Статья 'Речевое и эвокативное воздействие в Интернет-медиадискурсе' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Речевое и эвокативное воздействие в Интернет-медиадискурсе

Коновалова Мария Владимировна

кандидат филологических наук

доцент, Челябинский государственный университет

454001, Россия, Челябинская область, г. Челябинск, ул. Братьев Кашириных, 129

Konovalova Mariya Vladimirovna

PhD in Philology

associate professor at Chelyabinsk State University

454001, Russia, Chelyabinsk Region, Chelyabinsk, Brothers Kashirinykh' str., 129

makonovalova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2018.3.26622

Дата направления статьи в редакцию:

16-06-2018


Дата публикации:

25-09-2018


Аннотация.

Предметом исследования настоящей статьи являются различия речевого и эвокативного воздействия в Интернет-медиадискурсе. Автором подробно рассматривается речевое и эвокативное воздействие, раскрывается понятие эвокативного воздействия в медиадискурсе. В статье подробно рассматривается теоретический аспект изучения воздействия медиатекстов на реципиента информации, особое внимание уделяется когнитивному и медиалингвистическому подходам к данному феномену. В статье анализируются языковые средства репрезентации эвокативного воздействия в новостном медиатексте, изучается учет автором новости фоновых знаний реципиента. В статье анализируется эвокативное воздействие заголовков и медиатекстов новостей, отобранных методом сплошной выборки. В ходе исследования использовались методы наблюдения, обобщения и описания лингвистических явлений. Новизна исследования видится в том, что лингвистические показатели впервые рассматриваются с позиции эвокативного воздействия новостного медиатекста на реципиента. Доказано, что языковые средства эвокативного воздействия присутствуют как в заголовке медиатекста, так в тексте новости. Установлено, что эвокативное воздействие воплощается при помощи языковых средств, призванных активизировать фоновые знания реципиента при восприятии новостного текста.

Ключевые слова: речевое воздействие, эвокативное воздействие, фоновые знания, медиадискурс, медиатекст, заголовок, новостной медиатекст, реципиент, эвокация, воздействие

Abstract.

The subject of this article is the differences in speech and evocative effects in the online media discourse. The author considers  the speech and evocative effects and reveals the concept of evocative effects in a media discourse. The article discusses  the theoretical aspect of studying the impact of media texts on the recipient of information, special attention being paid to the cognitive and medialinguistic approaches to this phenomenon. The author of the article analyzes the linguistic means of representation of the evocative impact in the news media text and examines the account of the author of the background knowledge of the recipient. She also analyzes the evocative impact of headlines and media texts of news selected by the method of continuous sampling. In her study Konovalova uses the methods of observation, generalization and description of linguistic phenomena. The novelty of the study is caused by the fact that linguistic indicators are first considered from the standpoint of the evocative impact of the news media text on the recipient. It has been proved that the language means of the evocative impact are present both in the title of the media text and in the text of the news. It has also been established that the evocative impact is embodied with the help of linguistic means designed to intensify the background knowledge of the recipient when perceiving the news text.

Keywords:

news media text, headline, media text, media discource, background knowledge, evocative influence, speech influence, recipient, evocation, influence

Введение

В лингвистике аспект речевого воздействия изучается во взаимосвязи с репрезентативной функцией языка, выделенной К. Бюлером и Э. Бенвенистом. Рассуждая о феномене репрезентации в речевом акте, предполагающем воспроизведение действительности посредством языка или, говоря об Интернет-медиадискурсе, воспроизведении события (фрагмента действительности) при помощи языковых средств. [2]

Следует подчеркнуть, что язык сам по себе является эффективным средством воздействия на реципиента информации, поскольку позволяет интерпретировать репрезентируемую действительность согласно интенциям автора или инициатора речевого взаимодействия, непосредственно подбирающего языковые средства выражения своей мысли.

Дискурсивная лингвистика отмечает потенциальную коммуникативность медиадискурса, уточняя, что наличие массового реципиента становится необходимым условием реализации общения в речи. Однако передаваемая информация приобретает вид сообщения (не послания), репрезентирующего некий фрагмент действительности или событие, имеющее некую общественную значимость или передающее новые сведения. Таким образом, потенциал речевого воздействия медиадискурса сопоставим с коммуникативной значимостью события, и определяется количеством массового реципиента, которому было репрезентировано сообщение о нем.

Речевое воздействие в медиадискурсе чаще всего считается манипулированием массовым реципиентом без предоставления возможности осмыслить получаемую от СМИ информацию. Подходящее под данное представление определение речевого воздействия дают А.П. Сковородникова и Г.А. Копнина: «под речевой манипуляцией мы понимаем вид речевого воздействия, который осуществляется путем использования определенных ресурсов языка с целью скрытого влияния на когнитивную и поведенческую деятельность адресата в интересах манипулятора». [9] Однако это не совсем так, поскольку в медиадискурсе могут реализовываться различные типы речевого воздействия в зависимости от интенций автора медиатекста. Г.Р. Власян различает широкое и узкое понимание речевого воздействия, а именно: речевое воздействие на когнитивную сферу реципиента подразумевает широкую, а речевое воздействие, имеющее целью изменение поведения адресата, узкую трактовку понятия. [4] Другим типом речевого воздействия, воплощаемым в медиадискурсе, является эвокативное воздействие.

Речевое и эвокативное воздействие

Прежде чем перейти к рассмотрению отличия речевого и эвокативного воздействия, необходимо прояснить понимание манипулятивного подтипа речевого воздействия, по мнению ряда авторов реализуемого в медиадискурсе. Манипулятивное воздействие, как и любой другой тип речевого воздействия, предполагает некую совокупность приемов манипулирования сознанием реципиента. Согласно исследованию, проведенному Ю.С. Бернадской и Т.А. Костылевой, существует несколько приемов, эксплуатирующих суггестивную составляющую, ярче всего проявляющуюся в рекламном субдискурсе медиакоммуникации: конкретность и образность ключевых слов, конкретность и образность качеств, избегание отрицательных частиц «нет» и «не», воздействие звукосочетаниями (аллитерация, ритмика и пр.), воздействие на эмоции, социальные установки и др. [3]

Перечисленные приемы манипулирования действительно имеют место в медиадискурсе, большей частью в рекламных продуктах, обусловленных коммерческими интересами рекламодателей и СМИ, которые заинтересованы в выгодном манипулировании сознанием массового реципиента. Манипулирование в данном случае заключается в репрезентации положительного образа рекламируемого товара или услуги: сообщение сформулировано так, чтобы имплицитно создать все условия для дополнения образа за счет фоновых знаний реципиентов, связанных исключительно с приятными и комфортными ассоциациями. Использование слов и образов, репрезентирующих конкретные предметы, увеличивает эффективность суггестии на вербальном и невербальном уровнях восприятия медиасообщения. Ю.С. Бернадская и Т.А. Костылева считают языковым манипулированием «отбор и использование таких средств языка, с помощью которых можно воздействовать на адресата речи». [3]

Набор указанных языковых средств сочетается так, чтобы реципиент на основе поступающей информации самостоятельно сделал выводы. Дополнительно к языковым средствам используются невербальные: приемы речевой динамики, звуковых и словесных сочетаний, перенос эмоций с положительных образов на товар и многое другое. Также важное значение имеет апеллирование в рекламных медиатекстах к социальным установкам: установка на лидера, удачу и успех в делах, положительную самооценку и самоутверждение, общественное мнение и пр. Перечисленные приемы медийной рекламы указывают на необходимость применения суггестии и манипулирования сознанием реципиента, что обусловлено коммерческим, заказным характером данного медиапродукта, ставящего цель навязать потребителю рекламируемый товар. [3]

Информативный потенциал медиатекстов

В медиадискурсе существует множество медийных сообщений, преследующих цель информирования массового реципиента о происходящих событиях, имеющих большую социальную значимость. Реципиент совершенно не обязан приобретать товар или менять свое поведение в зависимости от репрезентируемой информации, однако восприятие таких сообщений часто сталкивается с чрезмерно критичным отношением, предопределяющим недоверчивое отношение массового реципиента к любым медиасообщениям или к отдельным СМИ.

Медийные сообщения, ставящие цель информирования массового реципиента о событиях, предполагают эвокативное воздействие на адресата новостной информации. Новостной медиатекст, являющийся наиболее крупной единицей статической фиксации медиадискурса, основой медиадискурса в языковом выражении, обладает информативной функцией и не может предоставить достаточно языковых средств для демонстрации общепринятых способов речевого воздействия - убеждения, внушения и побуждения, которые так ярко представлены в субдискурсе рекламы.

В то же время информирование наряду с аргументацией может способствовать убеждению, подкрепляя существующие убеждения массового реципиента, репрезентируя их при помощи объективных сведений о происходящих событиях. Наличие изображения при визуальной репрезентации события в новостном тексте может также указывать на эмоциональное воздействие. Однако новостной, информативный характер медиатекста предполагает сведение подобного воздействия к репрезентативному, то есть предполагающему перечисленные выше способы речевого воздействия лишь в виде сопутствующих любому сообщению. К тому же новостной медиатекст предполагает массовую аудиторию без лексических и синтаксических селективных приемов, поскольку автор медиатекста заинтересован в наиболее нейтральной по стилю подаче новостей или сведений о репрезентируемом событии.

Отличие речевого и эвокативного воздействия

В отличие от речевого эвокативное воздействие не предполагает интенции явного воздействия на адресата, выраженного эксплицитно типичными для художественного текста средствами. Эвокативное воздействие – это обоюдное воздействие медиатекста на автора и реципиента информации с опорой на их фоновые знания, целью которого является информирование о событии и устранение противоречий.

Такой тип воздействия в первую очередь учитывает фоновые знания массового реципиента, а медиатекст стремится как можно объективней репрезентировать освещаемое событие. Сочетание информативной репрезентации и учета фоновых знаний реципиента выводят на первый план информативность медиатекста, выражающуюся прежде всего в целостности, тематической соотнесенности, пространственно-временной ориентации, модальности, имперсональности. Таким образом, медиатекст выдерживается в едином стиле, соответствующем не просто коммуникативной практике в прототипической ситуации, но передает информацию о событии по известной медийной формуле «что, где, когда, кто, с какой целью». [6]

Эвокативное воздействие на примере новостного медиатекста

Любой новостной медиатекст можно проанализировать в соответствии с указанной формулой, выявив перечисленные в формуле смысловые компоненты, а также на тематическую соотнесенность, отношение автора к массовому реципиенту или его установку на получателя.

Наиболее значимым компонентом эвокативного воздействия на массового реципиента является соответствие репрезентируемых медиатекстами событий новостной повестке дня, актуальной в определенный временной промежуток. В качестве примера такой соотнесенности рассмотрим соответствие заголовков и текстов новостей из рубрики «Последние новости» на сайте «Известия» с актуальной повесткой дня на 11.06.2018. [5] Актуальную повестку дня на указанную дату уместно отслеживать по данным ИТАР-ТАСС, являющегося одним из крупных информационных агентств РФ, предоставляющих другим СМИ точную информацию об актуальных событиях в России и мире. Итак, на 11.06.2018 актуальными событиями являются: 1. Международная повестка дня: денуклеаризация КНДР, отношения США и ЕС, проведение российско-американского саммита, конфликт на Украине и др. 2. Актуальные события в РФ: предстоящий ЧМ по футболу, культурные и светские новости, происшествия в регионе и др.

На сайте «Известий» репрезентированная повестка дня расширена, в нее включены московские новости. [5]

Тематическая соотнесенность с актуальной международной повесткой дня выражается персонификацией и метонимией: «США гарантируют КНДР безопасность в обмен на денуклеаризацию», «Меркель поддержала идею проведения российско-американского саммита», «Встреча Пашиняна и Алиева в Москве не запланирована». Заголовок новости о денуклеаризации КНДР начинается с персонификации страны США, гарантирующих безопасность другой стране; заголовок о российско-американском саммите и встрече в Москве – с метонимии Германии, Армении и Азербайджана через фамилии их глав. Это характерный для медиадискурса тип речевого воздействия, привлекающий массового реципиента через использование газетных тропов. Однако специфика эвокативного воздействия видна и в приведенных примерах, потому что отсутствие фоновых знаний относительно недавних выборов в Армении не позволит реципиенту понять и оценить значение встречи политиков и проявить интерес к новости.

Наиболее показательным с позиции обращения к фоновым знаниям массового реципиента является заголовок «Встреча Пашиняна и Алиева в Москве не запланирована», поскольку для проявления интереса к новости реципиент должен знать, что Пашинян – это вновь избранный глава Армении, Алиев – глава Азербайджана, а самое главное обладать знаниями, касающимися непростых отношений названных стран из-за многолетнего конфликта в Нагорном Карабахе. [5] Реципиент должен наибольшее значение придать отрицательной предикативной конструкции встреча не запланирована , поскольку подчеркнутое частицей не отрицание и краткое страдательное причастие призваны акцентировать дистанцию между лидерами Армении и Азербайджана.

Образование краткого причастия от глагола совершенного вида запланировать создает импликатуру ожидания, которая подкрепляется локативом-топонимом в Москве , так как именно Москва является местом, где возможными становятся переговоры между двумя бывшими советскими республиками, долгое время находящимися в территориальном конфликте. Дальнейшее восприятие новости продолжится по классической новостной формуле «что, где, когда, кто, с какой целью». Согласно композиционной формуле в новости присутствуют следующие компоненты: что – встреча, где – в Москве, когда – в июне 2018 года, кто – Пашинян и Алиев, с какой целью – рабочая поездка. Реципиент, не обладающий достаточными фоновыми знаниями об отношениях между Арменией и Азербайджаном не сможет уловить имплицитный смысл медиатекста и не заинтересуется новостью: речевое воздействие на реципиента будет практически нулевым, в то время как эвокативное воздействие выражено достаточно ярко: реципиент, обладающий фоновыми знаниями о политической ситуации в Армении и Азербайджане, а также о событиях в Москве, в связи с которыми лидеры упомянутых стран прибыли в Россию, заинтересуется новостью, пройдет по ссылке и прочитает текст новости. Реципиент, не обладающий знаниями, новостью не заинтересуется.

Выводы

В медиатексте эксплицируется отсутствие встречи в плане рабочей поездки в Москву глав Армении и Азербайджана через использование предикатного отрицания, точно также как и в заголовке новости – не запланирована, не встретится , в частности при помощи частицы не , краткой формы причастия и частицы не в сочетании в глаголом. Акцентировав внимание реципиента на отсутствии встречи в плане рабочей поездки, относящейся к ассерции заголовка, предикат не отрицает презумпцию новости – рабочую поездку, которая все же состоится. Таким образом, реципиент новости может заинтересоваться самой поездкой и навести справки, если его фоновые знания недостаточны.

В то ж время автор новости (необходимо отметить, что новостные заметки считаются редакционными и пишутся без указания автора) в курсе значимости события для внешней политики Армении и Азербайджана, о чем свидетельствует выбор события и акцентирование важного аспекта рабочей поездки сразу в заголовке новости. Таким образом, эвокативное воздействие ярко эксплицировано в отношении реципиента медиатекста, и имплицировано в отношении автора новости, очевидным становится использование фоновых знаний в тексте сообщения.

Библиография
1.
Багманова, А. Р. Газетный заголовок как средство речевого воздействия [Электронный ресурс] / А. Р. Багманова // Вестник КазГУКИ. – 2013. – №1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/gazetnyy-zagolovok-kak-sredstvo-rechevogo-vozdeystviya (дата обращения: 11.06.2018)
2.
Бенвенист, Э. Общая лингвистика [Текст] / Э. Бенвенист. – М: Прогресс, 1974. – 448 с.
3.
Бернадская, Ю. С., Костылева, Т. А. Приемы речевого воздействия в рекламе [Текст] / Ю. С. Бернадская, Т. А. Костылева // Омский научный вестник. Омск: 2006. – №10 (49) – С. 112 – 117.
4.
Власян, Г. Р. Природа речевого воздействия [Текст] / Г.Р. Власян // Вестник ЧелГУ. Челябинск: изд-во ГОУ ВО ЧелГУ, 2007. – № 20. – С.31 – 34.
5.
Известия. URL: https://iz.ru/754373/2018-06-11/vstrecha-pashiniana-i-alieva-v-moskve-ne-zaplanirovana (дата обращения 16.06.2018)
6.
Коновалова, М. В. Репрезентативные формулы в медиадискурсе. [Электронный ресурс] / М.В. Коновалова // Приложение к журналу «Современные проблемы науки и образования». URL: http://online.rae.ru/2544 (дата обращения 16.06.2018)
7.
Лэнекер, Р. В. Концептуальная семантика и символическая грамматика [Текст] / Р. В. Лэнекер // Вопросы когнитивной лингвистики. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2006. – №3. – С. 15 – 27.
8.
Падучева, Е. В. Отрицание [Электронный ресурс] / Е.В. Падучева. – 2011. URL: http://rusgram.ru/Отрицание (дата обращения 16.06.2018)
9.
Сковородников, А. П., Копнина, Г. А. Способы манипулятивного речевого воздействия в российской прессе [Текст] / А. П. Сковородников, Г. А. Копнина // Политическая лингвистика. – № 3 – С. 36 – 42.
10.
Чувакин, А. А. Смешанная коммуникация в художественном тексте [Текст] / А. А. Чувакин // Основы эвокационного исследования. 2-е изд.: монография / Под науч. ред. Н. В. Голева. – Барнаул: изд-во Алт. ун-та, 2014. – 138 с.
References (transliterated)
1.
Bagmanova, A. R. Gazetnyi zagolovok kak sredstvo rechevogo vozdeistviya [Elektronnyi resurs] / A. R. Bagmanova // Vestnik KazGUKI. – 2013. – №1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/gazetnyy-zagolovok-kak-sredstvo-rechevogo-vozdeystviya (data obrashcheniya: 11.06.2018)
2.
Benvenist, E. Obshchaya lingvistika [Tekst] / E. Benvenist. – M: Progress, 1974. – 448 s.
3.
Bernadskaya, Yu. S., Kostyleva, T. A. Priemy rechevogo vozdeistviya v reklame [Tekst] / Yu. S. Bernadskaya, T. A. Kostyleva // Omskii nauchnyi vestnik. Omsk: 2006. – №10 (49) – S. 112 – 117.
4.
Vlasyan, G. R. Priroda rechevogo vozdeistviya [Tekst] / G.R. Vlasyan // Vestnik ChelGU. Chelyabinsk: izd-vo GOU VO ChelGU, 2007. – № 20. – S.31 – 34.
5.
Izvestiya. URL: https://iz.ru/754373/2018-06-11/vstrecha-pashiniana-i-alieva-v-moskve-ne-zaplanirovana (data obrashcheniya 16.06.2018)
6.
Konovalova, M. V. Reprezentativnye formuly v mediadiskurse. [Elektronnyi resurs] / M.V. Konovalova // Prilozhenie k zhurnalu «Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya». URL: http://online.rae.ru/2544 (data obrashcheniya 16.06.2018)
7.
Leneker, R. V. Kontseptual'naya semantika i simvolicheskaya grammatika [Tekst] / R. V. Leneker // Voprosy kognitivnoi lingvistiki. – Tambov: Izd-vo TGU im. G.R. Derzhavina, 2006. – №3. – S. 15 – 27.
8.
Paducheva, E. V. Otritsanie [Elektronnyi resurs] / E.V. Paducheva. – 2011. URL: http://rusgram.ru/Otritsanie (data obrashcheniya 16.06.2018)
9.
Skovorodnikov, A. P., Kopnina, G. A. Sposoby manipulyativnogo rechevogo vozdeistviya v rossiiskoi presse [Tekst] / A. P. Skovorodnikov, G. A. Kopnina // Politicheskaya lingvistika. – № 3 – S. 36 – 42.
10.
Chuvakin, A. A. Smeshannaya kommunikatsiya v khudozhestvennom tekste [Tekst] / A. A. Chuvakin // Osnovy evokatsionnogo issledovaniya. 2-e izd.: monografiya / Pod nauch. red. N. V. Goleva. – Barnaul: izd-vo Alt. un-ta, 2014. – 138 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"