по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

«Производственная» тема в кумыкской прозе: особенности художественного воплощения
Гусейнов Малик Алиевич

доктор филологических наук

заведующий отделом литературы Института языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы Дагестанского научного центра Росийской академии наук

367025, Россия, республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Гаджиева,, 45, каб. 201

Guseinov Malik Alievich

Doctor of Philology

Head of the Literary Department at Tsadasy Institute of the Language, Literature and Arts at Dagestan Research Center of the Russian Academy of Sciences
 

367025, Russia, respublika Dagestan, g. Makhachkala, ul. M. Gadzhieva,, 45, kab. 201

malik60@list.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2018.2.25652

Дата направления статьи автором в редакцию:

07-03-2018


Дата публикации:

18-06-2018


Аннотация.

Предметом исследования является кумыкская послевоенная проза, в частности, произведения таких известных кумыкских, дагестанских авторов, как Аткай, М.-С. Яхьяев, И. Керимов и др. Объектом исследования является "производственная" тема в национальной прозе, особенности ее художественного воплощения.Автор подробно рассматривает такие аспекты проблемы, как влияние внелитературных, идеологических факторов на развитие темы производства в советской литературе вообще и в национальной литературе в частности, на базе концепций современного российского литературоведения отмечает позитивные и негативные аспекты такого рода воздействий на художественный процесс. При этом акцентируется внимание на том, что дала положительного национальной словесности актуализация "производственной" темы в послевоенный период, в 1945-1955 гг. Особое внимание уделяется новаторским исканиям кумыкских авторов, выявляются характерные особенности, поэтика произведений. Методами исследования являются аналитический, сравнительный, культурно-исторический. Методология исследования базируется на современных научных разработках, посвященных советской литературе, литературе социалистического реализма, прежде всего принадлежащих ученым ИМЛИ. Новизна исследования заключается в том, что целостное изучение кумыкской послевоенной прозы в данной статье осуществляется впервые. Одним из основных выводов заключается в том, что официальная идеология делала в этот период определенный "заказ" на изображение темы производства, что привело к созданию в национальной словесности крупномасштабных произведений, с широким воспроизведением народной жизни, с высвечиванием национальной сущности образов. Кроме того, в исследуемой литературе обнаруживается поворот к лиризации субъектно-объектных отношений, нравственной проблематике и т. д., что также выявлено и аргументировано в данной статье впервые.

Ключевые слова: кумыкская литература, послевоенный период, повесть, производство, труд, образ, поэтика, новое прочтение, национальное своеобразие, эволюция

Abstract.

The subject of the research is Kumyk post-war prose, in particular, the works of such famous Kumyk and Dagestan authors as Atkai, M.-S. Yahyaev, I. Kerimov, and others. The object of the research is the "labour" theme in national prose, the peculiarities of its artistic embodiment. The author examines such aspects of the problem as the influence of extra-literary, ideological factors on the development of the topic of production in Soviet literature in general and in the national literature in particular, on the basis of the concepts of contemporary Russian literature, notes the positive and negative aspects of such influences on the artistic process. At the same time, attention is focused on the fact that the positive national literature has provided the actualization of the “production” theme in the postwar period, in 1945-1955. Particular attention is paid to the innovative quest of Kumyk authors, identifies the characteristic features, the poetics of the works. Research methods are analytical, comparative, cultural and historical. The research methodology is based on modern scientific developments devoted to Soviet literature, the literature of socialist realism, primarily those belonging to the IMLI scholar. The novelty of the research lies in the fact that the holistic study of Kumyk post-war prose in this article is carried out for the first time. One of the main conclusions is that during this period the official ideology made a certain “order” to depict the theme of production, which led to the creation of large-scale works in the national literature, with a wide reproduction of national life, with highlighting the national essence of images. In addition, in the studied literature there is a turn towards the lyricization of subject-object relations, moral issues, etc., which is also revealed and argued for the first time in this article.

Keywords:

poetics, image, labor, production, the story, post-war period, Kumyk literature, new reading, national originality, evolution

История советской литературы свидетельствует о том, что ее развитие, отдельные тенденции, содержание определялись установками официальной идеологии, решениями и постановлениями партийных структур. Естественно, при современном осмыслении художественного наследия такого рода явления воспринимаются неоднозначно, нередко критически, что не лишено оснований.

При этом следует заметить, что в отдельных случаях «социальный заказ» стимулировал развитие национальных литератур, способствовал их выходу на новые рубежи. Подтверждением этого служит, на наш взгляд, «производственная» тема в кумыкской прозе послевоенного периода, в аспекте оригинальных форм художественного воплощения.

В послевоенный период, как известно, одной из актуальных задач, стоявших перед государством, было восстановление разрушенного войной народного хозяйства. В этом процессе приняло посильное участие и писательское сообщество, руководствуясь целью изображения героев труда, производства, прежде всего промышленного. Произведения дагестанских авторов 1945-1950-х годов убеждают в том, что отмеченная проблематика являлась в них одной из центральных.

Относительно кумыкской прозы указанного периода можно однозначно заключить, что производственная тема являлась ведущей, нашла отражение почти во всех значительных произведениях. В их ряду можно назвать книги рассказов и повестей М. Хангишиева «Два рассказа» [1], «На путях перегона скота» [2], И. Керимова «Блеск воды» [3], «Большой Урал» [4], М.-С. Яхьяева «Гюляйбат» [5], «Женитьба Умалата» [6], Аткая «В кумыкской степи» [7] и др.

В основной своей массе кумыкскими писателями изображается колхозная жизнь, сельскохозяйственный труд, являвшийся доминирующим в Дагестане. Если брать конкретнее, то большей частью ими воспроизводится труд полевой, борьба за урожай зерновых, ввиду проживания кумыков в низменной части республики (в противовес нагорной части, в которой в большей мере было развито животноводство).

Одним из первых произведений кумыкской «производственной» прозы является повесть «Ольмес» М. Хангишиева. названная именем центрального образа, руководителя колхозного звена (опубликована в книге «Два рассказа»). Автором подробно описывается трудовой процесс: сцены прополки, а затем и уборки кукурузы, молотьбы пшеницы описаны обстоятельно и полновесно.

Борьба за повышение производительности труда обусловливается соревнованием между колхозными звеньями, возглавляемыми Ольмесом и девушкой Айшат. В ходе повествования в этом контексте органично вплетается в ткань сюжета «линия любви».

Таким образом, своеобразие повести «Ольмес», посвященной труженикам села, колхозной жизни, продиктовано гармоничным сочетанием проблем производства с личной жизнью персонажей. Ввиду того, что главные действующие лица являются людьми молодыми, наряду с усердным трудом на колхозном поле, они столь же истовы в вопросах устроения личного счастья. В итоге повесть М. Хангишиева завершается на мажорной ноте, сочетанием браком названных персонажей.

Аналогичной структурой характеризуются и другие произведения этого ряда. Словно во имя усиления читательской увлекательности авторами производственная тема сочетается с темой любви, что проявляется также в следующей повести М. Хангишиева «На путях перегона скота», М.-С. Яхьяева «Гюляйбат», Аткая «В кумыкской степи» и др. Словом, кумыкская «производственная» повесть обретает определенную поэтику сюжета, в которой органично сочетаются общее и частное.

Творческое освоение производственной темы характерно повести Аткая «В кумыкской степи». Значительное внимание уделяется автором изображению колхозной жизни в контексте проблемы взаимоотношений руководителя и коллектива. Автором в лице председателя колхоза Хайруллы, недавно возвратившегося с фронта, преподносится образец, когда личность, руководствующаяся в своей работе не только планами, посевными площадями, но и интересами народа, становится истинным лидером. В ценностной характеристике образа важно и то, что Хайрулла, отстаивая чаяния сельчан, интересы колхоза, порой идет вразрез с решениями вышестоящих органов. При этом ему удается отстоять свое мнение, так как справедливость, истинные, а не мнимые ценности находят поддержку в лице его сельчан.

В образе Хайруллы автор старается показать руководителя плоть от плоти народного. Для него первичны не производственные показатели, а человек, труженик, его заботы, его интересы. В этой связи в его образе высвечиваются отзывчивость, доброта, широта души.

В данном случае можно говорить о том, что автором была предпринята попытка отобразить в русле жизни села, колхоза «мысль народную». Да и само название произведения – «В кумыкской степи» – проливает отчасти на это свет. Подтверждается это довольно значительным объемом произведения, широтой охватываемых событий, большим количеством вовлеченных в повествование персонажей и т.д.

При современном прочтении произведения Аткая очевидно, что для него было важным продемонстрировать национальное своеобразие персонажей, убедительно воспроизвести особенности их мировосприятия, в широком аспекте, явить читателю национальный мир. Мастерски использованы автором кумыкские паремии, идиоматические выражения, призванные психологически точно передать чувства героев, базовые константы их ментальности.

Особенности национального мировосприятия четко высвечиваются также сквозь призму образа русской учительницы Нины Сергеевны. Приехавшая в кумыкское село с благородной миссией просвещения, она оказывается в неведомой для нее прежде иноязычной, инонациональной среде. Убедительно изображает Аткай взаимоотношения русской девушки с коллегами по работе, сельчанами, когда происходит «узнавание» друг друга, прежде всего кумыкских традиций, норм поведения в семье и быту.

Видится не случайным то обстоятельство, что повесть «В кумыкской степи» была высоко оценена в дагестанском литературоведении. Так, известным исследователем национальной словесной культуры С. Х. Ахмедовым в его монографии «Художественная проза народов Дагестана» отмечено: «Герои повести показаны без нажима, со своими достоинствами и недостатками, ошибками, заботами и радостями. В этом отношении А. Аджаматов делает шаг вперед в изображении героев объективно, в соответствии с жизненной правдой. Наряду с более поздними произведениями М. Магомедова, А. Абу-Бакара (Абакарова) и других, повесть А. Аджаматова подготовила новый этап развития прозы в дагестанской литературе» [8, с. 176].

Таким образом, в содержательном плане кумыкская проза была ориентирована на воспроизведение колхозной жизни, сельского труда. Однако в масштабе страны предпочтительной выглядело изображение труда рабочего, промышленности. Однако в тот период в Дагестане промышленность находилась в зачаточном состоянии, превалировало сельское хозяйство. Тем не менее кумыкской литературой был найден путь для решения этой проблемы, точнее сказать молодым в то время прозаиком И. Керимовым.

Символично, что своей первой прозаической книгой, повестью «Блеск воды», автор обозначил направление своих творческих исканий. В отличие от основного русла литературы, в которой доминировало изображение сельского труда, объектом художественного воспроизведения в ней становится строительство сельской электростанции. Электрификация села воспринималась как техническое новшество, как значительное достижение Страны Советов, связываемое с социалистическими преобразованиями, как фактор преодоления вековой отсталости.

И. Керимов, служивший на войне разведчиком, и в литературе проявил себя разведчиком новых тем, направлений. Совершенно оригинальной предстает его следующая книга: «Большой Урал», в которой впервые в кумыкской, всей дагестанской литературе веское выражение имела тема промышленного, индустриального труда, а ее автор по праву признан «одним из «первопроходцев» рабочей темы в дагестанской литературе» [9, с. 56]. Кроме того, в качестве определенного достижения дагестанской прозы трактовалась форма реализации в названных произведениях темы труда. Так, в коллективном труде дагестанских литературоведов «История дагестанской советской литературы» подчеркнуто: «Труд он сделал определяющим признаком индивидуальности каждого из своих героев и в этом – определенная заслуга писателя» [10, с. 210].

В названной книге опубликовано семь рассказов «уральского» или «индустриального» цикла, как они определяются в исследовательской литературе. Касаясь истории их написания, следует сказать, что они стали итогом творческой командировки молодого писателя на Урал, куда он отправился по собственной инициативе с целью воочию увидеть и художественно воспроизвести крупные центры промышленной, экономической индустрии страны.

В рассказах «Доброе утро» («Яхшы эртен»), «Пришлось поверить» («Инанмаса болмады»), «Два клина» («Эки къазыкъ»), «Беспокойная ночь» («Рагьатсыз гече») и др. повествуется о повседневном труде уральских рабочих, в основном являющихся людьми молодыми. В центре внимания автора прежде всего проблемы производства. Мастерство писателя заключается в том, что через незамысловатые сюжеты, повседневные события ему удается воспроизвести зримый облик рядовых тружеников заводов, гигантских индустриальных строек. Автор стремится показать, что ими выполняется работа важной, государственной значимости; в этой связи оттеняется их ответственное отношение к выполняемому делу.

Так, в рассказе «Пришлось поверить» объектом писательского внимания становится династия потомственных кузнецов Рожковых. Конфликт, точнее сказать, некоторое недопонимание между Семен Семенычем и его сыном Виктором обусловливается тем, что сын не пошел по стопам своего отца, а выбрал более динамичную работу, предпочел профессию огнерезчика, то есть предпочел автоматизированную работу. При этом никак не укладывается в сознание опытного кузнеца то, что его сыну, безусому юнцу, удается повысить производительность своего труда в несколько раз, о чем пишут в газете.

Примирение происходит по линии профессиональной деятельности. Когда цех Семена Семеныча получает заказ на изготовление крупной партии деталей, он вдруг понимает, что в этом может помочь его сын, работающий огнерезчиком. Вместе с этим приходит и осознание значимости автоматизированной работы, и правомерность поступка своего сына, хотя тот и не пошел по его стопам. Ценность этого и других рассказов заключается в том, что в них высвечивается внутренний мир, психологическое состояние персонажей, свидетельствуя о незаурядном мастерстве И. Керимова-прозаика.

В подавляющей массе действующими лицами произведений является молодежь, это в основном юноши и девушки 16-20 лет. В этой связи органично звучат в них мотивы дружбы, товарищества, взаимовыручки, любви.

Значимость «индустриального», «уральского» цикла рассказов И. Керимова очевидна. Новаторство заключается в том, что автором изображается рабочий класс, трудящиеся крупных промышленных центров, заводов. Во имя убедительности своих рассказов в их концовках И. Керимов, наряду с датами, указывает и места написания, в числе которых фигурируют Свердловск, Челябинск, Нижний Тагил.

Автор находит возможность отразить величие, размах предприятий, изобразить огромные цеха заводов, в которых трудятся тысячи людей. Так, например, автором отмечается, что протяженность вогоноконвейерного цеха составляла полтора километра, что завод располагался на территории в несколько гектаров и т. д. Через призму такого рода информации писателем высвечивается мощь тяжелой промышленности, гигантской индустрии, составляющих основу экономики государства, и соответственно в этом русле отражается величие промышленных строек, величие страны.

Воспроизведение в лице тружеников заводов людей молодых, занятых выполнением работ государственной значимости, изображение их целеустремленными, уверенными в завтрашнем дне, успешно преодолевающими проблемы, возникающие в процессе производства, способствовали пробуждению в читателях чувства причастности к достижениям страны, ее трудовым свершениям, усиливали чувства патриотизма, любви к Родине.

Привлекательность «уральских» рассказов И. Керимова имеет несколько аспектов, отдельные из которых отмечены выше. Она проистекает прежде всего от предмета художественного воспроизведения: крупные заводы, гиганты машиностроения представлялись не очень привычными для восприятия национального читателя, они были не совсем характерны для нашей республики. Кроме того, героями произведений являлись русские люди; по существу, кумыкский читатель соприкасался с инонациональным миром. В этом контексте обращают на себя внимание особенности этики, нормы поведения. Так, не только младшие по возрасту, но и старшие к младшим обращаются по имени-отчеству, парни и девушки назначают свидания, гуляют по скверам и т. д. В принципе, приметы городской культуры, нашедшие выражение в рассказах, придавали им своеобычное звучание.

Таким образом, цикл рассказов И. Керимова об уральских рабочих предстает оригинальным явлением в кумыкской и всей дагестанской послевоенной литературе. Успех произведений был обеспечен гармоничным сочетанием производственной составляющей с личной жизнью персонажей, как это было характерно словесности рассматриваемого периода в целом.

Можно констатировать, что цикл «индустриальных», «уральских» рассказов И. Керимова по праву признан оригинальным явлением в прозе кумыков, дагестанской литературе в целом. Он является определенной вехой в освещении народной жизни, истории страны.

Таким образом, новое, деидеологизированное осмысление послевоенной кумыкской прозы в русле концепций современного российского литературоведения дает основание говорить об определенных ее достижениях. Национальные авторы, руководствуясь установками официальной идеологии, значительное внимание уделяли проблемам производства. В этом контексте существенно расширялся охват явлений действительности. Свидетельствуют об этом и объемы произведений (в триста и более страниц), созданные в таком формате впервые в национальной словесности. Данным фактором были продиктованы полновесное, убедительное воспроизведение событий и лиц, народной жизни.

К несомненным достижениям также следует отнести актуализацию проблем нравственности, акцентированное изображение этноментальных черт образов в русле психологической мотивации их поступков. Намеченные в них особенности поэтики, помимо характеристики героя через труд, – попытки глубинного постижения образов, в том числе их национального своеобразия, высвечивания их сердечных чувств и т. д., в последующем станут характерными признаками качественной литературы.

Кумыкская производственная проза, представленная произведениями М. Хангишиева, Аткая, И. Керимова и др., дает основание говорить об определенном ее росте в послевоенный период. Показательно и то, что в русле освоения производственной темы, национальными прозаиками были созданы произведения, перешагнувшие рамки родной литературы, признанные значительными достижениями в масштабе дагестанской прозы.

Библиография
1.
Хангишиев М. Два рассказа (Эки хабар). Махачкала: Даггиз, 1947. На кум. яз. – 152 с.
2.
Хангишиев М. На путях перегона скота (Чубурув бойларда). Махачкала: Даггиз, 1951. На кум. яз. – 178 с.
3.
Керимов И. Блеск воды (Сувну шавласы). Махачкала: Даггиз, 1951. На кум. яз. – 144 с.
4.
Керимов И. Большой Урал (Уллу Урал). Махачкала: Дагкнигоиздат, 1953. На кум. яз. – 262 с.
5.
Яхьяев М.-С. Гюляйбат (Гюлайбат). Махачкала: Дагкнигоиздат, 1953. На кум. яз. – 407 с.
6.
Яхьяев М.-С. Женитьба Умалата (Умалатны уьйленивю). Махачкала: Дагкнигоиздат, 1955. На кум. яз. – 128 с.
7.
Аткай. В кумыкской степи (Къумукъ тюзде). Махачкала: Дагкнигоиздат, 1953. На кум. яз. – 359 с.
8.
Ахмедов С. Х. Художественная проза народов Дагестана. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1996. – 277 с.
9.
Садыкова Г. Ф. Тема рабочего класса в дагестанской литературе. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1978. – 96 с.
10.
История дагестанской советской литературы: в 2-х т. Махачкала: Дагкнигоиздат, 1967. Т.1. – 480 с.
References (transliterated)
1.
Khangishiev M. Dva rasskaza (Eki khabar). Makhachkala: Daggiz, 1947. Na kum. yaz. – 152 s.
2.
Khangishiev M. Na putyakh peregona skota (Chuburuv boilarda). Makhachkala: Daggiz, 1951. Na kum. yaz. – 178 s.
3.
Kerimov I. Blesk vody (Suvnu shavlasy). Makhachkala: Daggiz, 1951. Na kum. yaz. – 144 s.
4.
Kerimov I. Bol'shoi Ural (Ullu Ural). Makhachkala: Dagknigoizdat, 1953. Na kum. yaz. – 262 s.
5.
Yakh'yaev M.-S. Gyulyaibat (Gyulaibat). Makhachkala: Dagknigoizdat, 1953. Na kum. yaz. – 407 s.
6.
Yakh'yaev M.-S. Zhenit'ba Umalata (Umalatny u'ilenivyu). Makhachkala: Dagknigoizdat, 1955. Na kum. yaz. – 128 s.
7.
Atkai. V kumykskoi stepi (K''umuk'' tyuzde). Makhachkala: Dagknigoizdat, 1953. Na kum. yaz. – 359 s.
8.
Akhmedov S. Kh. Khudozhestvennaya proza narodov Dagestana. Makhachkala: Dagknigoizdat, 1996. – 277 s.
9.
Sadykova G. F. Tema rabochego klassa v dagestanskoi literature. Makhachkala: Dagknigoizdat, 1978. – 96 s.
10.
Istoriya dagestanskoi sovetskoi literatury: v 2-kh t. Makhachkala: Dagknigoizdat, 1967. T.1. – 480 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"