Статья 'Глобальная конкуренция знаний и проблема подготовки научно-исследовательских кадров' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

Глобальная конкуренция знаний и проблема подготовки научно-исследовательских кадров

Трофимова Ирина Николаевна

доктор политических наук

ведущий научный сотрудник, Институт социологии, ФНИСЦ, Российская академия наук

117218, Россия, г. Москва, ул. Кржижановского, 24/35, корп. 5, оф. 411

Trofimova Irina Nikolaevna

Doctor of Politics

Leading Researcher, Institute of Sociology of Federal Center of Theoretical and Applied Sociology of the Russian Academy of Sciences

117218, Russia, g. 117218 Moskva, ul. Krzhizhanovskogo, 24/35, k.5, of. 411

itnmv@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2018.9.27235

Дата направления статьи в редакцию:

24-08-2018


Дата публикации:

01-10-2018


Аннотация: Вопрос о подготовке научно-исследовательских кадров в современной России имеет особое значение как в силу необходимости преодоления сложившихся в конце XX – начале XXI вв. негативных тенденций в сфере образования и науки, так и в силу необходимости укрепления научно-технологического суверенитета. Речь идет о расширении сферы применения научно-исследовательского труда в различных отраслях экономики и формировании устойчивого слоя высококвалифицированных специалистов, занятых научно-исследовательской деятельностью. В статье особое внимание уделяется специфике подготовки исследователей в вузе. На основе результатов репрезентативного социологического опроса анализируются мотивы, возможности и ограничения участия студентов и аспирантов в научных исследованиях. В качестве теоретико-методологической базы использован комплекс положений, акцентирующих внимание на взаимосвязи различных аспектов исследовательской деятельности, включая ее материальные, социальные, психологические, коммуникативные и другие стороны. Показано, что, несмотря на позитивные изменения последних лет, не решенным остается целый комплекс проблем, препятствующих притоку и закреплению молодежи в научно-исследовательской сфере. Сделан вывод, что по мере профессионального становления молодые исследователи все большее значение придают социальным аспектам своей деятельности, что необходимо учитывать как в процессе подготовки исследовательских кадров, так и при выработке и реализации научной политики.


Ключевые слова: научные исследования, исследовательские проекты, высшая школа, подготовка кадров, исследователи, социология науки, социология образования, исследовательские навыки, учащиеся, социологические опросы

Abstract: The question of preparation of scientific personnel in modern Russian is especially relevant for overcoming the established in the late XX – early XX century negative trends in educational and academic sphere, as well as strengthening the scientific-technological sovereignty. This implies the expansion of the sphere of application of research work in various economic branches and formation of the sustainable layer of highly qualified specialists involved in research and development activities. Particular attention is given to the specificity of preparation of researchers in university. Based on the results of representative sociological survey, the author analyzes the motives, opportunities and limitations of participation of the students and post-graduates in scientific research. The theoretical-methodological base contains a set of regulations focused on the correlation between various aspects of research activities, including its material, social, psychological, communicative and other aspects. It is demonstrated that despite the positive changes of the recent years, an entire set of problems impeding the inflow and consolidation of youth in the research and development sphere remains unresolved. A conclusion is made that with the professional growth, young researchers give more significance to the social aspects of their activity, which must be considered in the course of preparation of research personnel, as well as development and implementation of scientific policy.



Keywords:

research skills, scientific research, research projects, higher school, training, researchers, sociology of science, sociology of education, students, sociological surveys

Введение. Роль научного знания в развитии современного общества трудно переоценить: от него зависит экономический рост, технологический прогресс, прогнозирование рисков и т.п. Сегодня общепризнано, что знание превратилось в предмет колоссальных экономических, политических и культурных интересов настолько, что может служить для определения качественного состояния общества [7, с. 6-7]. Глобальная конкуренция не оставляет выбора в определении знания как драйвера общественного развития. Вместе с тем участие в глобальной конкуренции базируется на результатах нескольких десятилетий кропотливых и согласованных усилий в таких областях, как образование всех уровней, ликвидация технологического отставания в стратегических отраслях, научные исследования или создание высокопроизводительных инновационных систем. Все это делает подготовку научно-исследовательских кадров национальной задачей.

Острота проблемы подготовки исследовательских кадров в современной России является следствием ряда негативных тенденций, имевших место на протяжении последних нескольких десятилетий. Численность персонала, занятого исследованиями и разработками, с 1995 по 2016 гг. сократилась на треть – с 1061044 до 72291 чел. [6, с. 44]. Наибольшее сокращение коснулось организаций, связанных с промышленным производством – почти в 10 раз. В научно-исследовательских организациях численность исследовательских кадров сократилась на 43%, а в организациях высшего образования, напротив, выросла – на 48%. Другая сторона проблемы связана с качеством персонала, занятого исследованиями и разработками. Речь идет об увеличении среднего возраста исследователей, снижении в их числе доли молодых специалистов. Если в 2010-2011 учебном году доля преподавателей старше 60 лет составляла 24,9%, то в 2015-2016 учебном году – 28% [5, с. 242]. Все это не могло не сказаться на результативности научно-исследовательской деятельности в России, которая по совокупности наукометрических показателей – число статей, индекс цитирования, индекс Хирша, импакт-фактор – отстает от темпов развития научной отрасли в развитых странах. Например, в глобальном рейтинге инноваций из 127 стран Россия занимает 70-е место по показателю «научно-технические статьи» и 22-е место по «индексу цитирования» [16, с. 281].

В свою очередь состояние науки во многом отражает потенциал и перспективы развития общества. Решение проблемы подготовки исследовательских кадров потребовало принятия ряда шагов, направленных на усиление научно-исследовательской компоненты в системе образования – прежде всего, высшего образования. Ключевыми мероприятиями стали принятие и реализация Указа Президента Российской Федерации «О реализации пилотного проекта по созданию национальных исследовательских университетов» от 7.10.2008 г., Федеральной целевой программы (ФЦП) «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 гг. и на 2014-2020 гг., Приказа Минобрнауки России от 23 июня 2009 г. № 218 «Об утверждении Порядка создания и развития инновационной инфраструктуры в сфере образования» и др. Федеральные государственные образовательные стандарты высшего образования по различным направлениям подготовки также содержат требования к профессиональным компетенциям выпускников в части научно-исследовательской деятельности.

Объективным основанием становления и развития вузовской науки стала возможность интеграции образовательного и научного процесса и привлечения студентов и аспирантов к участию в исследовательских проектах. Все-таки абсолютное большинство – около 90% – аспирантов и докторантов проходят базовую подготовку в вузах, а не в академических или отраслевых научно-исследовательских институтах. Как показывает статистика, в 2016 г. из почти 100 тыс. аспирантов в образовательных организациях высшего образования числились 87180 чел., в научно-исследовательских организациях 10581 чел., в организациях дополнительного профессионального образования 591 чел. [6, с. 61-62]. Большое значение имеет также уровень подготовки профессорско-преподавательского состава: в 2015/2016 учебном году из 279,8 тыс. человек профессорско-преподавательского состава государственных и муниципальных организаций высшего образования 13,7% являлись докторами наук и 52% – кандидатами наук [5, с. 234, 240].

Приоритеты научной и образовательной политики определили первоочередное внимание исследовательской составляющей в подготовке студентов и аспирантов в организациях высшего образования. Эмпирической базой настоящего исследования стали результаты опросов студентов и аспирантов, получающих образование в основном по инженерным и техническим направлениям, т.е. будущие кадры перспективных с точки зрения приложения новых знаний и компетенций отраслей экономики – энергетики, электроники, транспорта, информатики, авиационной и ракетно-космической техники, химии и биотехнологии. Всего было опрошено 200 аспирантов и 400 студентов, как очной, так и заочной формы обучения, из 40 государственных вузов, реализующих научные проекты при координации Минобрнауки и расположенных в 25 регионах страны. В силу того, что Москва и Санкт-Петербург являются крупнейшими вузовскими центрами, четверть респондентов представляли вузы именно этих городов - 17,5% и 7,5% соответственно. Не малая доля респондентов (по 3,8%) представляла такие города как Нижний Новгород, Воронеж, Казань, Екатеринбург, Омск, Красноярск, Хабаровск и др. Особое внимание было уделено студентам средних и старших курсов, на которых происходит выбор специализации и соответствующая подготовка. Выборку исследования составили студенты первого курса – 5%, второго – 7%, третьего – 34%, четвертого – 42%, пятого – 10%, шестого – 2%. Из опрошенных студентов 62% обучались по техническим специальностям, включая архитектуру и строительство, а среди аспирантов – 48%. Учитывая высокую роль фундаментального знания, также внимание было уделено обучающимся по специальностям физико-математического и естественнонаучного профиля. Среди всего массива респондентов на них пришлось 9% студентов и 20% аспирантов.

Основную задачу исследования составило изучение мотивов, возможностей и ограничений участия студентов и аспирантов в исследовательских проектах при координации Минобрнауки в 2016-2018 гг. Сравнительный анализ ответов двух групп респондентов был связан с выявлением сильных и слабых сторон процесса подготовки исследовательских кадров, обозначением специфики и преемственности разных этапов обучения.

Поддержка развития вузовской науки. Функция «выявления» и «выращивания» необходимого количества начинающих исследователей возлагается в первую очередь на вузы. Но в отличие от специализированных научно-исследовательских институтов (НИИ), научная деятельность в российских вузах носит второстепенный характер по сравнению с образовательной деятельностью. Решение проблемы потребовало принятия конкретных мер, направленных на поддержку именно вузовской науки. Определенные успехи были достигнуты уже по итогам реализации первого этапа Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы. Это касается как объемов финансирования исследований, так и числа молодых участников. В 2009-2012 гг. в реализации программных мероприятий по направлению, касающемуся стимулирования закрепления молодежи в сфере науки, образования и высоких технологий, ежегодно принимало участие в среднем 58,7 тыс. человек. Только в 2012 г. число участников составило около 63,5 тыс. человек, из которых 48,5% - исследователи с ученой степенью доктора и кандидата наук, 23,6% - аспиранты и 27,9% - студенты. Благодаря проектам, выполненным за четыре года реализации ФЦП, удалось закрепить в сфере науки, образования и высоких технологий около 17 тыс. студентов, аспирантов, докторантов и молодых исследователей [8].

В целом, мероприятия в рамках реализации ФЦП позволили практически преодолеть тенденцию неуклонного снижения численности занятых в секторе исследований и разработок, вместе с тем обнажили существенные структурные и системные ограничения в развитии научно-исследовательского сектора. Прежде всего, речь идет о фрагментарности системы внутрироссийской и международной мобильности ученых и недостатке результативных и конкурентоспособных научных и научно-образовательных коллективов и организаций. Поэтому основными задачами в реализации ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2014 - 2020 годы стали активизация академической мобильности и поддержка эффективных научных и научно-образовательных коллективов и организаций. В части привлечения молодежи непременным условием финансирования научно-исследовательских проектов стало участие в них молодых кандидатов наук, а также аспирантов и студентов. Кроме того, поддержку получили стажировки молодых исследователей в ведущих образовательных, научных и инновационных центрах мира и около 7500 проектов продолжительностью до 1 года и стоимостью до 1 млн. рублей в год. Целевой группой реализации данного направления стали аспиранты и молодые исследователи – кандидаты наук в возрасте до 35 лет и доктора наук в возрасте до 40 лет.

Одним из направлений интеграции образования и науки с 2008 г. стала поддержка национальных исследовательских университетов (НИУ). Важнейшими отличительными признаками НИУ являются способность как генерировать знания, так и обеспечивать эффективный трансфер технологий в экономику; проведение широкого спектра фундаментальных и прикладных исследований; наличие высокоэффективной системы подготовки магистров и кадров высшей квалификации, развитой системы программ переподготовки и повышения квалификации. Практически НИУ должен являться интегрированным научно-образовательным центром или включать ряд таких центров в виде совокупности структурных подразделений, осуществляющих проведение исследований по общему научному направлению и подготовку кадров для определенных высокотехнологичных секторов экономики. Основной задачей государственной поддержки НИУ является вывод на мировой уровень образовательных организаций, способных взять на себя ответственность за сохранение и развитие кадрового потенциала науки, высоких технологий и профессионального образования, развитие и коммерциализацию в Российской Федерации высоких технологий. Критерии для отнесения к категории «национальный исследовательский университет» включают показатели качества образовательной деятельности, результативности научно-исследовательской и инновационной деятельности, международного признания, экономической устойчивости [10].

Достижение этих целей сопряжено, в частности, с участием российских вузов в глобальной конкуренции. Речь идет о проекте Минобрнауки «5-100», целью которого является вхождение к 2020 г. пяти российских вузов в первую сотню лучших мировых университетов по версии ведущих международных рейтингов – QS World University Rankings, Times Higher Education World University Rankings и The Academic Ranking of World Universities. В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации № 211 от 16 марта 2013 г. на осуществление государственной поддержки ведущих российских университетов в целях повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров в 2013 г. было направлено 9 млрд. рублей. В последующие годы планировалось постепенное увеличение бюджетного финансирования, однако в феврале 2017 г. Правительство Российской Федерации объявило о его сокращении. В 2018 г. российские вузы – участники программы «5-100» – получат субсидии в размере 10,3 млрд. рублей, а в 2019 г. – 10 млрд. рублей.

Для сравнения, Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе (UCLA), тратит на исследования ежегодно более 1 млрд. долларов, а Стэнфордский университет – 1,3 млрд. долларов. В США статус исследовательского университета определяют: наличие как минимум одного исследовательского центра, участие студентов в исследованиях, поддержка со стороны федерального научного фонда. В целом в США 56% фундаментальных исследований осуществляется именно в университетах [17], а в России около 80% фундаментальных исследований приходится на академическую науку. При этом речь идет не только о лидерстве в мировых рейтингах, что можно рассматривать как формальный признак успешности вуза, но также его роли в обществе. Некоторые ведущие американские университеты были созданы еще в середине 19 в. и сегодня, занимая ключевые позиции в науке и образовании, они играют важную роль в экономической, социальной и политической жизни страны.

По показателю доли средств в бюджете вуза от научных исследований лидируют инженерные вузы страны – в среднем 15,6% бюджета вуза [1]. Показатели у медицинских и сельскохозяйственных вузов гораздо меньше – 9,1% и 8,2%, соответственно, а самые низкие средние значения у гуманитарных вузов (7,7%). Например, общий объем выполненных в Пермском национально-исследовательском политехническом университете (ПНИПУ) научных исследований и разработок в 2015 г. из всех источников финансирования составил 1,55 млрд. рублей [11]. Прирост объемов научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) за год составил 15,7%. Основная часть бюджета, предусмотренного на научные разработки в ПНИПУ, – 86% – это средства негосударственных организаций и бизнеса. Федеральный бюджет финансирует лишь 8,9% (около 140 млн. руб.) НИОКР пермского «политеха». Для сравнения, объем средств, привлеченных на научные исследования Пермским государственным национальным исследовательским университетом за 2015 год, составил 410 млн. руб., что почти в 4 раза меньше, чем у ПНИПУ. При этом 42% из них приходится на средства федерального бюджета и базовое финансирование.

В целом вузовская наука получила со стороны государства в последние годы большую поддержку. С 21,1% в 2013 г. до 26,4% в 2016 г выросла доля сектора высшего образования в общем числе организаций, проводящих исследования и разработки [3, с. 10-11]. За период 2000–2016 гг. численность персонала, выполнявшего исследования и разработки, в секторе высшего образования выросла в 1,5 раза. В 2016 г. она достигла 63 тыс. человек, из них исследователей – 45 тыс. человек. Значительную часть исследователей вузовского сектора науки составляют молодые ученые в возрасте до 39 лет – в 2016 г. их доля составила 41,8%. Вместе с тем, успехи вузовской науки являются, скорее, локальными, как в отраслевом, так и региональном плане, и во многом зависят от государственной поддержки.

Программы и стимулы привлечения студентов к научным исследованиям. Существуют различные подходы к организации и стимулированию участия студентов в исследовательских проектах. Во многом это зависит от университетских традиций, текущей социальной и экономической ситуации, политики государства. Нередко совокупность и тесная взаимосвязь стоящих перед обществом проблем дает толчок развитию университетской науки, как это было, например, в США в середине 20 века. При этом каждый американский университет из топ-рейтинга имеет свои программы вовлечения студентов в исследовательские проекты. Например, Программа по исследованиям для бакалавров (The Undergraduate Research Opportunities Program, UROP) Массачусетского технологического института была основана еще в 1969 г. Отличительными чертами участия в подобных программах являются вариативность форм, обязательная практическая или лабораторная деятельность, связанность целей и мотиваций, открытость информации и результатов исследований. В частности, студенты могут участвовать или инициировать исследовательские проекты для академической кредитной оплаты или на добровольной основе. Большинство студентов участвуют и часто публикуются, подают заявки на получение патентных заявок или запускают начинающие компании на основе своего опыта работы в UROP.

Результаты исследований также показывают, что студенты более мотивированы к занятию наукой, если видят в этом практическую пользу. Р. Шелдрейк отмечает, что растущий спрос на специалистов, связанных с наукой, требует все более широкого участия студентов в научной деятельности, но невозможно заставить кого-то изучать науку или стать ученым, можно только помочь подчеркнуть преимущества науки и научной карьеры [15]. Кроме того, отдельные категории студентов имеют разные стимулы для занятия наукой. Влияние социального статуса, гендера, семьи, образовательного опыта и других факторов, которые формируют научный капитал, во многом обусловливает степень интереса к науке и предпочтение тех или иных форм и направлений научной активности. Например, только 5% английских старшеклассников имеют высокий научный капитал, но при этом 68% – средний, что говорит о необходимости выработки дифференцированных подходов для вовлечения молодежи в науку, в том числе принимая во внимание фактор социального неравенства, особенности самоидентификации и т.д. [13].

Существует множество институциональных, организационных, социально-психологических и культурных факторов, определяющих степень интереса к науке. Притом что студент демонстрирует необходимые знания и компетенции, ему необходимы удовлетворенность от результатов своего труда и признание в научной среде. Социальный статус науки, ее роль в обществе также влияют на мотивацию студентов к научной деятельности. Как показывает результаты опросов, осведомленность россиян о науке намного ниже, чем в ряде других стран: об этом заявили всего лишь 18% опрошенных респондентов по сравнению, например, с Данией, где индекс осведомленности составил 65% [6, с. 263]. Такая ситуация во многом объясняется «закрытостью» отечественной науки, что является следствием влияния специфических институциональных факторов. Производство и распространение знаний зависят от степени развития национальной инновационной системы, которая, в свою очередь, зависит от взаимодействия между предприятиями, отраслями промышленности, научно-исследовательскими и образовательными институтами и правительственными организациями. Наиболее эффективные системы характеризуются наличием очень тесных связей между ними, тогда как развивающиеся страны не располагают такими возможностями [7; 12]. Соответственно студенты, даже заинтересованные в научной деятельности, осознают, что не всегда могут в полной мере реализовать себя в этой сфере.

Однако глобальные тенденции можно считать, скорее, позитивными благодаря развитию и распространению современных технологий. Например, интересу к исследованиям способствует онлайн-поисковая система, разработанная в Мичиганском технологическом университете, которая позволяет выявлять и анализировать патенты по истечении срока их действия для последующего совершенствования технических решений [14]. Доступность подобных программ способствует росту исследовательской и изобретательской активности студентов. В целом, участие студентов в исследованиях во многом зависит от степени включенности в определенную среду и доступности технологий, что позволяет им проявлять инициативу и самостоятельность, реализовать свои интересы в выбранной сфере, связывать результаты своей работы с перспективами в других областях жизни. Собственно, современные технологии и соответствующая мотивация открывают возможности широкого приобщения к научной деятельности, что, без преувеличения, можно рассматривать как важный фактор развития «общества знания» и демократизации науки и что находит поддержку со стороны национальных правительств и международного сообщества [18, с. 6-7].

Участие студентов и аспирантов в исследовательских проектах: результаты социологического опроса. Социологические опросы дают возможность акцентировать внимание на конкретных проблемах, связанных с участием вузовской молодежи в научных исследованиях. В частности, речь идет об изменении содержания и качества научной деятельности по мере интеграции в научной среде – на этапе «от студента к аспиранту». Сравнение ответов двух групп респондентов показало определенные различия между «студенческой» и «аспирантской» наукой и в то же время некоторые общие черты.

Как показывают ответы респондентов, о том, что в вузе ведется научно-исследовательская работа, они узнали еще на первом-втором курсе. Но, как оказалось, активность их не слишком велика. Так, в выполнении проектов, реализуемых при координации Минобрнауки, приняли участие всего 16,8% студентов. Напротив, все аспиранты участвуют в исследованиях, правда, в разной степени: 60% активно и 40% эпизодически. Причины, по которым студенты и аспиранты не принимают участие в научно-исследовательских проектах, также оказались различны (табл. 1).

Таблица 1. Причины неучастия в исследовательских проектах, % от тех, кто не участвовал или участвовал эпизодически

Причины

Студенты

Аспиранты

Не хватает времени

35

17

Нет желания

15

8

Не было предложений об участии

13

9

Мало знают или ничего не знают о таких проектах

11

3

Нет интересных проектов

5

2

Занимаются своей темой

2

10

Другое

7

31

Затруднились ответить

16

19

Самой распространенной причиной неучастия студентов в исследовательских проектах является нехватка времени, что, в первую очередь, объясняется «вторичностью» исследовательской деятельности по сравнению с выполнением обязательных образовательных программ и недостаточностью навыков самоорганизации. Для старших по возрасту аспирантов нехватка времени выглядит менее убедительной причиной, поэтому большинство «отвлекающих» факторов оказалось сосредоточено в графе «другое», куда можно отнести трудовую занятость, наличие семьи и детей, другие жизненные обстоятельства. Для аспирантов, несмотря на их осведомленность о реализуемых в вузе исследовательских проектах, более значимой становится работа над своей научной темой. Защита диссертации является важным этапом не только в научной карьере, но определяет стратегии в других областях жизни. Таким образом, если студентов можно заинтересовать наукой как возможной сферой деятельности, то для аспирантов и тем более для молодых ученых необходим более широкий набор стимулов – материальные, социальные, организационные, имиджевые и др. [2, с. 86].

Ответы о результатах научной деятельности аспирантов – статьи, выступления, изобретения, где они выступают в качестве авторов или соавторов, – свидетельствуют о росте личной ответственности. Тогда как студенты нередко выступают в роли вспомогательного или технического персонала (табл. 2).

Таблица 2. Конкретные результаты участия в исследовательских проектах, % от числа участвующих проектах

Результаты

Студенты

Аспиранты

Публикация

24

60

Выступление, доклад

40

45

Отчет по итогам исследования

46

32

Изобретение для патентования

-

17

Другое

1,5

3

Участие в исследовательских проектах лучшим образом способствует формированию совокупности навыков, необходимых будущему исследователю. Более того, оно способствует складыванию определенного социального окружения – группы таких же мотивированных на научную деятельность студентов, аспирантов и молодых специалистов, а общение в социальных сетях делает такое окружение более значимым, особенно для студентов [4; 9].

При этом данные (табл. 3) показывают, что обретение исследовательских навыков – поиск информации, разработка методологии, анализ данных, интерпретация незнакомых явлений и процессов – являются более приоритетными для респондентов обеих групп. Однако аспиранты придают значение не только исследовательским, но также организационным навыкам – взаимодействию с коллегами и партнерами по проекту, критическому самоанализу, оценке рисков и т.п. В наименьшей степени участие в исследовательских проектах способствует формированию навыков лидерства и управления. Студенты и аспиранты редко имеют возможность руководить исследовательскими коллективами, а работа над собственной темой в рамках выполнения квалификационной работы предполагает взаимодействие с непосредственным научным руководителем, которое по традиции ориентировано на иерархические, а не партнерские отношения.

Таблица 3. Качества, формируемые в процессе участия в исследовательских проектах, % (любое количество ответов)

Качества

Студенты

Аспиранты

Способность к анализу и синтезу

50

74

Способность управлять информацией в области профессиональных знаний

42

54

Способность самостоятельно принимать решения

37

51

Исследовательские способности

36

64

Ответственность за качество работы

36

37

Способность решать проблемы

34

52

Способность к генерации новых идей

32

36

Способность к творческому саморазвитию (обучению)

31

45

Способность к критическому самоанализу

22

36

Творческая коммуникабельность

22

18

Способность взаимодействовать с экспертами из других профессиональных областей

19

36

Способность к разработке творческих проектов и управлению ими

18

17

Способность оценивать риски

14

23

Способность к инициативе и предпринимательству

11

16

Ориентация на лидерство

11

13

Способность адаптироваться к изменениям условий творческого труда

9

16

Способность управлять творческим коллективом

6

14

Затруднились ответить

3

0

Участие в исследовательских проектах дает опыт не только собственно исследовательской, но также организационной и управленческой деятельности, что хорошо заметно при сравнении ответов студентов и аспирантов. Однако ориентация проектов преимущественно на получение научных результатов (публикации, участие в конференциях, изобретения) снижает значение других составляющих. Между тем, в перспективе именно взаимосвязь полученных навыков способствует формированию устойчивого интереса к научной деятельности и включенности в исследовательскую среду. Пока же респонденты демонстрируют низкую способность адаптироваться к изменениям условий творческого труда: студенты – 9% и аспиранты – 16%. Это означает, что подготовка исследовательских кадров сегодня сопряжена с рисками оттока молодых исследователей и необходимостью решения широкого круга проблем – от бюджетного финансирования и социальной поддержки до технологической обеспеченности.

Кроме того, для формирования устойчивой мотивации к исследовательской деятельности большое значение имеют статус вуза, его ведомственная принадлежность и реализуемые направления подготовки. Как показывают результаты опроса, государственные вузы имеют значительное преимущество перед корпоративными и частными образовательными организациями в силу большей информированности, заинтересованности и включенности в государственные программы, в том числе связанные с реализацией приоритетных направлений научных исследований. Если 80% государственных вузов, так или иначе, участвуют в подобных программах, то корпоративные и частные вузы - нет. Что касается направления подготовки, то 89% проектов в естественнонаучном направлении "поглощают" физика, медицина и химия, в социально-гуманитарном - право и экономика (93,6%), в техническом - информационные и компьютерные технологии (88%).

Возможность участия в научно-исследовательской деятельности также связана с территориальным расположением вуза. Так, 90% респондентов из Санкт-Петербурга и Москвы информированы о конкурсах Российского Научного Фонда (РНФ), тогда как в регионах - 63%, Российского Фонда Фундаментальных Исследований (РФФИ) - 86% и 77% соответственно. Студенты и аспиранты региональных вузов часто рассматривают свое участие в исследовательских проектах как необходимый опыт для последующей самореализации в столице или за рубежом. Более того, респонденты из отдаленных регионов в большей степени, чем респонденты из Москвы и Санкт-Петербурга, осведомлены о конкурсах, проводимых зарубежными фондами, что также стоит рассматривать как признак неравенства в доступе к исследовательским программам внутри страны и возможного оттока молодых исследователей за рубеж.

Выводы. Подготовка исследовательских кадров является неотъемлемой частью процесса становления и развития инновационной экономики. Принятые государством меры способствовали притоку молодежи в сферу научных исследований. Однако существует целый комплекс проблем, которые невозможно решить только посредством увеличения объемов финансирования и введения целевых ориентиров. Стимулирование участия молодежи в исследовательской деятельности предполагает широкий набор инструментов – от материального поощрения до создания привлекательного имиджа исследователя. Во многих вузах распространение получил программно-целевой подход, обеспечивающий постоянное и вместе с тем поэтапное освоение необходимых молодому исследователю навыков – аналитических, коммуникативных, организационных, управленческих. Как показало исследование, по мере профессионального становления молодые исследователи все большее значение придают именно социальным аспектам своей деятельности, что необходимо учитывать как в процессе подготовки исследовательских кадров, так и при выработке и реализации научной политики.

Библиография
1.
В России опубликовали рейтинг самых востребованных вузов 2017 года. РИА Новости. - URL: https://ria.ru/society/20171212/1510720705.html (дата обращения 20.06.18).
2.
Дежина И.Г. Молодежь в науке // Социологический журнал. 2003. № 1. С. 71-87.
3.
Доклад о состоянии фундаментальных наук в Российской Федерации и о важнейших научных достижениях российских ученых в 2017 году. М.: РАН, 2018. - 413 с.
4.
Докука С.В., Валеева Д.В., Юдкевич М.М. Коэволюция социальных сетей и академических достижений студентов // Вопросы образования. 2015. № 3. С. 44-65.
5.
Индикаторы образования: 2017. Стат. сб. / Н.В. Бондаренко, Л.М. Гохберг и др. М: НИУ ВШЭ, 2017. - 320 с.
6.
Индикаторы науки: 2018. Стат. сб./ Н.В. Городникова, Л.М. Гохберг и др. М.: НИУ ВШЭ, 2018. - 320 с.
7.
К обществам знания. Всемирный доклад ЮНЕСКО. Париж: ЮНЕСКО, 2005. - 231 с.
8.
Концепция федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2014-2020 годы (утв. Распоряжением Правительства РФ от 8 мая 2013 г. № 760-р). - URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70278388/ (дата обращения 20.08.18)
9.
Печерская Е.А., Савеленок Е.А., Артамонов Д.В. Вовлечение студентов в научно-исследовательскую работу в университете: механизм и оценка эффективности // Инновации. 2016. № 8 (214). С. 7-15.
10.
Приказ Минобрнауки России от 22 сентября 2015 г. № 1038 «О перечне показателей, критерии и периодичности оценки эффективности реализации программ развития образовательных организаций высшего образования, в отношении которых установлена категория «национальный исследовательский университет». - URL: https://минобрнауки.рф/документы/6574 (дата обращения 20.08.18)
11.
Счет в пользу науки. - URL: https://www.kommersant.ru/doc/3030019 (дата обращения 20.06.18).
12.
Handbook of education in China / ed. by W.J. Morgan, Q. Gu, F. Li. Cheltenham: Edward Edgar, 2017. - 584 p.
13.
Improving science participation. Five evidence-based messages for policy-makers and funders. - URL: https://www.ucl.ac.uk/ioe/departments-centres/departments/education-practice-and-society/science-capital-research/pdfs/improving-science-participation-policy-overview.pdf (дата обращения 20.08.18).
14.
Mills A. Inactive Patents: Innovate More, Search Less. - URL: https://www.mtu.edu/news/stories/2016/november/inactive-patents-innovate-more-search-less.html (дата обращения 26.06.18)
15.
Sheldrake R., Mujtaba T., Reiss M.J. Science teaching and students’ attitudes and aspirations: The importance of conveying the applications and relevance of science // International Journal of Educational research. 2017. Vol. 85. P. 167-183.
16.
The Global Innovation Index 2017. Fontainebleau, Ithaca, and Geneva: Cornell University, INSEAD, and WIPO, 2017. - 433 p.
17.
The top research universities https. - URL: http://www.bestcollegereviews.org/top-research-universities/ (дата обращения 20.06.18).
18.
UNESCO science report. Paris: UNESCO, 2015. - 37 p.
References (transliterated)
1.
V Rossii opublikovali reiting samykh vostrebovannykh vuzov 2017 goda. RIA Novosti. - URL: https://ria.ru/society/20171212/1510720705.html (data obrashcheniya 20.06.18).
2.
Dezhina I.G. Molodezh' v nauke // Sotsiologicheskii zhurnal. 2003. № 1. S. 71-87.
3.
Doklad o sostoyanii fundamental'nykh nauk v Rossiiskoi Federatsii i o vazhneishikh nauchnykh dostizheniyakh rossiiskikh uchenykh v 2017 godu. M.: RAN, 2018. - 413 s.
4.
Dokuka S.V., Valeeva D.V., Yudkevich M.M. Koevolyutsiya sotsial'nykh seteĭ i akademicheskikh dostizheniĭ studentov // Voprosy obrazovaniya. 2015. № 3. S. 44-65.
5.
Indikatory obrazovaniya: 2017. Stat. sb. / N.V. Bondarenko, L.M. Gokhberg i dr. M: NIU VShE, 2017. - 320 s.
6.
Indikatory nauki: 2018. Stat. sb./ N.V. Gorodnikova, L.M. Gokhberg i dr. M.: NIU VShE, 2018. - 320 s.
7.
K obshchestvam znaniya. Vsemirnyi doklad YuNESKO. Parizh: YuNESKO, 2005. - 231 s.
8.
Kontseptsiya federal'noi tselevoi programmy «Nauchnye i nauchno-pedagogicheskie kadry innovatsionnoi Rossii» na 2014-2020 gody (utv. Rasporyazheniem Pravitel'stva RF ot 8 maya 2013 g. № 760-r). - URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70278388/ (data obrashcheniya 20.08.18)
9.
Pecherskaya E.A., Savelenok E.A., Artamonov D.V. Vovlechenie studentov v nauchno-issledovatel'skuyu rabotu v universitete: mekhanizm i otsenka effektivnosti // Innovatsii. 2016. № 8 (214). S. 7-15.
10.
Prikaz Minobrnauki Rossii ot 22 sentyabrya 2015 g. № 1038 «O perechne pokazatelei, kriterii i periodichnosti otsenki effektivnosti realizatsii programm razvitiya obrazovatel'nykh organizatsii vysshego obrazovaniya, v otnoshenii kotorykh ustanovlena kategoriya «natsional'nyi issledovatel'skii universitet». - URL: https://minobrnauki.rf/dokumenty/6574 (data obrashcheniya 20.08.18)
11.
Schet v pol'zu nauki. - URL: https://www.kommersant.ru/doc/3030019 (data obrashcheniya 20.06.18).
12.
Handbook of education in China / ed. by W.J. Morgan, Q. Gu, F. Li. Cheltenham: Edward Edgar, 2017. - 584 p.
13.
Improving science participation. Five evidence-based messages for policy-makers and funders. - URL: https://www.ucl.ac.uk/ioe/departments-centres/departments/education-practice-and-society/science-capital-research/pdfs/improving-science-participation-policy-overview.pdf (data obrashcheniya 20.08.18).
14.
Mills A. Inactive Patents: Innovate More, Search Less. - URL: https://www.mtu.edu/news/stories/2016/november/inactive-patents-innovate-more-search-less.html (data obrashcheniya 26.06.18)
15.
Sheldrake R., Mujtaba T., Reiss M.J. Science teaching and students’ attitudes and aspirations: The importance of conveying the applications and relevance of science // International Journal of Educational research. 2017. Vol. 85. P. 167-183.
16.
The Global Innovation Index 2017. Fontainebleau, Ithaca, and Geneva: Cornell University, INSEAD, and WIPO, 2017. - 433 p.
17.
The top research universities https. - URL: http://www.bestcollegereviews.org/top-research-universities/ (data obrashcheniya 20.06.18).
18.
UNESCO science report. Paris: UNESCO, 2015. - 37 p.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"