik statei i ocherkov.-M.: Monogatari, 2013, 336 s.
7.
Shabaeva M. V. Ponyatie «styda» v yaponskoi kul'ture // Molodoi uchenyi.-2012, №6, s. 483-486. [Elektronnyi resurs] – URL: https://moluch.ru/archive/41/4972/ (data obrashcheniya: 30.09.2018).
8.
Shkapa N. Styd i vina v yaponskoi kul'ture. // Vestnik Chelyabinskogo universiteta. Seriya 10. Vostokovedenie. Evraziistvo. Geopolitika.-2004. № 1.
9.
伊藤 由希子. 現代大学生の言語意識調査に基づく「嘘」と「本音」. Ito Yukiko. Gendai daigakusei-no gengo isiki te:sa-ni motodzuku 「uso」 to 「khonne」. («Lozh'» i «istinnye namereniya»: issledovanie «yazykovogo soznaniya» sovremennykh studentov). Waseda nihongo kenkyu. 2008, Vol.17. P. 83-95.
10.
久保 進. 「嘘をつく」とはどのような言語行為か). Kubo Susumu. 「Uso-o tsuku」-to va donoe:na gengo ko:i ka. («Lozh'» kak element rechevogo povedeniya). Matsuyama University. Studies in Language and Literature. 2012, Vol. 32. No.1-2. R. 215-237.
11.
中村 平治. 嘘のコミュニケーション. Nakamura Kheidzi. Uso-no komyunike:sen. (Lozh' v kommunikatsii). Fukuoka University review of literature and humanities 35(3), 2003, Vol.12. R. 1007-1026.
12.
小川 栄一. 夏目漱石作品における「うそ」の談話分析. Ogava Eiiti. Natsume Soseki sakukhin-ni okeru 「uso」-no danva bunseki. (Analiz fragmentov iz proizvedenii Natsume Soseki, soderzhashchikh kontsept «lozh'»). Tsukuba University. The Journal of Human and Cultural Sciences. 2014, Vol. 45. No 3-4. R. 284-314.
13.
田村 綾菜. 儀礼的な嘘の発達. Tamura Ayana. Gireitekina uso-no khattatsu. (Razvitie idei «etiketnoi» lzhi). Annual bulletin of Institute of Psychological Studies, Showa Women's University. 2012, Vol.14, R. 89-93.
14.
外山 滋比古. 大人の言葉遣い. Toyama Sigekhiko. Otona-no kotoba dzukai. (Rechevye manery vzroslykh). 中経文庫, 2008. 224 R.
15.
碓井 真史. 嘘の正しい使い方. Usui Mafumi. Uso-no tadasii tsukaikata. (Kak pravil'no lgat'). 大和出版, 2008. 143 R. [Elektronnyi resurs] – URL: http://www.n-seiryo.ac.jp/~usui/etc/bookuso.html (data obrashcheniya: 30.07.2018).
16.
嘘についてのアンケート・ランキング . Uso-ni tsuite anke:to-rankingu. (Podborka anket o ponyatii «lozh'»). [Elektronnyi resurs]-URL: http://chosa.nifty.com/relation/chosa_report_A20140725/?theme=A20140725&theme=A20140725. (data obrashcheniya: 24.04.2018).
17.
連想類語辞典. Renso: ruigo dziten. Slovar' assotsiatsii / sinonimov. [Elektronnyi resurs] — URL: http://renso-ruigo.com/word/嘘. (data obrashcheniya 15.06.2018).
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"