Статья 'Сетевые структуры в развитии предпринимательских практик в пчеловодстве Приморского края конца XIX – начала XX вв.' - журнал 'Теоретическая и прикладная экономика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Сетевые структуры в развитии предпринимательских практик в пчеловодстве Приморского края конца XIX – начала XX вв.

Задворный Алексей Сергеевич

аспирант, кафедра Школа экономики и менеджмента, Дальневосточный Федеральный Университет

690000, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Ул. Надибаидзе, 19-7

Zadvornyi Aleksei Sergeevich

Postgraduate student, School of Economics and Management, Far Eastern Federal University

690000, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Ul. Nadibaidze, 19-7

alexey.zadvorniy@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8647.2020.1.32129

Дата направления статьи в редакцию:

06-02-2020


Дата публикации:

09-04-2020


Аннотация: Предметом исследования является выявление сетевого взаимодействия на фоне роста предпринимательской активности в сфере пчеловодства в Приморском крае к. XIX – н. XX вв. и взаимосвязи между повышением экономического эффекта в предпринимательстве и функционированием социальных сетей. Целью исследования является выявление взаимосвязи между экономической эффективностью предпринимательства в сфере пчеловодства и функционированием сетевых структур. Задачами исследования являются идентификация и описание сетевых структур, выявление типа близости, на котором они основаны и уточнение специфики влияния сетевого взаимодействия на развитие пчеловодства в Приморском крае в к. XIX в. – н. XX в. Идентификация и описание сетевых структур в работе проводится с использованием инструментария экономической картографии, картирования, диахронического анализа, с опорой на архивные материалы по обследованию крестьянских хозяйств Приморской области – 1912 г. Новизна исследования заключается в том, что выявлены функции социальных сетей в распространении нового знания, хозяйственных практик и технологий. Выделено два вида сетевых структур, которые зависят от типа близости, лежащей в основе взаимодействия экономических агентов. Установлено, что развитие пчеловодческой практики и предпринимательства, основанного на торговле продукцией пчеловодства, связано с функционированием сетевых структур.


Ключевые слова: сетевые структуры, социальная сеть, институциональные факторы, предпринимательство, Приморский край, пчеловодство, близость, старообрядцы, социальные группы, локальная близость

Abstract: The subject of this research is determination of the network interaction on the background of growth of entrepreneurial activity in the area of beekeeping in Primorsky Krai during late XIX – early XX centuries, as well as the interconnection between expansion of economic impact in entrepreneurship and functionality of social networks.  The tasks of this study include identification and description of network structures, determination of the type of proximity on which they are based, and clarification of the specificity of the impact of network interaction upon development of beekeeping of Primorsky Krai of the late XIX – early XX centuries. Identification and description of network structures in this research is done using the tools of economic cartography, surveying, diachronic analysis, with reliance upon archival materials on inspection of peasant farms of Primorsky Krai in 1912. The scientific novelty of this research consists in revelation of the functionality of social networks in proliferation of new knowledge, economic practices and technologies. The work highlights two types of network structures, which depend on the type of proximity that underlies the interaction of economic agents. It is established that the development of beekeeping practice and entrepreneurship based on production of honey relates to the functionality of the network structures.



Keywords:

oldbelievers, proximity, beekeeping, Primorsky region, entrepreneurship, institutional factors, social network, network structures, social group, local proximity

Введение.

Пчеловодство появилось в Приморском крае в конце ХIХ в. как адаптационная сельскохозяйственная практика, позволяющая поселенцам получать дополнительный доход. В ходе распространения колодных ульев особую роль играли социальные сети, которые обеспечивали передачу знаний и технологий. Социальное взаимодействие предпринимателей обеспечивало доступ к необходимым ресурсам и увеличивало эффективность хозяйственной деятельности. В начале ХХ в. пчеловодство представляло из себя бурно растущее направление. Предприниматели-пчеловоды Приморского края осуществляли поставки продукции не только на местный рынок, но и снабжали приморским мёдом всю Российскую империю.

Целью исследования является выявление взаимосвязи между экономической эффективностью предпринимательства в сфере пчеловодства и функционированием сетевых структур. Задачами исследования являются идентификация и описание сетевых структур, выявление типа близости, на котором они основаны и уточнение специфики влияния сетевого взаимодействия на развитие пчеловодства в Приморском крае в к. XIX в. – н. XX в.

В ходе исследования использовались методы сетевого анализа, экономической картографии, диахронического анализа. В качестве основы статистических данных использовались «Материалы по обследованию крестьянских хозяйств Приморской области», которые охватывают период распространения колодных ульев с 1890 по 1910 гг.

Структура статьи состоит из: блока теоретической разработанности проблемы, исторической динамики распространения, описание влияния фактора близости на процесс распространения, рассмотрением влияния сетевого взаимодействия на экономическую эффективность и заключения.

Целевая группа потребителей статьи охватывает специалистов в области региональной и институциональной экономики, сетевого анализа, истории Приморского края, а также органов власти.

Теоретическая разработанность.

Концепция социальных сетей сформировалась в последние 40 лет. Термин «социальная сеть» впервые употребил J. Moreno [21, c. 24], а позже J.Barnes [11, c. 40], хотя некоторые аспекты этой теории разрабатывались Э. Дюркгеймом, Г. Зиммелем и К. Леви-Строссом. Под сетью понимают совокупность связей между группой экономических агентов, которые находятся друг с другом в тех или иных отношениях. Изучение социальной сети как феномена связано с пониманием содержания и структуры связей между экономическими агентами, типами близости, спецификой взаимодействия и передаваемым контентом.

В настоящее время в анализе социальных сетей выделяют четыре основных подхода [20, с. 289]. Во-первых, исследования, фокусирующиеся на структуре сети, её геометрической конфигурации и интенсивности взаимодействий. Во-вторых, подход, рассматривающий возможность участников сети получать ресурсы сети для достижения определенных целей. Третье направление в качестве объекта анализа рассматривает уровень доверия, а также нормы и правила, которые определяют сетевой взаимодействие. Наконец, следующий подход акцентирует внимание на изменениях в сети (структура, границы, ресурсы и пр.). В рамках данной статьи ресурсный подход является основным, а в качестве ресурсов рассматривается информация (знания, опыт, навыки, обучение). Функционал социального взаимодействия не сводится только к «организации социальных коммуникаций между людьми и реализации базовых потребностей» [4, c. 231]. В рамках сети происходит движение знаний, навыков, культурных элементов и инноваций [23, c. 380]. Также внутри сети происходит перераспределение ресурсов.

Важной характеристикой для идентификации социальной структуры является категория «близости», поскольку акты сетевого взаимодействия и обмена в обязательном порядке предполагают её` `подтверждение. Существует несколько подходов к пониманию «близости», среди которых можно выделить два основных направления, связанных с географическим и негеографическим детерминизмом. Географическая близость связана с понятием расстояния и развитием инфраструктуры [14] и пр. Негеографические основания близости связаны с социальными, экономическими, культурными факторами - признаками подобия и принадлежности [24]. Речь также идет о близости в области знаний и идей [10], социальных связях на микроуровне [22], формированием доверия [17] и пр. Результатом влияния близости является формирование разного рода сетей (социальных / сетевых структур).

Близость является важнейшей категорией в анализе силы связей между акторами, являясь комбинацией интенсивности, доверия и продолжительности [16]. Близость позволяет определить тип сети, специфику и силу связей, а также открытость и закрытость социальной структуры.

Появление пчеловодческой практики в Приморском крае

Появление колодных ульев в Приморском крае связано с миграцией населения из юго-западных губерний Российской империи, которая принесла новую сельскохозяйственную практику в регион, а благоприятная природная среда создала условия для её широкого распространения.

Существуют разные версии в отношении даты появления колодных ульев в Приморском крае. Так, агроном Крюков указывает на 1890 г., когда «трем хохлам: Варраве (поселился в Ивановке), Гавриленко (поселился в Халкидоне), Тарасенко (поселился в Сысоевке) удалось довезти своих пчел живыми. Надо думать, что с собой была взята хорошая пресная вода. Привезенные пчелы отлично прироились и каждая колода дала от 4 до 5 роев. Нашлось немало любителей, которые начали покупать отсажанных пчел и устраивать свои собственные пасеки» [5, c. 105].

Другой источник – «Материалы по обследованию сельских хозяйств» (далее по тексту «Материалы») - фиксирует более ранние факты передачи колодных ульев. Данные из «Материалов» приводят информацию о фактах передачи колодных ульев из Ивановки в Борисовку от крестьянина Варравы еще в 1884 г. [6, c. 366], а также неявное разделение двух случаев появления пчел в Покровке, первый из которых датируется 1884 годом, когда крестьянин Иван Петров поймал рой диких пчел, а затем пчелы были куплены в Струговке у крестьянина Репы [6, c. 320]. По-видимому, в отношении дат заложены ошибки, т.к. в Ивановку первый улей был привезен крестьянином Варравой в 1891 г. [6, c. 219], но мы встречаем упоминание о том, что первый улей из Ивановки был куплен крестьянином из Даниловки в 1890 г. [6, c. 254], что говорит о том, что и в отношении Ивановки есть небольшая ошибка в самих «Материалах». В Струговке же пчелы появились вместе с крестьянином Репой в 1893 г. из Европейской России [6, c. 326]. Мы будем придерживаться версии о распространении колодных ульев, привезенных морским путем в 1890 г.

Весной 1892 г. пчеловодство в Приморье уже представляло активно развивающуюся практику: Ивановка - 77 колод, Петропавловск - 12 колод, Казакевичево - 25, Красный Яр - 2, Осиновка - 3, Спасское - 2, Гайворон - 2, Вознесенск - 2, Михайловка - 2, Струговка - 3, Сысоевка - 22, всего разведенных из русских пчел 152 колоды [5, c. 105]. В «Материалах» [6] встречаются многочисленные упоминания о передаче (продаже, воспроизведении и пр.) ульев от одного сельского поселения - другому.

На основе информации о распространении пчеловодческой практики по «Материалам» [6] с 1890 по 1910 гг. была построена схема распространения колодных ульев (из поселений Ивановка (зеленый), Сысоевка (желтый), Халкидон (красный), представленная на рис.1.

_1

Рис.1. - Схемы распространения колодных ульев из Ивановки, Сысоевки и Халкидона

Источник: составлено автором на основе: [6]

К началу ХХ в. в ряде районов Приморья пчеловодство становится отдельным направлением в хозяйстве переселенцев, а иногда и единственным экономически выгодным занятием крестьян [3]. На 1907 г. насчитывалось 72 624 колод ульев, было добыто 24 366 пудов меда и 1 710 пудов воска, а к началу первой мировой войны дальневосточное пчеловодство (Приморье и Приамурье) поставляло на рынки Российской империи 1885,3 тонн мёда с 205 000 пчелиных семей [2, c. 36].

Объяснить столь бурный рост пчеловодства только лишь выделением земельных участков (от 1 до 5 гектара) под этот вид деятельности нельзя. Поэтому на архивных материалах, посвященных экономическому развитию Приморского края, осуществим проверку гипотезы о том, что развитие предпринимательства связано с функционированием социальных сетей.

"Близость" и социальные сети

На распространение новой практики оказали большое влияние социокультурные факторы. Сетевое взаимодействие на основе близости способствовало передаче информации и ресурсов среди предпринимателей, входящих в ее структуру. Поскольку пчеловодство – сложная хозяйственная практика, предполагающая накопление и обмен знаниями, то ее процессу, очевидно, сопутствовало обучение [14, c. 134]. Потребность в информационном обмене обуславливала необходимость поддержания личной связи между предпринимателями для формирования эффективных практических навыков её использования. В таком процессе логико-вербальные формы играют вспомогательную роль средств коммуникативного взаимодействия, выводя на передний план веру в авторитет учителя. Это сужало ареал распространения знания до сферы личных контактов [8, c. 86]. В таких условиях желающие получить колодные улья, вступая в диалог с донором знания, должны были предложить оферту доверия, построенную на т.н. «близости» [12, c. 61], которую описывают как «основу формирования социальных сетей» [12, c. 68]. Понимание причины взаимосвязанности предпринимателей, включенных в пчеловодческую практику, объясняет распространение практики крупнейшими локально-культурными группами.

Активное распространение хозяйственных практик связано с крупнейшими локально-культурными группами поселенцев. В таб. 1 представлены поселения Приморского края, в которые колодные ульи были доставлены из других регионов Российской империи. Высокий процент выходцев из Черниговской губернии (в Дмитриевке) совпадает с упоминанием о том, что колодные ульи прибыли из Черниговской губернии, а высокий процент выходцев из Полтавской губернии (в Сысоевке и Халкидоне) совпадает с указанием происхождения колодных ульев в этих поселениях из Полтавской губернии.

Таблица 1 - Распределение происхождения населения по губерниям и территориям Российской империи

_1_02

Источник: составлено автором на основе: [6]

Обращает на себя внимание факт, что появление пчеловодческой практики в поселении связано с большой долей разнообразия выходцев из разных губерний Российской империи. Поиск новых практик, очевидно, был связан с необходимостью адаптации в новых условиях, институционально неограниченным выбором деятельности и возможностью копирования новых практик от представителей других групп. Например, в составе жителей Ивановки не было местных уроженцев, но обращает на себя внимание факт присутствия в небольшом поселении выходцев из более чем 12 губерний. Последующее распространение связано с использованием информации о практике в рамках сетевых структур.

Для выявления акторов распространения новой практики необходимо проанализировать социо-демографические показатели поселений по цепочке распространения практики. Для этого представим распространение пчеловодческой практики в виде схемы, в которой колодные ульи передаются от одного поселения другому. Нужно упомянуть, что практика сначала усваивается экономическими агентами поселения-реципиента и только потом данное поселение становится донором. Проанализировав 62 случая передачи практики по цепочке поселений было установлено, что:

  • · в 73% случаев существует взаимосвязь между составом жителей поселения-донора и посеения-реципиента по губерниям происхождения и конфессиональному составу,
  • · в 16% случаев связь слабая, однако, сохраняется возможность реализации гипотезы, т.к. в селе-реципиенте практикой мог заниматься и один пчеловод, входящий в сетевую структуру донора,
  • · в 11% случаев передача практики осуществляется между разными социокультурными группами. Эти случаи будут трактоваться как взаимодействие между представителями разных социальных сетей.

Анализируя таблицы с распределением населения по губерниям происхождения поселенцев в рамках цепочек продвижения пчеловодческой практики от села к селу, можно увидеть некий «туннельный эффект» распространения практики, который заключается в том, что между поселениями со схожей долей локально-культурной группы увеличивается вероятность распространения практики на большее количество последующих узлов в сети.

Очевидно, что близость представителей сетевой структуры влияет на наличие последующих фактов распространения практики. Для примера рассмотрим перемещение колодных ульев по сети черниговцев. Колодные ульи были привезены на территорию Приморья представителями как минимум трех губерний Российской империи. Однако массовое распространение пчеловодческой практики происходило через сетевую структуру выходцев из Черниговской губернии.

_2

Рис. 2. - Распространение пчеловодческой практики в виде колодных ульев из с. Ивановка

Источник: составлено автором на основе: [6]

На рис.2 изображена схема распространения пчеловодческой практики из с. Ивановка и с. Черниговка, представляющих наиболее массовую передачу колодных ульев, осуществляемую черниговцами.

Таблица 2 - Распределение населения по губерниям происхождения поселенцев

_2_01

Источник: составлено автором на основе: [6]

Таблица 3 - Распределение населения по губерниям происхождения поселенцев в селениях-реципиентах практики из с.Черниговка

_3_01

Источник: составлено автором на основе: [6]

Однородность состава жителей и близкое расположение поселений способствовало быстрому и массовому распространению практики пчеловодства. В основе формирования связей между разными поселениями с преобладающими выходцами из Черниговской губернии лежала локально-культурная близость, которая характеризуется длительным опытом коллективного проживания в прошлом (на определенной, довольно ограниченной территории за пределами Приморского края), что привело к формированию общих обычаев и традиций в культуре хозяйствования, удобству совместной хозяйственной деятельности, общему информационному обмену. Эта группа поселенцев зависела от дорожной инфраструктуры, в связи с чем практика пчеловодства (в виде колодных ульев) переносилась от села-донора реципиенту в среднем на 63 км, что соответствует средней длине связей в социальной сети черниговцев в Приморском крае в исследуемый период времени.

Рассмотрим еще одну цепочку распространения пчеловодческой практики, в рамках которой основными акторами являлись старообрядцы. На рис.3 представлена схема распространения колодных ульев, в которой основными акторами были старообрядцы.

_3

Рис. 3. - Распространение колодных ульев из с. Сысоевка

Источник: составлено автором на основе: [6]

Таблица 4 - Распределение населения по губерниям выхода поселенцев в селениях-реципиентах практики из с.Сысоевка

_4_01

Источник: составлено автором на основе: [6]

Колодные ульи из Сысоевки, привезенные в край выходцами из Полтавской губернии, попадают в Петропавловку, в которой проживало старообрядческое население, а далее продолжают движение через социальную структуру старообрядцев до Виноградовки. Передача практики от староверов в Милоградово [6, c. 528], где большинство составляют выходцы из Черниговской губернии, является «межкультурным» контактом сетевых структур. «Материалы» не указывают источник поступления практики, но вероятнее всего, это была Виноградовка по причине транспортной доступности. В последующем крестьяне из поселения Ветка покупают колодные ульи в 1902 г. в с. Милоградово [6, c. 537].

Сетевое взаимодействие представителей данной сети преодолевало ограничения, накладываемые дорожной инфраструктурой. Средняя длина связей в сети старообрядцев являлась максимальной в исследуемый период и составляла 320 км. В основе сети старообрядцев лежал конфессиональный тип близости – набор мировоззренческих установок, которые продуцируют религиозно поощряемое поведение, служащее спасению души. Тот факт, что близость строится на солидарности в отношении сакрального, делает различие бытовых особенностей не существенным, в данную структуру могли объединяться старообрядцы различных мест проживания, со своей уникальной хозяйственной спецификой (например, Сибирские, Волго-Донские, Забайкальские). Помимо внутренних причин формирования сети, были еще и внешние, заключающиеся в том, что наличие множества других социальных групп в окружении старообрядцев (или черниговцев) вело к увеличению уровня конфликтности, а он в свою очередь, усиливал внутреннюю солидарность номинальной структуры.

Эффективность распространения практики по сети подтверждает анализ межсетевых контактов, в результате которых сетевое взаимодействие не было продолжительным, не сформировалась социальная сеть с доступом к сетевым ресурсам. Ниже приведем несколько примеров в которых пчеловодческая практика переходила от представителей одних сетевых структур к другим.

Халкидон наряду с Ивановкой и Сысоевкой является одним из первых поселений, в которые попадают колодные ульи вместе с представителями из Полтавской губернии.

_4

Рис. 4. - Распространение пчеловодческой практики из с. Халкидон

Источник: составлено автором на основе: [6]

Таблица 5 - Распределение населения по губерниям выхода поселенцев в селениях-реципиентах практики из с. Халкидон

_5

Источник: составлено автором на основе: [6]

В «Материалах» Присутствует прямое указание на поступление колодных ульев из Полтавской губернии в с. Халкидон [6, c. 205], а последующее распространение практики происходит в среде выходцев из Черниговской губернии и местных уроженцев (в случае с Занадворовкой), а также в среде выходцев из Киевской губернии (в случае с Кипарисово). Контакт между представителями разных локально-культурных групп в Занадворовке не привел к тому, что практика закрепилась в поселении [6, c. 395]. К 1910 г. пчеловодством в Занадворовке уже никто не занимался [6]. Также не приводятся упоминания о распространении колодных ульев из Кипарисово [6].

Отдельно рассмотрим случай распространения пчеловодческой практики из с. Кремово (Таб.1). В это поселение колодные ульи были привезены выходцами из Харьковской губернии, которые составляли меньшинство жителей Кремово. Дальнейшее распространение практики из этого поселения в источниках не зафиксировано.

Приведем несколько примеров взаимодействия сетевых структур с разным типом близости (передачу пчеловодческой практики от старообрядцев иным группам), которые отображены в таб.6. Результатом данного взаимодействия стала перцепция новой практики. Однако во всех описанных случаях последующего распространения пчеловодческой практики не происходило. Это свидетельствует о том, что распространение практики происходило только в рамках устойчивых сетевых структур.

Таблица 6 - Распределение поселенцев по губерниям происхождения в селах,

которые переняли пчеловодческую практику от старообрядцев

_6

Источник: составлено автором на основе: [6]

Данные таблицы указывают на то, что колодные ульи попадают в некоторые поселения с преобладающим количеством выходцев из Черниговской, Полтавской и других губерний от старообрядцев. В Гордеевку колодные ульи попали с заимки старовера Калугина, в Городечню с хутора близ с. Красный Яр, а в Николаевку с хутора близ Казакевичево [6, c. 346].

Экономический эффект от участия в сетевом взаимодействии

Обратимся к анализу экономического эффекта от участия предпринимателей – пчеловодов в сетевом взаимодействии. Поскольку в Приморский край было привезено ограниченное количество колодных ульев, увеличение количества пчеловодов происходило за счет присоединения к практике новых предпринимателей, которые не всегда были знакомы со спецификой данной деятельности. Предприниматели, которые первыми получили доступ к новой практике быстро увеличили количество ульев, а также нарастили объем практических знаний в области пчеловодства. Эти предприниматели становились основным источником информации для будущих пчеловодов.

Необходимость поддержания информационного взаимодействия становилась фактором формирования сетевых структур. Из поселений-доноров в поселения-реципиенты по сетевым структурам передавались ресурсы, связанные со знаниями в области пчеловодческой практики. Включение предпринимателей, имеющих слабое представление об уходе за пчелами, в сетевое взаимодействие, приводило к обмену информацией и росту эффективности хозяйствования начинающих предпринимателей, делая возможным расширение размера их пасек и потенциальным экономическим выгодам от продажи продукции пчеловодства.

Таблица 7 - Поселения-доноры практики колодных ульев (на 1910 г.)

_7

Источник: составлено автором на основе: [6]

В поселениях, которые раньше остальных начали заниматься пчеловодством, наблюдается большее количество семей, вовлеченных в данную практику и больший размер пасек по сравнению с поселениями, которые только недавно получили колодные ульи. Так, в Черниговке, Екатериновке, Зеньковке и Успенке на 1910 г. наблюдалось наличие больших пасек, включающих от 200 ульев и более, что явно свидетельствует о профессиональном характере предпринимательской деятельности. В это же время в ряде селений, недавно получивших пчеловодческие ресурсы, пасеки содержали от 10 до 50 ульев, что указывает на начальный этап развития практики.

Доход предпринимателя, занимающегося пчеловодством, складывался из продажи продукции пчеловодства, а также продажи самих ульев. Эффективность хозяйствования с колодными ульями, обеспечивала взяток меда в среднем равный 0,02 пуда меда с одного улья. Эта цифра слабо варьируется по выбранным поселениям. Соответственно, включаясь в сетевое взаимодействие и наращивая количество колодных ульев как результат применения эффективных методов хозяйствования, полученных от более опытных коллег, предприниматель мог получал большую выгоду от продажи меда.

Продажа ульев с пчелами была дополнительным доходом предпринимателей-пасечников, позволяющая помимо непосредственного дохода обновлять колодные ульи на рамочные ульи нового поколения. Можно заметить, что лидеры распространения пчеловодства – Ивановка и Черниговка - уже не продавали в 1910 г. колодные ульи с пчелами, а активными распространителями в это время становятся поселения, имеющие на 1910 г. от 3 до 5 донорских связей – Успенка и Новонежино. Иллюстрируя возможность обновления старых основных средств на новые, необходимо упомянуть пчеловодов-предпринимателей из села Успенка, которые с 1900 года пользовались рамочными ульями, в то время, как в период с 1900 – 1903 гг. продавали в Преображенку, Степановку и Уссурийское колодные ульи старого образца. Таким образом, включение предпринимателей в сетевое взаимодействие означало прогрессивное развитие предпринимательской деятельности за счет получения необходимых ресурсов.

На основе анализа «Материалов» было выделено два вида сетевых структур в пчеловодстве, которые отличались характеристиками «близости», лежащими в основе сетевого взаимодействия. Это сеть черниговцев и сеть старообрядцев. Эффективность деятельности предпринимателей, входящих в эти сетевые структуры, также отличалась экономическими показателями, поскольку социо-культурное окружение предпринимателя определяло его экономическое поведение. В таб. 8 сгруппированы основные показатели деятельности предпринимателей, входящих в состав сетевых структур черниговцев и старообрядцев.

Таблица 8 - Экономические характеристики предпринимателей-пчеловодов, входящих в разные сетевые структуры (на 1910 г.)

_8

Источник: составлено автором на основе: [6]

Обращает на себя внимание, что при среднем равном числе семей, вовлеченных в занятие пчеловодством, наблюдаются отличия в масштабах деятельности и способах передачи колодных ульев в рамках взаимодействия в выделенных сетевых структурах.

Старообрядцы одними из первых в Приморском крае занялись пчеловодством, имели обширные пасеки, дававшие значительный доход и, одновременно, вплоть до 1930 гг., пользовались медом диких пчел [1, c. 30]. Старообрядческие села имели больший размер пасек от 100 ульев и выше. Даже по современным оценкам они попадают в разряд «крупные пасеки». В тоже время в старообрядческих селениях на 1910 г. не было зафиксировано ни одного случая продажи колодного улья, что, возможно, говорит о том, что старообрядческая сеть представляет собой закрытый тип, доступ к ресурсам которой, а также включение в которую, серьезным образом ограничен.

Черниговцы, по сравнению со старообрядцами, являлись лидерами по количеству семей в поселении, имеющих малые количества ульев на пасеке от 10 до 50 ульев. Они активно продавали колодные ульи и получали от этого доход. Сетевые взаимодействия в структуре черниговцев были интенсивными, короткими в пространстве и предполагали активное перераспределение ресурсов. В традиционном обществе социальные сети выполняли функцию социализации – происходило обучение и перераспределение информации. Необходимость обмена информации по новой, до того не известной экономическим агентам, практике заставляла поддерживать связь между поселениями, передавшими практику и принявшими колодные ульи.

Заключение

Подводя итоги, отметим, что именно cетевая структура определяла формат пчеловодческой деятельности предпринимателя: способ получения ульев, возможный масштаб, эффективность занятия и динамику развития пчеловодческой практики.

Распространение практики направлялось социальной сетью с общими элементами «близости», создающими доверительную основу для экономического взаимодействия. В ходе исследования было выявлено, что совокупность представителей той или иной локальной группы, распределенная по поселениям территории, при наличии связей между ними, представляет канал продвижения информации. Причинами, закладывающими базу безличного доверия между представителями групп в начале XX в., ведущими к последующему развитию долгосрочных связей, были локально-культурная и конфессиональная близость. Близость обуславливала объединение представителей разных поселений в сетевые структуры, по которым распространялось практическое знание и товары.

Выделены два вида сетевых структур, которые зависят от типа близости, лежащей в основе сетевого взаимодействия. Сетевая структура черниговцев имеет в своей основе территориально-культурную близость, которая характеризуется длительным опытом коллективного проживания за пределами Приморского края. Выходцы из Черниговской губернии характеризуются высокой коммуникативной активностью в связи с новой практикой. Высокая доля черниговцев почти всегда являлась маркером передачи практики. Их сетевое взаимодействие отличалось короткими дистанциями, на которые перемещалась пчеловодческая практика.

Сетевая структура старообрядцев связана с конфессиональным типом близости, позволяющим свободно строить экономические отношения представителям разных губерний, заселявших Приморский край. Распространение новых практик старообрядцами происходило вопреки состоянию дорожной сети. Они перевозили колодные ульи на максимально дальние расстояния, что позволяет сделать вывод о наибольшей адаптивной активности именно в среде поселенцев-старообрядцев, а также о том, что старообрядческие группы имели наиболее протяженные социальные сети.

Сетевые структуры гарантировали экономическое преимущество над экономическими агентами, не входящими в сеть и не имеющими доступа к движению ресурсов в форме знаний и новых технологий. В большинстве случаев практика распространялась через селения со схожим типом близости. Сложная хозяйственная практика распространялась в рамках сетевых структур и одновременно поддерживала существование сети обменом информацией. Вне зависимости от культурной дистанции между донором и получателем практики, большинство случаев межсетевого взаимодействия по передаче практики приводило к обогащению хозяйственного арсенала адаптирующего поселения, но последующее распространение практики не происходило.

Новая хозяйственная практика распространялась в крае в ходе индивидуального взаимодействия пчеловодов. Однако вне сетевой структуры практика не развивается и не распространяется. Очевидно, что важнейшим фактором экономического развития территории является формирование и развитие социальных сетей, в рамках которых происходит распространение информации, знаний, навыков, практик и технологий, а конечной целью становится адаптация и экономический рост агентов.

Библиография
1.
Аргудяева Ю.В. Хозяйственная деятельность дальневосточных старообрядцев (вторая половина XIX–начало XX вв.) // Историко-экономические исследования. -2010. -Т. 11. -№ 2. - С. 28-38.
2.
Богданов Б. Путеводитель по Владивостоку и промыслы Приморской области, Камчатки и Сахалина. - Владивосток, 1909. -135 с.
3.
Буссе Ф.Ф. Переселение крестьян морем в Южно-Уссурийский край в 1883-1893 г. с картою. - СПб.: Тип. товарищества «Общественная Польза», 1898. - 165 с.
4.
Губанов Д. А., Новиков Д. А., Чхартишвили А. Г. Модели влияния в социальных сетях // Управление большими системами. - 2009. - № 27. - С. 205-281.
5.
Крюков Н.А. Очерк сельского хозяйства в Приморской области. - СПб.: Типография В. Безобразова и К°, 1893. - 170 с.
6.
Материалы по обследованию крестьянских хозяйств Приморской области. Т.4: Старожилы стодесятинники (описание селений): собрано и разработано под руководством А. Меньщикова / ред. А.А. Татищева. - Саратов: Типография Саратовского губернского правления, 1912. XXVI. - 575 с.
7.
Отчет о съезде сельских хозяев Приморской области в г. Никольск-Уссурийском от 11-14 ноября 1912 года / ред. А.Я. Эггенберга, Д.И. Золотова. - Хабаровск, 1913. - 410 с.
8.
Полани М. Личностное знание: На пути к посткритической философии / пер. с англ. М. Б. Гнедовского. - М.: Прогресс, 1985. - 282 с.
9.
Успенский А.И. Пчеловодство. Самоучитель с практики протоиерея Тульской губернии Евремовского уезда села Лобанова. - Тула: Типография И.Д. Фортунатова, 1898. - 127 с.
10.
Antonelli C. The Business Governance of Localized Knowledge: An Information Economics Approach for the Economics of Knowledge // Industry and Innovation. -2006. -Vol.13. -No. 3. - Pp.227-261. DOI: 10.1080/13662710600858118
11.
Barnes J. A. Class and Committees in a Norwegian Island // Human Relations. - 1954. - Vol.7. - Pp. 39-58. http://dx.doi.org/10.1177/001872675400700102
12.
Boschma R.A. Proximity and Innovation. A Critical Assessment // Regional Studies. - 2005. - Vol.39. -№ 1. - Pp. 61–74. https://doi.org/10.1080/0034340052000320887
13.
Bouba Olga O., Grossetti M. Une (re-)définition des notions de proximité. Note de travail présentée au séminaire du Groupe Dynamiques de Proximité. // CREF-Tier. Centre de Recherche sur l'Intégration Economique et Financière. - 2006. - Vol.5.
14.
Cohen W.M., Levinthal D.A. Absorptive Capacity: A New Perspective on Learning and Innovation. // Administrative Science Quarterly. - 1990. - Vol. 35. -№ 1. - Pp. 128-152. https://doi.org/10.2307/2393553
15.
Crossley N. Social Network Analysis // The Wiley Blackwell Companion to Sociology. Ed. G. Ritzer and W. Murphy. John Wiley & Sons. - 2019. - Pp. 87-104. DOI:10.1002/9781119429333.ch6
16.
Granovetter M. Economic Action and Social Structure: The Problem of Embeddedness. // American Journal of Sociology. - 1985. - Vol. 91. - № 3. - Pр. 481-510. https://doi.org/10.1086/228311
17.
Hudson R. The Learning Economy, the Learning Firm and the Learning Region: A Sympathetic Critique of the Limits to Learning. // European Urban and Regional Studies. - 1999. - Vol.6. - № 1. - Рр. 59-72. DOI: 10.1177/096977649900600105
18.
Jaiswal-Dale A., Simon-Lee F., Zanotti G. Cincinelli P. The Role of Social Networking in Capital Sourcing // Global Business Review. - 2019. - Vol.10. DOI: 10.1177/0972150919868867
19.
Marin A., Wellman B. Social Network Analysis: An Introduction / Ed. by P.Carrington and J. Scott. - London: Sage, 2010. - Рр.11-34. DOI: http://dx.doi.org/10.4135/9781446294413.n2
20.
Michael D. Social networks and economic sociology: A proposed research agenda for a more complete social science // American Journal of Economics & Sociology. - 1997. - Vol. 56. - № 3. - Pp. 287-302.
21.
Moreno J. Who Shall Survive? A new Approach to the Problem of Human Interrelations. -NY: Beacon House, 1953. - 466 p.
22.
Polanyi K. The Great Transformation: the Political and Economic Origins of Our Time. - Boston: Beacon Press, 1944. - 360 p.
23.
Rogers E. Diffusion of Innovations. - NY: The Free Press, Division of Macmillian Publishing Co. 1983. - 576 p.
24.
Torre A., Zuindeau B. Les apports de l'économie de la proximité aux approches environnementales: inventaire et perspectives. // Dans Natures Sciences Sociétés. - 2009. - Vol. 17. - № 4. - Pp. 349-360. URL: https://www.cairn.info/revue-natures-sciences-societes-2009-4-page-349.htm
References (transliterated)
1.
Argudyaeva Yu.V. Khozyaistvennaya deyatel'nost' dal'nevostochnykh staroobryadtsev (vtoraya polovina XIX–nachalo XX vv.) // Istoriko-ekonomicheskie issledovaniya. -2010. -T. 11. -№ 2. - S. 28-38.
2.
Bogdanov B. Putevoditel' po Vladivostoku i promysly Primorskoi oblasti, Kamchatki i Sakhalina. - Vladivostok, 1909. -135 s.
3.
Busse F.F. Pereselenie krest'yan morem v Yuzhno-Ussuriiskii krai v 1883-1893 g. s kartoyu. - SPb.: Tip. tovarishchestva «Obshchestvennaya Pol'za», 1898. - 165 s.
4.
Gubanov D. A., Novikov D. A., Chkhartishvili A. G. Modeli vliyaniya v sotsial'nykh setyakh // Upravlenie bol'shimi sistemami. - 2009. - № 27. - S. 205-281.
5.
Kryukov N.A. Ocherk sel'skogo khozyaistva v Primorskoi oblasti. - SPb.: Tipografiya V. Bezobrazova i K°, 1893. - 170 s.
6.
Materialy po obsledovaniyu krest'yanskikh khozyaistv Primorskoi oblasti. T.4: Starozhily stodesyatinniki (opisanie selenii): sobrano i razrabotano pod rukovodstvom A. Men'shchikova / red. A.A. Tatishcheva. - Saratov: Tipografiya Saratovskogo gubernskogo pravleniya, 1912. XXVI. - 575 s.
7.
Otchet o s''ezde sel'skikh khozyaev Primorskoi oblasti v g. Nikol'sk-Ussuriiskom ot 11-14 noyabrya 1912 goda / red. A.Ya. Eggenberga, D.I. Zolotova. - Khabarovsk, 1913. - 410 s.
8.
Polani M. Lichnostnoe znanie: Na puti k postkriticheskoi filosofii / per. s angl. M. B. Gnedovskogo. - M.: Progress, 1985. - 282 s.
9.
Uspenskii A.I. Pchelovodstvo. Samouchitel' s praktiki protoiereya Tul'skoi gubernii Evremovskogo uezda sela Lobanova. - Tula: Tipografiya I.D. Fortunatova, 1898. - 127 s.
10.
Antonelli C. The Business Governance of Localized Knowledge: An Information Economics Approach for the Economics of Knowledge // Industry and Innovation. -2006. -Vol.13. -No. 3. - Pp.227-261. DOI: 10.1080/13662710600858118
11.
Barnes J. A. Class and Committees in a Norwegian Island // Human Relations. - 1954. - Vol.7. - Pp. 39-58. http://dx.doi.org/10.1177/001872675400700102
12.
Boschma R.A. Proximity and Innovation. A Critical Assessment // Regional Studies. - 2005. - Vol.39. -№ 1. - Pp. 61–74. https://doi.org/10.1080/0034340052000320887
13.
Bouba Olga O., Grossetti M. Une (re-)définition des notions de proximité. Note de travail présentée au séminaire du Groupe Dynamiques de Proximité. // CREF-Tier. Centre de Recherche sur l'Intégration Economique et Financière. - 2006. - Vol.5.
14.
Cohen W.M., Levinthal D.A. Absorptive Capacity: A New Perspective on Learning and Innovation. // Administrative Science Quarterly. - 1990. - Vol. 35. -№ 1. - Pp. 128-152. https://doi.org/10.2307/2393553
15.
Crossley N. Social Network Analysis // The Wiley Blackwell Companion to Sociology. Ed. G. Ritzer and W. Murphy. John Wiley & Sons. - 2019. - Pp. 87-104. DOI:10.1002/9781119429333.ch6
16.
Granovetter M. Economic Action and Social Structure: The Problem of Embeddedness. // American Journal of Sociology. - 1985. - Vol. 91. - № 3. - Pr. 481-510. https://doi.org/10.1086/228311
17.
Hudson R. The Learning Economy, the Learning Firm and the Learning Region: A Sympathetic Critique of the Limits to Learning. // European Urban and Regional Studies. - 1999. - Vol.6. - № 1. - Rr. 59-72. DOI: 10.1177/096977649900600105
18.
Jaiswal-Dale A., Simon-Lee F., Zanotti G. Cincinelli P. The Role of Social Networking in Capital Sourcing // Global Business Review. - 2019. - Vol.10. DOI: 10.1177/0972150919868867
19.
Marin A., Wellman B. Social Network Analysis: An Introduction / Ed. by P.Carrington and J. Scott. - London: Sage, 2010. - Rr.11-34. DOI: http://dx.doi.org/10.4135/9781446294413.n2
20.
Michael D. Social networks and economic sociology: A proposed research agenda for a more complete social science // American Journal of Economics & Sociology. - 1997. - Vol. 56. - № 3. - Pp. 287-302.
21.
Moreno J. Who Shall Survive? A new Approach to the Problem of Human Interrelations. -NY: Beacon House, 1953. - 466 p.
22.
Polanyi K. The Great Transformation: the Political and Economic Origins of Our Time. - Boston: Beacon Press, 1944. - 360 p.
23.
Rogers E. Diffusion of Innovations. - NY: The Free Press, Division of Macmillian Publishing Co. 1983. - 576 p.
24.
Torre A., Zuindeau B. Les apports de l'économie de la proximité aux approches environnementales: inventaire et perspectives. // Dans Natures Sciences Sociétés. - 2009. - Vol. 17. - № 4. - Pp. 349-360. URL: https://www.cairn.info/revue-natures-sciences-societes-2009-4-page-349.htm

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Целью проведенного исследования является выявление взаимосвязи между экономической эффективностью предпринимательства в сфере пчеловодства и функционированием сетевых структур. По мнению автора, социальное взаимодействие предпринимателей обеспечивало доступ к необходимым ресурсам и увеличивало эффективность хозяйственной деятельности, так как в начале ХХ века пчеловодство представляло бурно растущее направление. Предприниматели-пчеловоды Приморского края осуществляли поставки продукции не только на местный рынок, но и снабжали приморским мёдом всю Российскую империю. Предметом исследования выступает идентификация и описание сетевых структур, выявление типа близости, на котором они основаны. Методология, использованная автором, основана на следующих методах научного познания: сравнение, анализ, синтез теоретического и практического материала. Активно использовались методы сетевого анализа, экономической картографии, диахронического анализа.
Структура построения и изложения материала выстроена логично и аргументированно. Статья состоит из блока теоретической разработанности проблемы и исторической динамики распространения.
Анализ библиографии позволяет сделать вывод о том, что автор, в необходимом объеме изучил отечественные и зарубежные источники по исследуемой проблематике.
Научная новизна исследования заключается в описании влияния фактора близости на процесс распространения пчеловодства и влияние сетевого взаимодействия на экономическую эффективность предпринимательства.
В качестве замечаний хотелось бы отметить следующее. Статья (рисунки, таблицы, список литературы) оформлена не по ГОСТу. В библиографическом списке отмечается отсутствие новых источников информации. В разделе заключение следует структурировать выявленные аспекты взаимосвязи между экономической эффективностью предпринимательства в сфере пчеловодства и функционированием сетевых структур. Все части статьи должны быть взаимосвязаны. Автору статьи следует обратить внимание на пунктуацию. Целевая группа потребителей информации в статье не представлена. Статья нуждается в доработке.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования: является анализ особенностей процесса самоорганизации в форме сетевых структур в развитии предпринимательских практик в пчеловодстве Приморского края конца XIX – начала XX вв.
Методология исследования: Автор позиционирует использование методологии сетевого и диахронического анализа статистических данных уникального исторического документа «Материалы по обследованию крестьянских хозяйств Приморской области», с 1890 по 1910 гг. Анализ содержания показал, что полученная информация получена путем ретроспективного анализа и моделирования.
Актуальность проблемы состоит в том, что совершенствование механизмов организации кластеров на уроне предпринимательской деятельности в сфере инфраструктурного развития для повышения экономической эффективности малого бизнеса и предпринимательства и решения социальных проблем с использованием социальных сетей.
Научная новизну автор статьи позиционирует тем, что автором «…выявлены взаимосвязи между экономической эффективностью предпринимательства в сфере пчеловодства и функционированием сетевых структур. Задачами исследования являются идентификация и описание сетевых структур, выявление типа близости, на котором они основаны и уточнение специфики влияния сетевого взаимодействия на развитие пчеловодства в Приморском крае в к. XIX в. – н. XX в..».
Стиль, структура, содержание: Стиль изложения результатов исследования научный, аргументированный, доказательный. Структура статьи состоит из: блока теоретической разработанности проблемы, исторической динамики распространения, описание влияния фактора близости на процесс распространения, рассмотрением влияния сетевого взаимодействия на экономическую эффективность и заключения. По содержанию статья интересна с точки зрения сравнения функционирования и организации социальных сетей в процессе кластерообразования экономических структур на основе малого бизнеса и разного культурного предпринимательства, затрагивает аспекты формирования толерантности по отношению к вероисповеданию при формировании обмена информацией о технологии пчеловодства.
Анализируя теоретическую разработанность вопроса, автор позиционирует то, что, хотя Концепция социальных сетей сформировалась в последние 40 лет, исторические исследования с авторской эконометрикой ярко демонстрирует проявление этого процесса в отличной от сегодняшней экономической формации и другого экономического уклада.
Статья снабжена разнообразным иллюстративным материалом, несущих значительную смысловую нагрузку в форме авторских карт, рисунков, схем, таблиц.
В качестве пожеланий возможно следовало бы использовать категории математического аппарата, связанные с характеристиками связей внутри кластеров взамен понятий «близости» («Важной характеристикой для идентификации социальной структуры является категория «близости», поскольку акты сетевого взаимодействия и обмена в обязательном порядке предполагают её подтверждение»). Однако эту не умаляет достоинства результатов, представленных к публикации. На основе исторической реконструкции получены и доказаны выводы, имеющие актуальность при развития малого бизнеса и технологии предпринимательства.
Библиография обширна, имеет большой список уникальной литературы, содержит большое количество редких источников.
Апелляция к оппонентам в выявлении проблемы на уровне имеющейся информации, полученной автором в результате анализа обширного ряда литературных источников.
Выводы, интерес читательской аудитории Приводимый автором вывод о том, что «важнейшим фактором экономического развития территории является формирование и развитие социальных сетей, в рамках которых происходит распространение информации, знаний, навыков, практик и технологий, а конечной целью становится адаптация и экономический рост агентов» последовательно сформулирован и доказан. Целевая группа потребителей информации разнообразна от историков и специалистов по экономической теории до практиков и администраторов, занимающихся вопросами развития малого бизнеса.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"