Статья 'Практические аспекты оценки экономического пространства' - журнал 'Теоретическая и прикладная экономика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Практические аспекты оценки экономического пространства

Суворова Арина Валерьевна

кандидат экономических наук

Заместитель директора Института экономики Уральского отделения РАН по научной работе

620014, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Московская, 29, каб. 310

Suvorova Arina Valeryevna

PhD in Economics

Deputy Head for Academic Affairs, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

620014, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Moskovskaya, 29, kab. 310

suvorova.av@uiec.ru

DOI:

10.25136/2409-8647.2021.1.35545

Дата направления статьи в редакцию:

15-04-2021


Дата публикации:

22-04-2021


Аннотация: Предметом исследования является определение особенностей измерения пространственных характеристик развития социально-экономических систем разных масштабов. Особое внимание уделяется предложению авторского подхода к оценке экономического пространства, способной стать основой для универсальной методики, пригодной для комплексной характеристики пространственной специфики экономических явлений и процессов. Методическая база проделанной работы включает в себя как общенаучные методы теоретического и эмпирического познания (метод научной абстракции, метод анализа и синтеза), так и специальные методы сравнительного анализа (используются индексы Тейла и Холла-Тайдмана), нашедшие применение на этапе апробации предлагаемого подхода.   В результате обобщения, систематизации и критического осмысления представленных в научной литературе способов оценки характеристик экономического пространства предложен авторский подход к его измерению. В его основе – анализ таких пространственных характеристик как обеспеченность активами, однородность и связанность; особенностью данного подхода также является учет как параметров локализации объектов, так и специфики сложившихся на территории социально-экономических условий. Апробация предложенного подхода к оценке экономического пространства позволила провести сопоставление пространственных особенностей развития услуг общественного питания в регионах Среднего Урала. Было выявлено, что Свердловская область опережает Пермский край по уровню обеспеченности услугами общественного питания (при этом региональное пространство области в части исследуемой сферы отличается большей неоднородностью), а для Пермского края характерен более высокий уровень концентрации услуг общественного питания. Доказано, что предложенный подход к оценке экономического пространства может лечь в основу применимого на практике методического инструментария, а, следовательно, имеет перспективы для использования в системе управления пространственными преобразованиями страны и ее отдельных территориальных единиц.


Ключевые слова: экономическое пространство, оценка пространства, плотность пространства, насыщенность пространства, однородность пространства, межтерриториальное неравенство, потенциал территории, Свердловская область, Пермский край, услуги общественного питания

Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект № 20-78-00067)

Abstract: The subject of this research is determination of the peculiarities of assessing spatial characteristics of the development of socioeconomic systems of different scales. Special attention is given to the author’s approach towards assessment of economic space, which can become the basis for universal methodology suitable for comprehensive characteristics of spatial specificity of the economic phenomena and processes. The methodological framework of this research is comprised of the general scientific methods of theoretical and empirical cognition (scientific abstraction, analysis, and synthesis), as well as special methods of comparative analysis (Theil index and Hall-Tideman index). As a result of generalization, systematization and critical reevaluation of the methods of assessing the characteristics of economic space presented in the scientific literature, the author offers an original approach. It is based on the analysis of such spatial characteristics as asset security, homogeneity, and coherence. The peculiarity of this approach lies in consideration of the parameters of localization of objects, as well as the specificity of socioeconomic conditions established in the territory. Testing of the author’s approach allowed comparing the spatial characteristics of the development of foodservice industry in the regions of Middle Ural. It is revealed that Sverdlovsk Oblast outstrips Perm Krai in the level of foodservice industry (although its regional space is more heterogeneous), and the Perm Krai is characterized with a higher concentration of food services. It is proven that the proposed approach towards assessing the economic space can underlie the applied in practice methodological toolset; and thus, is promising for implementation in managing spatial transformations of the country and its separate territorial units.



Keywords:

Sverdlovsk region, territory potential, territorial inequality, uniformity of space, saturation of space, density of space, spatial estimation, economic space, Perm region, public catering services

Введение

Потребность в трансформации экономического пространства России в настоящее время очевидна не только представителям научного сообщества, отмечающим наличие целого комплекса барьеров, связанных с пространственной организацией страны [1-3] и ее отдельных регионов [4, 5], но и субъектам, осуществляющим управление территориальными комплексами разных уровней. Пространственные аспекты развития в той или иной степени затрагиваются в большинстве принимаемых стратегических документов, и даже задают основной тематический вектор некоторым из них (Стратегия пространственного развития [6]). Такой интерес к преобразованию экономического пространства страны не случаен: для пространственной организации России характерен ряд недостатков, связанных как с объективно существующими особенностями занимаемой территории (ее площадь, наличие весьма дифференцированных с точки зрения природных условий зон и т.п.), так и с достаточно спорными решениями и реформами, проведенными в постсоветский период и существенно исказившими логику локализации хозяйствующих субъектов.

При этом, несмотря на возросшее внимание к пространственной проблематике многие составляющие инструментария необходимых изменений до сих пор имеют весьма нечеткий вид: не ясно, какими именно характеристиками должно обладать пространство после всех трансформаций, какие механизмы при этом могут показать наибольшую эффективность, более того, дискуссионным остается вопрос о том, каким образом может быть проведена оценка пространственных преобразований. Очевидно, что изменения пространственной организации – это средство, а не цель (поэтому логично судить об успешности или неуспешности реализуемых мероприятий с помощью определения динамики значений тех показателей, которые свидетельствуют об уровне качества жизни населения, проживающего на территории, масштабе производства, величине привлеченных инвестиций и т.п.), однако в оценке нуждается и само пространство: измерение его характеристик необходимо как для фиксации текущих (и ретроспективных) особенностей и дефицитов, так и для определения его желаемого образа в будущем.

Таким образом, предложение методического инструментария, позволяющего дать оценку экономическому пространству, описать его основные черты, является важной научной задачей: ее решение способствует формированию методологической основы организации деятельности, направленной на управление пространственным развитием территорий разных масштабов, и представляет интерес как для исследователей-регионалистов, так и для управленцев федерального, регионального и местного уровней.

Подходы к измерению экономического пространства территориальных систем

Экономическое пространство представляет собой объект, который достаточно сложно «оцифровать», описать количественными методами, поэтому как в научных работах, так и в документах стратегического планирования его текущая характеристика (или видение его состояния в будущем) зачастую ограничивается качественной оценкой: «единое» [7, 8], «сбалансированное» [9, 10], «эффективно организованное» [11, 12] и т.д. В то же самое время некоторыми исследователями предпринимаются достаточно успешные попытки описать способ (а в ряде случаев – методику) измерения экономического пространства.

Чаще всего авторы этих работ отталкиваются от того перечня качественно-количественных характеристик пространства, который в своих трудах обозначал А. Г. Гранберг [13]: плотность (то количество жителей, природных ресурсов, произведенной продукции и других активов, которое приходится на единицу площади анализируемой территории), размещение (его специфику определяют особенности локализации населения и субъектов экономической деятельности – равномерность, концентрация, дифференциация) и связанность (интенсивность экономических связей между отдельными составляющими пространства, развитие сетей, объединяющих пространственные элементы). Так, например, Н. Т. Аврамчикова [14], предлагая методический подход к оценке качества экономического пространства региона, уточняет эти характеристики, отбирая те параметры, которые наиболее полно могли бы охарактеризовать каждую из них. По мнению исследователя, плотность пространства может быть выражена через показатели численности населения, протяженности путей сообщения, величины валового регионального продукта и объема платных услуг населению, приходящихся на 1 км2 территории; особенности размещения – через коэффициенты вариации, характеризующие равномерность распределения населения, предприятий и отраслей по территории; связанность – через показатели грузооборота (в пересчете на единицу площади) и охвата территории сотовой связью и сетью Интернет. М. Н. Чувашова [15], развивая идеи Н. Т. Аврамчиковой, дополняет этот набор индикаторов показателями оценки качества региона сырьевой направленности (показатели экономического потенциала, показатели инфраструктурного комплекса, показатели сырьевого потенциала, показатели восприятия территории населением и инвесторами), характеризующие уже не столько пространственные особенности, сколько социально-экономический комплекс такого региона. Аналогичного подхода придерживается И. А. Секушина [16], включая в перечень параметров для оценки качества экономического пространства (наряду с плотностью, размещением и связанностью) характеристики экономического развития территории, а также уровня и качества жизни. При этом размещение, с точки зрения исследователя, имеет смысл оценивать с двух позиций: посредством определения степени концентрации объектов (в случае, если речь идет о размещении населения) и посредством оценки равномерности распределения по территории (если речь идет о ресурсах и результатах экономической деятельности). Интересен также способ, предлагаемый для оценки свойств экономического пространства региона М. В. Шмаковой [17]: она относит к числу основных параметров, подлежащих измерению, плотность (удельные значения социально-экономических параметров составных частей пространства на единицу их площади), однородность (коэффициенты вариации), связанность (удельные значения характеристик масштабов и интенсивности сложившихся экономических взаимосвязей), саморазвитие (отклонение бюджетного баланса территории от баланса России).

На первый взгляд, в некоторое противоречие с перечнем характеристик, обозначаемых А. Г. Гранбергом, вступают параметры оценки, предлагаемые А. Ю. Даниловым [18] (отмечает такие свойства пространства как плотность, экономическое расстояние и разобщенность) и А. Х. Хакимовым [19] (плотность, расстояние, наличие границ): признавая важность оценки степени насыщенности пространства различными активами и ресурсами, эти исследователи уделяют особое внимание параметрам, характеризующим сложность взаимодействия отдельных элементов пространства друг с другом. В то же время наличие барьеров для осуществления межтерриториального взаимодействия, слаборазвитая инфраструктура и экономическая удаленность от рынков сбыта, о которых говорят ученые, по своей сути является обратной стороной такого параметра как связанность.

Принципиально иной вариант (по сравнению с рассмотренными ранее) оценки качества экономического пространства на мезоуровне обозначает А. А. Урунов с соавторами [20]: предлагаемые индексы (индексы инвестиций в основной капитал, инвестиций в человеческий капитал, инфляции, бюджетной обеспеченности, уровня занятости населения, ожидаемой продолжительности жизни, качества жизни, средней цены рабочей силы, ВРП на душу населения и др.) игнорируют особенности размещения элементов социально-экономической системы в пространстве, в большей степени давая оценку среде, сложившейся в границах рассматриваемой территории. Такое методологическое расхождение обуславливается неоднозначностью самого термина «экономическое пространство» и наличием нескольких вариаций его трактовки. Если А. Г. Гранберг называл экономическим пространством «насыщенную территорию, вмещающую множество объектов и связей между ними» [13], концентрируя внимание на особенностях локализации пространственных элементов, то А. А. Урунов определял данный термин как «сферу деятельности экономических агентов и их отношений в рамках функционирующей институциональной среды, связанных с удовлетворением их растущих потребностей» [21], отмечая тем самым специфику формирующихся на территории условий.

Следует также отметить целый ряд исследований, авторы которых не пытаются дать комплексную оценку различным свойствам пространства, а делают акцент на измерении одной из его характеристик. Например, Б. Т. Моргоев [22] фиксирует внимание на асимметричности пространства, предлагая оценивать ее путем определения разницы между максимальным и минимальным значениями анализируемых параметров развития отдельных пространственных составляющих; И. С. Симарова [23] в своей работе уделяет внимание оценке пространственной связанности, характеризуя ее посредством измерения степени интенсивности хозяйственных, социальных и иных взаимодействий между территориями с помощью выявления масштабов притока, оттока (и связанных с ними коэффициентов) товаров и населения (мигрантов). В зарубежной литературе авторы также отдают предпочтение исследованию отдельных свойств или характеристик экономического пространства, отдавая при этом предпочтение методам математического моделирования [24, 25] и специальным инструментам пространственного анализа [26, 27].

Обобщая все вышесказанное (табл. 1), можно заключить, что единого подхода к измерению экономического пространства в науке не сложилось. Причиной является как сложность и неоднозначность самого объекта исследования (ранее уже отмечалось, что предметом научных дискуссий выступает и терминологический аппарат, и перечень параметров, которые возможно и необходимо оценивать), так и некоторые ограничения статистического инструментария (например, отсутствие в открытом доступе информации о перемещении ресурсов между муниципальными образованиями, регионами).

Таблица 1

Обобщение подходов к оценке характеристик экономического пространства

Оцениваемая характеристика

Интерпретация

Способы оценки (показатели, индикаторы)

Плотность (обеспеченность, насыщенность)

Потенциал единицы площади территории

Число жителей, объем производимой продукции, количество материальных объектов и т.д. на 1 км2

Степень концентрации/ равномерности

Уровень локализации объектов или деятельности в одной территориальной зоне

Коэффициент вариации;

соотношение максимального и минимального значений показателя;

доля населения, поживающего в самом крупном населенном пункте;

количество населенных пунктов на 1 тыс. км2;

и др.

Однородность (дифференциация, асимметричность – как обратные характеристики)

Масштаб отличий отдельных элементов пространства друг от друга

Связанность (экономическое расстояние, разобщенность – как обратные характеристики)

Уровень развития взаимосвязей (как инфраструктурных, так и социально-экономических) между отдельными территориями

Грузооборот на единицу территории;

оценка уровня развития транспортной инфраструктуры (коэффициент Успенского);

доля населения, использующего Интернет;

сальдо товарообмена между территориями;

и др.

Социально-экономическая ситуация, сложившаяся на территории

Качество среды, характеризующей территорию

ВРП на душу населения;

уровень безработицы;

объем платных услуг на душу населения;

количество преступлений на душу населения;

ожидаемая продолжительность жизни;

и др.

Составлено по: [14],[15],[16],[17],[20],[22],[23]

В то же самое время идеи исследователей, положенные в основу каждого из рассмотренных подходов, во многом перекликаются: все ученые обращают внимание на значимость насыщенности пространства активами и ресурсами, предлагая соотносить их количество с такими базовыми характеристиками территории как площадь (что позволяет сделать выводы о плотности пространства) или число ее пользователей-жителей (тем самым можно оценить некоторые аспекты сложившихся на территории условий). Таким образом, характеристика социально-экономической ситуации и анализ плотности пространства содержательно весьма близки друг к другу, хотя и описывают пространственные особенности насыщенности территории в разных контекстах: географическом (когда пространство имеет физическую размерность) – в случае с оценкой плотности; экономическом / социально-экономическом – в случае с оценкой ее средовых особенностей.

Особенности размещения объектов в пространстве (а также специфика развития отдельных пространственных составляющих, во многом обусловленная этими особенностями) представляют собой еще одну важную характеристику: их анализ позволяет обнаружить пространственные «разрывы» и зоны концентрации, выявить проявления процессов дефрагментации пространства. Связанность же является еще одной возможной метрикой степени пространственной разобщенности, причем для ее оценки могут быть использованы как данные о наличии условий, упрощающих взаимодействие между отдельными пространственными составляющими (транспортная инфраструктура, информационные сети), так и сведения об интенсивности потоков (товаров, ресурсов) между ними.

Таким образом, измерение экономического пространства имеет смысл проводить путем оценки трех характеристик: его обеспеченности активами, его однородности и уровня его связанности (рис. 1). При этом каждая из характеристик может быть представлена в двух проекциях (условно их можно назвать «социально-экономическая» и «территориальная»). Одна из них определяет специфику тех процессов, которые происходят в исследуемом пространстве, другая – особенности «приземления» этих процессов (их результатов) в конкретные зоны или ареалы.

Составлено автором

Рисунок 1 – Составляющие оценки экономического пространства и их интерпретация

Предлагаемый подход достаточно универсален: он может использоваться как для комплексной оценки экономического пространства, так и для характеристики пространственных аспектов развития отдельных составляющих социально-экономических комплексов территорий разного уровня (в этом случае некоторые характеристики или их проекции могут исключаться из анализа). Выбор объекта исследования определяет и набор тех показателей или индикаторов, которые могут быть использованы в расчетах.

В интересах иллюстрации возможностей применения (и адаптации) предлагаемого подхода для решения конкретной задачи, связанной с выявлением пространственных особенностей развития одной из сфер или отраслей экономики, проанализируем (действуя в обозначенной логике) ситуацию с предоставлением услуг общественного питания, сложившуюся в регионах Среднего Урала.

Развитие услуг общественного питания в регионах Среднего Урала: анализ пространственных особенностей

Средний Урал – это территория между Европейской частью России и Западной Сибирью; к числу регионов, входящих в его состав, относят Свердловскую область и Пермский край. Оба эти субъекта Федерации имеют развитый промышленный комплекс, обладают значительными запасами полезных ископаемых, а их административными центрами выступают крупные муниципальные образования, численность населения в которых превышает 1 млн человек. Это позволяет предположить, что и закономерности развития экономического пространства каждого из регионов отличаются друг от друга не существенно.

Для определения пространственных особенностей предоставления услуг общественного питания в Свердловской области и Пермском крае сконцентрируем внимание на таком показателе развития как «число мест в объектах общественного питания»: он, с одной стороны, достаточно точно характеризует масштабы развития исследуемой сферы, с другой стороны, находит отражение в муниципальной статистике (что является важным при определении специфики локализации рассматриваемого явления). Кроме того, акцент на услугах локального уровня (клиентами предприятий общественного питания большей частью выступают местные жители) позволяет исключить из проводимого анализа оценку такой характеристики пространства как связанность (имеющую особую значимость при осуществлении комплексной оценки экономического пространства).

Таким образом, рассматривая специфику предоставления услуг общественного питания, имеет смысл уделить особое внимание обеспеченности активами и однородности экономического пространства, подобрав простые в расчетах, но при этом показательные индикаторы для оценки каждой из них (табл. 2).

Таблица 2

Параметры оценки пространственных особенностей развития услуг общественного питания в регионе

Оцениваемая характеристика

Интерпретация

Способы оценки (показатели, индикаторы)

Обеспеченность активами

Характеристика потенциала территории в расчете на одного жителя

Обеспеченность местами в объектах общественного питания (на 1 тыс. чел.)

Характеристика потенциала территории в расчете на единицу площади

Обеспеченность местами в объектах общественного питания (на 1 тыс. км2)

Однородность

Характеристика развития отдельных составляющих пространства

Индекс Тейла

Характеристика особенностей локализации субъектов и объектов

Индекс Холла–Тайдмана

Индекс Тейла [28] и индекс Холла-Тайдмана [29] не являются специальными индикаторами, созданными для характеристики пространственных особенностей реализуемых процессов и явлений (первый из названных параметров в основном используется для оценки экономического неравенства в обществе, а второй – для выявления уровня конкуренции на рынке), однако они весьма показательны в случае необходимости определения степени межтерриториальной дифференциации и уровня концентрации. Индекс Тейла (1) представляет собой показатель энтропии (хаотичности, неопределенности) и может быть интерпретирован как мера предсказуемости результата при выборе случайного объекта (территориальной единицы) из рассматриваемой совокупности таких объектов:

(1)

где T – Индекс Тейла; n – количество рассматриваемых объектов (муниципальных образований); xi – значение рассматриваемого показателя (число мест в объектах общественного питания) для i-того муниципального образования; xср – среднее значение рассматриваемого показателя.

Индекс Холла-Тайдмана (2) рассчитывается на основе сопоставления рангов объектов (территориальных единиц), выявленных на основе ранжирования величин рассматриваемого показателя, и их долей в анализируемой совокупности (по этому же показателю):

(2)

где HT – Индекс Холла-Тайдмана; Ri – ранг i-того муниципального образования в рассматриваемой совокупности; yi – доля i-того муниципального образования в рассматриваемой совокупности по анализируемому показателю.

Расчет значений предлагаемых для оценки параметров (табл. 3) позволяет сопоставить друг с другом пространственные особенности развития услуг общественного питания в анализируемых регионах.

Таблица 3

Сопоставление пространственных особенностей развития услуг общественного питания в Свердловской области и Пермском крае (2019 г.)

Свердловская область

Пермский край

Обеспеченность активами

Обеспеченность местами в объектах общественного питания (на 1 тыс. чел.)

38,41

37,74

Обеспеченность местами в объектах общественного питания (на 1 тыс. км2)

827,73

614,46

Однородность

Индекс Тейла (показатель - число мест в объектах общественного питания)

1,75

1,51

Справочно: Индекс Тейла (показатель – среднегодовая численность постоянного населения)

1,18

1,08

Индекс Холла–Тайдмана (показатель - число мест в объектах общественного питания)

0,059

0,084

Справочно: Индекс Холла–Тайдмана (показатель – среднегодовая численность постоянного населения)

0,041

0,061

Составлено по: [30]

С точки зрения обеспеченности услугами общественного питания Свердловская область опережает Пермский край, хотя в случае с количеством мест в объектах общественного питания, приходящимся на тысячу жителей, разница весьма несущественна (масштаб межрегиональных диспропорций в отношении этого же параметра, но в расчете на единицу площади, выше, что ожидаемо из-за более высокой плотности населения, характерной для Свердловской области).

Пространственная неоднородность в распределении мест также выше в Свердловской области (большее значение индекса Тейла знаменует наличие более значимых межтерриториальных различий): это означает, что обеспеченность муниципалитетов данного региона местами в объектах общественного питания более дифференцирована, а региональное пространство (в части исследуемого аспекта) более фрагментировано. В свою очередь степень концентрации услуг общественного питания в Пермском крае превышает значение аналогичного показателя Свердловской области (чем ближе величина индекса Холла–Тайдмана к 1, тем значительнее уровень сосредоточения объектов в одном или нескольких центрах): более половины мест в объектах общественного питания края располагается в Перми. В Свердловской области на долю Екатеринбурга – административного центра региона – также приходится порядка 50% мест, но присутствует и вторая (менее масштабная) зона концентрации – Нижний Тагил (выполняя роль «второго города», он делает пространство региона более сбалансированным).

Очевидно также, что пространственная специфика развития услуг общественного питания во многом определяется особенностями сложившейся системы расселения, однако, как показывают проведенные расчеты, и уровень межтерриториального неравенства, и степень концентрации населения в обоих регионах выше, чем аналогичные параметры, характеризующие однородность пространства предоставления услуг общественного питания. Это означает, что не только размещение, но и доступность объектов общественного питания в разных частях пространства неодинакова.

Заключение

Рост интереса к управлению пространственным развитием, обусловленный усилением негативных тенденций преобразования социально-экономического пространства страны и ее отдельных территориальных единиц, делает актуальным развитие теоретико-методологических основ данного процесса. Обязательным компонентом этого базиса является комплексная и при этом простая в применении методика оценки пространственных особенностей реализуемой в стране хозяйственной деятельности, связанных с ней социально-экономических явлений.

Результатом пристального внимания к методическому инструментарию измерения экономического пространства со стороны научного сообщества стало предложение ряда подходов к оценке таких пространственных характеристик как плотность, однородность, связанность пространства, степень его концентрации в отдельных зонах, его средовые особенности. Интеграция отдельных концептуальных положений анализа пространственной специфики экономических явлений, а также применение комплексного подхода к пониманию сущности экономического пространства, объединяющего его физические и социально-экономические характеристики, позволяют дополнить методический фундамент парадигмы пространственного развития вариантом оценки экономического пространства, предполагающего измерение трех его характеристик (обеспеченности активами, однородности и уровня связанности), каждая из которых может быть проанализирована через призму особенностей как локализации объектов в пространстве, так и сложившихся в границах исследуемой территории условий.

Предложенный подход к оценке экономического пространства может стать основой методики, имеющей прикладное значение и пригодной для использования в российских условиях, однако в каждом конкретном случае (при уточнении объекта исследования, его масштаба и тех его свойств, на которых необходимо сделать особый акцент) вариации подобной методики могут быть разными. Таким образом, вопросы измерения характеристик пространства и «оцифровки» пространственного развития заслуживают дальнейшего изучения: перспективным направлением исследований является формирование универсального и многомерного методического инструментария комплексной оценки экономического пространства, который мог бы стать важным элементом системы управления преобразованиями его характеристик как на уровне страны, так и на уровне ее отдельных территорий.

Библиография
1.
Дружинин А. Г. Трансформация пространства России в контексте формирования «Большой Евразии»: важнейшие факторы и векторы // Вопросы географии. 2019. №148. С. 110-143.
2.
Зубаревич Н. В. Развитие российского пространства: барьеры и возможности региональной политики // Мир новой экономики. 2017. № 11(2). С. 46-57.
3.
Klyuev N. N. Current Changes on the Industrial Map of Russia // Regional Research of Russia. 2020. Vol. 10. Iss. 4. Pp. 494-505. DOI: 10.1134/S2079970520040140
4.
Хлестова К. С. Трансформация регионального экономического пространства в современной России: проблемы и перспективы // Universum: экономика и юриспруденция. 2016. №1 (34). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/transformatsiya-regionalnogo-ekonomicheskogo-prostranstva-v-sovremennoy-rossii-problemy-i-perspektivy
5.
Кузнецов С. В., Межевич Н.М. Трансформация структуры экономического пространства СЗФО как предпосылка новой модели взаимодействия государства и бизнеса // Управленческое консультирование. 2016. №6. С. 50-61.
6.
О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации. Указ Президента Российской Федерации от 01.12.2016. №642.
7.
Бухвальд Е. М. Единое инновационное пространство как приоритет пространственного развития российской экономики // Вестник Института экономики РАН. 2019. №4. С. 9-25.
8.
О стратегии социально-экономического развития Новосибирской области на период до 2030 года. Постановление Правительства Новосибирской области от 19.03.2019. №105-п.
9.
Белоусова С. В. Сбалансированность социально-экономического пространства // Вестник Челябинского государственного университета. 2014. №18 (347). Экономика. Вып. 46. С. 33-40.
10.
О стратегии социально-экономического развития Республики Коми на период до 2035 года. Постановление Правительства Республики Коми от 11.04.2019. №185.
11.
Артамонов В. С., Лукин В. Н., Мусиенко Т. В. Эффективная организация экономического пространства в арктическое зоне Российской Федерации: стратегия и практика // Национальная безопасность и стратегическое планирование. 2020. №2 (30). С. 5-16.
12.
О стратегии социально-экономического развития Нижегородской области до 2035 года. Постановление Правительства Нижегородской области от 21.12.2018. № 889.
13.
Гранберг А. Г. Основы региональной экономики. М.: ГУВШЭ, 2003. 495 с.
14.
Аврамчикова Н. Т. Теоретические аспекты оценки качества экономического пространства // Региональная экономика: Теория и практика. 2012. № 35 (266). С. 213.
15.
Чувашова М. Н. Оценка качества экономического пространства региона сырьевой направленности. Дисс. канд. эконом. наук. Красноярск, 2016. 235 с.
16.
Секушина И. А. Оценка качества экономического пространства регионов Европейского Севера России // Известия Дальневосточного федерального университета. Экономика и управление. 2020. №4. С. 38-50. DOI: 10.24866/2311-2271/2020-4/38-50
17.
Шмакова М. В. Оценка свойств экономического пространства региона в контексте разработки основных стратегических документов // Азимут научных исследований: экономика и управление. 2020. Т. 9. № 3(32). С. 410-412.
18.
Данилов Ю. А. Показатели пространственного развития, применяемые в рамках «Новой экономической географии», и возможность их использования в стратегическом планировании пространственного развития Российской Федерации // Preprint series of the economic department of Lomonosov Moscow State University. URL: https://www.econ.msu.ru/sys/raw.php?o=30411&p=attachment
19.
Хакимов А. Х. Факторы пространственного неравенства регионов и региональная экономическая политика // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 12 / РАН. ИНИОН. Отд. науч. сотрудничества; Отв. ред. В.И. Герасимов. М., 2017. Ч. 2. С. 975-978.
20.
Урунов А. А., Левина Л. Ф., Остапенко В. А. Качество экономического пространства: проблемы измерения на мезоуровне. Вестник университета. 2020. № 4. С. 144–151. DOI: 10.26425/1816-4277-2020-4-144-151
21.
Урунов А. А. Единое экономическое пространство. М.: ИД «Синергия», 2012. 384 с.
22.
Моргоев Б. Т. Межуровневая асимметричность российского экономического пространства // Финансы и кредит. 2006. №27 (231). С. 69-71.
23.
Симарова И. С. Обоснование регионального развития с учетом связанности экономического пространства. Дисс. канд. эконом. наук. Тюмень, 2014. 146 с.
24.
Touitou M., Yacine L., Ahmed B. Spatial disparity and inequality of education domain in Algeria: a spatial econometric approach // International Journal of Social Economics. 2020. Vol. 47. Iss. 9. Pp. 1161-1180. DOI: 10.1108/IJSE-11-2019-0699
25.
Gibson J. Forest Loss and Economic Inequality in the Solomon Islands: Using Small-Area Estimation to Link Environmental Change to Welfare Outcomes // Ecological Economics. 2018. Vol. 148. Pp. 66-76. DOI: 10.1016/j.ecolecon.2018.02.012
26.
Chen T.-H., Lee C.-C. Spatial analysis of liquidity risk in China // North American Journal of Economics and Finance. 2020. Vol. 54. DOI: 10.1016/j.najef.2019.101047
27.
Cupido K., Jevtic P., Paez A. Spatial patterns of mortality in the United States: A spatial filtering approach // Insurance: Mathematics and Economics. 2020. Vol. 95. Pp. 28-38. DOI: 10.1016/j.insmatheco.2020.08.003
28.
Theil H. Economics and Information Theory. Studies in Mathematical and Managerial Economics. Vol. 7. Amsterdam: North-Holland, 1967. 488 p.
29.
Hall M., Tideman N. Measures of concentration // Journal of the American Statistical Association. 1967. Vol. 62. Pp. 162-168.
30.
База данных показателей муниципальных образований // Федеральная служба государственной статистики. URL: https://gks.ru/dbscripts/munst/munst.ht
References (transliterated)
1.
Druzhinin A. G. Transformatsiya prostranstva Rossii v kontekste formirovaniya «Bol'shoi Evrazii»: vazhneishie faktory i vektory // Voprosy geografii. 2019. №148. S. 110-143.
2.
Zubarevich N. V. Razvitie rossiiskogo prostranstva: bar'ery i vozmozhnosti regional'noi politiki // Mir novoi ekonomiki. 2017. № 11(2). S. 46-57.
3.
Klyuev N. N. Current Changes on the Industrial Map of Russia // Regional Research of Russia. 2020. Vol. 10. Iss. 4. Pp. 494-505. DOI: 10.1134/S2079970520040140
4.
Khlestova K. S. Transformatsiya regional'nogo ekonomicheskogo prostranstva v sovremennoi Rossii: problemy i perspektivy // Universum: ekonomika i yurisprudentsiya. 2016. №1 (34). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/transformatsiya-regionalnogo-ekonomicheskogo-prostranstva-v-sovremennoy-rossii-problemy-i-perspektivy
5.
Kuznetsov S. V., Mezhevich N.M. Transformatsiya struktury ekonomicheskogo prostranstva SZFO kak predposylka novoi modeli vzaimodeistviya gosudarstva i biznesa // Upravlencheskoe konsul'tirovanie. 2016. №6. S. 50-61.
6.
O Strategii nauchno-tekhnologicheskogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii. Ukaz Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 01.12.2016. №642.
7.
Bukhval'd E. M. Edinoe innovatsionnoe prostranstvo kak prioritet prostranstvennogo razvitiya rossiĭskoĭ ekonomiki // Vestnik Instituta ekonomiki RAN. 2019. №4. S. 9-25.
8.
O strategii sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Novosibirskoi oblasti na period do 2030 goda. Postanovlenie Pravitel'stva Novosibirskoi oblasti ot 19.03.2019. №105-p.
9.
Belousova S. V. Sbalansirovannost' sotsial'no-ekonomicheskogo prostranstva // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. 2014. №18 (347). Ekonomika. Vyp. 46. S. 33-40.
10.
O strategii sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Respubliki Komi na period do 2035 goda. Postanovlenie Pravitel'stva Respubliki Komi ot 11.04.2019. №185.
11.
Artamonov V. S., Lukin V. N., Musienko T. V. Effektivnaya organizatsiya ekonomicheskogo prostranstva v arkticheskoe zone Rossiiskoi Federatsii: strategiya i praktika // Natsional'naya bezopasnost' i strategicheskoe planirovanie. 2020. №2 (30). S. 5-16.
12.
O strategii sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Nizhegorodskoi oblasti do 2035 goda. Postanovlenie Pravitel'stva Nizhegorodskoi oblasti ot 21.12.2018. № 889.
13.
Granberg A. G. Osnovy regional'noi ekonomiki. M.: GUVShE, 2003. 495 s.
14.
Avramchikova N. T. Teoreticheskie aspekty otsenki kachestva ekonomicheskogo prostranstva // Regional'naya ekonomika: Teoriya i praktika. 2012. № 35 (266). S. 213.
15.
Chuvashova M. N. Otsenka kachestva ekonomicheskogo prostranstva regiona syr'evoi napravlennosti. Diss. kand. ekonom. nauk. Krasnoyarsk, 2016. 235 s.
16.
Sekushina I. A. Otsenka kachestva ekonomicheskogo prostranstva regionov Evropeiskogo Severa Rossii // Izvestiya Dal'nevostochnogo federal'nogo universiteta. Ekonomika i upravlenie. 2020. №4. S. 38-50. DOI: 10.24866/2311-2271/2020-4/38-50
17.
Shmakova M. V. Otsenka svoistv ekonomicheskogo prostranstva regiona v kontekste razrabotki osnovnykh strategicheskikh dokumentov // Azimut nauchnykh issledovanii: ekonomika i upravlenie. 2020. T. 9. № 3(32). S. 410-412.
18.
Danilov Yu. A. Pokazateli prostranstvennogo razvitiya, primenyaemye v ramkakh «Novoi ekonomicheskoi geografii», i vozmozhnost' ikh ispol'zovaniya v strategicheskom planirovanii prostranstvennogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii // Preprint series of the economic department of Lomonosov Moscow State University. URL: https://www.econ.msu.ru/sys/raw.php?o=30411&p=attachment
19.
Khakimov A. Kh. Faktory prostranstvennogo neravenstva regionov i regional'naya ekonomicheskaya politika // Rossiya: tendentsii i perspektivy razvitiya. Ezhegodnik. Vyp. 12 / RAN. INION. Otd. nauch. sotrudnichestva; Otv. red. V.I. Gerasimov. M., 2017. Ch. 2. S. 975-978.
20.
Urunov A. A., Levina L. F., Ostapenko V. A. Kachestvo ekonomicheskogo prostranstva: problemy izmereniya na mezourovne. Vestnik universiteta. 2020. № 4. S. 144–151. DOI: 10.26425/1816-4277-2020-4-144-151
21.
Urunov A. A. Edinoe ekonomicheskoe prostranstvo. M.: ID «Sinergiya», 2012. 384 s.
22.
Morgoev B. T. Mezhurovnevaya asimmetrichnost' rossiiskogo ekonomicheskogo prostranstva // Finansy i kredit. 2006. №27 (231). S. 69-71.
23.
Simarova I. S. Obosnovanie regional'nogo razvitiya s uchetom svyazannosti ekonomicheskogo prostranstva. Diss. kand. ekonom. nauk. Tyumen', 2014. 146 s.
24.
Touitou M., Yacine L., Ahmed B. Spatial disparity and inequality of education domain in Algeria: a spatial econometric approach // International Journal of Social Economics. 2020. Vol. 47. Iss. 9. Pp. 1161-1180. DOI: 10.1108/IJSE-11-2019-0699
25.
Gibson J. Forest Loss and Economic Inequality in the Solomon Islands: Using Small-Area Estimation to Link Environmental Change to Welfare Outcomes // Ecological Economics. 2018. Vol. 148. Pp. 66-76. DOI: 10.1016/j.ecolecon.2018.02.012
26.
Chen T.-H., Lee C.-C. Spatial analysis of liquidity risk in China // North American Journal of Economics and Finance. 2020. Vol. 54. DOI: 10.1016/j.najef.2019.101047
27.
Cupido K., Jevtic P., Paez A. Spatial patterns of mortality in the United States: A spatial filtering approach // Insurance: Mathematics and Economics. 2020. Vol. 95. Pp. 28-38. DOI: 10.1016/j.insmatheco.2020.08.003
28.
Theil H. Economics and Information Theory. Studies in Mathematical and Managerial Economics. Vol. 7. Amsterdam: North-Holland, 1967. 488 p.
29.
Hall M., Tideman N. Measures of concentration // Journal of the American Statistical Association. 1967. Vol. 62. Pp. 162-168.
30.
Baza dannykh pokazatelei munitsipal'nykh obrazovanii // Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki. URL: https://gks.ru/dbscripts/munst/munst.ht

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования рецензируемой статьи выступает пространственная организация экономических систем применительно к Российской Федерации и ее регионам. Пространственное развитие до сих пор остается актуальной задачей страны в силу естественных причин – ее протяженности и существенного различия в уровне социальных и экономических показателей регионов и областей, обусловленных сырьевыми, климатическими и иными различиями.
Проблемы пространственного развития страны активно решались в условиях плановой экономики, тогда же была заложена теоретическая база территориального развития, долгое время функционировали органы по вопросам размещения производительных сил. В настоящее время интерес к этим разработкам советского периода возрастает в силу нарастания уровня дифференциации экономического развития территорий, что создает угрозы экономической связности Российской Федерации.

Методология исследования фокусируется на измерении экономического пространства регионов через оценку их экономической плотности, степени концентрации экономических объектов, связности, однородности и ряда других показателей. На основе обобщения существующих подходов, автор предлагает собственную модель для измерения экономического пространства и осуществляет ее апробацию на примере одной из отраслей – общественном питании в двух Среднеуральских регионах. Конечно, автор вправе самостоятельно решать, какую из отраслей использовать в качестве модельной, но на наш взгляд подобному выбору недостает авторской аргументации, тем более что взятые в качестве примера регионы – Свердловский и Пермский – обладают мощной промышленной базой и было бы интересно апробировать модель на промышленных отраслях.

Актуальность исследования обусловлена нарастанием негативных тенденций все большей дивергенции социально-экономического развития российских регионов. Достаточно отметить, что лишь считанные субъекты Российской Федерации являются финансово самодостаточными, тогда как подавляющее большинство зависит от федеральных трансфертов. Предложенная модель позволяет сделать оценку пространственных особенностей региональной экономики в разрезе ее отраслей и на этой основе определить направления пространственного развития всей Российской Федерации в целом.

Научная новизна заключается в предложенной автором модели измерения экономического пространства на основе обеспеченности активами, однородности и связности территории. Кроме того, автор предлагает использовать для измерения однородности индексы, которые изначально использовались для оценки социальной неоднородности и уровня конкуренции. Как мы уже отметили, автор апробирует модель на примерах двух регионов.

Статья написана в строго научном стиле, изложенный материал хорошо структурирован, ключевые данные сведены в таблицы, что облегчает восприятие материала. Автор владеет материалом и может донести его до читателя.

К достоинствам статьи следует отнести обширную библиографию, которая включает 30 источников, в том числе 7 иностранных. Значительная часть источников является актуальными, то есть опубликованы за последние пять лет.

Статья достойна публикации. Исследование посвящено актуальной теме, автор предлагает оригинальную методику измерения пространственной дифференциации российских регионов. Статья представляет интерес как для научных специалистов в области пространственного развития, так и сотрудников профильных органов федеральной и региональной власти.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"