Авторский афоризм как звено манипуляционной технологической цепи в предвыборном политическом дискурсе США
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Авторский афоризм как звено манипуляционной технологической цепи в предвыборном политическом дискурсе США
Керешун Александра Вячеславовна

кандидат филологических наук

доцент кафедры иностранных языков № 1 Иркутского Национального Исследовательского Технического Университета

664017, Россия, Иркутская область, г. Иркутск, ул. Костычева, 27/9, кв. 36

Kereshun Aleksandra Vyacheslavovna

PhD in Philology

associate prophessor of the Department of Foreign Languages № 1 at The Irkutsk National Resaerch Technical University

664017, Russia, Irkutskaya oblast', g. Irkutsk, ul. Kostycheva, 27/9, kv. 36

alko81@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2019.2.27375

Дата направления статьи в редакцию:

10-09-2018


Дата публикации:

18-06-2019


Аннотация.

Предметом исследования являются афористичные высказывания в политическом дискурсе, которые довольно широко распространены в нем. Особенность ситуации формирования предвыборного политического дискурса заключается в стремлении говорящего воздействовать на целевую аудиторию. Особое внимание уделяется авторскому афоризму, который используется как один из приемов воздействия на целевую аудиторию. В связи с этим цель статьи состоит в изучении особенностей манипуляционного использования авторского афоризма в политическом дискурсе. Афоризм рассматривается как центральная часть манипуляционного конструкта. В исследовании применяются интерпретативный метод и метод дефиниционного анализа, а также семиотическая теории Ч.С. Пирса. Научная новизна состоит в изучении манипуляционного потенциала афоризма. Проведенный анализ позволяет определить границы, а также выделить и описать воздействующие элементы манипуляционной технологической цепочки, в которой авторский афоризм используется как центральное звено. Кроме того, в исследовании расширяется и уточняется определение афоризма в целом.

Ключевые слова: дискурс, афоризм, манипуляция, интерпретанта, мир ценностей, мир действий, политика, знак, технология, термин

Abstract.

The subject of the research is aphorisms in political discourse which a frequently met phenomenon. Peculiarity of the electical political discourse preparation is the intent of a speaker to influence the target audience. In his research Kereshun focses on the author aphorism that is used as one of the techniques of influencing the target audience. Thus, the aim of the article is to analyze peucliarities of manipulative use of author aphorism in the political discourse. Aphorism is viewed as the core of a manipulative construct. In his research Kereshun has used the interpretative method and definition analysis method as well as Charles Pears' semiotic theory. The scientific novelty of the research is caused by the fact that the author studies the manipulative potential of aphorism The analysis carried out allows to define the borders as well as describe active elements of the manipulation chain that uses aphorism as the core of the chain. Moreover, the researcher extends and clarifies the definition of aphorism in general. 
 

Keywords:

world of actions, world of values, inerpretanta, manipulation, aphorism, discourse, politics, sign, technology, term

Авторский афоризм как звено манипуляционной технологической цепи в предвыборном политическом дискурсе США.

В современной лингвистике афоризмы широко и активно изучаются. К ним проявляется интерес с точки зрения их структуры, функции, истории формирования, уточняется определение [1, 2, 3, 9] Однако манипуляционная афористика мало исследована, хотя воздействующая сила афоризма указывается как один из его признаков. Об этом говорил Л. В. Успенский, определяя афоризм как «тип высказывания, позволяющий без доказательств, без сложной аргументации, единственно силой изощренной неожиданности формулировки убеждать чистым утверждением, не столько доказывая, сколько поражая» [8, с. 23-24]. Поэтому в условиях стремительного развития манипуляционного дискурса изучение афоризма как инструмента скрытого речевого воздействия представляется автору статьи актуальным.

Целесообразно остановиться на определении манипуляции. В лингвистике она определяется как возобновляемая технологическая цепочка знаков [6]. А. М. Каплуненко говорит о технологии манипуляционного дискурса, выделяя звенья возобновляемой цепи [4]. Он дает определение манипуляционному дискурсу через теорию речевых актов, а также взаимосвязь Мира Действия (МД) и Мира Ценностей(МЦ): «макроречевой акт, иллокутивная цель и пропозициональные условия которого в МД не согласуются – вплоть до противоречий – с иллокутивной целью и пропозициональными условиями, приписанными аналогичному макроречевому акту в МЦ» [4, с. 5]. Для изучение способа достижения перлокутивного эффекта при таких различиях автор выделяет три типа дискурсов: Дискурс Различий, Дискурс Согласования и Дискурс Экспертного Сообщества, функционирующих в МД, а также соответствующие каждому из дискурсов сущности МЦ: концепт, понятие, термин. В этих терминах будет осуществляться анализ примеров в статье.

Манипуляционная функция афоризма нередко осуществляется в политическом дискурсе. Ведь одна из основных целей политиков воздействовать на целевую аудиторию. Именно здесь проявляется возрастающая тенденция решать конфликты, спорные вопросы мирным путем посредством переговоров, если говорить об отношениях между государствами. В случае внутренней политики страны в фокус лингвистических исследований попадают дискурсы направленные на взаимодействие между политиком и его целевой аудиторией, которой является население или коллеги. Как во внешней, так и во внутренней политике успешное взаимодействие зависит от убеждающей силы высказываний.

Обратимся к ситуации политических выборов в США в 2016 году. В речах кандидатов, объявляющих о своем намерении занять пост главы государства не сложно отметить немалое количество авторских афористичных высказываний, которые являются на определенных этапах дискурса некой точкой опоры в обосновании позиции политика.

Чтобы объяснить такие частые случаи употребления афоризмов, уместно описать ситуацию порождения предвыборного дискурса. Рассмотрим условия соперничества кандидатов от одной из ведущих партий США. Уравненные партийной идеологией ее представители высказывают свою позицию по отношению к одним и тем же проблемам страны. Как правило, их взгляды схожи. В таких условиях только фактов, аргументативных цепочек может быть не достаточно для убеждения партийной аудитории выдвинуть их как номинантов и избирателей проголосовать за их кандидатуру. Поэтому необходимы определенные речевые ходы, способствующие выделить кандидата, впечатлить аудиторию как опытных, осведомленных коллег, так и населения. Афоризмы, как мы уже указывали выше, неоспоримо подходят для осуществления такой цели. Хотя следует отметить, что они являются не единственным способом воздействия в речах.

В дискурсе кандидатов от республиканской партии афоризмы связаны с темой безопасности страны и безработицы американцев. В отношении первой проблемы кандидаты выражают намерение защитить страну, перечисляя собственные достижения в качестве доказательства способности и готовности это сделать. Однако эти факты сопровождаются афоризмами, как, например, в дискурсе Линдси Грэхама.

Последовательность высказываний каждого из кандидатов употребляющих афоризм, как правило, однотипна. Пропозициональным содержанием первого звена технологической цепочки являются факты из МД в настоящем или прошлом. Кандидаты перечисляют собственные заслуги, описывают имеющийся опыт.

Линдси Грэхам в прошлом военный. В пропозициях его высказываний содержится указание на его знания, умения, способности, приобретенные им за время военной карьеры.

I’m running for President because I am ready to be Commander-in-Chief on day one.

I’m ready on day one to defend our nation with sound strategy, a strong military, stable alliances, and steady determination.

I’ve been to the Middle East more times than I can count, both in my capacity as a U.S. Senator and as a reserve officer in the United States Air Force.

I have more experience with our national security than any other candidate.

I know the players – our friends and our enemies alike. Most importantly, they know me.

I have listened, learned and prepared myself for the job of Commander-in-Chief.

I served in the Air Force for thirty-three years. I spent much of my adult life as part of a team committed to defending America [11].

Очевидно, что иллокутивная цель высказываний информировать целевую аудиторию.

Следующим звеном цепочки обычно является авторский афоризм, пропозициональным содержанием которого является утверждение истины из МЦ. В афористичной форме Линдси Грэхам утверждает разницу между политиками и военными.

Politicians focus on elections. The military focuses on the mission [11].

На первый взгляд иллокутивная цель высказывания вновь состоит в информировании. Но если рассмотреть отнесенность афоризма к МЦ с точки зрения грамматики, а также обратить внимание на отсутствующий диктум, то иллокутивная цель окажется иной.

Анализ употребления грамматических категорий времени, артикля и числа позволяют показать связь содержания высказывания с МЦ. Самым ярким показателем является время глагола focus. Как известно, Present Simple реализует несколько грамматических значений действия. Здесь действие focus представлено как вневременное, совершающееся всегда, при любых обстоятельствах.

Субъекты действия (politicians, military) принимают грамматическое значение обобщения под влиянием их артиклей. Линдси Грэхам характеризует действие всех политиков и всех военных. Указание на единение по признаку всех представителей какого-либо класса объектов из МД позволяет вывести инвариант и отнести его к МЦ. Иначе говоря, кандидат в президенты утверждает, что он знает инвариантный признак политиков и военных, а значит, знает истину, локализованную в МЦ.

Обратимся к рассмотрению употребления дополнений elections и the mission. В данном случае значимым является не только употребление артикля, но и числа. Отсутствие артикля и множественное число слова elections указывают на неопределенное множество выборов. Однако определенный артикль и единственное число слова mission придают ему оттенок уникальности, единичности.

Кроме того, у афоризма отсутствует субъект высказывания. В диктумной части Линдси Грэхам не заявляет о принадлежности высказанного знания лично ему. Это позволяет представить высказывание как существующее вне зависимости от данного политика, точнее от МД. Область его локализации находится в МЦ.

Так, грамматический слой и отсутствие диктума афористичного высказывания позволяет понять позицию Линдси Грэхама. Он указывает на сравнительно различные по важности цели политиков и военных. Если отразить все грамматические значения в совокупности с отсутствием диктума, то высказывание преобразуется следующим образом. Истинно что, все политики всегда ориентированы на победу в любых выборах, постоянное участие в них, все военные всегда имеют одну единственную цель, миссию. Очевидно, что такое противопоставление направлено на имплицитную негативную характеристику соперников и вырабатывание положительного отношения к военным, представителем которых и является кандидат в президенты. В этом и заключается иллокутивная цель высказывания.

Следует отметить, что показателем такой же иллокуции является еще и употребление слова mission. Оно особо выделено как показал предыдущий анализ. Оно есть смысловое ядро афоризма и манипуляционной цепочки.

Для анализа уместно использовать теорию знака Ч. С. Пирса. Согласно философу одной из составляющих знака является интерпретанта, возникающая в разуме человека на основе его опыта взаимодействия с объектом [5, c 226-229]. В свою очередь опыт феноменологичен. На основе его феноменологичности формируются концепты. Следовательно, знак mission может порождать любые интерпретанты у избирателей или партийных коллег, находящихся в Дискурсе Различий. А в дискурсе Линдси Грэхама, относящегося к экспертному сообществу военных, знак mission становится термином. При таком расхождении интерпретаций баллотирующийся политик стремится выработать наиболее выгодную, единую интерпретанту знака mission у целевой аудитории. На эту цель работают два первых звена технологической цепочки.

Для этого вернемся к первому звену. Его можно назвать подготовительным. Это оправдано тем, что описывая опыт военного, Линдси Грэхам подготавливает аудиторию к необходимому восприятию знака mission. Политик характеризует себя как обладателя необходимыми для защиты знаниями ситуации, военного дела.

I’ve been to the Middle East more times than I can count; I served in the Air Force for thirty-three years. I spent much of my adult life as part of a team committed to defending America [11].

Такая информация характеризует его как эксперта. Обладание специальными знаниями дает ему информационную власть над аудиторией. Последняя же в силу перечисленных фактов становится готовой поверить в возможности кандидата решить проблему безопасности страны. А знак mission воспринимается как военный термин. Это дает право манипулятору оставаться в Дискурсе Экспертного Сообщества. И он не стремится сменить термин на понятие, но продолжает вырабатывать единую интерпретанту во втором звене, пользуясь гибкостью феноменологичности, ее податливостью преобразованиям.

Известно, что означаемым mission является военное задание, a specific military or naval task [10]. Однако указанное во втором звене противопоставление с elections присоединяет коннотацию значимости, важности, высокой ответственности.

Нельзя забывать и об отнесенности афоризма к МЦ, в котором противопоставление целей политиков и военных подается как истина.

Таким образом, опыт военного, противопоставление и афористичность вырабатывают интерпретанту mission, которую можно описать как задание высокой важности и ответственности, выполнению которого Линдси Грэхам будет неуклонно следовать и выполнит его в силу собственного военного опыта.

В очередной раз можно видеть, что иллокутивная цель состоит не в информировании, а в положительной характеристике кандидата и как результат в псевдоубеждении слушающих отдать за него голос.

Однако на этом процесс манипулирования не заканчивается. Далее Линдси Грэхам переходит к заключительному звену технологической цепи. Здесь иллокутивной целью является обещание защитить страну и оставить следующему поколению лучшее наследие.

If given the privilege to serve as your President, I’ll focus on the mission – to defend America, protect our way of life, and leave the next generation a stronger, safer, better nation than we inherited [11].

Как и в первой фазе, отнесенность пропозиции к МД сохраняется. Лишь время сменяется на будущее. Однако в отличие от первого этапа, здесь наблюдается некоторое переплетение миров. Намерение кандидата направлено на воплощение истины МЦ в реальности, в МД.

Пользуясь уже сформированной интерпретантой знака mission, за которым стоит истина МЦ, кандидат в президенты определяет свою задачу решения проблемы, существующей в МД: … to defend America , protect our way of life , and leave the next generation a stronger , safer , better nation than we inherited [11]. Называя эту задачу миссией, Линдси Грэхам показывает свое серьезное отношение к ней как к служению истине. Это склоняет аудиторию окончательно поверить ему.

На основе проведенного анализа можно сказать, что все звенья цепочки неразрывно связаны и объединены вокруг главного ядра, содержащегося в афоризме. Все звенья работают на один перлокутивный эффект – в данном случае, заставить аудиторию проголосовать за кандидата.

Кроме того, определение афоризма может быть уточнено. В этом заключается очередная научная новизна исследования. Применение теории А. Н. Уайтхэда и Ч. С. Пирса при изучении афоризма позволяет вскрыть причину его способности «убеждать чистым утверждением» как сказал Л. В. Успенский [8, с. 23-24]. Его сила заключается в проникновении в область МЦ. В содержании афористичного высказывания находится некая мировая линия, вдоль которой выстраиваются интерпретанты феноменологического опыта людей. Другими словами, мировой линией становится инвариант, сформированный на основе обобщения и выделения повторяющегося или одинаково присутствующего признака объекта в феноменологическом опыте людей. Чем длиннее эта мировая линия, или чем точнее выведен инвариант, тем больше возможности у афоризма стать «крылатым».

В манипуляционном дискурсе этот инвариант или мировая линия конструируется при тщательном подборе сопровождающих высказываний и знаков, будь то термин или концепт.

Важно отметить, что технологическая цепочка с входящим звеном из авторского афоризма заранее планируется и продумывается. В неподготовленной речи чаще используется уже известный «крылатый» афоризм, в силу привычности контекстов его употребления и как следствие умения человека распознавать этот контекст. Это можно легко заметить при сравнении предвыборных подготовленных речей с дебатами кандидатов, где они вынуждены спонтанно реагировать на провокационные вопросы. Но это уже материал для другого исследования.

Библиография
1.
Воркачев С.Г. Познавательная способность человека в афористике // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. 2015. № 1. С. 106-115.
2.
Дядык Н.Г. Многозначность афоризма как смыслового феномена: гносеологический аспект // Личность. Культура. Общество. 2010. Т 12. Вып.
3.
С. 204-210. 3.Землянская Е.В. Структурно-семантические и функциональные особенности стилевой интертекстуальности в англоязычном афоризме: дис. … канд.филол.н. СПб., 2004. 209 с.
4.
Каплуненко А.М. О технологической сущности манипуляции сознанием и её лингвистических признаках // Аргументация vs манипуляция: Вестник ИГЛУ. Сер. Коммуникативистика и коммуникациология. – Иркутск : ИГЛУ, 2007. №
5.
С. 3-12. 5.Пирс Ч. С. Избранные философские произведения. М.: Логос, 2000. 448 с.
6.
Смирнова У.В. Предпосылки к разработке лингвистической теории манипуляции // Евразийское научное объединение. 2017. Т.2. № 2. С. 1-5.
7.
Уайтхед А.Н. Избранные работы по философии. М.: Прогресс, 1990. 717 с
8.
Успенский Л. В. Коротко об афоризмах // Афоризмы. Л.: Наука, 1964. С. 23-24.
9.
Шаталова С.А. Лингвистические основы афоризмов и афористики в художественных текстах Достоевского на материале романов «Бесы» и «Подросток»: дис. …канд.филол.н. М., 2000. 208 с.
10.
Merriam-Webster. Dictionary and Thesaurus. URL: http://https://www.merriam-webster.com/dictionary/mission (дата обращения: 20.08.2018).
11.
Transcript: Read Full Text of Sen. Lindsey Graham’s Campaign. URL://http://time.com/3903377/lindsey-graham-campaign-launch-transcript/
References (transliterated)
1.
Vorkachev S.G. Poznavatel'naya sposobnost' cheloveka v aforistike // Aktual'nye problemy filologii i pedagogicheskoi lingvistiki. 2015. № 1. S. 106-115.
2.
Dyadyk N.G. Mnogoznachnost' aforizma kak smyslovogo fenomena: gnoseologicheskii aspekt // Lichnost'. Kul'tura. Obshchestvo. 2010. T 12. Vyp.
3.
S. 204-210. 3.Zemlyanskaya E.V. Strukturno-semanticheskie i funktsional'nye osobennosti stilevoi intertekstual'nosti v angloyazychnom aforizme: dis. … kand.filol.n. SPb., 2004. 209 s.
4.
Kaplunenko A.M. O tekhnologicheskoi sushchnosti manipulyatsii soznaniem i ee lingvisticheskikh priznakakh // Argumentatsiya vs manipulyatsiya: Vestnik IGLU. Ser. Kommunikativistika i kommunikatsiologiya. – Irkutsk : IGLU, 2007. №
5.
S. 3-12. 5.Pirs Ch. S. Izbrannye filosofskie proizvedeniya. M.: Logos, 2000. 448 s.
6.
Smirnova U.V. Predposylki k razrabotke lingvisticheskoi teorii manipulyatsii // Evraziiskoe nauchnoe ob''edinenie. 2017. T.2. № 2. S. 1-5.
7.
Uaitkhed A.N. Izbrannye raboty po filosofii. M.: Progress, 1990. 717 s
8.
Uspenskii L. V. Korotko ob aforizmakh // Aforizmy. L.: Nauka, 1964. S. 23-24.
9.
Shatalova S.A. Lingvisticheskie osnovy aforizmov i aforistiki v khudozhestvennykh tekstakh Dostoevskogo na materiale romanov «Besy» i «Podrostok»: dis. …kand.filol.n. M., 2000. 208 s.
10.
Merriam-Webster. Dictionary and Thesaurus. URL: http://https://www.merriam-webster.com/dictionary/mission (data obrashcheniya: 20.08.2018).
11.
Transcript: Read Full Text of Sen. Lindsey Graham’s Campaign. URL://http://time.com/3903377/lindsey-graham-campaign-launch-transcript/

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Концепция рецензируемой работы касается момента конкретизации и уточнения функциональной роли авторских афоризмов в манипуляционной цепи предвыборного политического дискурса. Афористические высказывания, по мнению автора работы, являются особенностью не только политических номинаций (форма, декларативность), но и действенным звеном манипуляций общественным сознанием (ментальная схема, синергетика). Исследование построено на интерпретативном методе, методе оценки дефиниций, а также семиотической теории Чарльза Пирса. Думается, что разно векторный вариант рецепции политического предвыборного дискурса США дает основание подойти автору работу к сложным и объективным выводам. Статья концептуально продумана, ее начало говорит о том, что путь оценки будет сферичен, а не линеен: «в современной лингвистике афоризмы широко и активно изучаются. К ним проявляется интерес с точки зрения их структуры, функции, истории формирования, уточняется определение. Однако манипуляционная афористика мало исследована, хотя воздействующая сила афоризма указывается как один из его признаков». Достаточное количество сносок и цитаций позволяет конкретизировать степень изученности проблемы. «В условиях стремительного развития манипуляционного дискурса изучение афоризма как инструмента скрытого речевого воздействия представляется автору статьи актуальным», считаю, что данный тезис вполне может оправдать злободневность темы. Предположу, что материал (точечно данный в работе) универсально может быть распространен и на оценку политического дискурса ряда европейских стран, ибо близость ментальности в последнее время на лицо «одинаков». Дифференциация терминов в основном теле работы спектральна, хотя автор внутреннее и придерживается строгой академичности, идет/следует за «авторитетом» мнений. Например, тезируя: «для изучение способа достижения перлокутивного эффекта при таких различиях автор выделяет три типа дискурсов: Дискурс Различий, Дискурс Согласования и Дискурс Экспертного Сообщества, функционирующих в МД, а также соответствующие каждому из дискурсов сущности МЦ: концепт, понятие, термин. В этих терминах будет осуществляться анализ примеров в статье». Рецептивный статус статье придается аппелятивной отсылкой к «ситуации политических выборов в США в 2016 году». Факт большого «количества авторских афористичных высказываний» свидетельствует, по автору, о действенном механизме политического дискурса, который сам по себе не есть фиксация языка, но «процессуальный» вид манифеста и воздействия. Научная новизна, на мой взгляд, заключается в том, что еще в критической литературе не было такой точечной оценки «иллокутивной цепи», «авторских афоризмов в политическом дискурсе», «механизма языкового (предвыборного) воздействия». Базой оценки речевого контакта с аудиторией выступает авторский дискурс/позиция Линдси Грэхама. Его выступления целостно построены по принципу «разверстки» иллокутивной цели, «на основе проведенного анализа можно сказать, что все звенья цепочки неразрывно связаны и объединены вокруг главного ядра, содержащегося в афоризме». Достижение объективного результата/вывода в тексте манипуляционно воздействует на читателя, ориентирует на дальнейший путь оценки: «технологическая цепочка с входящим звеном из авторского афоризма заранее планируется и продумывается. В неподготовленной речи чаще используется уже известный «крылатый» афоризм, в силу привычности контекстов его употребления и как следствие умения человека распознавать этот контекст. Это можно легко заметить при сравнении предвыборных подготовленных речей с дебатами кандидатов, где они вынуждены спонтанно реагировать на провокационные вопросы. Но это уже материал для другого исследования». Считаю, что стиль данной работы собственно-научный, сбивы, нарушения, принципиальные/фактические неточности не выявлены. Структура текста отвечает требованиям издания, дробность, членение на блоки/смысловые куски оправдана. Содержание работы соответствует теме и заявленной цели. Изложенный материал может заинтересовать специалистов филологов, лингвистов, языковедов, всех тех, кто интересуется проблемами дешифровки фактической/действенной природы языка. Библиография содержит актуальный набор источников, ссылки на Ч. Пирса, С.Г. Воркачева, А.М. Каплуненко, С.А. Шаталову, У.В. Смирнову отражены в основной ткани статьи. Автор достаточно внимателен к своим оппонентам, порой зависимость от «уже сказанного» затемняет «новый взгляд». Формальные требования издания учтены, считаю, что материал может быть рекомендован к открытой публикации в журнале «Litera».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"