по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Литературная топография «Казанской истории» и оперы «Грозный, или Покорение Казани» Г.Р. Державина
Завьялова Анастасия Игоревна

аспирант, кафедра истории русской литературы, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Zav'yalova Anastasiya Igorevna

post-graduate student of the Department of the History of Russian Literature at Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

azavyalowa@gmail.com

Аннотация.

Статья посвящена изучению текстов оперы «Грозный, или Покорение Казани» Г.Р. Державина и древнерусского памятника - «Казанской истории». Неизвестный книжник XVI в. повествует об истории разных земель и казанского края, в его произведении содержатся многие топонимы. Следуя за автором «Казанской истории», Державин в своей опере создаёт яркий литературный образ Казани XVI в. Одна из поставленных задач данной работы - рассмотреть, как писатель работал с источником для построения оперного сюжета. Методом исследования в статье является сопоставительный анализ оперы «Грозный, или Покорение Казани» и «Казанской истории». В результате сопоставительной характеристики двух произведений сделан вывод о том, что «Казанскую историю» можно по праву считать одним из главных литературных источников державинской оперы. Писатель заимствует из древнерусского текста рассказ об основании Казани и по- своему перерабатывает его, и это предание становится сюжетной основой его драматического сочинения.

Ключевые слова: Казанское царство, Казанская история, котел золотое дно, русская драматургия, жанр оперы, опера Державина, Иван Грозный, Свияжск, Казань, Зилант

DOI:

10.25136/2409-8698.2018.4.27625

Дата направления в редакцию:

09-10-2018


Дата рецензирования:

12-10-2018


Дата публикации:

02-01-2019


Abstract.

The article is devoted to the study of the texts of the opera “The Terrible, or Conquering of Kazan” by G. R. Derzhavin and an old Russian monument, "Kazan History". Unknown scribe of the XVI century tells the history of different lands and the Kazan region, in his work contains many toponyms. Following the author of Kazan History, Derzhavin in his opera creates a bright literary image of Kazan in the 16th century. One of the objectives of this work is to consider how the writer worked with the source to build the opera plot. The method of research in the article is a comparative analysis of the opera "The Terrible, or the Conquest of Kazan" and "Kazan History". As a result of the comparative characteristics of the two works, it was concluded that Kazan History can rightly be considered one of the main literary sources of the Derzhavin opera. The writer borrows from the Old Russian text a story about the foundation of Kazan and processes it in his own way, and this tradition becomes the plot basis of his dramatic composition.

Keywords:

Derzhavin's opera, opera, Russian drama, kotel zolotoje dno, The Kazan Chronicle, The Kazan kingdom, Ivan the Terrible, Sviyazhsk, Kazan, Zilant

Литературная топография

«Казанской истории» и оперы «Грозный, или Покорение Казани» Г.Р. Державина

В 1814 г. Г. Р. Державин написал оперу «Грозный, или Покорение Казани». В ней писатель попытался воссоздать образ Казани времени правления Ивана Грозного. В сюжетную основу драматического сочинения легла легенда о «гнездящемся змее» [9, с. 594], взятая Державиным из текста «Казанской истории». В предисловии к опере Державин написал: «Содержаніе ея я взялъ изъ казанской исторіи и тамошняго края татарскаго баснословія» [9, с. 582].

«Казанская история» - памятник XVI в., повествующий о многовековой истории Казанского царства. Неизвестный автор поведал читателям предания казанского края, вероятно, услышанные им в Казани.1 Его произведение многие историки и краеведы использовали в качестве источника, позволяющего изучить прошлое Казани и близлежащих к ней земель.2 Не случайно сюжет об истории Казанского царства привлек внимание Державина – писатель родился в окрестностях Казани, и по семейному преданию род Державиных происходил от татарского мурзы Багрима. Казань в его опере - центральное место действия. Древнерусское же произведение, напротив, охватывает более широкие территориальные границы.

Вначале обратимся к тексту «Казанской истории». В ней часто какая-либо местность упоминается в связи с конкретным историческим событием или сказанием. Например, в сюжет включена история о «змие царе» [2, с. 274] Улу - Ахмете и построенном им ледяном городе. По легенде князь Василий Васильевич Московский (Василий II) подарил Улу – Ахмету3 Белевские места для кочевья, и татарский царь построил там ледяной город, опасаясь появления преследовавших его ногайцев. Когда ледяной город царя-змея растаял, он был вынужден перебраться в Казань. И неподалеку от старой Казани, разоренной московскими войсками, им был возведен новый деревянный город. С этим событием, относящимся к 1438 г., связывается начало Казанского царства.

Другое предание «Казанской истории» сообщает о князе Шигалее и рыболовах.4 Здесь же сказано о территории, прилегающей к реке Волге (Среднее Поволжье). После смерти татарского князя Махмета – Амина,5 во время правления которого в Казани были убиты русские купцы, князь Василий Иванович (Василий III) по просьбе казанцев отправил на княжение в город князя Шигалея. Народ возненавидел Шигалея за его преданность московскому князю и восстал против него. Князь Василий Иванович считал Шигалея погибшим, но, как оказалось, в это время Шигалей ловил рыбу на Волге в местности, расположенной под Девичьими горами. Примечательно, что в Саратовской области до сих пор существует село «Девичьи горки». Аналогичное название («Девичьи горы») имеет один из населенных пунктов Нижегородской области.

Древнерусский книжник указал точное место рыбной ловли Шигалея: «Плакашеся и о царѣ Шигалее, яко той тамо же погибе: зѣло бо любляше его. И мало погодивъ, и се прииде ему вѣсть, сказующе ему жива царя Шигалия, добраго слугу своего вѣрнаго, и близко идуща в поле чисте нага, яко роженна, от глада изнемогша и ведуща с собою болши 10 000 рыболовов московских, ловящих рыбу на Волге, под горами Дѣвичьими и до Змиева камени и до Увѣка, за тысячю верстъ от Казани. Заѣхавше, тамо живяху все лѣто, на Дѣвичьихъ водахъ ловяху рыбу и в осень возвращахуся на Русь, наловившися и обогатѣвши» [2, с. 294]. Стало быть, Шигалей находился в окрестностях бывшего золотоордынского города «Увек» - сейчас эта местность находится в черте города Саратова. Под Змиевом камнем в тексте, возможно, имеются в виду «Змеевы горы» в Саратовской области.

В «Казанской истории» встречаются и многие топонимы. Интересно, что среди них - в основном названия городов, расположенных на Севере или Северо - Востоке Руси: Великий Новгород, Тверь, Вологда, Устюг, Чухлома, Галич, Кострома, Вятка, Пермь, Переяславль Залесский, Нижний Новгород, Василь - город, Свияжск, Владимир, Муром, Рязань, Кашира и др. Автор упоминает и Белоозеро в Вологодской земле как место заточения казанского царя Алехама с царицей при Иване III: «И заточи князь великий царя Алехама со царицею его на Вологду, матерь же цареву со двѣма царевичи ея заточи на Бѣло озеро» [2, с. 280]. Большое количество названий северных городов, содержащихся в «Казанской истории», дает повод предположить, что древнерусский писатель имел севернорусское происхождение. Эта гипотеза была предложена Г.З. Кунцевичем. Исследователь впервые детально рассмотрел вопрос об авторе древнерусского памятника в монографии «История о Казанском летописце или Казанский летописец», изданной им в Петербурге в 1905 г. [4, с. 557].

Неоднократно в древнерусском памятнике говорится о Василь – городе (нынешний городок Васильсурск в Нижегородской области), его тогдашнем расположении на границе русских и татарских земель. Василь-город был основан как оплот Русского государства в 1523 г. Василием III во время его похода на Казань. Так, автор «Казанской истории» отмечает, что князь Шигалей, бежав от казанцев, приблизился к «руским украинам, к Василь – городу» [2, с. 328]. Как пограничный пункт Василь-город фигурирует в 39­- ой и 40 - ой главах, рассказывающих о том, как воеводы Ивана Грозного выводили из Казани жену покойного царя Сафа- Гирея царицу Сумбеку. Здесь подробно описан путь царицы из Казани в Москву и плач казанцев по ней. Казанский народ провожал Сумбеку до Свияжска, а уже из Свияжска она была доставлена воеводами «до рускаго рубежа, до Василя-города» [2, с. 366] (затем до Нижнего Новгорода и далее по реке Оке к Мурому и Владимиру).

Значительное место в повествовании «Казанской истории» занимает описание самой Казани и Свияжска. Седьмая глава древнерусского памятника «О первом начале Казаньскаго царства, и о мѣстных угодии, и о змииномъ жилище» [2, с. 266] - это рассказ об основании Казани. Город возведен на том месте, где находилось раньше «гнѣздо змиево» [2, с. 266]. Как замечает книжник, эта земля изначально была непригодна для поселения: «Тѣмъ же и не можаху человѣцы близ мѣста того жити свистания ради змиина и точания ради ихъ, но аще и недалече кому путь лежаше, иным путемъ обхожаше, аможе идяху» [2, с. 266]. Для того чтобы построить в этой местности город, царь Саин (основатель Казани в «Казанской истории») при помощи волхва расчистил ее, уничтожив живущих там змей и огромного двуголового змея. Легенда о змеях относится не только к истории возникновения Казани, но и к судьбе всего казанского государства. Более того, в сюжете «Казанской истории» можно выделить отдельную «змеиную тему». Змей символизирует татарскую государственность, власть казанских правителей, и поэтому нередко в тексте попадаются сравнения царей и цариц со змеями. Жена Махмета – Амина - «прелукавая змия» [2, с. 280]. Сходным образом в произведении характеризуется супруга заговорщика Чапкуна: говорится о ее «льстивых словесах змииных» [2, с. 376]. Улу- Ахмет и вовсе предстает в «Казанской истории» царем – змеем.

Очевидно, что автору XVI в. были известны местные предания о змеях, и, воспользовавшись ими, он тем самым сделал своё повествование более занимательным для читателей. Казань изображена им как змеиное царство магометан, «злая вѣтвь» от «злого древа» [2, с. 276] - Золотой Орды. Как известно, тема змееборчества является традиционной – в христианской книжности и в фольклоре она трактуется как борьба со злом. Так, в начале «Повести о взятии Царьграда турками в 1453 году» Нестора Искандера сказано, что «змий — знамение бесерманское» [1, с. 28]. Змея одолевает орла, что предопределяет падение Константинополя.

В то же время легенды о большом количестве змей, водившихся на казанской земле, отчасти правдоподобны. Г. З. Кунцевич ссылался на описания казанского края учеными XIX в. [4, с. 235]. В «Очерках древней Казани» протоиерея и историка П. Е. Заринского (1830-1881) можно прочесть следующее высказывание: «Самая Казанская долина, в большей своей части затопляемая разливом Волги и Казанки, состояла, как и ныне, из илистаго наноса, изрезана была протоками и ручьями, из которых проток Ичка был настоящею рекой, и изобиловала топкими болотами. После весеннего разлива местность и в осеннее время к северу и к северо-западу от Казани, за Казанкою, представляла сплошное болото» [3, с. 8].

Прослеживаются в «Казанской истории» и отголоски загадочных татарских поверий - Казани дано название «Котелъ златое дно» [2, с. 312]. Кроме того, автор обращает внимание на то, что оно было известно на Руси: «И увѣда царь и великий князь Иоанъ Васильевичь, яко издавна стоить на Руской его земли царство срацынское Казань, по рускому же языку — Котелъ златое дно» [2, с. 312]. «Казан» в переводе с татарского языка - «котел». По поводу происхождения топонима бытует много гипотез. Как правило, городам давались имена по именам протекающих на их территории рек. Историк - краевед XVIII в., член ­- корреспондент Академии наук П. И. Рычков, чья монография признана первым исследованием «Казанской истории», писал: «по реке Казанке, задолго прежде вышеозначенного, Болгары, называемые Казанцы, жительстовали и города свои по ней или близ ея имели, от которого без всякого сумнения и звание их произошло; а ей придано оно может быть от многих котловин или омутов, то есть глубоких ямин, каких рек в здешних местах весьма много» [6, с. 71]. Предпринимались попытки объяснить смысл словосочетания «котел золотое дно». Один из современных казанских исследователей придерживается мнения о том, что «котел золотое дно» - «русский перевод татарской фразы Алтын тахт Казан » [5, с. 145], что означает «золотой престол» [5, с. 146].

Теперь рассмотрим, как изображен в «Казанской истории» русский город Свияжск. По рассказам марийцев, за пять лет до возведения города в междуречье Волги и Свияги слышался колокольный звон, на этой земле с давних пор люди видели «калугера» [2, с. 342] с крестом (Сергия Радонежского). Местность была «исполнена благоуханием» [2, с. 342]. Такое описание резко контрастирует с рассказом о змеином смраде, бывшем неподалеку от рек Казанки и Волги. Конечно же, столь подробное повествование об основании Казани и Свияжска понадобилось автору для своеобразного конфессионального противопоставления.

Как уже говорилось, Державин использовал текст «Казанской истории» для написания оперы «Грозный, или Покорение Казани», чем объясняются параллели между двумя произведениями.

Главным образом Державин заимствует из «Казанской истории» предание о змеином гнезде, существовавшем на месте Казани. Змей - Зилант становится у него действующим лицом, основным противником Московского государства. Явная отсылка в драматическом тексте к древнерусскому источнику – это описание жилища змея - Зиланта. Он обитает в пещере Зилантова холма в окружении «бесчисленных огненных змей» [9, с. 599].

Говоря о Зилантове холме, где обитает змей, Державин отмечает, что по прошествии нескольких веков на этом месте Александр I соорудил памятник войнам, павшим под казанскими стенами в 1552 г. «По сему холму назван» [9, с. 624] расположенный на нем Зилантов Свято - Успенский монастырь в Казани, основанный в XVI в. в честь одержанной победы. О самом казанском змее – Зиланте он делает примечание: «По баснословнымъ казанскимъ преданіямъ, жило нѣкое чудовище (или змѣй въ холмѣ, по его имени названный Зилантовымъ), которое имѣло львиную и драконову голову, поѣдало людей и скотъ. — Оно выходило подъ вечеръ къ озеру· Кабанью, для добычи, въ оврагъ, лежащій на большой казанской дорогѣ. Думать надобно, что это былъ какой - нибудь разбойникъ» [9, с. 594]. Как и в древнерусском тексте, так и в державинской опере присутствует мотив гибели змея. Но у Державина смерть зверя – событие, за которым следует крушение Казанского царства. «Тронъ рушился Саина» [9, с. 626], - так в финале произведения писатель говорит о падении города, когда раненый Зилант умирает. Державин по-своему перерабатывает легенду из памятника XVI в.

Соотнося оперу с её древнерусским источником, нужно отметить и своеобразие описываемых Державиным событий. Автор «Казанской истории» повествует о многовековой истории разных земель. В опере же действие, напротив, происходит только в Казанском царстве после основания русскими войсками Свияжска (после 1551 г.). В том числе Державин иначе изображает средневековую Казань. В «Казанской истории» она - по большей части магометанский город, в опере - языческий. Даже царица Сумбека появляется впервые на сцене в одеянии жрицы, а один из главных отрицательных персонажей оперы чародей Нигрин упоминает «кумирище булгарско» [9, с. 592]. В данном случае подразумевается не Елабужское городище, как это было в «Казанской истории», а капище на территории древнего города Болгар (Булгар) – столицы Волжской Болгарии. В примечании сообщается, что когда-то Петр I останавливался в тех краях во время Персидского похода: «Остатки сего города съ довольно высокою каланчею и съ нѣкоторымъ отличнаго рода зданіемъ, на подобіе храма, понынѣ видны. Петръ Великій, проѣзжая въ Персію, приказалъ починить и подкрѣпить желѣзными обручами ту каланчу» [9, с. 592]. Заметим, что об этой каланче, «укрѣпленной желѣзными обручами по повелѣнiю Петра Великого» [10, с. 424], Державин писал и в своих автобиографических записках. В 1761 г. он участвовал в археологической экспедиции в селе Богородицко - Успенское Спасского уезда Казанской губернии, находящемся на месте древнего города Болгар.

Вообще либретто содержит много пространных ремарок, и на многих страницах писателем сделаны отдельные заметки о казанской земле (описания змея, Зилантова холма, булгарского капища и др.), что тоже является своеобразной чертой этого произведения. Державин характеризует местоположение Казани: город с трех сторон окружают река Казанка, озеро Кабан и Булак. Также он счел необходимым уточнить, что Булак был протоком, либо каналом, соединяющим Кабан с Казанкой. О Кабане он сделал отдельную краткую заметку: «Озеро Кабанъ лежитъ за Казанью» [9, с. 599].

Во втором действии оперы есть эпизод, когда казанский царь Эдигирей6 сообщает о намерении казанцев встретить Ивана Грозного на городской торговой площади. В примечании Державин пояснил, что это место издавна именуется «золотой замочной решеткой» [9, с. 614]. В «Казанской истории» упоминается только городская «великая площадь» [2, с. 478], куда царь Иван Васильевич, одержавший победу над иноверцами, отправляется верхом на коне. Старинное наименование площади, о котором пишет Державин, отсутствует в древнерусском памятнике, и в связи с этим остается открытым вопрос о том, возникло ли оно в более поздние века. Может быть, название было вовсе не известно автору «Казанской истории».

Таким образом, Державин включает в оперу «Грозный, или Покорение Казани» многие известные ему самому предания и сведения о казанском крае. Но для создания своего драматического сочинения писатель использует как основной источник именно «Казанскую историю». Прежде всего он заимствует из древнерусского памятника легенду об основании Казани - в опере она становится сюжетообразующей. Если в произведении XVI в. Казань возникает на месте уничтоженного змеиного гнезда, то у Державина гибель чудовища приводит к окончательному падению Казани, и это событие означает конец истории Казанского царства.

Примечания:

[1] Автор говорит о том, что на протяжении двадцати лет он жил при дворе казанского царя Сафа - Гирея.

[2]«Казанскую историю» изучали М.В. Ломоносов, Г.Ф. Миллер, П.И.Рычков, М.С. Рыбушкин, К.Ф. Фукс, В.В. Вельяминов - Зернов, С.М. Шпилевский, М.Г. Худяков и др.

[3]Улу - Мухаммед считается основателем Казанского царства, а его сын царевич Касим (1445—1468) был первым правителем в городе Касимове.

[4]Касимовский хан Шах - Али (1505- 1566 гг.) несколько раз становился правителем Казани.

[5]Согласно «Казанской истории» царь Алехам был заточен с женой на Белоозере. После него в Казани правителем был Мухаммед-Амин (1469- 1518 гг.).

[6] Царь Едигей из «Казанской истории».

Библиография
1.
Библиотека литературы Древней Руси/РАН ИРЛИ под редакцией Д.С. Лихачёва, Л.А. Дмитриева, А.А. Алексеева, Н.В. Понырко. СПб.: Наука,1999. Т. 7. С. 26-72.
2.
Библиотека литературы Древней Руси/РАН ИРЛИ под редакцией Д.С. Лихачёва, Л.А. Дмитриева, А.А. Алексеева, Н.В. Понырко. СПб.: Наука,2000. Т. 10. С. 252-510.
3.
Заринский П. Очерки Древней Казани. Казань: В губернской типографии, 1877. С. 218.
4.
Кунцевич Г.З. История о Казанском царстве, или Казанский летописец. СПб.: Типография И. Н. Скороходова, 1905. С. 682.
5.
Мустакимов И.А. Термин золотой престол в Поволжье по данным арабографичных источников. //Ученые записки Казанского государственного университета. Том 149, кн. 4. Гуманитарные науки 2007. С. 143-148.
6.
Рычков П.И. Опыт Казанской истории древних и средних времен. СПб: Императорская академия наук, 1767. С. 196.
7.
Словарь книжников и книжности Древней Руси. Выпуск 2 (вторая половина XIV – XVI в.). Ч. 1: А–К / АН СССР. ИРЛИ; Отв. ред. Д. С. Лихачев. – Л.: Наука, 1988. С. 450-458.
8.
Cловарь русских писателей XVIII века. Выпуск 1. А–И / АН СССР. ИРЛИ; Отв. ред. А.М. Панченко. Л.: Наука, 1988. С. 357.
9.
Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. Т. IV. СПб.: Издательство Типографии Императорской Академии наук, 1867. С. 579-639.
10.
Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. Т.VI. СПб.: Издательство Типографии Императорской Академии наук, 1871. С. 905.
References (transliterated)
1.
Biblioteka literatury Drevnei Rusi/RAN IRLI pod redaktsiei D.S. Likhacheva, L.A. Dmitrieva, A.A. Alekseeva, N.V. Ponyrko. SPb.: Nauka,1999. T. 7. S. 26-72.
2.
Biblioteka literatury Drevnei Rusi/RAN IRLI pod redaktsiei D.S. Likhacheva, L.A. Dmitrieva, A.A. Alekseeva, N.V. Ponyrko. SPb.: Nauka,2000. T. 10. S. 252-510.
3.
Zarinskii P. Ocherki Drevnei Kazani. Kazan': V gubernskoi tipografii, 1877. S. 218.
4.
Kuntsevich G.Z. Istoriya o Kazanskom tsarstve, ili Kazanskii letopisets. SPb.: Tipografiya I. N. Skorokhodova, 1905. S. 682.
5.
Mustakimov I.A. Termin zolotoi prestol v Povolzh'e po dannym arabografichnykh istochnikov. //Uchenye zapiski Kazanskogo gosudarstvennogo universiteta. Tom 149, kn. 4. Gumanitarnye nauki 2007. S. 143-148.
6.
Rychkov P.I. Opyt Kazanskoi istorii drevnikh i srednikh vremen. SPb: Imperatorskaya akademiya nauk, 1767. S. 196.
7.
Slovar' knizhnikov i knizhnosti Drevnei Rusi. Vypusk 2 (vtoraya polovina XIV – XVI v.). Ch. 1: A–K / AN SSSR. IRLI; Otv. red. D. S. Likhachev. – L.: Nauka, 1988. S. 450-458.
8.
Clovar' russkikh pisatelei XVIII veka. Vypusk 1. A–I / AN SSSR. IRLI; Otv. red. A.M. Panchenko. L.: Nauka, 1988. S. 357.
9.
Sochineniya Derzhavina s ob''yasnitel'nymi primechaniyami Ya. Grota. T. IV. SPb.: Izdatel'stvo Tipografii Imperatorskoi Akademii nauk, 1867. S. 579-639.
10.
Sochineniya Derzhavina s ob''yasnitel'nymi primechaniyami Ya. Grota. T.VI. SPb.: Izdatel'stvo Tipografii Imperatorskoi Akademii nauk, 1871. S. 905.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"