Статья 'Проблема подготовки кадров для инновационной экономики в контексте неравенства российских регионов' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Проблема подготовки кадров для инновационной экономики в контексте неравенства российских регионов

Трофимова Ирина Николаевна

доктор политических наук

ведущий научный сотрудник, Институт социологии, ФНИСЦ, Российская академия наук

117218, Россия, г. Москва, ул. Кржижановского, 24/35, корп. 5, оф. 411

Trofimova Irina Nikolaevna

Doctor of Politics

Leading Researcher, Institute of Sociology of Federal Center of Theoretical and Applied Sociology of the Russian Academy of Sciences

117218, Russia, g. 117218 Moskva, ul. Krzhizhanovskogo, 24/35, k.5, of. 411

itnmv@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7144.2020.10.34195

Дата направления статьи в редакцию:

28-10-2020


Дата публикации:

10-11-2020


Аннотация: В статье рассматриваются различия столичных и региональных вузов в плане подготовки кадров для инновационного производства. Гипотезой исследования является предположение, что эти различия вызваны, в первую очередь, концентрацией ресурсов в столичных регионах и, следовательно, преимуществом столичных вузов и ограниченными возможностями региональных вузов для вовлечения студентов и аспирантов в инновационную деятельность. В качестве теоретико-методологической основы выступает совокупность положений, раскрывающих сложный и противоречивый характер взаимосвязи экономики и высшего образования, дисбаланс уровня модернизации производства и уровня образовательного потенциала, характерный для многих регионов страны.   Новизна исследования заключается в постановке проблемы, методологии и использовании оригинальной эмпирической базы, представляющей результаты опроса 90 экспертов из 15 регионов страны, проведённого в 2017-2019 гг. Показано, что лучшие региональные вузы вполне могут составить конкуренцию столичным вузам и ограничить т.н. «образовательный столицецентризм» благодаря более эффективному использованию имеющихся ресурсов и более тесной связи с местным производством. Важным условием является конкурентоспособность программ подготовки кадров, которая обеспечивается не столько соответствием формальным показателям и позициями в различных рейтингах, сколько конкретными результатами, полученными в сотрудничестве с производственными предприятиями.


Ключевые слова: социальные процессы, инновационная экономика, вузы, подготовка кадров, регионы, производство, молодые специалисты, эксперты, инновационный потенциал, образовательный потенциал

Abstract: This article explores the differences between major and regional universities from the perspective of human resource training for innovation production. The hypothesis is advanced that these differences are caused first and foremost by concentration of resources in major regions, and therefore, by the advantage of major universities and limited opportunities of regional universities to involve students and postgraduates in innovation activities. The theoretical and methodological framework is comprised by the provisions that reveal complex and contradictory nature of relationship between the economy and higher education, imbalance between the level of production modernization and the level of educational potential characteristic to multiple regions. The novelty of this works consists in articulation of the problem, methodology and utilization of the original empirical base, which represents the results of a survey that involves 90 experts from 15 Russian regions and was conducted in 2017-2019. It is demonstrated that the best regional universities can be competitive in relation to major universities, and reduce the so-called “centrism of the capital” due to more efficient usage of resources and closer ties with local production. An important condition is the competitiveness of human resource training programs, which relies not as much on compliance with formal indexes and positions in different ratings, as by particular results acquired in collaboration with manufacturing companies.



Keywords:

experts, young professionals, production, regions, training, universities, innovative economy, social processes, innovative potential, educational potential

Развитие инновационной наукоемкой экономики предполагает замещение прежде продуктивных и эффективных активов и связанных с ними рабочих мест новыми технологиями и кадрами. Проблема заключается в том, что стимулирование инноваций в разрезе российских регионов идет очень неравномерно, что сказывается на результативности подготовки высококвалифицированных специалистов. Вложения в образование не всегда дают ожидаемый быстрый эффект – особенно это касается территорий с технологически отсталой экономикой [Murnane, Nelson 1984; Wagner 2012; Borras, Edquist 2015]. Наибольшая отдача от вложения ресурсов в образование имеется там, где есть спрос на инновационные кадры, т.е. таких специалистов, чья квалификация позволяет решать задачи инновационного развития. Согласно подходам Организации экономического сотрудничества и развития, речь идет о трех группах профессиональных навыков: а) предметно-ориентированные навыки, которые представляют знания и ноу-хау в определенной области; б) мышление и креативность, включая навыки высшего порядка и творческие когнитивные привычки; в) поведенческие и социальные навыки, включая такие, как уверенность в себе, лидерство и управление, сотрудничество и убеждение [OECD 2016: 24].

Растущая социально-экономическая дифференциация российских регионов дает исследователям повод говорить о территориях с принципиально разными моделями развития: Россия-1, Россия-2, Россия-3, Россия-4 [Зубаревич 2012]. Данное деление вошло в основу центро-периферийной концепции, согласно которой в России имеют место разные уровни и скорости социальной модернизации: 1) центры с наиболее активным, модернизированным населением (города-миллионники, а также города с населением свыше 500 тысяч), где преобладают ценности постиндустриального общества; 2) полупериферия (менее крупные и средние города), где преобладают «советские» ценности; 3) периферия с традиционалистским, пассивным, склонным к патернализму населением мелких городов, поселков и сельской местности; 4) регионы Северного Кавказа и Южной Сибири, для которых характерна высокая степень традиционализма и архаики и которые нуждаются в постоянной поддержке центра.

В рамках центро-периферийного подхода неравенство регионов объясняется недочетами государственной региональной политики и ситуацией, складывавшейся на протяжении многих предыдущих десятилетий. Результатом стало то, что инновационный потенциал модернизированных и традиционных обществ оказался практически не сопоставим. Другой подход акцентирует внимание на возможностях инновационного развития, в основе которых лежит интеграция образования, науки и производства. Если исключить Москву и Санкт-Петербург, где сконцентрированы управленческие и финансовые ресурсы, то именно ориентация региона на промышленное производство предполагает наличие высокотехнологичных предприятий и, следовательно, обусловливает высокую потребность в квалифицированной рабочей силе и повышении уровня образования [Золин 2019; Фёдорова и др. 2018]. Данный подход предполагает возможность задействовать региональный человеческий капитал и, прежде всего, его образовательный компонент, для придания территориям импульса развития и постепенного снижения неравенства между ними.

В целом, различные типы экономик (с преобладанием добывающих, обрабатывающих или высокотехнологичных производств, сферы услуг, традиционного хозяйства) предъявляют спрос на работников с разным уровнем профессионального образования. Но конкурентное инновационное производство ориентируется в первую очередь на специалистов с высшим образованием. При этом связь экономики и высшего образования может быть различной, что определяется степенью модернизации и уровнем диверсификации производства, характером участия в межрегиональных или глобальных производственных цепочках и т.д. [Божечкова и др. 2020: 136]. Нередко на разных весах оказываются инновационный потенциал региональной экономики и готовность учреждений высшего образования выпускать специалистов с требуемой квалификацией: либо экономика деградирует при недостатке современных специалистов, либо выпускники не находят приложения своим навыкам и знаниям и вынуждены мигрировать в другие регионы или переходить в сферы деятельности, не соответствующие их подготовке.

Объектом настоящего исследования является образовательная деятельность вузов, а его предметом – противоречия, которые связаны с подготовкой будущих специалистов (студентов и аспирантов) к инновационной деятельности. Гипотезой исследования является предположение, что эти противоречия вызваны, в первую очередь, концентрацией ресурсов в столичных регионах и, следовательно, преимуществом столичных вузов и ограниченными возможностями региональных вузов для вовлечения студентов и аспирантов в инновационную деятельность. Для выявления этих противоречий и проверки выдвинутой гипотезы были использованы результаты 90 экспертных интервью, проведенных Центром образования, науки и культуры ФНИСЦ РАН в 2017-2019 гг. В качестве экспертов выступили: 1) руководители федеральных и региональных министерств и ведомств, отвечающих за инновационное развитие регионов; 2) руководители инновационных проектов и инжиниринговых центров; 3) руководители ведущих вузов страны, готовящих специалистов в сфере инновационных технологий; 4) руководители инновационных производственных объединений. В ходе исследования были опрошены эксперты из 15 регионов страны, представлявших все федеральные округа (кроме Северокавказского и Крымского). Особый интерес представляли мнения экспертов из не столичных регионов с высоким инновационным потенциалом: Республика Татарстан, Белгородская, Калужская, Орловская, Самарская, Томская, Тюменская, Ярославская области. Это позволило увидеть настроения там, где особенно остро чувствуется потребность в современных кадрах.

Прежде всего необходимо отметить, что все эксперты, независимо от места и региона их работы, признают роль столицы как ведущего образовательного и научного центра страны. Один из экспертов отметил, что «наша страна должна гордиться своими техническими вузами – МАИ, МЭИ, МГТУ, МГУ, МИФИ, МФТИ ; я до сих пор считаю, что МИФИ и Бауманка – это мировые ВУЗы ». Даже нередко критикуемое Сколково – «они поставили его в чистом поле, рядом ничего нет, Москва довольно далеко, рядом нет никаких университетов » – положительно оценивалось на момент опроса уже в силу того, что «там работают выпускники МЭИ, МАГИ, МГТУ и это особенно выгодно предприятиям из регионов, чьи представительства имеются в Сколково » (руководитель инновационного производства, Самара).

Однако за этими оценками скрывается множество проблем, которые вызывают беспокойство экспертов. Одна из них – разница в качестве подготовки: «если брать московские вузы, с которыми мы работаем, то у их выпускников теоретическая подготовка очень сильная, но главная проблема в том, что Россия – это не только Москва. Региональные вузы, к сожалению, сильно проигрывают. …На очень не плохом уровне вузы Казани, Томска, Челябинска и другие вузы некоторых крупных городов » (руководитель инновационного производства, Москва).

Мнение экспертов подтверждается различными рейтингами городов и вузов по качеству высшего образования. В первой двадцатке лучших вузов, как правило, больше половины составляют вузы Москвы (МГУ им. М.В. Ломоносова, НИУ ВШЭ, НИЯУ МИФИ, МФТИ, МГТУ и др.) и Санкт-Петербурга (СПбГУ, НИУ ИТМО, СПбПУ им. Петра Великого и др.), а также присутствуют вузы Томска (Томский государственный университет, Томский политехнический университет), Новосибирска (Новосибирский государственный университет), Казани (Казанский федеральный университет), Ростова-на-Дону (Южный федеральный университет), Екатеринбурга (Уральский федеральный университет). Эти города исторически являются не только университетскими, но и промышленными центрами, что подтверждает взаимную обусловленность развития производства и образования. Средства, вкладываемые регионами в образование, дают отдачу в виде квалифицированных специалистов для высокотехнологичных предприятий, обеспечивающих рост валового регионального продукта и повышающих благосостояние населения. В целом, полученные современные знания постепенно становятся частью производственного процесса (новые разработки, товары, технологии) и производственных отношений (новые ценности, культура, институты).

Если сравнить первую десятку лучших технических вузов в разных регионах, то мы увидим, что помимо столичной модели взаимосвязи образования и инновационного потенциала, в немалой степени ориентированной на глобальную экономику, существуют регионы-«доноры» и регионы-«реципиенты» инновационных кадров [Рейтинг технических вузов… 2020; Росстат 2020; Рейтинг инновационного развития… 2020: 32-36].

Рис 1. Взаимосвязь образовательного и инновационного потенциала региона (под данным 2017 г.)

Как видно на рисунке 1, Москва и следом за ней Санкт-Петербург привлекают молодых специалистов, прежде всего, размером зарплаты и условиями работы (в столице отмечается самая высокая доля затрат на технологические инновации в сфере исследований и разработок), поэтому наиболее подготовленная молодежь еще со школы стремится учиться и трудоустроиться там после окончания вуза.

На другом конце шкалы привлекательности находятся Томск, Красноярск и Пермь: несмотря на высокий рейтинг отмеченных вузов, доля выпускников, оставшихся в городе после обучения, здесь меньше всего. Но если Красноярский и Пермский края объединяют самые низкие в группе показатели научно-технического потенциала и доли затрат на технологические показатели, то ситуацию в Томской области можно назвать парадоксальной. При самом высоком индексе научно-технического потенциала и второй после Москвы доли затрат на технологические инновации, доля выпускников Томского политехнического университета, оставшихся в регионе, является наименьшей. С одной стороны, это характеризует высокое качество подготовки специалистов и их привлекательность для работодателей по всей стране, с другой, низкую востребованность выпускников экономикой региона. Следствием такого – миграционного – типа взаимосвязи образовательного и инновационного потенциала неизбежно становится «утечка мозгов» из региона.

Потоки миграции направлены из регионов, производящих меньшую добавленную стоимость на человека, в регионы, где этой добавленной стоимости производится больше. Это отмечается в поведении не только выпускников, но и семей будущих студентов. Вот мнение одного из экспертов по этому поводу: «У меня здесь честное мнение будет, потому что, если меня спросят, хочу ли я, чтобы мои дети учились в тюменских вузах, я скажу нет! Причем, я же человек там без всяких фокусов и так далее, я – реалист и хочу, чтобы сын был под боком, но мне хочется, чтобы он получил качественное образование и реализовался как профессионал » (руководитель инновационного производства, Тюмень). По данным ВЦИОМ, 56% опрошенных россиян согласны с тем, в Москве больше шансов получить хорошее образование, чем в других регионах страны, 52% видят столицу как город, связанный с работой и 50% – с материальным благополучием [ВЦИОМ 2017].

Другой тип взаимосвязи можно назвать сбалансированным. Его отличие заключается в том, что выпускники вузов находят свое применение на местных предприятиях, тем самым способствуя развитию экономики города и региона. Татарстан, Башкортостан, Нижегородская, Новосибирская и Свердловская области являются примером баланса образовательного и инновационного потенциала, сложившегося как результат предыдущего этапа развития, плюсы которого были дополнены современными возможностями.

Таким образом, результативность образования тем выше, чем более емкой является региональная экономика для принятия квалифицированных кадров, как в плане их профессиональной самореализации, так и социальных гарантий. Этим объясняется высокая концентрация высококвалифицированных кадров в столичном регионе. Например, если доля занятых с высшим образованием в среднем по стране составляет 34,2%, то самая высокая их отмечается в Москве (49,7%) и Санкт-Петербурге (43,5%), а самая низкая – в Забайкальском крае и Тверской области (25%) и Еврейской АО ( 23%) [Регионы России 2019: 148-149].

Как обобщил один из экспертов, «специалисты заканчивают университет, идут работать в местную компанию года 2-5 здесь работают, набираются опыта и перебираются потом в Москву или Петербург. Причем частенько этот переезд рассматривается как промежуточная площадка для прыжка в Европу и США. Сейчас начинает набирать обороты трудовая миграция в Китай. Разбирают всех точно, но не факт, что они здесь остаются. Где ЕГЭ 100 баллов, с вероятностью 95% он из Омска уедет » (руководитель вуза, Омск).

Привлекательность столицы как образовательного и научного центра вынуждает региональные вузы буквально бороться за своих студентов, создавая лучшие условия для подготовки будущих специалистов, и данный опыт заслуживает внимания. Нередко эта борьба сопровождается ревностью к столице, когда речь идет о получении грантов, субсидий: «Сейчас вот, наверное, опять проиграем, опять эти москвичи все сцапают… мы участвовали в свое время в конкурсе на Центр коллективного пользования, но проиграли субсидию... я абсолютно уверена, победят опять они, а мы останемся в стороне » (руководитель вуза, Рыбинск). Но недостаток финансовых и материальных ресурсов не останавливает, а, напротив, побуждает искать новые пути продвижения своих идей: «но мы не отступимся , – продолжает эксперт, – как говорят, трудовому народу помогает трудовой народ. Вот я привезла на МАКС стенды, приехала в Москву и победила, уехала с первым местом на ВУЗПРОМЭКСПО – два года подряд моя команда побеждала. И люди видят. Подходят французы и говорят: мы вам поможем, мы вам стенд продадим испытательный для двигателей за полцены... Так ЦАГИ приезжало, на наш стенд смотрело. ЦАГИ!»

Одним условий повышения эффективности подготовки кадров является ее профильная ориентация. «Образование должно быть ориентировано на то, куда идет регион; когда есть связь с производством, не просто по отдельному проекту, то это сразу можно определить. Если связки такой нет, то ничего не полезет, ни там, ни там, те, кого будет выпускать вуз, будут на фиг никому не нужны, и все таланты уедут! Производство тоже не пойдет, потому что пока не будет кадров на территории субъекта, к тебе никто из инвесторов заходить не будет. Почему многие индустриальные частные парки так рванули в Подмосковье или Новосибирск, потому что там остались кадры. Но, если они не знают, куда развивается регион, то кого вы учите!?» (руководитель инновационного производства, Тюмень). Ответом на эту проблему стало мнение другого эксперта: «Вот мы – РГТУ – мы один вуз в Рыбинске, а Рыбинск – это промышленный эпицентр. Посмотрите, «Сатурн» – двигатели, РЦП – космос, КБ «Луч» – космос, Тутаевский моторный – трактора, Гаврилов Яр – авиация. Это настоящий, реальный технопарк, предприятия стоят в очереди за нашими выпускниками » (руководитель вуза, Рыбинск).

Другим важным фактором является конкурентоспособность. Как выразились эксперты: «важно быть лучшим в группе », «нужна специализация в кусте ». Руководитель вуза из Рыбинска считает, что это «не какая-то грандиозная конкуренция. Уфа, Самара, Пермь, МАИ – вот наш куст, но двигатели-то делаем одни мы. Мы можем с ними конкурировать в каких-то отдельных слоях. Потом, мы никогда не лезем в фундаменталисты. Мы прикладники. Нам ставят задачу, и мы ее решаем » (руководитель вуза, Рыбинск). Данное мнение подтверждается ростом интереса крупных предприятий к выпускникам региональных вузов. Как объясняют сами эксперты, оплата труда квалифицированных специалистов в регионах существенно ниже, чем в столице, что выступает дополнительным плюсом в пользу развития производства в регионе. Кроме того, многие крупные компании представляют собой холдинги, что позволяет студентам, аспирантам и молодым специалистам участвовать в больших общероссийских проектах, быть мобильными и востребованными на различных производственных участках.

Все это лежит в основе идеи «не торопитесь уезжать в Москву », которой придерживаются многие ведущие региональные вузы. «Выгода на местах… тут где-то года 2-3 назад вдруг открыли двери для поступления в московские вузы, и что? Вот мои студенты на заводе подрабатывают по специальности, а там – официантами, барменами… Но молодежь умная, она анализирует. Идет он на завод работать, его за границу в командировки на обучение посылают. Вот мы два года назад с французским университетом MGSM ( Macquarie Graduate School of Management) ползавода обучили совместно. Вот все и дипломы получили… И зачем он поедет в МВТУ, для чего, когда тут все есть? » (руководитель вуза, Рыбинск).

Мнение эксперта подтверждается тем фактом, что во многих региональных вузах сегодня реализуются образовательные программы лучших российских и зарубежных университетов. Например, студенты Томского политехнического университета (ТПУ) имеют возможность пройти обучение за рубежом по программе академических обменов, в которых участвует 90 вузов-партнеров из 25 стран, что позволяет проходит часть образовательной программы в ТПУ, а другую – в зарубежном вузе в течение одного семестра или года. В свою очередь магистранты имеют возможность получить сразу два диплома о высшем образовании по программе «double degree» – ТПУ и одного из вузов Германии, Великобритании, Чехии, Франции. Такие возможности делают ведущие региональные вузы центрами притяжения как внутри, так и за пределами региона. «Студенты едут отовсюду: Средняя Азия, вся Сибирь, Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан – кого только нет» (руководитель вуза, Томск).

Другим способом подготовки и удержания квалифицированных кадров в регионе является развитие системы дополнительного и непрерывного образования: «один из способов удержать кадры в регионе – это воспитывать их со школьной скамьи. Непрерывное образование мы пытаемся выстраивать, начиная со школы и по некоторым направлениям до окончания университета. Например, в области со старших классов ввели робототехнику, а Тюменский госуниверситет поддержал и открыл у себя специальность «Робототехника и электроника » (руководитель администрации регионального уровня, Тюмень).

Таким образом, лучшие региональные вузы вполне могут составить конкуренцию столичным вузам и ограничить т.н. «образовательный столицецентризм» благодаря более эффективному использованию имеющихся ресурсов и более тесной связи с местным производством. Трудно не согласиться с экспертом в части того, что «политика государства предыдущего периода закрепила связку «бедные регионы – слабые университеты» и «богатые регионы – сильные университеты ». Однако, сегодня ситуация меняется, и все большее значение для развития регионов имеет взаимосвязь образования и производства.

Прежде всего, речь идет об привязке образовательных программ к производственной специализации регионов, причем не только промышленный, но и агропромышленный сектор требует новых разработок и технологий. Учет производственной специализации региона положительно сказывается как на развитии сферы исследований и разработок, так и на эффективности отраслей экономики. В некоторых регионах такая взаимосвязь сохранилась со времен СССР – именно эти регионы можно назвать наиболее сбалансированными и перспективными в плане модернизации экономики.

Важным условием является конкурентоспособность программ подготовки кадров, которая обеспечивается не столько соответствием формальным показателям и позициями в различных рейтингах, сколько конкретными результатами, полученными в сотрудничестве с производственными предприятиями. Групповое или нишевое преимущество во многом характеризует значение вуза в экономике региона и за его пределами.

Большое значение имеет комплексная настройка системы непрерывного и дополнительного образования, позволяющей связывать уровни образования (от школы до аспирантуры), отрасли и цепочки производства через разработку и внедрение сквозных технологий, интересы молодых специалистов и потребности предприятий.

В целом, предположение о преимуществах столичных вузов и ограниченных возможностях региональных вузов в плане подготовки современных специалистов подтвердилось лишь отчасти. Региональные вузы вынуждены более эффективно использовать имеющиеся ресурсы, направляя их в развитие наиболее перспективных направлений деятельности и форм сотрудничества с производством, тем самым способствуя социально-экономическому развитию региона в целом.

Библиография
1.
Божечкова А.В., Клячко Т.Л., Кнобель А.Ю., Любимов А.Л., Миракян Д.Г., Якубовский И.В. Эффективность расходов на образование, человеческий капитал, сложность экономики и экономическое развитие регионов. М.: ИД «Дело» РАНХиГС, 2020. 148 с.
2.
ВЦИОМ. Данные опросов. № 3462 от 08 сентября 2017. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=3577 (проверено 15.02.2020).
3.
Золин И.Е. Социологический анализ рынка труда. Н.Новгород: НИСОЦ, 2019. 188 с.
4.
Зубаревич Н.В. Социальная дифференциация регионов и городов // Pro et Contra. 2012. Июль-октябрь. С.135-152.
5.
Регионы России. Социально-экономические показатели. 2019. Стат. сб. М.: Росстат, 2019. 1204 с.
6.
Рейтинг инновационного развития субъектов Федерации. Выпуск 6. М.: НИУ ВШЭ, 2020. 264 с.
7.
Рейтинг технических вузов России https://students.superjob.ru/reiting-vuzov/it/ (проверено 15.03.2020).
8.
Росстат https://gks.ru/compedium/do/13286cument (проверено 15.03.2020).
9.
Фёдорова Е.А., Мусиенко С.О., Фёдоров Ф.Ю., Рогов О.Ю. Оценка качества образования в регионах РФ // Региональная экономика: теория и практика. 2018. Т. 16. № 2. С.249-262.
10.
Шацкая И.В. Государственная инновационная политика и трансформация системы профессионального образования. М.: Экономика, 2017. 309 с.
11.
Borras S., Edquist E. Education, training and skills in innovation policy // Science and Public Policy. No 42 (2). 2015. P. 215-227.
12.
Murnane R., Nelson. R. Production and innovation when techniques are tacit: The case of education // Journal of Economic Behavior and Organization. 1984. Vol. 5. Issue 3-4. P. 353-373.
13.
OECD: Innovating Education and Educating for Innovation: The Power of Digital Technologies and Skills. Paris: OECD Publishing, 2016. 153 p. http://dx.doi.org/10.1787/9789264265097-en
14.
Wagner T. Creating Innovators: The Making of Young People Who Will Change the World. N.-Y.: Scribner, 2012. 288 p
References (transliterated)
1.
Bozhechkova A.V., Klyachko T.L., Knobel' A.Yu., Lyubimov A.L., Mirakyan D.G., Yakubovskii I.V. Effektivnost' raskhodov na obrazovanie, chelovecheskii kapital, slozhnost' ekonomiki i ekonomicheskoe razvitie regionov. M.: ID «Delo» RANKhiGS, 2020. 148 s.
2.
VTsIOM. Dannye oprosov. № 3462 ot 08 sentyabrya 2017. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=3577 (provereno 15.02.2020).
3.
Zolin I.E. Sotsiologicheskii analiz rynka truda. N.Novgorod: NISOTs, 2019. 188 s.
4.
Zubarevich N.V. Sotsial'naya differentsiatsiya regionov i gorodov // Pro et Contra. 2012. Iyul'-oktyabr'. S.135-152.
5.
Regiony Rossii. Sotsial'no-ekonomicheskie pokazateli. 2019. Stat. sb. M.: Rosstat, 2019. 1204 s.
6.
Reiting innovatsionnogo razvitiya sub''ektov Federatsii. Vypusk 6. M.: NIU VShE, 2020. 264 s.
7.
Reiting tekhnicheskikh vuzov Rossii https://students.superjob.ru/reiting-vuzov/it/ (provereno 15.03.2020).
8.
Rosstat https://gks.ru/compedium/do/13286cument (provereno 15.03.2020).
9.
Fedorova E.A., Musienko S.O., Fedorov F.Yu., Rogov O.Yu. Otsenka kachestva obrazovaniya v regionakh RF // Regional'naya ekonomika: teoriya i praktika. 2018. T. 16. № 2. S.249-262.
10.
Shatskaya I.V. Gosudarstvennaya innovatsionnaya politika i transformatsiya sistemy professional'nogo obrazovaniya. M.: Ekonomika, 2017. 309 s.
11.
Borras S., Edquist E. Education, training and skills in innovation policy // Science and Public Policy. No 42 (2). 2015. P. 215-227.
12.
Murnane R., Nelson. R. Production and innovation when techniques are tacit: The case of education // Journal of Economic Behavior and Organization. 1984. Vol. 5. Issue 3-4. P. 353-373.
13.
OECD: Innovating Education and Educating for Innovation: The Power of Digital Technologies and Skills. Paris: OECD Publishing, 2016. 153 p. http://dx.doi.org/10.1787/9789264265097-en
14.
Wagner T. Creating Innovators: The Making of Young People Who Will Change the World. N.-Y.: Scribner, 2012. 288 p

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная автором статья ставит цель рассмотреть проблему, заключающуюся в том, что стимулирование инноваций в разрезе российских регионов идет очень неравномерно, что сказывается на результативности подготовки высококвалифицированных специалистов. Данный вопрос, как я полагаю, вполне вписывается в актуальную проблематику междисциплинарных исследований, тем более в статье автор обращается к довольно обширному контексту неравенства российских регионов. На самом деле масштаб проблемы, которой автор уделяет внимание в своей работе, вероятно, не подходит только для одной статьи, здесь пересекается множество смежных вопросов: сама тема неравенства как такового, а равно и неравенства российских регионов заслуживает отдельного разговора. Многослойный тип общественных отношений, затрагиваемый в рецензируемой работе, традиционно не теряет своей актуальности и притягивает многих и многих исследователей в силу, прежде всего, того, что инновационная экономика – это тренд современности, на который возлагают большие надежды в части улучшения жизни и как раз снижения потенциала неравенства социального и локально регионального. Привлекает такая постановка вопроса и тем, что полученные в ходе исследования результаты имеют, на мой взгляд, выраженный практикоориентированный характер и в таком качестве могут представлять интерес для специалистов и чиновников, ставящих и решающих задачи совершенствования экономической политики на местах.
Кроме того, такие результаты могут быть востребованы в самом широком кругу социальных и индивидуальных взаимодействий человека, общества, государства и культуры. Например, при разработке основ политики в соответствующей области.
Отмечу, однако, что для достижения цели исследования будет явно недостаточно только лишь теоретического анализа поставленной проблемы, здесь явно нужны акценты, расставленные на основе прикладного исследования. Это важно в силу того, что оценка подготовки кадров для инновационной экономики в контексте неравенства российских регионов может быть выведена с учетом привлечения материалов мониторингов по регионам России, что не представляется возможным дифференцировать без соответствующего эмпирического обобщения. Автор статьи безусловно это понимает. Со ссылкой на позицию Зубаревич, автор указывает на то, что «растущая социально-экономическая дифференциация российских регионов дает исследователям повод говорить о территориях с принципиально разными моделями развития: Россия-1, Россия-2, Россия-3, Россия-4». Для исследования обозначенной проблематики автор резонно обращается к анализу «центро-периферийной концепции, согласно которой в России имеют место разные уровни и скорости социальной модернизации». На самом деле, в методологическом плане не лишне было бы проработать понятие социальной модернизации, которое активно дискутируется в исследованиях различных профилей, но подозреваю, что для целей рецензируемой статьи коннотации могли бы быть и иными, не совпадающими с общепринятыми трактовками.
Определяя задачи своего исследования, автор акцентирует внимание, во-первых, на образовательной деятельности вузов, осуществляющих подготовку кадров для экономики, во-вторых, на противоречиях, которые связаны с подготовкой будущих специалистов (студентов и аспирантов) к инновационной деятельности. При этом вполне эвристично сформулирована гипотеза исследования: автор предположил, что обнаруженные «противоречия вызваны, в первую очередь, концентрацией ресурсов в столичных регионах и, следовательно, преимуществом столичных вузов и ограниченными возможностями региональных вузов для вовлечения студентов и аспирантов в инновационную деятельность».
Эмпирическая часть исследования вполне репрезентативна, не вызывает сомнений тот факт, что для получения адекватных и обоснованных итоговых результатов, необходимых для раскрытия обозначенной темы, достаточно анализа данных, полученных в ходе проведения 90 экспертных интервью при участии центра образования, науки и культуры ФНИСЦ РАН в 2017-2019 гг. Полагаю, что поставленные задачи, а также сформулированные эмпирические подходы вполне реалистичны и при имеющейся верификации прикладного исследования могут позволить автору статьи получить довольно любопытные в научном плане данные.
Автором получены как раз такие данные. Например, исследование позволило сделать вывод о том, что «лучшие региональные вузы вполне могут составить конкуренцию столичным вузам и ограничить т.н. «образовательный столицецентризм» благодаря более эффективному использованию имеющихся ресурсов и более тесной связи с местным производством».
В целом следует признать, что выводы, сформулированные автором, отмечают конкурентоспособность программ подготовки кадров, которая обеспечивается «не столько соответствием формальным показателям и позициями в различных рейтингах, сколько конкретными результатами, полученными в сотрудничестве с производственными предприятиями». Также автор обращает внимание и на «групповое или нишевое преимущество», которое во многом характеризует значение вуза в экономике региона и за его пределами.
Итак, следует обратить внимание на то, что автору статьи удалось выбрать довольно любопытную тему для рассмотрения, обосновать ее актуальность и значимость для научного исследования, был предложен также и новый ракурс в оценке некоторых известных фактов. Добиться такого положения позволил в том числе и выбор соответствующей методологической базы.
Выводы, сформулированные в статье, согласуются с логикой научного поиска, отвечают цели и задачам исследования, не вызывают сомнений и не имеют очевидных противоречий.
В связи с указанным выше полагаю, что рецензируемая статья может представлять интерес для читателей и может претендовать на опубликование в авторитетном научном издании.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"