Статья 'Региональная проекция теории полюса роста: зарубежный и российский опыт ' - журнал 'Теоретическая и прикладная экономика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Региональная проекция теории полюса роста: зарубежный и российский опыт

Леонтьев Александр Игоревич

аспирант, кафедра Региональной, муниципальной экономики и управления, Уральский Государственный экономический университет

620990, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 62

Leontyev Alexander

Postgraduate student, the department of Regional, Municipal Economics and Management, Ural State University of Economics

620990, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. 8 Marta, 62

mr.leo.alexandr@mail.ru
Новикова Наталья Валерьевна

доктор экономических наук

профессор, кафедра региональной, муниципальной экономики и управления, Уральский Государственный экономический университет

620990, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 62

Novikova Natalya Valerevna

Doctor of Economics

Professor, the department of Regional, Municipal Economics and Management, Ural State University of Economics

620990, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. 8 Marta, 62

novikova.nv2@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8647.2020.4.34019

Дата направления статьи в редакцию:

02-10-2020


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация: В современных условиях каждая страна заинтересована в новых источниках экономического роста. По мнению авторов, источником экономического роста могут явится пространственные факторы регионального развития - так называемые «полюса роста». В научной статье предлагается рассмотреть российский и зарубежный опыт использования полюсов роста для ускорения регионального развития. Предметом исследования являются пространственно-экономические процессы, возникающие в ходе реализации стратегии формирования «полюса роста» в российской и зарубежной практиках. Объектом исследования являются российские регионы и регионы зарубежных стран, на территории которых была реализована практика развития «полюсов роста». Цель исследования – представить региональную проекцию научного фундамента теории полюсов роста, опираясь на труды ведущих ученых, а также передовой отечественный и зарубежный опыт. Особым вкладом авторов в исследование является обобщение информации по применению концепции «полюса роста» в современных документах стратегического планирования. Новизна исследования авторов заключается в выдвижении гипотезы о классификации полюсов роста в российской практике, количестве полюсов роста на территории Российской Федерации. Кроме того, в этом исследовании авторами будут применены теоретические и эмпирические методы. По результатам исследования будет дана авторская оценка российского и зарубежного опыта внедрения теории «полюса роста», выявлены факторы и условия достижения целей и задач стратегий поляризационного регионального развития в Российской Федерации и зарубежных странах.


Ключевые слова: полюс роста, развитие территорий, теория полюса роста, классификация, регион, зарубежный опыт, экономическое пространство, экономический рост, поляризация, условия

Abstract: In the modern context, each country is interested in the new sources of economic growth. The authors believe that the source of economic growth can lie in the spatial factors of regional development – the so-called “growth poles”. This article discusses the Russian and foreign experience of using the growth poles to accelerate regional development. The subject of this research is the spatial-economic processes that take place in terms of implementation of the “growth pole” strategy in Russian and foreign practices. The object of this research is regions of the Russian Federation and regions of the foreign countries, in the territory of which the practice of “growth poles” development was implemented. The goal of this article is to present the regional projection of scientific foundation of growth pole theory relying on the works of leading scholars, as well as advanced national and foreign experience. The author’s special contribution consists in generalization of information pertaining to the use of the “growth pole” concept in the relevant strategic planning documents. The novelty lies in the hypothesis on classification of growth poles in Russian practice, the number of growth poles in the territory of the Russian Federation. The acquired results allow assessing the Russian and foreign experience in implementation of the growth pole theory, determining the factors and conditions for achieving the goals and objectives of the strategies of polarized regional development in the Russian Federation and foreign countries.



Keywords:

economic space, foreign experience, region, classification, growth pole theory, development of territories, growth pole, economic growth, polarization, conditions

Введение

В настоящее время мировая экономическая система находится в особых кризисных условиях, вызванных пандемией коронавируса. Ведущие представители науки и практики едины в следующем решении: в целях преодоления сложного экономического положения необходимо пересмотреть традиционные подходы к обеспечению экономического роста и искать новые его источники.

Вновь усиливается актуальность поиска эндогенных территориальных факторов экономического роста, что особенно важно для России, обладающей огромной территорией, с разными условиями и факторами экономической динамики. В связи с эти значение научной теории полюса роста усиливается.

Материалы и методы

Франсуа Перру, французский экономист, один из самых известных разработчиков теории поляризационного развития, выявил важную закономерность: «рост не появляется везде одновременно; он проявляется в точках или полюсах роста с различной интенсивностью; он распространяется по различным каналам и с переменными конечными эффектами для экономики в целом» [4, с. 143].

Французский экономист в своих исследованиях рассматривал «экономические пространства», под которым понимал «набор отношений, определяющих плоскость единицы и плоскость других единиц» [10, с. 130].

Все множество экономических пространств Ф. Перру сводил к следующим видам [4, с. 81, 90; 10, с. 131]:

1. «экономическое пространство, определяемое планом» – это «зона действий экономических планов государства и индивидов»;

2. «экономическое пространство как силовое поле»: «состоит из центробежных сил и центростремительных сил. Каждый центр, являющийся центром притяжения и отталкивания, имеет собственное поле, взятое из полей других центров»;

3. «экономическое пространство как гомогенный агрегат»: степень гомогенности определяется относительно экономических единиц и их структуры или относительно связей между этими единицами.

Также французским ученым был сделан такой вывод, что «простая или сложная единица, компания, отрасль, сочетание отраслей — это движущая сила, когда она оказывает на другие единицы, с которыми она находится в отношениях, побочные эффекты» [10, c 168].

В связи с изложенным и на основании эмпирических и математических анализов, Ф. Перру ввел в региональную экономику такой термин как «полюс развития» или «полюс роста», под которым понимал «движущую экономическую единицу или группу, образованную такими единицами». «Простая или сложная единица, компания, отрасль, сочетание отраслей — это движущая сила, когда она оказывает на другие единицы, с которыми она находится в отношениях, побочные эффекты» [10, c 168].

Французский экономист, ученик Ф. Перру, Жак Будвилль продолжил развитие теории полюса роста. Ж. Будвилль определял «полюс регионального роста» как «набор расширяющихся производств, расположенных в городской местности и способствующих развитию во всей зоне его влияния» [6, c 11].

Кроме того, Ж. Будвилль описывал полюса «как географическую агломерацию видов деятельности, а не как сложную систему секторов» [6, c 112].

В то же время Пьер Потье, французский экономист, сделал вывод, что «толчок дается любым событием, происходящее в фирме, отрасли или секторе производства и изменяющим темпы роста этой фирмы или этого сектора» [11, c. 64].

Кроме того, П. Потье рассматривал инфраструктурные (транспортные) вопросы и проблемы полюса роста и считал, что «каждая ось коммуникации может оказывать импульсное воздействие; ось создает благоприятные условия для рождения и развития новые виды деятельности». Поэтому им было введено в экономику такое понятие как «оси развития», под которыми понимал «регион или набор регионов, которые соединяют основные части континентов» [11, c. 75].

Испанский ученый, Х. Р. Ласуэн определял «полюс роста» как «региональный отраслевой кластер заведений, связанный с региональной экспортной деятельностью, которая расположена в одном или нескольких географических кластерах региона». Х. Р. Ласуэн определял «систему полюсов роста и любой из них, что растет за счет импульсов, порождаемых национальным спросом, передаваемых через региональную экспортную деятельность и регулируемых межполюсной конкуренцией» [7, с. 164].

Кроме того, Х. Р. Ласуэн считал, что «рост передается на отраслевые периферии полюса через прямые и обратные рыночные связи (вместо связей между предприятиями) и на географическую периферию через эффект того же механизма, скорректированного с учетом географических факторов» [7, с. 164].

На основании изложенного, можно сделать вывод, что теория полюса роста является одной из самых ранних теорий регионального развития. Научное сообщество до сегодняшнего дня по-разному преподносят понимание «полюса роста», а также исследуют теоретическую и практическую значимость теории «полюса роста» в региональной экономике.

В рамках исследования авторы применят теоретический и эмпирический методы для целей региональной проекции теории полюса роста через зарубежный и российский опыт.

Результаты

Современный опыт поляризационного развития в Российской Федерации строится на научном и практическом базисе применения теории полюса роста в зарубежных странах. В связи с чем, необходимо отметить исторические и действующие примеры поляризационного развития за рубежом.

Научная концепция полюса роста определяла политику на международном уровне в течение многих десятилетий с начала 20-го века и особенно после Второй мировой войны. В конце 1960-х и начале 1970-х годов как промышленно развитые, так и развивающиеся страны применяли концепцию полюса роста в практике планирования национального, регионального и городского развития. После почти двадцатилетнего периода забвения концепции полюса роста (конец 1970-х и 1980-х годов) интерес к ним возродился в течение последних двух десятилетий.

Ключевые положения теории полюсов роста предоставляют точку отсчета для обоснования многих экономических проектов и планов. Как стратегия регионального развития, данная теория была реализована в разных условиях с разными обоснованиями, нацеленными на разные цели.

В частности, в Италии в середине XX века была разработана стратегия полюса роста в южных регионах страны (так называемая «меццогорно»), которая явила собой форму плана индустриализации. Реализация стратегии была осуществлена путем концентрации государственных инвестиций в промышленных полюсах, в которых механизм роста заключался в создании отрасли, специализирующейся на капиталоемком и относительно технологически развитом секторе экономики [12].

В 1957 году итальянский парламент одобрил закон, который определил около 100 промышленных полюсов, однако не все они оказались эффективными.

Из всего перечня итальянских регионов стоит выделить следующие наиболее эффективные полюса роста [12]:

— регион Кампания с несколькими крупными промышленными комплексами, созданными в более широком городском районе Неаполя, в котором отраслями специализации явились сельскохозяйственные и агропромышленные секторы;

— регион Апулия с крупным химическим промышленным поселением в Бриндизи и крупным сталелитейным заводом в Таранто;

— Сицилия с промышленными площадками Гелы и Сиракуз, специализирующимися на химических и нефтехимических веществах.

В Испании политика полюсов роста была более избирательной, чем в Италии. В 1964 году было создано семь полюсов (Сарагоса, Севилья, Вальядолид, Ла-Корунья, Виго, Бургос и Уэльва), а в 1969 году национальное правительство добавило еще пять полюсов [12].

В этой стране стратегия полюсов роста не использовалась в качестве инструмента для развития самых бедных регионов, но была мобилизована для поиска подходящих центров для расширения по основным (существующим или планируемым) направлениям развития транспорта.

В XXI веке наиболее значимым документом является стратегия «Европа 2020», в рамках которой были определены полюсы роста Европейского союза. Данная экономическая стратегия «подчеркивает разумный, устойчивый и всесторонний рост как способ преодоления структурных диспропорций в экономике Европы, повышения ее конкурентоспособности, производительности и поддержки устойчивой социальной рыночной экономики». Преимущество данного политического документа заключается в том, что он имеет хорошо обоснованные экономические показатели, позволяющие измерять достижения и, следовательно, возможный успех соответствующей европейской политики [5].

Также необходимо отметить стратегию полюса роста Аппалачского региона в Соединенных Штатах Америки. Он представляет собой своеобразный отстающий регион, расположенный между двумя наиболее высокоразвитыми и урбанизированными регионами мира, а именно между простирающийся от штата Нью-Йорк до северной Алабамы и Джорджии.

Аппалачская региональная комиссия выделила различные факторы и условия, лежащие в основе отсталости данного региона (недостаток городских центров, способных предоставлять услуги производителя, квалифицированную рабочую силу и иное).

В 1965 году был принят Аппалачский закон о региональном развитии, который концентрировал государственные инвестиции в областях, где был собран наибольший потенциал для будущего роста. Отметим, что ранее в американской региональной практике наблюдалось рассеивание государственных инвестиций, которые характеризовали попытки помочь депрессивным районам.

Комиссия определила 30 «областей роста» в качестве основных получателей государственных инвестиций. Каждая область была организована вокруг «центра роста», который был определен как «комплекс, состоящий из одной или нескольких общин, или мест, которые, вместе взятые, должны были обеспечить или, вероятно, могли обеспечить диапазон культурной, социальной, занятости, торговли, сервисных функций для себя и связанных с ними сельских районов» [12, с. 654].

Наиболее ярким представителем среди действующих полюсов роста является такой инновационный кластер как Кремниевая долина в Соединенных Штатах Америки, на территории которой размещены штаб-квартиры такие известных мировых компаний и технологических лидеров как «Apple», «Intel», «Google» и многих др. Безусловно, данный инновационный кластер является примером организованной структуры благоприятной научной, технологической и экономической среды [1].

В Чили в конце 1960-х годов была принята стратегия полюсов роста в каждом из 11 регионов (начиная со столицы провинции), некоторые из которых были выбраны в качестве функциональных полюсов: например, Арика для автомобилей и электроники, Сантьяго для электроники, Консептшион для стали и нефтехимии, и Пунта Арена для нефтехимии.

Несмотря на многообещающие признаки экономического возрождения, стратегии полюсов роста не были эффективно реализованы правительством Чили.

В Перу план 1971–1975 гг. пытался ослабить экономическое доминирование Лимы-Кальяо посредством политики децентрализации, которая определила две новые оси национального роста, где располагались второстепенные города. Однако индустриальные аспекты стратегии полюса роста были упущены из виду, и политическая воля, лежащая в основе самой стратегии, оказалась слабой [12].

В отношении проекта Сьюдад-Гуаяна 1961 года правительство Венесуэлы пригласило специалистов по планированию из Массачусетского технологического института и Гарварда для создания полюса роста в южной части страны. Это вмешательство, с одной стороны, превратило пограничный регион в неотъемлемую часть национальной экономики, но с другой стороны, оно не могло избежать эффекта анклава, характерного для запланированных городов.

В России для целей поляризационного развития территорий Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.02.2019 № 207-р была принята Стратегия пространственного развития до 2025 года. В данной стратегии выделяются следующие территории в рамках управления поляризационного развития:

1. макрорегион — часть территории Российской Федерации, которая включает в себя территории двух и более субъектов Российской Федерации, социально-экономические условия в пределах которой требуют выделения отдельных направлений, приоритетов, целей и задач социально-экономического развития при разработке документов стратегического планирования (Федеральный закон от 28.06.2014 № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации»);

2. перспективный центр экономического роста — территория одного или нескольких муниципальных образований и (или) акватория, обладающие потенциалом для обеспечения значительного вклада в экономический рост Российской Федерации и (или) субъекта Российской Федерации в среднесрочный и долгосрочный периоды (к перспективным центрам экономического роста относятся в том числе минерально-сырьевой центр и агропромышленный центр);

3. геостратегическая территория — территория в границах одного или нескольких субъектов Российской Федерации, имеющая существенное значение для обеспечения устойчивого социально-экономического развития, территориальной целостности и безопасности Российской Федерации, характеризующаяся специфическими условиями жизни и ведения хозяйственной деятельности.

Вместе с тем, в Указе Президента Российской Федерации от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» чуть ранее были сформулированы векторы поляризационного развития субъектов Российской Федерации («оси развития»).

В частности, реализация комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры, предусматривающий обеспечение в 2024 году:

1. развития транспортных коридоров «Запад — Восток» и "Север — Юг» для перевозки грузов;

2. повышения уровня экономической связанности территории Российской Федерации посредством расширения и модернизации железнодорожной, авиационной, автодорожной, морской и речной инфраструктуры;

3. гарантированного обеспечения доступной электроэнергией.

Кроме того, Указ Президента Российской Федерации от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» направлен на создание и развитие «полюсов роста» на территории Российской Федерации.

В рамках национального проекта «Образование» одной из задач является «формирование эффективной системы выявления, поддержки и развития способностей и талантов у детей и молодежи, основанной на принципах справедливости, всеобщности и направленной на самоопределение и профессиональную ориентацию всех обучающихся». В связи с чем, в рамках Федеральных проектов «Успех каждого ребенка», «Цифровая образовательная среда» и «Молодые профессиональны» планируется достигнуть следующих результатов на территории Российской Федерации к 2024 году:

— создание детских технопарков;

— создание региональных центров выявления, поддержки и развития способностей и талантов у детей и молодежи (не менее чем в 10 субъектах Российской Федерации);

— создание ключевых центров дополнительного образования детей, в том числе не менее 15 центров, реализующих дополнительные общеобразовательные программы, в организациях, осуществляющих образовательную деятельность по образовательным программам высшего образования, в том числе участвующих в создании научных и научно-образовательных центров мирового уровня или обеспечивающих деятельность центров компетенций Национальной технологической инициативы;

— создание центров цифрового образования детей;

— сформирование сети из 100 центров опережающей профессиональной подготовки.

Кроме того, в рамках Федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» Национальной программы «Цифровая экономика» планируется достичь такого результата как создание 50 центров ускоренной подготовки специалистов совместно с компаниями цифровой экономики к 2024 году в субъектах Российской Федерации.

На основании изложенного, можно отметить, что для целей экономического роста Правительством Российской Федерации будут воплощены мероприятия по развитию человеческого капитала, в рамках которых создадутся новые образовательные центры развития на территории административных центров в субъектах Российской Федерации.

В настоящее время рамках Федерального проекта «Создание системы поддержки фермеров и развитие сельской кооперации» национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» для целей развития сельского хозяйства определены центры компетенций в сфере сельскохозяйственной кооперации во всех субъектах Российской Федерации, за исключение Москвы и Санкт-Петербурга.

В рамках Федерального проекта «Развитие научной и научно-производственной кооперации» национального проекта «Наука» планируется достичь следующих результатов к 2024 году:

— создание не менее 6 научных центров мирового уровня, выполняющих исследования и разработки по приоритетам научно-технологического развития;

— создание не менее 4 международных математических центров мирового уровня, выполняющих исследования и разработки по актуальным направлениям развития математики;

— создание 14 центров компетенций Национальной технологической инициативы, обеспечивающих формирование инновационных решений в области «сквозных» технологий;

— создание не менее 3 центров геномных исследований мирового уровня, выполняющих исследования и разработки по актуальным направлениям геномных исследований.

Таким образом, можно сказать, в Указе Президента Российской Федерации от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» сформулированы точечные мероприятия, направленные на развитие административных центров посредством развития человеческого капитала населения Российской Федерации, а также создание новых полюсов роста (научно-исследовательские центры и др.) на территории субъектов Российской Федерации.

Кроме того, в настоящее время научное сообщество по-разному классифицирует полюсы роста.

Например, Р.О. Воскеричян и Ю.В. Соловьева, кандидаты экономических наук, доценты кафедры национальной экономики Российский университет дружбы народов, рассматривают «кластеры как полюсы экономического и технологического роста» [2].

Е.А. Заостровских, кандидат экономических наук, научный сотрудник Института экономических исследований Дальневосточного отделения Российской академии наук, понимала «морские порты как полюс роста» [3]. В российской практике ярким примером полюса роста является особая экономическая зона как «Свободный порт Владивосток».

На основании изложенного, авторы выдвигают гипотезу, что в современной России в качестве полюсов роста, исходя из их содержания и назначения, выступают:

— кластеры;

— инновационные научно-технологические центры;

— особые экономические зоны;

— территории опережающего социально-экономического развития;

— индустриальные (промышленные) парки.

На основании данных официальных сайтов Министерства экономического развития Российской Федерации, Министерства науки и высшего образования Российской Федерации, «Карта кластеров России», «Союз инновационно-технологических центров России», «Индустриальные парки и технопарки России» на территории Российской Федерации можно выделить более 500 полюсов роста (таблица 1).

Таблица 1 – Полюса роста на территории Российской Федерации[1]

Наименование полюса роста

Количество полюсов роста, единица

Примечание

Кластеры

117

Уровень развития кластеров на территории Российской Федерации:

— 86 единиц начального уровня;

— 22 единицы среднего уровня;

— 9 единиц высокого уровня.

Инновационный научно-технологический центр

15 8

Выделяются следующие инновационные научно-технологические центры по территориальной форме организации

— 142 технопарка;

— 13 наукоградов

— 2 города-спутника;

— 1 инновационный квартал внутри города

Особая экономическая зона

36

Выделяются следующие особые экономические зоны на территории Российской Федерации:

— 15 Особых экономических зон промышленно-производственного типа;

— 7 Особых экономических зон технико-внедренческого типа;

— 13 Особых экономических зон туристко-внедренческого типа;

— 1 Особая экономическая зона портового типа.

Территория опережающего социально-экономического развития

111

Выделяются следующие территории опережающего социально-экономического развития:

— 87 территорий опережающего социально-экономического развития в моногородах;

— 3 территории опережающего социально-экономического развития в закрытом административно-территориальном образовании;

— 21 территории опережающего социально-экономического развития на Дальнем востоке.

Индустриальные парки

229

Выделяются следующие индустриальные парки по форме собственности:

— 60 государственных индустриальных парков;

— 160 частных индустриальных парков;

— 9 индустриальных парков по форме государственно-частного партнерства.

[1] Официальные сайты: Министерства экономического развития Российской Федерации (https://www.economy.gov.ru), Министерства науки и высшего образования Российской Федерации (https://www.minobrnauki.gov.ru), «Карта кластеров России» (https://map.cluster.hse.ru), «Сколково» (http://sk.ru), «Иннополис» (http://www.innopolis.com), «Индустриальные парки и технопарки России» (https://russiandustrialpark.ru).

В частности, на территории одного из регионов России – Свердловской области выделяются такие «полюса роста» как:

— особая экономическая зона «Титановая долина»;

— территории опережающего социально-экономического развития «Новоуральск», «Лесной» и «Краснотурьинск»;

— индустриальные парки «Березовский», «ПРО-БИЗНЕС-ПАРК», «Универс» и «Химический парк «Тагил»;

— технопарки «Технопарк 1993», «Аверон», «Авиценна», «Приборостроение», «СГУ», «Техномет» и «Уральский лесной технопарк».

Отметим, в настоящее время создаются новые полюса роста на территории Свердловской области, которые впоследствии дадут новый толчок для экономического развития не только региона, но и для Российской Федерации.

Выводы

Стратегия «полюс роста» была принята в огромном разнообразии географических условий и социально-экономических контекстов. В целом, результат неоднозначный, так как зависит от множества факторов и условий. По мнению авторов, добивались поставленных целей и задач те стратегии поляризационного регионального развития, которые учитывали опыт предыдущих лет, предоставляли комфортные условия для развития предприятий в полюсах роста и вели грамотное управление (высококвалифицированный менеджмент полюсов роста).

Библиография
1.
Бычкова А. В. Особенности развития массового производства Ford и инновационного производства Кремниевой долины // журнал «Architecture and Modern Information Technologies». 2015. № 1. URL: https://cyberleninka.ru/
2.
Воскеричян Р. О., Соловьева Ю. В. Промышленные кластеры в России: стратегический и региональный аспекты // журнал «Инновационная экономика». 2017. № 1. URL: https://elibrary.ru/
3.
Заостровских Е. В. Морские порты Хабаровского края как полюса экономического роста // журнал «Пространственная экономика». 2017. № 4.С. 170 – 183. URL: https://elibrary.ru/
4.
Перру Ф. Экономическое пространство: теория и приложения // науч. журнал «Пространственная экономика». 2007. № 2. С. 77-93.
5.
Bere R. C., Precup I. B., Silvestru C.I. On growth poles from EU countries in the framework of Europe 2020 // Procedia Economics and Finance. 2015. N 23. P. 920 – 925.
6.
Boudeville J. Problems of regional economic planning // Edinburg: Edinburgh U.P. 1966. 192 p.
7.
Lasuén, J. R. Urbanisation and Development: The Temporal Interaction between Geographical and Sectoral Clusters // Urban Studies 10. 1973. P. 163–188.
8.
Li P.-F., Wang J. Growth poles and centers // International Encyclopedia of Geography: People, the Earth, Environment and Technology. 2017. 7 p.
9.
McKee D. L. Services, growth poles and advanced economies // Service Business. 2008. P. 99–107.
10.
Perroux F. L’économie du XXème siècle // Paris: Presses Universitaires de France. 1961. 598 p.
11.
Pottier P. Axes de communication et développement économique // Revue économique. 1963. Т. 14. P. 58–132.
12.
Rossi U. Growth poles and growth centers // International Encyclopedia of HumanGeography. 2009. V. 4. – P. 651–656.
References (transliterated)
1.
Bychkova A. V. Osobennosti razvitiya massovogo proizvodstva Ford i innovatsionnogo proizvodstva Kremnievoi doliny // zhurnal «Architecture and Modern Information Technologies». 2015. № 1. URL: https://cyberleninka.ru/
2.
Voskerichyan R. O., Solov'eva Yu. V. Promyshlennye klastery v Rossii: strategicheskii i regional'nyi aspekty // zhurnal «Innovatsionnaya ekonomika». 2017. № 1. URL: https://elibrary.ru/
3.
Zaostrovskikh E. V. Morskie porty Khabarovskogo kraya kak polyusa ekonomicheskogo rosta // zhurnal «Prostranstvennaya ekonomika». 2017. № 4.S. 170 – 183. URL: https://elibrary.ru/
4.
Perru F. Ekonomicheskoe prostranstvo: teoriya i prilozheniya // nauch. zhurnal «Prostranstvennaya ekonomika». 2007. № 2. S. 77-93.
5.
Bere R. C., Precup I. B., Silvestru C.I. On growth poles from EU countries in the framework of Europe 2020 // Procedia Economics and Finance. 2015. N 23. P. 920 – 925.
6.
Boudeville J. Problems of regional economic planning // Edinburg: Edinburgh U.P. 1966. 192 p.
7.
Lasuén, J. R. Urbanisation and Development: The Temporal Interaction between Geographical and Sectoral Clusters // Urban Studies 10. 1973. P. 163–188.
8.
Li P.-F., Wang J. Growth poles and centers // International Encyclopedia of Geography: People, the Earth, Environment and Technology. 2017. 7 p.
9.
McKee D. L. Services, growth poles and advanced economies // Service Business. 2008. P. 99–107.
10.
Perroux F. L’économie du XXème siècle // Paris: Presses Universitaires de France. 1961. 598 p.
11.
Pottier P. Axes de communication et développement économique // Revue économique. 1963. T. 14. P. 58–132.
12.
Rossi U. Growth poles and growth centers // International Encyclopedia of HumanGeography. 2009. V. 4. – P. 651–656.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования авторов статьи выступают категория полюса роста, представляющего собой источник регионального развития и развития страны в целом. Авторы анализируют теоретическую базу формирования полюсов роста, а также их практическое преломление в опыте зарубежных стран, в частности Италии, Испании, США, Европейского Союза и Латинской Америки. Целью анализа выступает выявить те направления теории и практики, которые могли бы обеспечить эффективность формирования и развития полюсов роста в Российской Федерации.

Авторы прослеживают развитие теории поляризационного развития в трудах Ф.Перру, основоположника данного направления, который ввел понятие экономического пространства и определил механизмы, посредством которого локализация интенсивной экономической деятельности оказывает положительное воздействие на другие экономические пространства и отрасли. Последователи Ф.Перру брали в фокус своих исследований различные аспекты указанной теории, уточняя и углубляя ее положения, изучая факторы, повышающие эффективность полюсов роста. Так, Ж.Будвиль рассматривал развитие городских полюсов роста, П.Потье выявил механизм запуска роста в локализованных областях, соединенных осями коммуникаций, Х.Ласуэн обращал внимание на роль экспортной региональной деятельности на формирование полюсов роста и т.д. Хотелось бы отметить, что авторы не указали на отечественные разработки в данной сфере, хотя вопросы пространственного развития всегда находились в центре особого внимания отечественных экономических школ.
Практику применения теории поляризационного развития в статье рассматривается на примере Италии, создававшая полюса роста в южных, наименее экономически развитых регионах, в Испании, США, где были созданы такие широко известные полюса роста, как Кремниевая долина и зона Аппалачей. В последнее время в рамках Европейского Союза принята специальная стратегия, нацеленная на поддержку полюсов роста в экономике Европы.
Тем не менее, авторы не акцентируют внимания на имеющемся отечественном опыте создания и развития точек роста, накопленный еще во времена СССР, который бы мог быть весьма интересен в современных условиях.

Актуальность теории и практике формирования и развития полюсов роста в последнее время существенно возрастает ввиду ограниченности инвестиционных ресурсов, которые государство может вкладывать в экономический рост. Причем, даже в случае значительного ослабления бюджетных ограничений за счет сверхнизких ставок кредитования, оказывается, что вливание денежных средств в экономику не позволяет инициировать в ней экономический рост. То есть требуется не только создать инвестиционный ресурс, но и определить точечно – куда этот ресурс направить. В этом плане теория поляризационного развития предоставляет набор методик, которые позволяет такой выбор сделать.

Авторы анализируют нормативно-правовые основы поляризационного развития территорий в Российской Федерации и практику создания таких полюсов в регионах. Справедливо отмечено, что в рамках национальных проектов прослеживается четкая направленность на создание полюсов рост в образовательной, научной, инновационной сферах, но при этом авторы упускают из виду и негативные аспекты такого подхода. Прежде всего, таких полюсов роста не должно быть много, о чем, кстати, свидетельствует опыт и других стран, а кроме того, эффективность полюса роста кратно возрастает, когда он совмещает в себе указанные виды деятельности, именно подобная комплексность обеспечила успех Кремниевой долины в США. Авторы приводят данные, что уже сейчас в Российской Федерации насчитывается более 500 полюсов роста, что вряд ли может рассматриваться как эффективный подход. На данный факт указывает и недавно опубликованные результаты проверки Счетной палатой эффективности особых экономических зон, среди которых только несколько могут считаться достигнувшими поставленных перед ними задач.

К достоинствам статьи следует отнести четкую структурированность материала, ясность изложения, логичность и богатый фактический материал. Однако при этом все же отметим, что фактологическая составляющая статьи существенно перевешивает аналитическую, авторы чересчур лаконичны в своих выводах, ограничиваются лишь изложением фактов без их обобщения.

Учитывая высокую концентрированность материала, обращает на себя внимание ограниченность используемой библиографии, причем из 12 приведенных источников лишь треть опубликована за последние пять лет. Следовало бы расширить библиографию за счет работ отечественных авторов, учитывая что отечественная школа пространственного развития у нас достаточно сильна и известна.

Статья имеет несомненный интерес для научных исследований и практики, однако можно было бы рекомендовать авторам дополнить материал отечественными разработками, увеличить долю аналитичности, расширить раздел выводов и рекомендаций.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"