по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Иноязычная речевая коммуникация марийской молодежи (социолингвистический аспект)
Кудрявцева Раисия Алексеевна

доктор филологических наук

профессор, кафедра финно-угорской и сравнительной филологии, Марийский государственный университет

424002, Россия, Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, ул. Кремлевская, 44, каб. 503

Kudryavtseva Raisiya Alekseevna

Doctor of Philology

Professor of the Department of Finno-Ugric and Comparative Philology at Mari State University

424002, Russia, respublika Respublika Marii El, g. Ioshkar-Ola, ul. Kremlevskaya, 44, kab. 503

kudsebs@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Шабыков Виталий Иванович

кандидат философских наук

старший научный сотрудник, Марийский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории им. В.М. Васильева

424036, Россия, Республика Марий Эл, г. Йошкар-Ола, ул. Красноармейская, 44, каб. 212

Schabykov Vitaliy Ivanovich

PhD in Philosophy

Senior Scientific Associate, the department of Sociology, Mari Language, Literature and History Scientific Research Institute named after V.M.Vasilyev

424036, Russia, the Republic of Mari El, Yoshkar-Ola, Krasnoarmeyskaya Street 44, office #212 

sebs9-kud@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8698.2017.2.22739

Дата направления статьи в редакцию:

20-04-2017


Дата публикации:

12-07-2017


Аннотация.

Предмет исследования - иноязычная речевая коммуникация марийской молодежи. Цель статьи – определение места русского и английского языков в речевой коммуникации современной марийской молодежи (жителей Республики Марий Эл в возрасте 15–29 лет, идентифицирующих себя с марийским этносом). Актуальность поставленной проблемы вызвана необходимостью исследования современной социолингвистической ситуации в полиэтнических субъектах Российской Федерации, места в них государственных и иностранных; также она актуализирована в рамках изучения вопросов, связанных с этнокультурной интеграцией в обществе. Эмпирическим материалом для исследования послужили социолингвистические данные, полученные в 2012 году отделом социологии Марийского научно-исследовательского института языка, литературы и истории им. В.М. Васильева в ходе опроса населения на тему «Языковая ситуация в Республике Марий Эл». Методы исследования: статистический, систематизация, анализ и обобщение. Активно задействован социологический инструментарий: случайная бесповторная квотная выборка, формально-стандартизированное интервью и др. Используемые в статье социолингвистические данные впервые вводятся в научный оборот в избранном целевом контексте и анализируются в проекции места жительства респондентов (оппозиция «город/село») и уровня их образования (оппозиция «среднее образование/высшее или незаконченное высшее»). В центре внимания два вопроса, проясняющих характер иноязычной речевой коммуникации марийской молодежи: первый – использование неэтнического (иного) языка в ситуации бытового общения (с родителями, мужем/женой и детьми дошкольного и школьного возраста), второй – оценка молодежью степени сформированности своих навыков по разным видам речевой деятельности (готовности к качественной иноязычной коммуникации).В статье доказывается, что марийская молодежная среда отмечена высокой степенью лингвокомпетенции по русскому языку и низкой – по английскому, что русский язык активно проникает в бытовое общение молодежи, вытесняя в данной функции этнический язык.

Ключевые слова: социолингвистика, русский язык, английский язык, полиэтнический регион, Республика Марий Эл, молодежь, мари, иноязычная речевая коммуникация, лингвокомпетенция, навыки речевой деятельности

Abstract.

The subject of the research is the foreign speech communication of Mari youth. The purpose of the article is to define the place of the Russian and English languages in the verbal communication of contemporary young people aged 15 - 29 years old, residing in the Republic of Mari El and identifying themselves as Mari. The rationale of the research problem is caused by the need to analyze today's sociolinguistic situation in polyethnic constituents of the Russian Federation and the role of state and foreign languages in these constituents. The topic is also important as part of studies devoted to the ethnocultural integration in a society. The empirical basis for the research is the sociolinguistic data obtained in 2012 by the Sociology Department of Mari Research Institute of Language, Literature and History named after V. Vasiliev in the process of the population survey devoted to the topic 'Linguistic Situation in the Republic of Mari El'. The research methods used by the authors include: statistical method, systematisation, analysis and generalisation. The authors have also used sociological tools such as random non-repeated quota sample, formal structured interview, etc. Sociolinguistic data used by the authros in their research are introduced in the academic literature for the first time and analyzed depending on respondents' places of residence (village/city) and educational background (secondary education/higher education or incomplete higher education). The research is focused on two questions that clarify the nature of the foreign speech communication of Mari youth. The first question is related to using non-ethnic (foreign) language in a situation of everyday communication (with their parents, hubands or wives, preschool or school age children). The second question is related to self-assessment of their verbal skills in relation to different kinds of speech activity (readiness for qualitative foreign communication). The authors of the article prove that Mari young people have a high level of linguocompetence in Russian and low level of linguocompetence in English. The Russian language is actively used by them in everyday life and often performs functions that could be performed by their ethnic language. 

Keywords:

speech activity skills, linguocompetence, foreign speech communication, Mari, youth, Republic of Mari El, polyethnic region, English language, Russian language, sociolinguistics

Введение

В условиях российского региона с примерно одинаковым удельным весом русского и нерусского населения, с двумя официально признанными государственными языками (русским общегосударственным и национальным государственно-региональным), каковым является Республика Марий Эл (русские в ней по итогам Всероссийской переписи населения 2010 года составляют 47,4 %, мари – 43,9 %), максимально актуализированы вопросы речевой коммуникации, то есть общения (взаимодействия) людей с целью обмена информацией, с помощью вербальных средств не только этнического, в большинстве случаев признаваемого родным, но и второго государственного языка. Для марийского населения Республики Марий Эл в качестве источника иноязычной речевой коммуникации таким языком является русский язык. Включенность всех регионов России в мировую систему координат, безусловно, актуализирует значение в иноязычной речевой коммуникации английского языка, играющего роль «глобального» языка в современном информационном мире.

Состояние и проблемы коммуникации, которые характеризуют современное общество в полиэтническом регионе, ретранслируются в молодежной среде. Этим и обосновано наше обращение в статье к изучению молодежного сознания марийской части населения Республики Марий Эл. Кроме того, молодежь остро чувствует современную конкуренцию языков. При этом, как пишет Л.В. Сагитова, «поскольку, выбирая жизненные пути, будущую профессию, она ориентируется на модернизационную конъюнктуру, модель постиндустриального общества и не ограничивает географию занятости и профессиональную мобильность внутринациональными рамками» [4, с. 144–145].

Рефлексия молодежи по поводу языка общения и лингвокомпетенции в речевой коммуникации в последнее десятилетие стала актуальной научной проблемой не только в Республике Марий Эл, но и в соседствующих с ней Татарстане и Чувашии. Отмечен специальный интерес к вопросу об отношении населения Татарстана, в том числе и молодежи, к русскому языку [3]. В орбиту исследований татарских ученых включены и иностранные языки, но, главным образом, в контексте ситуации «конкуренции русского, татарского и иностранных языков в динамичной конъюнктуре рынка труда в условиях глобализации» [4, с. 144], не в аспекте лингвокомпетенции, а с точки осознания степени важности их изучения для будущей жизни. Есть внешнее (британское) исследование роли русского и английского языков в современном татарском обществе на основе опроса студентов казанских вузов [7]. В большей части работ отношение к русскому языку, в том числе в аспекте его использования в общении, затрагивается лишь в контексте исследования социальной ситуации национального (нерусского) языка полиэтнического региона [6]. В исследовании языковой ситуации в Чувашии [1], а также в ряде работ татарских ученых [4], молодежное сознание относительно русского и английского языков изучается лишь в целом, отсутствует ранжирование ответов респондентов по этническому признаку, что не позволяет полноценно сопоставлять анализируемые нами данные по Республике Марий Эл с данными по Чувашии и Татарстану.

Цель данной статьи – определение места русского и английского языков в речевой коммуникации современной марийской молодежи (жителей Республики Марий Эл в возрасте 15–29 лет, идентифицирующих себя с марийским этносом). В данном аспекте результаты социологического опроса начала 2010-х годов анализируются впервые. Актуальность проблемы безусловна, в том числе и в контексте языковой ситуации других полиэтнических регионов. В статье анализируется использование молодежью Республики Марий Эл неэтнического (иного) языка в семейном общении и оценка ею степени сформированности навыков по разным видам речевой деятельности. К сожалению, пока заявленная проблематика разрабатывается нами без сформировавшегося круга коллег/оппонентов, которые сегодня в Республике Марий Эл проявляли бы научный интерес к социолингвистическим проблемам, связанным с марийской молодежной средой.

Место русского языка в общении марийской молодежи с близкими людьми

В условиях информационной глобализации марийская молодежь, как и вся молодежная среда республики, в практике речевого общения отдает предпочтение всеобще востребованному (русскому) языку, задвигая на второй план этнический (марийский) язык.

Доминирующая роль русского языка в иноязычной коммуникации современной марийской молодежи подтверждается ответами респондентов о его активном использовании во множестве разнохарактерных ситуаций, и, в первую очередь, в ситуации бытового общения. В такой ситуации «употребление языка не поддается официальному регламентированию со стороны общества, а определяется целиком желанием самого индивида и неписаными общественными конвенциями коллектива» [5, с. 223–224]. Соответственно исследование коммуникативного сознания в разрезе речевого общения в бытовой ситуации, в том числе в ситуации семейного общения (с близкими людьми), заведомо обречено на объективность и репрезентативность.

В 2012 году с родителями на марийском языке говорили меньше половины респондентов-мари (47,3 %) (Табл. 1) [Cм. об этом подробнее: 8; 9; 10]. Остальная часть общалась с ними либо одновременно на русском и марийском языке (34,3 %), либо исключительно на русском языке (17,2 %).

Об активном вторжении иноязычной (русскоязычной) коммуникации в жизнь марийской молодежи свидетельствует общение супругов, а также родителей с детьми (Табл. 1). Из таблицы видно, что по мере социализации (взросления – своего и детей, приобретения самостоятельности в социуме и отхода от этнической родительской среды) респонденты-мари все больше склоняются к русскоязычной коммуникации. Так, у двух третей (75,4 %) респондентов, имеющих детей школьного возраста, средством общения с детьми был русский язык (либо только русский язык, либо русский язык в сочетании с этническим языком).

Таблица 1

Общение марийской молодежи Республики Марий Эл с близкими людьми

Язык общения

Общение с

родителями

(в % от опрошенных)

мужем/женой

детьми дошкольного возраста

детьми школьного возраста

(в % от ответивших)

Только русский

17,2

39,1

39,1

40,0

Только марийский

47,3

34,8

28,3

24,6

Русский и марийский одновременно

34,3

26,1

32,6

35,4

Вполне очевидно, что именно признанием высокой коммуникативной функциональности русского языка в настоящем и будущем продиктовано активное участие респондентов-мари в обсуждении вопроса анкеты о том, что необходимо предпринять для развития и совершенствования этого языка. Почти 38 % опрошенных предлагали увеличить количество учебных часов в общеобразовательных школах по русскому языку, почти 30 % – увеличить количество часов по русской литературе. Около половины опрошенных (47,3%) выразили желание оградить русский язык от нецензурных, блатных выражений и сленга, высказали мысль о том, что необходимо запретить их упоминание в средствах массовой информации. 43,8 % опрошенных заявили о том, что за использование нецензурных выражений в общественных местах необходимо ввести штрафные санкции.

Предпочтение русского языка в качестве коммуникационного средства в наибольшей степени проявляется у городской марийской молодежи (Табл. 2). Для половины молодых людей, состоящих в браке, только русский язык является средством общения между супругами; более половины ответивших выбирают только этот язык для общения с детьми дошкольного (51,6 %) и школьного (52,9 %) возраста. Результаты исследования также свидетельствуют о том, что в настоящее время усиливаются тенденции русификации общения с близкими людьми и в сельской молодежной среде. Такие тенденции наиболее заметны в позиции «общение с мужем (женой)»: четверть ответивших разговаривает только на русском языке, а примерно пятая часть параллельно с марийским языком использует еще и русский язык (18,7 %). Растет число одновременно с марийским использующих русский язык в общении с детьми школьного возраста (около половины ответивших). Относительно благополучным состояние марийского языка как средства речевой коммуникации остается пока только в ситуации общения марийской сельской молодежи с родителями (исключительно на марийском языке разговаривает с ними 81 % опрошенных).

Похожая ситуация в Чувашии. Так, Э. Фонт-и-Алос, проводивший специальный опрос в сельских районах северной Чувашии, где основную часть населения составляют чуваши, пришел к выводу: «Молодое поколение говорит с родителями преимущественно ˮтолько на русскомˮ. Количество ответов ˮбольше на русскомˮ – на втором месте. Языковая преемственность (в плане чувашского языка – Р.К., В.Ш .) в некоторых семьях сохранилась в большинстве случаев благодаря тому, что бабушки и дедушки говорят с внуками на родном языке чаще, чем родители» [1, с. 29–30]. Из 322 старшеклассников, опрошенных в конце 2012 – начале 2013 годов в г. Чебоксары, ученый не нашел ни одного респондента, который говорил бы с матерью и отцом только по-чувашски, при этом 80 % школьников говорили с обоими родителями только по-русски, а 17 %, наряду с чувашским, использовали русский.

Таблица 2

Общение марийской молодежи Республики Марий Эл с близкими людьми

в зависимости от места жительства

Язык общения

Общение с

родителями

(в % от опрошенных)

мужем/женой

детьми дошкольного возраста

детьми школьного возраста

(в % от ответивших)

город

село

город

село

город

село

город

село

Только русский

35,1

2,5

50,0

25,0

51,6

11,9

52,9

6,7

Только марийский

19,3

81,0

25,0

56,3

12,9

54,8

11,8

46,7

Русский и марийский одновременно

43,9

16,5

25,0

18,7

35,5

33,3

35,3

46,6

Исследования показывают перевес в сторону русского языка и уменьшение доли этнического языка в бытовой коммуникации у марийской молодежи с высшим и незаконченным высшим образованием (Табл. 3): в небольшой степени – в общении с родителями, наиболее выраженно – в общении с мужем/женой и детьми. Так, среди молодых респондентов-мари, ответивших на вопрос и имеющих такой уровень образования, 93,4 % предпочитали общаться со своими детьми школьного возраста только на русском языке, либо на русском и марийском языках одновременно (лишь 6,6 % общались с ними только на марийском языке) и почти все (95,7 %) – со своим детьми дошкольного возраста. Для сравнения: за марийский язык как исключительное средство коммуникации в большей степени держится марийская молодежь со средним образованием (примерно треть ответивших разговаривают с мужем/женой и детьми только на марийском языке) (Табл. 3).

Таблица 3

Общение марийской молодежи Республики Марий Эл с близкими людьми

в зависимости от уровня образования

(в % от опрошенных)

Язык общения

Общение с

родителями

(в % от опрошенных)

мужем/женой

детьми дошкольного возраста

детьми школьного возраста

(в % от ответивших)

cреднее

высшее, незакон-ченное высшее

cреднее

высшее, незакон-ченное высшее

cреднее

высшее, незакон-ченное высшее

cреднее

высшее, незакон-ченное высшее

Только русский

18,9

19,2

30,4

53,3

32,4

57,9

33,3

46,7

Только марийский

50,9

42,3

39,2

13,4

32,3

5,3

33,4

6,6

Русский и марийский одновременно

30,2

38,5

30,4

33,3

32,3

36,8

33,3

46,7

Таким образом, русский язык активно проникает в семейное общение молодых респондентов-мари, вытесняя в данной функции их этнический язык и соответственно затрудняя в определенной мере межпоколенческую преемственность марийского языка; марийская молодежная среда отмечена высокой степенью лингвокомпетенции на русском языке; русский язык, как и в других регионах, например, в Чувашии, становится основным средством общения между родителями и детьми.

Уровень владения русским и английским языками

Как известно, «с точки зрения механизмов кодирования/декодирования информации речевая деятельность включает в себя четыре основных аспекта, которые принято называть видами речевой деятельности»: говорение («отправление речевых акустических сигналов, несущих информацию»), слушание («восприятие речевых акустических сигналов и их понимание»), письмо («зашифровка речевых сигналов с помощью графических символов») и чтение («расшифровка графических знаков и понимание их значений» [2]. От сформированности таких навыков зависит эффективность речевого общения марийской молодежи на неродном языке, в частности, русском и иностранном языках. Степень сформированности навыков по указанным видам речевой деятельности принято считать в обществе «критерием оценки уровня владения языком» [2].

В данном контексте представляют интерес ответы молодых респондентов-мари на вопрос о том, насколько хорошо они владеют русским и английским языками.

Саморефлексия марийской молодежи относительно ее навыков речевой деятельности по русскому языку абсолютно коррелирует с языковой политикой государства в области общегосударственного языка РФ и, безусловно, соответствует действительности. Попутно заметим также, что, если по русскому государственному языку отмечена максимальная степень коммуникативной компетенции марийской молодежи (Табл. 4), то с региональным государственным языком (этническим языком марийцев, в силу их этнической самоидентификации, то есть в силу осознанного причисления себя к марийцам при ответе на вопрос «Кем Вы себя считаете по национальности?») ситуация обстоит значительно хуже: четверть молодых респондентов-мари неполноценно владеет или не владеет им вообще.

Исследования во всех регионах показывают, что владение русским языком воспринимается респондентами «как показатель высокого культурного уровня, образованности, а также как средство межличностного общения» [4, с. 146], как естественное явление, соответственно, «естественность» его бытования не проблематизирует его изучение в отличие от иностранных языков» [4, с. 146].

Английский язык, несмотря на то, что повсеместно изучается в школе и вузах, несмотря на его востребованность в глобальном информационном пространстве, не отмечен в Республике Марий Эл таким уровнем владения, как русский и марийский языки, уровень освоенности которых, безусловно, был неким критериальным фоном при анализе собственной компетенции респондентов по иностранному языку. Почти 64 % молодых респондентов-мари отметили, что что не владеют английским языком (Табл. 4); среди сельской молодежи респондентов с такой «нулевой» коммуникацией значительно больше – 72,2 %. Следует отметить, марийская молодежь в оценке своих навыков по разным видам речевой деятельности на английском языке не просто объективна, а излишне самокритична, требовательна к себе. Косвенным доказательством такого вывода может быть, к примеру, несколько завышенная самооценка коммуникативного уровня русской молодежью по марийскому языку, отмеченная в рамках проведенного нами исследования и объясняющаяся субъективными причинами (желание продемонстрировать законопослушание в части регионального государственного языка, показать свое уважение/толерантность/снисхождение в отношении языка коренного населения и т.д.).

В целом, аналогичные соотношения усматриваются и в исследовательских работах, посвященных изучению навыков речевой коммуникации татарской молодежи. Так, при анализе чтения и написания по-английски средний показатель у татарских участников исследовательского проекта в казанских вузах составил 6,49 (из 10 возможных), в то время как в чтении и написании по-русски он был 9,88, по-татарски – 7,93 [7, с. 7], то есть уровень владения английским языком был значительно ниже, чем уровень владения русским и татарским языками.

Полноценное владение английским языком («пишу, говорю, читаю») характерно менее, чем одной десятой части марийской молодежи в республике (Табл. 4); данный показатель по городу (7,0 %) идентичен общереспубликанскому (Табл. 5). Для сравнения: среди русской молодежи такая категория составляет, в целом, по республике 9,9 % (в городе – 11,3 %).

Таблица 4

Уровень владения марийской молодежью русским и английским языками

(в % от опрошенных)

Язык

Уровень владения языком по видам речевой деятельности

Не ответили

пишу, читаю, говорю

читаю, говорю, но писать не умею

говорю, но читать и писать не умею

говорю с затруднением

понимаю, о не говорю

не владею

Русский

98,2

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

1,8

Марийский

74,6

7,7

3,0

3,0

8,3

3,0

0,4

Английский

7,1

0,0

0,6

17,2

7,1

63,9

4,1

Различие в иноязычной (англоязычной) речевой компетенции между городской и сельской молодежью наиболее выражено в позициях «говорю с затруднением» (соответственно 19,3 % и 13,9 %) и «понимаю, но не говорю» (15,8 % и 2,5 %).

Таблица 5

Уровень владения марийской молодежью русским и английским языками

в зависимости от места жительства

(в % от опрошенных)

Язык

Уровень владения языком по видам речевой деятельности

пишу, читаю, говорю

читаю, говорю, но писать не умею

говорю, но читать и писать не умею

говорю с затруднением

понимаю, но не говорю

не владею

город

село

город

село

город

село

город

село

город

село

город

село

Русский

98,2

97,5

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Английский

7,0

7,6

0,0

0,0

0,0

1,3

19,3

13,9

15,8

2,5

50,9

72,2

Марийский

52,6

92,4

15,8

2,5

5,3

1,3

3,5

1,3

15,8

1,3

7,0

1,2

Таблица 6

Уровень владения марийской молодежью русским и английским языками

в зависимости от уровня образования

(в % от опрошенных)

Уровень владения языком

Образование

Язык

русский

английский

марийский

Пишу, читаю, говорю

среднее

98,1

7,5

71,7

высшее и незаконченное высшее

100

11,5

72,7

Читаю, говорю, но писать не умею

среднее

0,0

0,0

9,4

высшее инезаконченное высшее

0,0

0,0

7,7

Говорю, но читать и писать не умею

среднее

0,0

0,0

1,9

высшее и незаконченное высшее

0,0

3,8

0,0

Говорю с затруднением

среднее

0,0

9,4

5,7

высшее инезаконченное высшее

0,0

23,1

3,8

Понимаю, но не говорю

среднее

0,0

5,7

7,5

высшее инезаконченное высшее

0,0

3,8

11,6

Не владею

среднее

0,0

75,5

3,8

высшее и незаконченное высшее

0,0

53,8

0,0

Сравнительный анализ рефлексируемых респондентами их навыков по разным видам речевой деятельности на английском языке позволяет утверждать, что уровень коммуникации марийской молодежи, имеющей высшее или незаконченное высшее образование, выше, чем, например, у молодежи со средним образованием (Табл. 6). 11,5 % респондентов с высшим и незаконченным высшим образованием «глобальным» языком владеют полноценно, 30,7 % – в той или иной мере (владеют отдельными видами речевой коммуникации). Не владеют им примерно 54 % респондентов данного образовательного уровня, по всем остальным образовательным уровням (неполное среднее, среднее, среднее специальное) данный показатель составляет более 60 %, а среди респондентов со средним образованием не владеющих английским языком даже более, чем три четверти.

Следует отметить, что, несмотря на невысокий, по сравнению с русским и национальным языками, уровень владения английским языком, молодые респонденты Республики Марий Эл, как и Чувашии и Татарстана, в большинстве своем указывают на полезность и необходимость его в современном обществе (например, в сфере работы, госучреждений, информационных технологий), причем, не меньшую, чем по отношению к общегосударственному (русскому) языку, и заметно большую, чем по отношению к этническому (национальному) языку.

Выводы

Итак, вышеприведенный анализ результатов социологического исследований «Языковая ситуация в Республике Марий Эл» в части использования в речевой коммуникации марийской молодежи Республики Марий Эл русского и английского языков (иных языков, находящихся вне этноса, с которым она себя идентифицирует), позволяет сделать следующие выводы:

– русский язык, являясь в республике основой социально-общественной коммуникации, активно проникает в ситуацию бытового, в частности семейного, общения марийской молодежи (с родителями, мужем/женой, детьми дошкольного и особенно школьного возраста), соответственно осознанная самоидентификация со своим этносом не является для респондентов-мари препятствием для передачи преимуществ речевой коммуникации от этнического языка к русскому (общегосударственному и общеупотребительному) языку;

– отношение к русскому языку, уровень лингвокомпетенции, коммуникативная практика по данному языку почти не различаются по месту жительства и уровню образования респондентов; марийская молодежь активно выступает за расширение его функционирования в школьной практике, за чистоту русского языка и соответственно за повышение его воспитательных возможностей;

– английский язык, изучаемый в настоящее время почти во всех общеобразовательных, высших учебных заведениях и необходимый для международной коммуникации и ориентации в современной информационно-коммуникационной среде, не отмечен таким высоким уровнем владения, как русский и марийский языки;

– численность не владеющих английским языком, а также степень сформированности навыков по отдельным видам речевой деятельности у сельской молодежи и респондентов-мари со средним образованием ниже, чем у городской и имеющей высшее или незаконченное образование молодежи; но процент респондентов с высокой лингвокомпетенцией (пишут, читают и говорят) одинаково низкий во всех категориях молодежи, что, безусловно, затрудняет полноценную самореализацию молодежи в профессиональном сообществе и мировом коммуникационном пространстве;

– схожие условия, связанные с динамикой социальной конъюнктуры и острой конкуренцией языков, объясняют общность языковых реалий иноязычной речевой коммуникации в Республике Марий Эл и других полиэтнических регионах России, к примеру, в Татарстане и Чувашии.

Библиография
1.
Алос-и-Фонт Э. Исследование языковой ситуации в чувашской Республике: сб. ст. / Чув. гос. ин-т гуман. наук. Чебоксары, 2015. 324 с.
2.
Гойхман О.Я., Надеина Т.М. Речевая коммуникация [Электронный ресурс] // URL: http://www.libma.ru/jazykoznanie/rechevaja_kommunikacija/p2.php#metkadoc8 (дата обращения: 18.04.2017).
3.
Лучшева Л.В. Функции и статус русского языка в Республике Татарстан [Электронный ресурс] // URL: http://www.vestnykeps.ru/0114/33.pdf
4.
Сагитова Л.В. Языковая конкуренция в условиях глобализации: прагматизм и идеальные интересы молодежи (на примере Республики Татарстан) // Филология и культура. Рhilology and culture. 2015. № 4 (42). С. 144–149.
5.
Словарь социолингвистических терминов / ИЯ РАН, НИЦ по национально-языковым отношениям; отв. ред. В.Ю. Михальченко. М., 2006. 312 с.
6.
Сулейманова Д. Языковая ситуация в Республике Татарстан [Электронный ресурс] // URL: http://www.info-islam.ru/publ/stati/statji/jazykovaja_situacija_v_respublike_tatarstan/5-1-0-11281 (дата обращения: 22.04.2017).
7.
Уиггелсуорт-Бэйкер Т. О роли татарского, русского и английского языков в современном татарском обществе в 2013 году: государственный доклад (Июнь 2013 г.) [Электронный ресурс] // URL: http://www.ceelbas.ac.uk/internships/TWBreport.pdf (дата обращения: 22.04.2017).
8.
Шабыков В.И. Ценностная парадигма общественного сознания в Республике Марий Эл (на материале социологических исследований): монография / МарНИИЯЛИ им. В.М. Васильева. Йошкар-Ола, 2016. 176 с.
9.
Шабыков В.И., Кудрявцева Р.А. Проблема витальности марийского языка (социолингвистический аспект) // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики: научно-теорет. и приклад. журнал. Тамбов: Грамота, 2015. № 8. Ч. I. С. 203–206.
10.
Шабыков В.И., Кудрявцева Р.А. Факторы сохранения и развития марийского языка в восприятии населения Республики Марий Эл // Проблемы общей и востоковедной лингвистики – 2015: Язык. Общество. История науки: К 70-летию члена-корреспондента РАН В.М. Алпатова: труды науч. конф. (22–23 апреля 2015 г.): в 2 т. / Ин-т востоковедения РАН; отв. ред. З.М. Шаляпина; сост. и ред. А.С. Панина, А.С. Зверев. Т. 1. М., 2016. С. 139–145.
References (transliterated)
1.
Alos-i-Font E. Issledovanie yazykovoi situatsii v chuvashskoi Respublike: sb. st. / Chuv. gos. in-t guman. nauk. Cheboksary, 2015. 324 s.
2.
Goikhman O.Ya., Nadeina T.M. Rechevaya kommunikatsiya [Elektronnyi resurs] // URL: http://www.libma.ru/jazykoznanie/rechevaja_kommunikacija/p2.php#metkadoc8 (data obrashcheniya: 18.04.2017).
3.
Luchsheva L.V. Funktsii i status russkogo yazyka v Respublike Tatarstan [Elektronnyi resurs] // URL: http://www.vestnykeps.ru/0114/33.pdf
4.
Sagitova L.V. Yazykovaya konkurentsiya v usloviyakh globalizatsii: pragmatizm i ideal'nye interesy molodezhi (na primere Respubliki Tatarstan) // Filologiya i kul'tura. Rhilology and culture. 2015. № 4 (42). S. 144–149.
5.
Slovar' sotsiolingvisticheskikh terminov / IYa RAN, NITs po natsional'no-yazykovym otnosheniyam; otv. red. V.Yu. Mikhal'chenko. M., 2006. 312 s.
6.
Suleimanova D. Yazykovaya situatsiya v Respublike Tatarstan [Elektronnyi resurs] // URL: http://www.info-islam.ru/publ/stati/statji/jazykovaja_situacija_v_respublike_tatarstan/5-1-0-11281 (data obrashcheniya: 22.04.2017).
7.
Uiggelsuort-Beiker T. O roli tatarskogo, russkogo i angliiskogo yazykov v sovremennom tatarskom obshchestve v 2013 godu: gosudarstvennyi doklad (Iyun' 2013 g.) [Elektronnyi resurs] // URL: http://www.ceelbas.ac.uk/internships/TWBreport.pdf (data obrashcheniya: 22.04.2017).
8.
Shabykov V.I. Tsennostnaya paradigma obshchestvennogo soznaniya v Respublike Marii El (na materiale sotsiologicheskikh issledovanii): monografiya / MarNIIYaLI im. V.M. Vasil'eva. Ioshkar-Ola, 2016. 176 s.
9.
Shabykov V.I., Kudryavtseva R.A. Problema vital'nosti mariiskogo yazyka (sotsiolingvisticheskii aspekt) // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki: nauchno-teoret. i priklad. zhurnal. Tambov: Gramota, 2015. № 8. Ch. I. S. 203–206.
10.
Shabykov V.I., Kudryavtseva R.A. Faktory sokhraneniya i razvitiya mariiskogo yazyka v vospriyatii naseleniya Respubliki Marii El // Problemy obshchei i vostokovednoi lingvistiki – 2015: Yazyk. Obshchestvo. Istoriya nauki: K 70-letiyu chlena-korrespondenta RAN V.M. Alpatova: trudy nauch. konf. (22–23 aprelya 2015 g.): v 2 t. / In-t vostokovedeniya RAN; otv. red. Z.M. Shalyapina; sost. i red. A.S. Panina, A.S. Zverev. T. 1. M., 2016. S. 139–145.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"