Статья 'Жизненный цикл региональной инновационной системы приморского региона' - журнал 'Теоретическая и прикладная экономика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Жизненный цикл региональной инновационной системы приморского региона

Михайлова Анна Алексеевна

кандидат географических наук

старший научный сотрудник, Балтийский федеральный университет им. И. Канта

236022, Россия, Калининградская область, г. Калининград, ул. Зоологическая, 2

Mikhaylova Anna Alekseevna

PhD in Geography

Senior Scientific Associate, Immanuel Kant Baltic Federal University

236022, Russia, Kaliningradskaya oblast', g. Kaliningrad, ul. Zoologicheskaya, 2

tikhonova.1989@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8647.2021.1.30697

Дата направления статьи в редакцию:

03-09-2019


Дата публикации:

06-04-2021


Аннотация: Различия между территориями в экономико-географическом положении, социально-экономическом развитии и политических условиях хозяйствования, накопленных базе знаний и компетенций порождают неоднородность инновационного пространства, когда каждый регион – уникален и имеет свою траекторию инновационного развития. Предметом исследования выступил процесс формирования и развития региональной инновационной системы (РИС) приморского региона. Выдвинута гипотеза о том, что РИС приморского региона имеет отличительные особенности, обусловленные влиянием экономико-географического положения и выраженные в укоренении морехозяйственной специфики в локализованных инновационных процессах. Основными методами исследования являлись ретроспективный, статистический, кейс-стади. Объектом исследования выступила Калининградская область – приморский регион России, расположенный на побережье Балтийского моря. Период анализа охватывал 1945–1990-е гг., что позволило выявить особенности трех стадий жизненного цикла РИС (зарождение, развитие, зрелость) и оценить влияние на них фактора приморского положения. Исследовались качественные и статистические данные, характеризующие пять составляющих РИС: кадровую, инфраструктурную, научно-исследовательскую, инновационную среду и рамочные условия. Новизна исследования заключается в применении комплексного подхода к изучению жизненного цикла РИС в ее структурной сложности на разных временных этапах и учет приморской специфики экономики. Показано, что РИС Калининградской области советского периода имела ярко выраженную морехозяйственную специализацию, которая начала формироваться еще на стадии зарождения в результате целенаправленных усилий органов государственной власти.


Ключевые слова: география инноваций, территориальная инновационная система, Калининградская область, управление прибрежной зоной, морехозяйственный кластер, промышленный комплекс, приморский регион, технологические инновации, рационализация, человеческий капитал

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта №18-310-20016 «Приморские города в инновационном пространстве европейской части России».

Abstract: Differences between the territories in economic-geographical situation, socioeconomic development, and political conditions of economic activity, the accumulated knowledgebase and competences, generate nonuniformity of the innovation space, where each region is unique and has its own innovative trajectory of innovative development trajectory. The subject of this research is the the process of formation and development of the regional innovation system (RIS) of Primorsky Region. The hypothesis is advanced that the RIS of Primorsky Region has certain peculiarities substantiated by the impact of economic-geographical location, which are reflected in engraining the specificity of marine management in localized innovation processes. The object of this research is the Kaliningrad Oblast located on the coast of the Baltic Sea. The article covers the period from 1945 to 1990, which allowed determining the peculiarities of the three stages of the life cycle of RIS  (origin, development, and maturity), as well as assessing the influence of the factor of coastal location  upon them. The author examines the qualitative and statistical data that characterize the five components of RIS: human resources, infrastructure, research and development, innovation environment, and framework conditions. The novelty of this work lies in application of comprehensive approach towards studying life cycle of RIS in its structural complexity in different time periods, as well as in consideration of coastal specificity of the economy. It is demonstrated that the RIS of Kaliningrad Oblast of the Soviet period specialized in marine management, formed as a result of concerted efforts of the government.



Keywords:

technological innovations, coastal region, industrial complex, maritime cluster, coastal management, Kaliningrad region, territorial innovation system, innovation geography, rationalizations, human capital

Введение и постановка проблемы

Активное изучение территориальных закономерностей протекания инновационных процессов привело к формированию самостоятельного научного направления – географии инноваций. Его основу заложили работы по исследованию особенностей инновационной деятельности, диффузии знания в пространстве, эффектов в экономическом развитии [15–18]. В данной статье инновации получили рассмотрение через призму процессного подхода, фокусирующегося на генерации, использовании, передаче и накоплении нового знания в результате взаимодействий, укоренившихся в благоприятных контекстных условиях и основанных на близости участников: географической, институциональной, культурной, организационной, технологической, социальной и/или когнитивной [4]. Обобщение исследований по данной проблематике позволило выделить два значимых методологических подхода к инновациям. В первом случае объектом изучения выступают участники инновационного процесса и формы их пространственно-сетевого взаимодействия; во втором – регион как место для инновационной деятельности, которому присущ определенный потенциал, являющийся производной сочетания местных ресурсов и условий для диффузии и коммерциализации знания. Существенный вклад в изучение неоднородности и территориальных особенностей распределения инновационного потенциала внесли труды [13, 19, 20, 22], сформировав основы концепции региональной инновационной системы (РИС). Важной особенностью этой концепции является возможность реализации территориально-адаптивного подхода к географически локализованным инновационным системам и признание важности близости акторов для трансфера знания (особенно неявного) и непрерывного обучения как составных частей инновационного процесса. РИС рассматривается как территориальная открытая система, объединяющая предприятия и организации различных типов, систематически вовлеченные в процесс интерактивного обучения, укорененный в институциональной среде региона, результатом которого является создание и коммерциализация нового знания.

Применение РИС концепции для изучения инноваций в конкретных регионах позволило выделить различные типы инновационных систем [12, 14, 21, 24]. Уникальность комбинации экономико-географического положения, социально-экономических и политических условий, накопленной базы знаний как результата длительного развития определенных отраслей порождает неоднородность инновационного пространства, т. е. на практике РИС отличаются по своему масштабу, организационно-структурному построению, функциональным особенностям, кластерно-отраслевому разнообразию, набору значимых факторов катализаторов и ингибиторов инновационной деятельности и др. В этой связи гипотеза данного исследования состоит в том, что приморское положение региона оказывает существенное влияние на его РИС на всех этапах жизненного цикла, в т. ч. это проявляется в укоренении морехозяйственной специфики в научно-исследовательской и промышленной деятельности.

Обзор ранее выполненных исследований

Интерес к изучению особенностей ведения инновационной деятельности в СССР и адаптации накопленного опыта к современным реалиям подтверждается значительным массивом современных исследований по данной проблематике, например, [2, 8, 10], в которых предпринимается попытка оценить достоинства и недостатки советской модели изобретательства и рационализаторства, провести сравнительный анализ с рыночными подходами к инновациям, исследовать существовавшие механизмы вовлечения в инновационный процесс различных участников, оценить результативность политики по ускорению научно-технического прогресса в отдельных регионах и отраслях. В обобщенном виде могут быть выделены следующие особенности советской инновационной системы:

государственное планирование и регулирование научной деятельности, изобретательства и рационализаторства, являющееся частью технико-экономического планирования деятельности предприятий;

разветвленная многоуровневая государственная система по поддержке изобретательства и рационализации, построенная по территориально-производственному принципу и направленная на массовое вовлечение населения (особенно молодежи) в техническое творчество;

превалирование коллективного принципа ведения изобретательской деятельности с формированием большого количества творческих коллективов изобретателей;

развитие института авторского права в противовес системе патентования;

высокий престиж науки, изобретательства и рационализаторства в обществе (в т. ч. празднование Всесоюзного дня изобретателя и рационализатора);

система материальных и нематериальных стимулов для изобретателей и рационализаторов (например, поощрительная премия, доля экономического эффекта от внедрения, звания «заслуженный изобретатель» и «заслуженный рационализатор», внеконкурсный прием в вуз, право на представление работ к защите на соискание ученых степеней кандидата и доктора наук, право на дополнительную жилую площадь и др.).

Материалы и методика исследования

Комплексноеизучение жизненного цикла РИС приморского региона проведено на материалах Калининградской области. Период исследования охватывал 1945–1990-е гг. В этот период субъект входил в состав РСФСР и имел тесные производственные и инфраструктурные связи с Литовской ССР в рамках единого Прибалтийского экономического района, в который также входили Латвийская и Эстонская ССР. Основные материалы исследования – серия статистических сборников, отражающих социальное-экономическое и научно-техническое развитие региона в советский период; исторические документы, касающиеся его послевоенного становления; открытые данные Государственного архива Калининградской области об региональных учреждениях, предприятиях и организациях.

Поскольку в советской государственной и научной практике понятия РИС не существовало, то в данной статье автор фокусируется на изучении органической природы РИС без ее формального, институционального закрепления через важнейшие составляющие. В разрезе каждой составляющей РИС изучались значимые факторы, оказывающие влияние на ее формирование и развитие: для кадровой – общий уровень образованности населения, профессиональный и отраслевой состав трудовых ресурсов, наличие системы подготовки кадров приоритетных для региона специализаций, концентрация высококвалифицированных специалистов, в т. ч. инженеров, исследователей, в соответствующих видах деятельности; инфраструктурной – наличие базовых инфраструктурных объектов: производственных, энергетических, транспортно-логистических, информационно-коммуникационных, способных обслужить растущие потребности инновационной экономики, и специализированной инфраструктуры поддержки, осуществляющей содействие внедрению результатов интеллектуальной деятельности в промышленное производство; научно-исследовательской – наличие развитой сети научно-исследовательских организаций, решающих задачи фундаментального и прикладного характера, тесно связанных с промышленностью региона и имеющих репутацию общепризнанных центров компетенций; инновационной среде – активность предприятий по внедрению инноваций в производство (в т. ч. в виде новой техники, технологии, организационно-управленческих решений) и выпуску новой продукции для регионального, национального, международного рынков, инновационная культура (готовность к новому) общества, наличие механизма обмена информацией и знаниями между предприятиями, целенаправленная государственная научно-техническая политика; рамочным условиям – комплекс экономических, социальных, политических, внешнеполитических условий, обеспечивающих благоприятность и стабильность ведения инновационной деятельности.

На основании результатов более ранних исследований [6, 11, 23] в работе учтено, что важной предпосылкой к появлению полноценной РИС является региональный кластер экспорто-ориентированных отраслей, образующий ее ядро, концентрируя в себе значительную часть промышленных, кадровых, инфраструктурных и научных ресурсов. Однако для Калининградской области советского периода сделано допущение и в качестве кластеров изучены традиционные для социалистической модели экономики промышленные комплексы. Их сходство с кластерами в аспектах межорганизационного и межотраслевого разнообразия, связности и локализации участников, ориентации на взаимодействие науки и промышленности, внимания к трудовых ресурсам и качеству жизни, проявления экономических и синергетических эффектов, возможности целенаправленного создания и др. [3, 5, 7, 9], позволило рассматривать их как ядрообразующие элементы советской РИС. Отдельным аспектом являлась оценка морехозяйственной специфики РИС Калининградской области, поэтому фокус исследования перенесен на виды деятельности, не только развитые в регионе, но и связанные с морем: рыболовство, рыбную промышленность, судостроение и судоремонт, судоходство, отраслевое образование.

Результаты исследования и их обсуждение: этап зарождения РИС

Зарождение РИС Калининградской области приходится на послевоенное время. Промышленная и социальная инфраструктура региона находилась в руинах, сильно пострадав во Вторую мировую войну. Форсированное восстановление нового субъекта РСФСР стало важной политической задачей, решавшейся на национальном уровне – Центральным комитетом Коммунистической партии Советского Союза (ЦК КПСС). Политическая идея о нерушимой связи между СССР и Калининградской областью, о неоспоримой принадлежности этой территории советскому народу, легла в основу целенаправленной государственной политики по развитию региона и его областного центра – Калининграда. В период осознанного воссоздания новой общественной системы происходили серьезные изменения институционального, инфраструктурного, экономического, технологического, социального, общественного, культурного характера. Регион рождался заново, изменив имя, состав населения, административно-территориальное устройство, режим управления, хозяйственную специализацию, научно-производственные связи, инфраструктурный облик и др. Калининградская область послевоенного периода – своеобразный опытный полигон для управляемой перестройки капиталистической системы в социалистическую, важная составляющая которой – формирование нового населения путем целенаправленного переселения из других советских регионов. Критериями отбора служили трудоспособность, компетенции, уровень образования, идейная благонадежность. Например, в 1946 г. согласно постановлению Совмина СССР от 09.07.1946 № 1522 «О первоочередных мероприятиях по заселению районов и развитию сельского хозяйства в Калининградской области» из 12 тыс. семей колхозников-переселенцев направлялось по 240 председателей колхозов, заведующих животноводческими фермами, бригадиров полеводческих бригад, счетоводов. Приоритет – колхозники с наилучшей производительностью. За первые 15 лет было переселено более 600 тыс. чел., из которых 67% – в города области. Переселенцы привозили с собой свое скромное имущество, культуру, технологии, привычные для их регионов. Быстрый приток людей порождал множество проблем экономического, инфраструктурного, социального характера, требовавших безотлагательного решения: в первую очередь, обеспечение работой и жильем.

За 1945–1960-е гг. было восстановлено и вновь построено 344 промышленных предприятия с занятостью 100 тыс. чел., образовано 472 колхоза с земельным фондом 353,5 тыс. га и 50 совхозов, в городах обустроено около 30% жилой площади из 10 млн кв. м, имевшихся до войны [30]. Форсировано восстанавливались разрушенные целлюлозно-бумажная, пищевая, энергетическая, машиностроительная, металлообрабатывающая отрасли промышленности, формировались крупный рыбопромышленный комплекс и новая «социалистическая» система сельского хозяйства, специализирующаяся на высокопродуктивном молочном животноводстве. Важную роль в инноватизации экономики региона сыграли государственные инвестиции, совокупная величина которых за 1946–1960-е гг. достигла 775,9 млн руб. (в ценах 1946 г.) [30]. Значительные капиталовложения позволили обеспечить рост промышленности в регионе и увеличить объем создаваемой валовой стоимости с 1946 по 1960-е гг. – в 20 раз [30].

Создание инноваций внутри региона на данном этапе в основном происходило инициативно за счет вовлечения населения в техническое творчество, например, через механизм всесоюзных социалистических соревнований, которые к 1951 г. охватывали до 90% занятых в народном хозяйстве Калининградской области [30]. Стремление производственных коллективов и тружеников сельского хозяйства к повышению производительности труда и ускоренному восстановлению новой советской области становилось стимулом для активизации внедрения улучшающих инноваций, ряд из которых диффузировал в другие регионы. Например, морском торговом порту впервые на Балтике применен метод скоростной обработки судов, на целлюлозно-бумажном комбинате усовершенствована организация производственных процессов в кислотном цехе [30].

Выбор сельского хозяйства как одной из системообразующих отраслей РИС Калининградской области был продиктован целым рядом причин [1]: стратегической – обеспечить в короткие сроки продовольственную безопасность в активно восстанавливаемом приграничном регионе; политической – доказать превосходство социалистической модели хозяйства над капиталистической; технологической – модернизировать деятельность в сельском хозяйстве, повысить ее продуктивность за счет сокращения ручного труда; научно-исследовательской – изучить новые сельхозугодия, мелиоративные системы, жизненно необходимые для занятия земледелием на этой территории; специфику сельскохозяйственного производства.

На этапе формирования протокластера сельского хозяйства Калининградской области определяющую роль сыграла комплексная экспедиция, организованная Академией Наук СССР в 1948–1949-е гг. в составе отрядов: почвенного и ботанического институтов почвенного музея, северного научно-исследовательского института гидротехники и мелиорации, института экономики АН СССР. В период ее проведения были созданы отделы гидротехники, гидромелиорации, агромелиорации, агрохимические лаборатории, гидрометеостанция, сеть опорных пунктов данных отделов по региону; определена специализация сельхозпроизводства; проведено оснащение предприятий подходящей техникой; обследованы сельхозугодия; произведен сбор семян зерновых культур и трав для последующего культивирования; оценены потребность в кадрах для села и жилой инфраструктуре, а также объемы, способы и стоимость работ по восстановлению мелиоративных систем; сделан вклад в создание системы подготовки и переподготовки специализированных кадров, массовой сельхозпропаганды, распространения передового опыта [1]. Результатом стремления советского правительства поставить сельскохозяйственную деятельность региона на интенсивные рельсы стало формирование к 1951 г. целостного сельскохозяйственного комплекса Калининградской области. В число основных системообразующих элементов вошли: сельхозпроизводители (государственные – совхозы, и кооперативные объединения крестьян – колхозы); организации специализированной инфраструктуры (машинно-тракторные станции, др.); научные организации (государственная опытная селекционная станция, 17 районных семеноводческих хозяйств, 3 специализированных районных семеноводческих хозяйства по выращиванию семян трав, опытно-мелиоративная станция и др.); специализированные образовательные учреждения (3 сельхозтехникума, сельскохозяйственная средняя школа по подготовке председателей колхозов, областная школа механизации сельского хозяйства, 2 сельскохозяйственные школы при трестах совхозов); областные отраслевые управления и отделы .

Формирование сельскохозяйственного комплекса в Калининградской области в большей степени было направлено на решение внутрирегиональных проблем. В масштабах страны существенное значение имело развитие рыбной промышленности, продукция которой впоследствии стала отправляться на внутренний рынок СССР и экспорт. Уже к 1960 г. рыбопромышленный комплекс Калининградской области производил 2,5 млн ц рыбы и рыбной продукции и давал государству ежегодно 300–400 млн руб. прибыли [30]. Основные потребители – крупные промышленные города страны. Факторами выбора данной отрасли хозяйства как локомотива экономики Калининградской области стали: близость к важнейшим промысловым районам Атлантического океана, наличие незамерзающего морского порта и развитая транспортная сеть, связывающая регион с центрами потребления. Целенаправленная деятельность по созданию в регионе рыбопромышленного комплекса начала осуществляться органами советской власти с первых дней образования новой области. Был выбран параллельный способ формирования всех важнейших элементов: производственного (рыбодобывающие и рыбоперерабатывающие предприятия), инфраструктурного (морских портов и береговой инфраструктуры), обслуживающего (судоремонт, изготовление орудий лова), научно-исследовательского (специализированные научные учреждения по исследованию сырьевой базы и новых промысловых районов, модернизации орудий лова), образовательного (учебные заведения), управляющего (государственные отраслевые органы управления и контроля).

На момент становления рыбной промышленности в Калининградской области были разрушены практически все рыбообрабатывающие предприятия, значительная часть репарационных и поднятых из воды судов признана непригодными к эксплуатации ввиду отсутствия судоремонтных баз, не было специалистов в рыбодобыче и рыбопереработке, отсутствовала юридическая и научная основа для ведения рыбной ловли на Балтике [25]. В первые годы (1945–1947) удалось: урегулировать взаимоотношений с ведомствами Министерства обороны РСФСР по использованию морских акваторий и побережья; на базе полуразрушенных немецких предприятий запустить Кенигсбергский холодильник, Кенигсбергскую судоверфь, Литейно-механический завод, две моторно-рыболовные станции, судоремонтную базу по производству капитального, текущего и среднего ремонта рыболовного флота; собрать небольшой флот – около 100 судов, преимущественно малые рыболовные траулеры, шхуны, буксиры, баржи, катера, лодки, баркасы; создать 9 рыболовецких коллективных хозяйств, артелей, товариществ; открыть 3 рыбзавода (пос. Комсомольский, г. Пионерский, пос. Рыбачий); осуществить первый целенаправленный набор рабочей силы для работы в рыбной промышленности из других регионов РСФСР.

Однако данных усилий было недостаточно для интенсивного развития отрасли и появления в ней инновационной составляющей. Оставался ряд нерешенных проблем: отсутствие научно обоснованных данных о районах промысла, местах скопления и миграционных путях рыбы в Балтийском море и Атлантике; дефицит специалистов (судоводителей, судостроителей, судоремонтников, технологов обработки рыбы) в рыбной промышленности; потребность в модернизации флота и береговых предприятий; низкие темпы развития рыбопереработки, которая должна создавать основную добавленную стоимость (единственный вид продукции – соленая рыбопродукция). Стимулом для рыбопромышленного комплекса Калининградской области стал ряд управленческих решений, принятых к 1950 г.: смена специализации с заливного на океаническое рыболовство; выделение государственных инвестиций на строительные материалы, оборудование, приобретение судов и привлечение переселенцев – специалистов рыбной отрасли; укрепление связей между производственным и научным сектором и проведение серии научных поисковых и исследовательских экспедиций (сельдяных, тунцовых, китобойных), направленных на изучение и освоение новых районов промысла в морях Северного Ледовитого, Тихого, Атлантического океанов; выбор и развитие Калининградского морского рыбного порта как более перспективного для новой специализации флота в сравнении с Пионерским.

К 1960 г. в регионе был целенаправленно сформирован пул трудовых ресурсов (около 30 тыс. чел.), создан и получил круглогодичную эксплуатацию рыболовный и поисковой флот (550 ед., вкл. покупку рыболовных траулеров в Финляндии, Германии и Швеции), налажен океанический промысел, сформирована береговая материально-техническая база, построены и введены в эксплуатацию производственные мощности рыбообрабатывающей промышленности, сформирована научная база и база по подготовке и переподготовке кадров [25]. В 1958 г. открыт Калининградский технический институт рыбной промышленности и хозяйства (ныне – Калининградский государственный технический университет), ядром которого стал Московский технический институт рыбной промышленности и хозяйства, перевезенный со всем профессорско-преподавательским составом в Калининград. Как и для сельского хозяйства, большое значение для рыбной отрасли имела комплексная научная экспедиция (1948–1949), объединившая усилия многих ведущих научных организаций СССР по изучению мест обитания, сырьевых запасов, видового состава рыб и составлению первых промысловых карт. Системный управляемый подход к созданию рыбопромышленного комплекса Калининградской области позволил за 15 лет успешно наладить производство рыбной продукции и создать благоприятную основу для инновационной деятельности. В этот период в советскую рыболовную практику были внедрены инновационные способы добычи рыбы: кошельковый, траловый, ярусный, донный.

Приоритетность сельского и рыбного хозяйства для послевоенной экономики Калининградской области позволила им стать драйверами для создания ядра РИС. В 1945–1960 гг. были заложены важнейшие элементы кадровой, инфраструктурной, научно-исследовательской составляющих РИС: целенаправленно сформирован пул трудовых ресурсов за счет привлечения специалистов из других регионов, созданы важнейшие институты и связи между ними, получила развитие научно-исследовательская, производственная, транспортно-логистическая, энергетическая и социальная инфраструктура.

Этап развития РИС

С 1960 г. началось активное развитие РИС Калининградской области, что нашло отражение в ускоренной динамике важнейших экономических и научно-технологических показателей (табл. 1, рис. 1).

Таблица 1.

Важнейшие показатели экономического развития Калининградской области

в 1946–1967-е гг.

Показатель

Период

Прирост, раз

Производительность труда

1946–1966

9

Валовая добавленная стоимость

1960–1966

1,7

Численность инженерно-технических работников

1958–1967

1,7

Численность специалистов с высшим образованием

1955–1966

2

Численность специалистов со средним специальным образованием

1955–1966

5

Численность научных сотрудников

1958–1966

4,9

Объем государственных инвестиций в реальный сектор экономики

1946–1965

4

Источник : составлено на основе данных [30, 31]

Рисунок 1 Динамика прироста производительности труда в промышленности Калининградской области в 1958–1966-е гг.

Источник : составлено на основе данных [30, 31]

Драйверами выступили интенсивные факторы производства, связанные с повышением эффективности использования природно-географических ресурсов региона; совершенствованием технологических и организационных процессов; автоматизацией и механизацией трудоемких процессов; модернизацией механизмов, оборудования, машин; внедрением прогрессивных методов производства. Существенное значение для экономического роста имело увеличение объемов государственного финансирования, совершенствование транспортной (в особенности портовой) и энергетической инфраструктуры Калининградской области. Следствием инноватизации промышленного и сельскохозяйственного производства явилось развитие технической и производственной эстетики и активизация процесса по генерации инноваций внутри РИС. В этот период в Калининградской области существенно увеличилось производство инновационной продукции, часть из которой экспортировалась и/или вывозилась в другие регионы СССР. Например, в 1967 г. в сфере машиностроения было налажено производство 20 образцов новой техники с улучшенными технико-экономическими характеристиками, в пищевой промышленности – более 20 новых видов мясных и молочных изделий [31]. На этапе развития усилилась территориальная локализация РИС в границах областного центра, где сосредоточились основные производственные и научные мощности; углубилась хозяйственная специализация с учетом межрегиональной конкуренции и разделения труда внутри СССР; увеличилась открытость путем формирования и укрепления связей с другими центрами промышленности и науки в национальном масштабе.

В 1960–1970-е гг. в Калининградской области сформировалась следующая структура РИС. Ее ядром стали экспорто-ориентированные комплексы рыбной, машиностроительной и металлообрабатывающей промышленности, которые не только являлись крупнейшими в регионе акцепторами инноваций, но и генерировали собственные: как в виде новой продукции, так и методов ее производства. Инновационная продукция калининградских предприятий в сфере рыбопереработки была признана и пользовалась спросом в 20 странах, а машиностроения – в 50 [31]. На национальный рынок отправлялись: саморазгружающиеся вагоны, автопогрузчики, краны башенные, запчасти к автомобилям, морские суда, микродвигатели, дорожные строительные машины, светотехническое, электросварочное, торговое оборудование, агрегаты и приборы для газовой промышленности, оборудование для рыбоперерабатывающих и целлюлозно-бумажных предприятий. По-прежнему значимым элементом РИС оставался сельскохозяйственный комплекс, объединивший сельскохозяйственные и перерабатывающие предприятия. На национальный рынок были ориентированы бумажная, лесная, деревообрабатывающая промышленности, представленные небольшим количеством модернизированных предприятий, работающих на привозном сырье и внешних технологиях. Остальные отрасли промышленности (легкая, строительных материалов) имели региональное значение и были направлены на удовлетворение непосредственных потребностей населения области. Их модернизация и технологическое оснащение во многом имела социальную значимость и связана с повышением качества и уровня жизни переселенцев.

Дальнейшее укрепление РИС Калининградской области было сопряжено с необходимостью расширения пула ресурсов: кадровых, инфраструктурных, материальных и др., необходимых для ведения инновационной деятельности. В контексте стратегической ориентации на производства с большей трудоемкостью усилилась потребность в квалифицированных специалистах. Особенно напряженная ситуация сложилась в ключевой отрасли – рыбной промышленности, где не хватало инженеров и техников. Кадровый голод дал импульс к развитию социальной сферы. Период 1960–1970-е гг. характеризовался положительными сдвигами в торговле, общепите, жилищном строительстве, здравоохранении, образовании, культуре. С ростом потребности в накоплении человеческого капитала улучшились условия жизни, являющиеся важнейшим преимуществом в межрегиональной конкурентной борьбе за кадровые ресурсы.

На этапе развития РИС Калининградской области претерпела структурное усложнение за счет повышения разнообразия взаимодействующих элементов и их целенаправленного укрупнения в целях более эффективного использования ресурсов. В первую очередь, расширилась сеть научных и образовательных организаций региона, которая к 1968 г. объединила 4 высших учебных заведения, филиалы нескольких всесоюзных институтов, конструкторские бюро, 14 средних специальных учебных заведений, 570 школ [31]. Увеличилась плотность поддерживающей специализированной инфраструктуры в промышленных и сельскохозяйственном комплексах. Например, в рыбной промышленности заработали заводы по обработке выловленной рыбы, ремонту судов, изготовлению промыслового оборудования и снаряжения, запасных частей для судовых двигателей, выпуска тары, а в сельском хозяйстве – 16 объединений и отделений «Сельхозтехника», 8 управлений осушительных систем, 14 машинно-мелиоративных станций, 7 станций искусственного осеменения животных [31]. Произошедшие изменения повлекли за собой смену функциональной роли инновационной системы Калининградской области, трансформировав ее из только потребителя инноваций, в производителя, о чем свидетельствуют статистические данные о рационализаторстве за 1958–1967-е гг. (табл. 2).

Таблица 2.

Некоторые показатели инновационной деятельности в Калининградской области в 1958–1967-е гг.

Показатель

1958

1960

1962

1967

Прирост, раз

Число изобретателей и рационализаторов, подавших предложения, чел.

4458

7790

9749

11976

2,7

Поступило предложений, ед.

7120

12460

14904

16266

2,3

Внедрено предложений, ед.

4259

8106

9725

11180

2,6

Количество внедренных предложений, по которым исчислена годовая экономия, ед.

2138

4381

5718

5620

2,6

Сумма экономии за 12 мес. с начала внедрения, тыс. руб.

2615

6415

7690

7885

3,0

Экономия на 1 новатора, руб.

586

823

789

658

1,1

Экономия от 1 предложения, руб.

1223

1464

1345

1403

1,1

Источник : составлено на основе данных [27, 30, 31]

За десять лет с 1958 г. в несколько раз увеличилось не только количество разрабатываемых и внедряемых инновационных предложений, но и численность самих инноваторов (рационализаторов). Не последнюю роль в этом сыграло расширение штата сотрудников научно-исследовательских и образовательных учреждений. Численность научных работников в Калининградской области к 1966 г. достигла более 1 тыс. чел., в т. ч. 43,9% из которых сосредоточено в вузах [31]. Следствием наращивания кадрового потенциала в науке стало расширение разрабатываемых научных тем и сочетания фундаментальных и практических исследований. Морехозяйственная тематика закрепилась в качестве основной сферы научной специализации, что обусловлено государственным курсом на целенаправленную концентрацию предприятий и организаций рыбного хозяйства в Калининградской области, в т. ч. специализированных научных учреждений: Атлантический научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии, специально-экспериментальное конструкторское бюро промышленного рыболовства, Атлантическая перспектива разведка, Центральное конструкторское бюро Министерства рыбного хозяйства СССР, Калининградский технический институт рыбной промышленности и хозяйства.

Укоренение инновационных процессов и этап зрелости РИС

Достижение состояния зрелости РИС Калининградской области сопровождалось переходом к устойчивости ее структурной организации. К 1970 г. в регионе уменьшилось общее количество действующих промышленных предприятий до 1034 ед. с одновременным увеличением их размера, что было продолжением курса на централизацию и повышение эффективности использования ресурсов. В следующие 20 лет сформированный производственный каркас практически не изменялся, что подтверждается стабилизацией количества предприятий: 1980 г. – 1086 ед., 1990 г. – 1287 ед. [26].Предприятия Калининградской области укрепили на национальном уровне свою специализацию в машиностроении и металообработке, пищевой (прежде всего рыбной) и целлюлозно-бумажной промышленности, сформировав сильные комплексы с высокой концентрацией производственных мощностей и человеческих ресурсов. К 1970 г. на эти три вида деятельности приходилось до 90% всей промышленной продукции и 84% основных фондов региона, что сделало их главными потребителями новых технических и технологических решений. В 1970–1985-е гг. стратегия модернизации производственного оборудования, включавшая внедрение механизированных поточных и автоматических линий, комплексно-механизированных, автоматизированных участков, цехов и производств, в первую очередь широко реализовывалась именно на предприятиях экспортно ориентированного ядра РИС, а затем уже охватила предприятия, сфокусированные на удовлетворение внутререгиональных потребностей (рис. 2). Результатом поступательного обновления основных фондов и оптимизации производственных процессов стало снижение уровня использования ручного труда и повышение производительности.

Рисунок 2 Модернизация производственного оборудования промышленных предприятий Калининградской области в 1971–1985-е гг., ед. и %

Источник : составлено на основе данных [27–29]

Стабильный рост экономики Калининградской области в 1970–1985-е гг. поддерживался развитием остальных составляющих РИС: кадровой, инфраструктурной, научно-исследовательской, рамочных условий. В регионе продолжалось накопление человеческого капитала. Увеличился общий уровень образованности: если в 1959 г. на 1 тыс. населения в возрасте 10 лет и старше приходилось 433 чел. с высшим и средним специальным образованием, то в 1970 г. – 579 чел., 1979 г. – 717 чел., а в 1989 г. – уже 782 чел. [26]. Восполнение кадровой потребности экономики осуществлялось преимущественно внутренними силами. Ежегодно с 1970 г. три вуза Калининграда выпускали свыше 3 тыс. специалистов высшей квалификации: для рыбной промышленности (судостроителей, инженеров – механиков, экономистов – бухгалтеров, рыбоводов – ихтиологов, технологов по изготовлению рыбной продукции); рыбопромыслового флота (судоводителей, судомехаников, радиотехников, инженеров по эксплуатации холодильного оборудования); других отраслей хозяйства (учителей общеобразовательных школ, специалистов по экономике, праву и др.). Благодаря открытию в регионе целого ряда отраслевых техникумов и училищ был налажен выпуск специалистов среднего звена.

Сложившаяся морехозяйственная специализация образовательной системы нашла продолжение в развитии научного сектора региона, который, укрепив свою роль в национальном научно-исследовательском пространстве в 1970–1985-е гг., к 1990 г. сконцентрировал в себе до 40% всего научно-технического потенциала рыбной отрасли СССР [25]. В Калининградской области действовали институт рыбного хозяйства и океанографии, научно – производственные и опытные объединения, конструкторское бюро, опытные и экспериментально-механические заводы. Период зрелости РИС характеризовался достижением устойчивых темпов роста изобретательной активности и востребованности изобретений и рационализаторских предложений экономикой. За 15 лет с 1970 г. в экономику Калининградской области было внедрено 39,5 тыс. мероприятий по новой технике, ежегодная экономия от которых в несколько раз превышала затраты на изобретательство и рационализацию: в 1958–1977-е гг. – в 12 раз, после 1978 г. – в 17 и более раз (табл. 3).

Таблица 3.

Некоторые показатели инноватизации экономики Калининградской области в 1971–1985-е гг.

Показатели

1971–1975

1976–1980

1981–1985

всего

за год

всего

за год

всего

за год

Внедренные мероприятия по новой технике, тыс. ед.

11,9

2,4

13,4

2,7

14,2

2,8

Условно высвобожденные работники, тыс. чел.

7,8

1,6

7,4

1,5

6,8

1,4

Источник : составлено на основе данных [27, 28, 29]

Таким образом, зрелость РИС Калининградской области характеризовалась продолжением государственной политики целенаправленной концентрации ресурсов на приоритетных отраслях, выбранных на первых этапах. Укреплялся институциональный каркас, и повышалось разнообразие поддерживающей инфраструктуры научной и производственной деятельности. В сцепке с промышленностью развивался научно-образовательный сектор как основной генератор новых знаний и инновационных решений, отвечавших потребностям экономики региона и при этом востребованных в межрегиональном и международном инновационном пространстве. Отдельное внимание отводилось развитию социальной сферы, жилищно-коммунального хозяйства, систем образования и здравоохранения. РИС региона стала более открытой к международным контактам и информационному обмену, прежде всего в приграничье. Налажены студенческая мобильность, обмен опытом и знаниями с приграничными регионами Польши. К 1990-м гг. регион имел сложившуюся инновационную специализацию в масштабе национальной инновационной системы, нацеленную на развитие морехозяйственной деятельности.

Выводы

Комплексный анализ РИС Калининградской области в 1945–1990-е гг. в историческом контексте позволил изучить три этапа ее жизненного цикл: зарождение, развитие, зрелость, и обосновать приморскую специфику их протекания. В период зарождения произошло закладывание основ РИС: генеральной цели развития, реализуемой в рамках государственной политики и поддерживаемой населением; институциональной платформы для инновационного процесса, включающей систему норм и институтов; каркаса научно-производственных взаимодействий на базе промышленных комплексов. Управляемость процесса создания РИС позволила стимулировать целенаправленный приток ресурсов в регион: трудовых (селективная миграционная политика); капитала (инвестиции в перспективные отрасли и крупные инфраструктурные объекты); интеллектуальных (привлечение ведущих ученых и исследователей); технологических (приобретение иностранных техники, технологий, оборудования, результатов интеллектуальной деятельности и др.). Молодая РИС Калининградской области была активным потребителем новых знаний и технологий с пока еще слабой генеративной функцией. Структурная организация РИС была подвижна и сильно подвержена внешнему воздействию. Существенное влияние на траекторию развития РИС оказывали органы государственной власти. Именно в период зарождения начался процесс укоренения морехозяйственной специфики в научно-исследовательской и промышленной деятельности путем организации соответствующей портовой и перерабатывающей инфраструктуры, формирования пула квалифицированных кадров, создания первых отраслевых научных и образовательных организаций.

Стадия развития сопровождалась повышением эффективности использования внутренних ресурсов РИС Калининградской области: кадровых (организация системы подготовки и переподготовки населения, изменение структуры занятости); материальных (внедрение технологических и организационных инноваций в производственные процессы); природных (улучшение технологий использования компонентов природной среды); интеллектуальных (технологическое оснащение научных организаций); научно-исследовательских (сочетание практикоориентированных и фундаментальных исследований). Усилилась локализация элементов РИС, выросло качественное и количественное разнообразие участников взаимодействий, увеличилась институциональная плотность. Организационная структура РИС все еще оставалась подвижной, однако ее динамика стала определяться также внутренними факторами. Наблюдался рост производительности труда и валовой добавленной стоимости, в первую очередь, в тех видах деятельности, чья продукция отправлялась на внешний рынок. Основной драйвер – рыбопромышленный комплекс, сформированный на этапе зарождения. Активное экономическое развитие сопровождалось возрастанием потребности во внешних ресурсах: технологиях, техники, инновациях, новом знании, инвестициях, квалифицированных специалистах, а также созданием новой социальной инфраструктуры.

На этапе зрелости РИС Калининградской области перешла в состояние инновационной устойчивости, сопровождающееся стабильным приростом валовой добавленной стоимости, производительности труда, основных производственных фондов; высокой изобретательной активностью; ростом числа создаваемых объектов интеллектуальной собственности. В данный период стабилизировалась организационная структура РИС, ядро которой составили сильные промышленные комплексы национального и межрегионального значения. Прослеживалась тенденция на укрупнение ключевых участников и усиление связей между ними. Приоритетные виды деятельности – флагманы инновационного развития, стимулировали инноватизацию других секторов экономики. Продолжила развиваться социальная и общественная инфраструктура как ответ на потребность региона конкурировать по местоположению в борьбе за квалифицированные кадры.

Таким образом, можно заключить, что на разных этапах жизненного цикла РИС имеет свои особенности: структурные, функциональные, организационные, институциональные и иные. В каждый период времени у элементов РИС формируется определенный набор потребностей, удовлетворение которых позволяет достичь более высокой ступени развития на пути к инновационной устойчивости. При этом приморское положение региона может существенно влиять на РИС, определяя специфику ее функционирования. В случае Калининградской области морехозяйственный комплекс выступил ядром РИС советского периода, задав вектор развития все системы в целом на несколько десятилетий вперед.

Библиография
1.
Гордеев И. А. О роли науки и научных учреждений страны в восстановлении сельского хозяйства Калининградской области // Калининградские архивы. Материалы и исследования. Науч. сборник. № С. 91–95. URL: http://gako.name/publikatsii/KA/KA2.pdf (дата обращения: 23.12.2018).
2.
Гохштанд А. Д. Инновационная деятельность как особый вид экономической деятельности // Патенты и лицензии. 2007. № 1. С. 56–62.
3.
Малов В. Ю. ТПК и кластеры: общее, особенное, частное // Всероссийский экономический журнал ЭКО. 2006. № 11 (389). С. 2–18.
4.
Михайлов А. С., Михайлова А. А. Проблема эквивокальности в идентификации границ кластера: на примере кластеров стран Балтии // Балтийский регион. 2018. № 10 (2). С. 56–75.
5.
Михайлов А. С. Региональная кластерная политика: проблемный подход к делимитации границ кластера // Развитие территориальных социально-экономических систем: вопросы теории и практики. Сб. статей. 2017. С. 216–219.
6.
Монастырный Е. А. Инновационный кластер // Инновации. 2006. № 2. С. 38–43.
7.
Пилипенко И. В. Кластеры и территориально-производственные комплексы в региональном развитии // Региональное развитие и региональная политика России в переходный период. М.: Изд-во МГТУ им. Н. Э. Баумана, 2011. С. 191–208.
8.
Плещенко В. И. Специфика формирования и использования нематериальных активов предприятий в СССР и в современной России // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2017. № 8 (191). С. 45–51.
9.
Соболева С. Ю., Петрова А. Е. Трансформация понимания категории «кластер» // Психология. Экономика. Право. 2014. № 4. С. 77–82.
10.
Соснина Т. Н. Использование отечественного и зарубежного опыта организации изобретательской и рационализаторской деятельности как фактор инновационного развития России // Россия: тенденции и перспективы развития. 2017. № 12 (2). С. 530–532.
11.
Фияксель Э. А., Назаров М. Г. Роль инновационного кластера в формировании РИС (региональной инновационной системы) // Инновации. 2009. № 6 (128). С. 86–88.
12.
Asheim B. T. Differentiated knowledge bases and varieties of regional innovation systems, innovation // The European Journal of Social Science Research. 2007. № 20 (3). P. 223–241.
13.
Asheim B. T., Grillitsch M., Trippl M. Regional innovation systems: past – present – future // Handbook on the Geographies of Innovation. Cheltenham, UK: Edward Elgar, 2016. P. 45–62.
14.
Asheim B. T., Isaksen A. Regional innovations systems: the integration of local «sticky» and global «ubiquitious knowledge» // The Journal of Technological Transfer. 2002. № 27. P. 77–88.
15.
Backman M., Lööf H. The geography of innovation and entrepreneurship // The Annals of Regional Science. 2015. № 55 (1). P. 1–6.
16.
Boschma R. A., Frenken K. The spatial evolution of innovation networks: a proximity perspective // The handbook of evolutionary economic geography. Cheltenham, UK: Edward Elgar, 2010. P. 120–135.
17.
Breschi S. The geography of innovation: a cross-sector analysis // Regional Studies. 2000. № 34 (3). P. 213–229.
18.
Clark G. L., Feldman M. P., Gertler M. S., Wójcik D. The New Oxford Handbook of Economic Geography. Oxford University Press, 2018. 918 p.
19.
Cooke P. Regional innovation systems: competitive regulation in the new Europe // Geoforum. 1992. № 23. P. 365–382.
20.
Cooke P., Heidenreich M., Braczyk H.-J. Regional innovation systems: the role of governance in a globalized world. Psychology Press, 2004. 442 p.
21.
Isaksen A. Building regional innovation systems: is endogenous industrial development possible in the global economy? // Canadian Journal of Regional Science. 2001. № 24 (1). P. 101–120.
22.
Isaksen A., Trippl M. Development in different regional innovation systems: a conceptual analysis // Innovation drivers and regional innovation strategies. N.Y.: Routledge, 2016. Chapter 4. 19 p.
23.
Mikhaylova A. A. Spatial perspective on regional innovation system // Mediterranean Journal of Social Sciences. 2015. № 6 (3). P. 27–34.
24.
Tödtling F., Trippl M. One size fits all?: Towards a differentiated regional innovation policy approach // Research Policy. 2005. № 34 (8). P. 1203–1219.
25.
Балтийский Государственный рыбопромышленный трест. Из истории учреждений, предприятий и организаций. URL: http://gako.name/publikatsii/iz-istorii-uchrezhdeniy-predpriyatiy-i-organizatsiy-/baltiyskiy-gosudarstvennyy-rybopromyshlennyy-trest/ (дата обращения: 26.12.2018).
26.
История региона в цифрах. К 70-летию статистики Калининградской области: юбилейный статистический сборник. Калининград: Калининградстат, 2016. 250 с.
27.
Калининградская область в 9 пятилетке: статистический сборник. ЦСУ РСФСР, Статистическое управление Калининградской области. Калининград: Кн. Издательство, 1976. 129 с.
28.
Калининградская область в 10 пятилетке: статистический сборник. ЦСУ РСФСР, Статистическое управление Калининградской области. Калининград: Кн. Издательство, 1981. 127 с.
29.
Калининградская область в 11 пятилетке: статистический сборник. ЦСУ РСФСР, Статистическое управление Калининградской области. Калининград: Кн. Издательство, 1986. 147 с.
30.
Калининградская область в цифрах. Статистическое управление Калининградской области. Калининград: Кн. Издательство, 1967. 30 с.
31.
Калининградская область в цифрах. Статистическое управление Калининградской области. Калининград: Кн. Издательство, 1968. 140 с.
References (transliterated)
1.
Gordeev I. A. O roli nauki i nauchnykh uchrezhdenii strany v vosstanovlenii sel'skogo khozyaistva Kaliningradskoi oblasti // Kaliningradskie arkhivy. Materialy i issledovaniya. Nauch. sbornik. № S. 91–95. URL: http://gako.name/publikatsii/KA/KA2.pdf (data obrashcheniya: 23.12.2018).
2.
Gokhshtand A. D. Innovatsionnaya deyatel'nost' kak osobyi vid ekonomicheskoi deyatel'nosti // Patenty i litsenzii. 2007. № 1. S. 56–62.
3.
Malov V. Yu. TPK i klastery: obshchee, osobennoe, chastnoe // Vserossiiskii ekonomicheskii zhurnal EKO. 2006. № 11 (389). S. 2–18.
4.
Mikhailov A. S., Mikhailova A. A. Problema ekvivokal'nosti v identifikatsii granits klastera: na primere klasterov stran Baltii // Baltiiskii region. 2018. № 10 (2). S. 56–75.
5.
Mikhailov A. S. Regional'naya klasternaya politika: problemnyi podkhod k delimitatsii granits klastera // Razvitie territorial'nykh sotsial'no-ekonomicheskikh sistem: voprosy teorii i praktiki. Sb. statei. 2017. S. 216–219.
6.
Monastyrnyi E. A. Innovatsionnyi klaster // Innovatsii. 2006. № 2. S. 38–43.
7.
Pilipenko I. V. Klastery i territorial'no-proizvodstvennye kompleksy v regional'nom razvitii // Regional'noe razvitie i regional'naya politika Rossii v perekhodnyi period. M.: Izd-vo MGTU im. N. E. Baumana, 2011. S. 191–208.
8.
Pleshchenko V. I. Spetsifika formirovaniya i ispol'zovaniya nematerial'nykh aktivov predpriyatii v SSSR i v sovremennoi Rossii // Imushchestvennye otnosheniya v Rossiiskoi Federatsii. 2017. № 8 (191). S. 45–51.
9.
Soboleva S. Yu., Petrova A. E. Transformatsiya ponimaniya kategorii «klaster» // Psikhologiya. Ekonomika. Pravo. 2014. № 4. S. 77–82.
10.
Sosnina T. N. Ispol'zovanie otechestvennogo i zarubezhnogo opyta organizatsii izobretatel'skoi i ratsionalizatorskoi deyatel'nosti kak faktor innovatsionnogo razvitiya Rossii // Rossiya: tendentsii i perspektivy razvitiya. 2017. № 12 (2). S. 530–532.
11.
Fiyaksel' E. A., Nazarov M. G. Rol' innovatsionnogo klastera v formirovanii RIS (regional'noi innovatsionnoi sistemy) // Innovatsii. 2009. № 6 (128). S. 86–88.
12.
Asheim B. T. Differentiated knowledge bases and varieties of regional innovation systems, innovation // The European Journal of Social Science Research. 2007. № 20 (3). P. 223–241.
13.
Asheim B. T., Grillitsch M., Trippl M. Regional innovation systems: past – present – future // Handbook on the Geographies of Innovation. Cheltenham, UK: Edward Elgar, 2016. P. 45–62.
14.
Asheim B. T., Isaksen A. Regional innovations systems: the integration of local «sticky» and global «ubiquitious knowledge» // The Journal of Technological Transfer. 2002. № 27. P. 77–88.
15.
Backman M., Lööf H. The geography of innovation and entrepreneurship // The Annals of Regional Science. 2015. № 55 (1). P. 1–6.
16.
Boschma R. A., Frenken K. The spatial evolution of innovation networks: a proximity perspective // The handbook of evolutionary economic geography. Cheltenham, UK: Edward Elgar, 2010. P. 120–135.
17.
Breschi S. The geography of innovation: a cross-sector analysis // Regional Studies. 2000. № 34 (3). P. 213–229.
18.
Clark G. L., Feldman M. P., Gertler M. S., Wójcik D. The New Oxford Handbook of Economic Geography. Oxford University Press, 2018. 918 p.
19.
Cooke P. Regional innovation systems: competitive regulation in the new Europe // Geoforum. 1992. № 23. P. 365–382.
20.
Cooke P., Heidenreich M., Braczyk H.-J. Regional innovation systems: the role of governance in a globalized world. Psychology Press, 2004. 442 p.
21.
Isaksen A. Building regional innovation systems: is endogenous industrial development possible in the global economy? // Canadian Journal of Regional Science. 2001. № 24 (1). P. 101–120.
22.
Isaksen A., Trippl M. Development in different regional innovation systems: a conceptual analysis // Innovation drivers and regional innovation strategies. N.Y.: Routledge, 2016. Chapter 4. 19 p.
23.
Mikhaylova A. A. Spatial perspective on regional innovation system // Mediterranean Journal of Social Sciences. 2015. № 6 (3). P. 27–34.
24.
Tödtling F., Trippl M. One size fits all?: Towards a differentiated regional innovation policy approach // Research Policy. 2005. № 34 (8). P. 1203–1219.
25.
Baltiiskii Gosudarstvennyi rybopromyshlennyi trest. Iz istorii uchrezhdenii, predpriyatii i organizatsii. URL: http://gako.name/publikatsii/iz-istorii-uchrezhdeniy-predpriyatiy-i-organizatsiy-/baltiyskiy-gosudarstvennyy-rybopromyshlennyy-trest/ (data obrashcheniya: 26.12.2018).
26.
Istoriya regiona v tsifrakh. K 70-letiyu statistiki Kaliningradskoi oblasti: yubileinyi statisticheskii sbornik. Kaliningrad: Kaliningradstat, 2016. 250 s.
27.
Kaliningradskaya oblast' v 9 pyatiletke: statisticheskii sbornik. TsSU RSFSR, Statisticheskoe upravlenie Kaliningradskoi oblasti. Kaliningrad: Kn. Izdatel'stvo, 1976. 129 s.
28.
Kaliningradskaya oblast' v 10 pyatiletke: statisticheskii sbornik. TsSU RSFSR, Statisticheskoe upravlenie Kaliningradskoi oblasti. Kaliningrad: Kn. Izdatel'stvo, 1981. 127 s.
29.
Kaliningradskaya oblast' v 11 pyatiletke: statisticheskii sbornik. TsSU RSFSR, Statisticheskoe upravlenie Kaliningradskoi oblasti. Kaliningrad: Kn. Izdatel'stvo, 1986. 147 s.
30.
Kaliningradskaya oblast' v tsifrakh. Statisticheskoe upravlenie Kaliningradskoi oblasti. Kaliningrad: Kn. Izdatel'stvo, 1967. 30 s.
31.
Kaliningradskaya oblast' v tsifrakh. Statisticheskoe upravlenie Kaliningradskoi oblasti. Kaliningrad: Kn. Izdatel'stvo, 1968. 140 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Выявление особенностей развития региональной инновационной системы без анализа ее прошлых состояний не представляется возможным. В этой связи, ретроспективный анализ весьма актуален для определения дальнейшего вектора принятия управленческих решений, а выбранная автором тема исследования не вызывает сомнений.
Предметом исследования выступают экономические отношения, возникающие в процессе функционирования региональной инновационной системы. Методология, использованная автором, основана на следующих методах научного познания: сравнение, анализ, синтез теоретического и практического материала. Анализ библиографии позволяет сделать вывод о том, что автор в достаточном объеме изучил отечественные и зарубежные источники по исследуемой проблематике.
Научная новизна исследования заключается в теоретическом обосновании особенностей развития инновационной системы приморского края на разных этапах жизненного цикла.
Автор на хорошем теоретическом и методологическом уровне проводит анализ развития региональной инновационной системы на примере Калининградской области. Особого внимания заслуживает авторская классификация и обоснование этапов развития. Рецензируемая работа представляет собой оригинальную, интересную научную статью. Выводы обоснованы.
В качестве замечаний хотелось бы отметить следующее. В разделе «обзор ранее выполненных исследований» автор приводит особенности советской инновационной системы. На наш взгляд, следовало бы здесь также проанализировать не только советский, но и российский опыт. Либо следует изменить название статьи, указав точный временной период исследования. Т.к., если период исследования не будет указан, то по факту заявленная тема не раскрыта, т.к. рассматриваются только с 1945 по 1990 гг.. Для чего автор приводит данные таблицы 2? Следует после таблицы разместить краткий анализ данных. Текст очень тяжело читается. Следует его отредактировать, выделив абзацы и отступы.
Представленный материал может открыть новые перспективы для дальнейших исследований. Он будет интересен тем, кто занимается изучением проблем регионального развития. Статья частично соответствует требованиям, предъявляемым к такого рода работам, и может быть рекомендована к публикации после доработки.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"