Статья 'Оценка внедрения публичного управления в муниципальную практику (на примере городов и муниципальных районов Волгоградской области)' - журнал 'Теоретическая и прикладная экономика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Оценка внедрения публичного управления в муниципальную практику (на примере городов и муниципальных районов Волгоградской области)

Логинова Елена Викторовна

доктор экономических наук

заместитель директора по учебно-воспитательной работе, Волжский филиал, Волгоградский государственный университет

404133, Россия, Волгоградская область, г. Волжский, ул. 40 Лет Победы, 11, каб. 2-03

Loginova Elena Viktorovna

Doctor of Economics

Deputy Director for Academic Affairs, Volzhsky Branch of Volgograd State University

404133, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volzhskii, ul. 40 Let Pobedy, 11, kab. 2-03

loginov1466@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8647.2017.4.24658

Дата направления статьи в редакцию:

08-11-2017


Дата публикации:

15-01-2018


Аннотация.

Объектом исследования является совокупность факторов, конституирующих систему публичного управления в регионах Российской Федерации, реализация которой повышает результативность государственного и муниципального управления за счет роста прозрачности процесса принятия управленческих решений и осуществления общественного контроля за их реализацией. Автором предложена модель реализации публичного управления, отражающая процесс взаимодействия его субъектов, а также на примере городов и муниципальных регионов Волгоградской области дана количественная характеристика ресурсных, инфраструктурных, институциональных и результирующих факторов, определяющих степень внедрения публичного управления в муниципальную практику. В рамках фундаментального системно-функционального подхода к исследуемому объекту были применены следующие аналитические методы: структурный, комплексный, сравнительный и монографический. Выводы работы основываются на результатах использования таких частных методов анализа, как структурирование, сопоставление и ранжирование. В статье представлено теоретическое обоснование сущности публичного управления и определены факторы, конституирующие его реализацию. В результате проведенного исследования сформирована совокупность индикаторов, характеризующих ресурсные, инфраструктурные и институциональные факторы реализации системы публичного управления, а также определены показатели, оказывающие наибольшее влияние на внедрение технологий публичного управления в муниципальную практику Волгоградской области.

Ключевые слова: Волгоградская область, мониторинг публичного управления, муниципальное управление, результирующие факторы, инфраструктурные факторы, ресурсные факторы, институциональные факторы, технологии публичного управления, модель реализации, публичное управление

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ и Администрации Волгоградской области, проект «Комплексная модель оценки реализации публичного управления в регионах России (на примере Волгоградской области)» № 17-12-34024.

Abstract.

The object of this research is the combination of factors constituting the system of public administration in the regions of the Russian Federation, which implementation increases the efficiency of government and municipal administration due to expansion of transparency of the management decision-making process and realization of public control over its realization. The author proposes the model for implementing public administration that reflects the interaction process between its subjects, as well as provides the qualitative characteristic of the resource, infrastructure, institutional and resulting factors defining the level of implementation of public administration in municipal practice based on the example of cities and municipal districts of Volgograd Region. The article presents the theoretical substantiation of the concept of public administration and determines the factors constituting its realization. As a result of conducted research, the author forms an assemblage of indicators that characterize the resource, infrastructure, and institutional factors of implementation of the system of public administration, as well as identifies the criteria that have greatest impact upon the implementation of public administration techniques in municipal practice of Volgograd Region.

Keywords:

Volgograd Region, monitoring of public management, municipal government, resulting factors, infrastructure factors, institutional factors, resource factors, public administration techniques, implementation model, public administration

Социально-экономическая трансформация, осуществлявшаяся в российском обществе уже в течение более двух десятилетий, способствовала демократизации всей системы общественных отношений и переходу российской экономики к рыночной модели развития, но при этом обусловила вовлеченность России в необходимость решения глобальных проблем, вызванных деформациями циклического развития.

Диагностировать наличие кризисных явлений в современной России возможно на основании выявления негативных тенденций, характеризующих состояние следующих факторов социально-экономической динамики:

- уровень экономического потенциала и структура экономики;

- состояние трудовых ресурсов, их качество и динамика;

- наличие природных ресурсов и эффективность их использования;

- состояние и динамика материально-технических ресурсов;

- институциональная среда.

Начиная с 2010-го г. наблюдается устойчивая тенденция снижения темпов прироста ВВП, принимающих в 2015 г. отрицательное значение (таб. 1), что приводит к сокращению экономического потенциала России.

Таблица 1

Объем и динамика валового внутреннего продукта

2000

2005

2010

2011

2012

2013

2014

2015

ВВП (в текущих ценах), млрд. руб. (1995 г. – трлн. руб.)

7306

21610

46308

55967

62176

66190

71406

80804,3

ВВП на душу населения, руб. (1995 г. – тыс. руб.)

49835

150997

324177

391486

434188

461233

488782

551919

ВВП (в постоянных ценах), в процентах к предыдущему году

110,0

106,4

104,5

104,3

103,4

101,3

100,6

96,3

Источник: [11, c. 267].

В структуре российской экономики также не заложен потенциал роста, поскольку в ней на долю отраслей, этот потенциал формирующих (машиностроение, производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования), приходится менее 7 % от общего объема промышленного производства (таб. 2) 

Таблица 2

Структура промышленного производства в России

(в процентах к итогу)

2010

2011

2012

2013

2014

2015

Объем промышленного производства, всего

100

100

100

100

100

100

Добыча полезных ископаемых

21,6

22,9

23,4

23,6

22,8

22,75

Обрабатывающие производства

в том числе:

65,6

65,1

65,7

65,6

66,7

67,38

производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака

11,3

10,3

10,5

10,3

10,7

11,9

текстильное и швейное производство

0,7

0,6

0,6

0,6

0,6

0,57

производство кожи, изделий из кожи и производство обуви

0,15

0,14

0,13

0,13

0,1

0,11

обработка древесины и производство изделий из дерева

0,9

0,9

0,9

0,9

0,9

0,91

целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность

2,2

1,9

1,9

1,8

1,8

2,03

производство кокса и нефтепродуктов

12,2

13,0

13,6

15,3

16,2

14,34

химическое производство

4,9

5,2

5,1

4,5

4,6

5,43

производство резиновых и пластмассовых

изделий

1,8

1,6

1,7

1,6

1,5

1,6

производство прочих неметаллических минеральных продуктов

2,9

2,9

3,0

2,9

2,8

2,5

металлургическое производство и производство готовых металлических изделий

11,9

11,5

10,5

9,5

10,1

10,97

производство машин и оборудования

3,5

3,5

3,4

3,3

3,0

2,97

производство электрооборудования, электронного и оптического оборудования

3,9

3,8

3,9

3,7

3,8

3,96

производство транспортных средств

и оборудования

5,8

6,7

7,3

7,6

7,0

6,19

прочие виды обрабатывающих производств

3,3

3,0

3,1

3,2

3,4

3,76

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

12,7

12,0

10,9

10,8

10,4

9,86

Рассчитано автором по [11, c. 336].

Российская экономика имеет ограниченные возможности для обеспечения роста и посредством привлечения дополнительных трудовых ресурсов, поскольку, несмотря на незначительный рост числа занятых, доля численности населения в трудоспособном возрасте, начиная с 2014 г., сокращается, а прирост населения, наблюдаемый с 2012 г. позволит нивелировать это сокращение только к 2027 г. (таб. 3).

Таблица 3

Динамика трудовых ресурсов России

Показатели

2000

2011

2012

2013

2014

2015

Численность населения, млн.чел.

146,3

142,9

143,0

143,3

143,7

146,3

Население в трудоспособном возрасте, % от

численности

60,0

61,0

60,0

60,0

59,0

58,0

Число занятых, %

от населения в трудоспособном возрасте

73,0

80,0

82,0

82,0

84,0

84,0

Источник: [11, c. 69, 105].

Анализ динамики производительности труда, характеризующей эффективность использования трудовых ресурсов в российской экономике (таб. 4), также не вызывает оптимизма. Начиная с 2007 г., в большинстве отраслей российской экономики, за исключением сферы услуг, наблюдается стагнирование производительности труда, а кризисные явления 2008-2009 гг. вызвали снижение производительности труда в целом по экономике на 9,4 %, что способствовало еще большему отставанию России от ведущих стран мира. Рост производительности труда в 2010 – 2011 гг. по таким видам экономической деятельности, как сельское хозяйство, строительство, транспорт и связь, гостиницы и рестораны, обрабатывающие производства, имел краткосрочный характер. Уже с 2012 г. практически по всем видам экономической деятельности происходило замедление темпов роста производительности труда. По итогам 2015 г. из всех отраслей российской экономики только сельское хозяйство демонстрировало прирост производительности труда по сравнению с предыдущим годом, что позволяет сделать вывод о сохранении стагнационных тенденций в использовании труда.

Таблица 4

Динамика производительности труда по видам экономической деятельности (в процентах к предыдущему году)

Производительность труда

2003

2010

2011

2012

2013

2014

2015

Всего в экономике

107,0

103,2

103,8

103,5

101,8

100,9

96,8

Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство

105,6

88,3

115,1

100,4

106,5

103,3

105,0

Рыболовство, рыбоводство

102,1

97,0

103,5

108,5

103,8

104,6

98,1

Добыча полезных ископаемых

109,2

104,3

102,7

100,4

97,1

102,7

99,3

Обрабатывающие производства

108,8

105,2

105,6

105,7

106,0

102,3

96,5

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

103,7

103,0

99,8

101,3

99,5

99,7

100,0

Строительство

105,3

99,6

105,2

101,6

99,8

98,5

95,4

Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования

109,8

103,6

101,9

102,1

100,0

99,4

90,3

Гостиницы и рестораны

100,3

101,7

102,3

101,5

101,0

100,5

93,3

Транспорт и связь

107,5

103,2

105,4

102,2

102,7

99,8

99,0

Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг

102,5

104,0

99,6

103,2

100,2

97,3

95,7

Источник: [11, c. 110].

Еще одним фактором, ограничивающим экономический рост в современной России, является несоответствие качества трудовых ресурсов требованиям современной экономики, в которой доминирующими являются технологии пятого и шестого укладов, поскольку профессиональная подготовка в значительной степени происходила исходя из требований четвертого технологического уклада, более того, в 1990−2010-е гг. она имела ярко выраженный конъюнктурный характер [4, с.216].

Переход к пятому, а тем более, к шестому технологическому укладу, существенно изменил роль природного фактора в обеспечении экономического роста. Начиная с1980-х гг. природный фактор из источника экономического роста постепенно превращается в его ограничитель, что, однако, не характерно для современной России, где добыча и продажа природных ресурсов являются самыми высокодоходными отраслями экономики.

Анализ структуры экспорта и импорта Российской Федерации (таб. 5) показывает, что в течение длительного времени сохраняются тенденции преобладания в структуре экспорта товаров с низким уровнем добавленной стоимости (в 2015 г. – 83,5 %), а в структуре импорта – товаров с высокой добавленной стоимостью (в 2015 г. – 69,3 %). Подобное соотношение структур экспорта и импорта, с одной стороны, свидетельствует о высоком влиянии на российскую экономику колебаний конъюнктуры мировых цен на сырье, а с другой стороны – о технологической зависимости России. 

Таблица 5

Товарная структура экспорта и импорта Российской Федерации

(в процентах к итогу)

Товарная группа

2000

2010

2012

2013

2014

2015

экс

порт

им

порт

экс

порт

им

порт

экс

порт

им

порт

экс

порт

им

порт

экс

порт

им

порт

экс

порт

им

порт

Продовольственные товары и с/х сырье

1,6

21,8

2,2

15,9

3,2

12,8

3.1

13,7

3,8

13,9

4,7

14,5

Минеральные

продукты

53,8

6,3

68,5

2,3

71,3

2,4

71,5

2,2

70,4

2,6

63,8

2,7

Продукция химической промышленности

7,2

18,0

6,2

16,1

6,1

15,3

5,9

15,9

5,9

16,2

7,4

18,6

Кожевенное сырье, пушнина и изделия

из них

0,3

0,4

0,1

0,5

0,1

0,5

0,1

0,5

0,1

0,4

0,1

0,4

Древесина и целлюлозно-бумажные изделия

4,3

3,8

2,4

2,6

1,9

2,0

2,1

2,1

2,3

2,1

2,9

2,0

Текстиль, текстильные изделия и обувь

0,8

5,9

0,2

6,2

0,1

5,7

0,2

5,7

0,2

5,7

0,3

5,9

Металлы, драгоценные камни и

изделия из них

21,7

8,3

12,7

7,3

11,1

7,3

10,5

7,2

10,5

7,2

11,9

6,7

Машины, оборудование и транспортные средства

8,8

31,4

5,4

44,4

5,1

49,9

5,5

48,5

5,3

47,6

7,4

44,8

Прочие товары

1,5

4,1

1,1

4,1

1,3

4,3

1,4

4,4

1,6

4,2

Источник: [11, c. 630-631].

К сожалению, российской экономике не удается реализовать свое конкурентное преимущество и использовать полученные от экспорта сырья доходы для технического обновления производственных мощностей, что выражается в устойчивой тенденции сохранения высокой степени износа фондов по основным видам экономической деятельности (таб. 6).

Таблица 6

Степень износа основных фондов

2005

2010

2011

2012

2013

2014

2015

Степень износа основных фондов (на конец года), в процентах,

в том числе по некоторым видам экономической деятельности:

45,2

47,1

47,9

47,7

48,2

49,4

47,7

Добыча полезных ископаемых

53,3

51,1

52,2

51,2

53,2

55,8

55,4

Обрабатывающие производства

47,1

46,1

46,7

46,8

46,8

46,9

47,7

Строительство

44,6

48,3

47,5

49,0

50,0

51,3

50,4

Образование

43,8

53,2

54,3

54,3

53,9

52,4

48,0

Здравоохранение и предоставление социальных услуг

47,8

53,3

53,9

52,7

54,9

54,7

53,9

Государственное управление и обеспечение военной безопасности; социальное страхование

45,6

50,2

54,0

53,5

55,5

56,5

48,2

Транспорт и связь

52,3

56,4

57,2

56,2

56,5

58,0

55,8

Оптовая и розничная торговля

35,6

33,6

36,5

39,8

39,9

46,2

39,6

Финансовая деятельность

50,4

38,6

44,0

42,1

43,6

42,9

40,5

Источник: [11, c. 292].

Усугубляется проблема износа основных фондов сокращением долей расходов на инвестиции в основной капитал и на ввод в действие основных фондов в ВВП России, которые за 1990-е гг. снизились более чем в два раза (таб. 7).  

Таблица 7

Динамика инвестиций в основной капитал и ввода в действие основных фондов, в процентах от ВВП

1990**

2000

2005

2010

2011

2012

2013

2014

2015

Инвестиции в основной капитал

38,0

16,0

16,7

19,8

19,7

20,2

20,3

19,0

18,0

Ввод в действие основных фондов

26,0

12,0

13,6

13,6

15,7

16,6

16,7

15,3

13,0

Рассчитано автором по источнику: [11, c. 31, 579].

* При расчете показателей за 1990 г. источником данных о ВВП послужил Российский статистический ежегодник. 2001. М.: Госкомстат. С. 36.

Возможности экономического роста в стане определяются не только наличием и уровнем использования трудовых, природных и материально-технических ресурсов, но и качеством институциональной системы, которое определяется способностью институтов оказывать стимулирующее воздействие на развитие экономики. Несмотря на то, что по сравнению с 2009 г. России удалось улучшить свои позиции в рейтинге глобальной конкурентоспособности по уровню институционального развития на 31 пункт, поднявшись со 114 на 83 место из 137 стран (таб. 8), тем не менее, актуальными остаются институциональные изменения, направленные на преобразования в социальной и политической сферах.

Таблица 8

Уровень институционального развития Российской Федерации

Фактор институционального развития

Место Российской

Федерации (2009)

Место Российской

Федерации (2017)

Права собственности

121

116

Защита интеллектуальной собственности

102

93

Нецелевое использование средств

106

82

Доверие к политикам

80

51

Незаконные выплаты и взятки

76

Независимость судов

116

90

Фаворитизм в деятельности правительственных чиновников

96

66

Расточительность правительственных расходов

81

57

Бремя государственного регулирования

124

79

Эффективность легальных способов урегулирования конфликтов

109

70

Эффективность легальных способов оспаривания инструкций

111

77

Прозрачность деятельности правительства

114

70

Расходы бизнеса на угрозу терроризма

80

94

Расходы бизнеса на угрозы насилия и преступности

71

69

Организованная преступность

96

86

Надежность полиции

112

98

Этическое поведение компаний

112

70

Сила стандартов подотчетности и внутреннего аудита

119

100

Эффективность советов корпораций

74

51

Защита интересов миноритарных акционеров

127

111

Защита инвесторов

51

Источники: [8, p. 261; 12]

Особая роль в формировании условий для экономического роста в стране отводится государственным институтам, основной целевой функцией которых является рост благосостояния всех членов общества. Выполняя эту целевую функцию, государственные институты должны, во-первых, являться гарантом экономического роста, и, во-вторых – создавать условия, при которых использование общественных ресурсов будет осуществляться при балансе общественных интересов. К сожалению, по результатам исследования, проводимого по методике Всемирного банка, качество и эффективность государственного управления (Governance Research Indicator Country Snapshot – GRICS) в Российской Федерации находится на низком уровне (таб. 9).   

Таблица 9

Динамика значения индексов GRICS для России

(максимальное значение индексов – 100)

Параметры рейтинга

1996

2000

2005

2010

2013

2014

2015

учёт мнения населения и подотчётность государственных органов

40,87

37,02

27,88

25,12

18,78

20,69

19,21

политическая стабильность и отсутствие насилия

12,08

10,14

12,56

18,96

22,27

14,76

12,86

эффективность работы правительства

32,68

23,41

38,05

39,71

44,08

50,96

48,08

качество законодательства

39,22

27,94

49,51

40,19

38,39

36,54

32,21

верховенство закона

23,44

13,40

20,57

26,07

24,88

26,44

26,44

сдерживание коррупции

15,61

16,59

23,90

14,29

16,59

19,71

19,23

Источник: [13].

Решение проблемы экономической нестабильности в современной России возможно только посредством реализации инновационной модели социально-экономического развития, сформированной на базе использования передовых достижений в области науки и технологий.

Основные производственные технологии, использование которых способно обеспечить экономический рост, перечислены в Перечне критических технологий, утвержденном Указом Президента РФ от 7 июля 2011 года № 899. Однако в этом перечне отсутствуют критические социальные технологии, которые «упрощают (и тем повышают эффективность) процедуру и формы межличностных социальных контактов на основе их прямого коммуникативного взаимодействия [6].

К числу критических социальных технологий, способствующих формированию инновационной модели развития, по нашему мнению, относятся технологии современного публичного управления, которые обеспечивают взаимодействия граждан, общественных ассоциаций, предпринимательских сообществ и государственных институтов с целью установления баланса интересов относительно целей социально-экономического развития, осуществляемые посредством глобальных и локальных социальных сетей. Использование современных информационных технологий при построении современной системы публичного управления способствует снятию пространственных рамок с коммуникативного процесса, обеспечивает безграничность межсубъектного общения, а также позволяет осуществлять взаимодействия в режиме реального времени.

Реализация публичного управления происходит под воздействием следующих групп определяющих факторов (рис. 1):

- ресурсные − определяют наличие в регионе социально-экономического и технологического потенциалов, реализация которых создает условия для формирования системы публичного управления;

- институциональные факторы − позволяют оценить наличие и степень развитости необходимых оснований и условий для участия и контроля граждан над решением вопросов, затрагивающих их интересы;

- инфраструктурные факторы − характеризуют технические возможности, позволяющие субъектам публичного управления, к которым наравне с государственными, региональными и муниципальными органами управления относятся граждане, общественные ассоциации и предпринимательские сообщества, осуществлять коммуникации в процессе принятия и исполнения управленческих решений.

Рис. 1. Взаимосвязь факторов, конституирующих систему публичного управления

Действие механизма реализации публичного управления характеризуется следующими этапами [5]:

1.         Происходит постановка цели социально-экономического развития, определяющей объект (объекты) управления.

2.         Выявляются субъекты, заинтересованные в реализации определенной цели. К числу данных субъектов могут относиться федеральные, региональные и муниципальные органы власти, зарегистрированные общественные организации, отдельные граждане и их неформальные сообщества, бизнес-сообщества.

3.         Заинтересованные в реализации поставленной цели субъекты объединяют свои ресурсные потенциалы, формируя ресурсные факторы публичного управления, использование которых будет осуществляться под воздействием инфраструктурных и институциональных факторов.

4.         Происходит процесс организации публичного управления, который включает определение его содержания, структуры, характера взаимодействий субъектов и распределения полномочий между ними, а также описание процесса принятия решений.

5.         Определяется совокупность методов управления и набор соответствующих им инструментов.

6.         Происходит процесс непосредственного воздействия инструментов на объект (объекты) управления, результатом которого является достижение поставленной цели.

Сформированность публичного управления определяется результирующими факторами, количественные значения которых отражают степень взаимодействия между субъектами публичного управления в процессе принятия и исполнения управленческих решений.

Для оценки результирующих факторов предлагается использовать следующие показатели, характеризующие использование технологий публичного управления:

-  число организаций территориального общественного самоуправления − характеризует реализацию принципа субсидиарности в системе публичного управления, поскольку позволяет оценить степень организованности и готовности граждан принимать на себя полномочия и ответственность за управленческие решения, связанные с использованием общественных ресурсов в рамках определенной территории;

- наличие общественного обсуждения законопроектов в сети Интернет. Анализ активности граждан, общественных организаций, организаций бизнеса и предпринимательских союзов при обсуждении законопроектов позволяет определить степень участия этих субъектов публичного управления в законотворческой деятельности, во-первых, через реализацию функций общественного контроля над государством (партиципация), и, во-вторых, через формирование посредством совместного обсуждения предложений, направленных на совершенствование принимаемых законопроектов (коллаборация);

- число участников в реализации государственной закупочной политики (количество поданных на конкурс заявлений) − позволяет оценить готовность бизнес-структур участвовать в закупочной деятельности государства на предлагаемых условиях, то есть отражает участие организаций бизнеса в реализации управленческих решений, направленных на использование общественных ресурсов, и, следовательно, может быть использовано для характеристики результирующих факторов публичного управления. 

В целях выявления определяющих факторов, оказывающих наибольшее влияние на реализацию системы публичного управления в регионах Российской Федерации, была построена математическая модель оценки реализации публичного управления [5], представляющая собой последовательное решение следующих задач:

- определение влияния ресурсных, инфраструктурных и институциональных факторов на результирующие факторы;

- L2-регуляризация, решающая проблему мультиколлинеарности объясняющих факторов;

- прогноз значения результирующих переменных для каждого набора отобранных данных на основе использования таких инструментов математической статистики, как логистическая регрессия и градиентный бустинг, гребневая регрессия, лассо регрессия и ARD регрессия;

- построение математической модели для объединённого набора данных;

- применение метода главных компонент для понижения размерности данных.

В результате решения указанных задач были выявлены объясняющие показатели, оказывающие наибольшее влияние на результирующие факторы публичного управления:

1. Показатели, характеризующие ресурсные факторы:

- доля населения со средним образованием, доля населения, имеющего ученые степени и доля специалистов в области ИКТ. Значение данных показателей позволяет оценить наличие знаний, умений и навыков, необходимых для участия в процессе принятия и реализации управленческих решений, а также подготовленность граждан к осуществлению коммуникаций при помощи современных технических средств;

- уровень дохода, необходимого для осуществления затрат на сетевые подключения – определяет возможности вкладывать средства в осуществление коммуникативного процесса, основанного на использовании современных информационно-коммуникационных технологий;

- инвестиции в основной капитал, приходящиеся на 10000 чел. населения − характеризует инвестиционную активность, определяющую условия для расширенного воспроизводства основных средств;

- затраты организаций на сетевые технологии – иллюстрирует готовность организаций бизнеса использовать современные информационные технологии для обеспечения коммуникативного процесса.

2. Показатели, характеризующие институциональные факторы:

-  конкурентность выборов (уровень парламентской конкуренции) – данный показатель характеризует степень доминирования отдельных политических сил в законодательных и (или) представительных органах власти региона и определяется как процент голосов избирателей, отданных за кандидатов от партий и политических движений, за вычетом доли кандидатов от партии-победителя [10, с. 153];

- избирательная активность граждан, характеризующая включенность граждан в избирательный процесс. Числовое значение данного показателя определяется как процент граждан, принявших участие в выборах;

- участие граждан в деятельности общественных организаций – позволяет оценить готовность граждан объединяться для достижения единых целей.

3. Показатели, характеризующие инфраструктурные факторы:

- количество абонентов сети Интернет – позволяет определить наличие технических возможностей, имеющихся у граждан, осуществлять электронные коммуникации;

- количество абонентов мобильного Интернета – определяет наиболее активную часть интернет-пользователей, осуществляющих сетевые коммуникации посредством мобильных сетей;

- степень использования Интернета организациями – характеризует использование интернет-коммуникаций организациями;

- наличие в организациях автоматического обмена данными между своими и внешними информационными системами – оценивает активность интернет-коммуникаций в организациях.

Поскольку по своей сути публичное управление в значительной степени является персонифицированным, инклюзивным управлением, то есть управлением, учитывающем цели и интересы каждого отдельного гражданина и каждой организации бизнеса, а также предполагающем участие в процессе принятия и реализации управленческих решений как отдельных граждан и отдельных организаций бизнеса, так и отдельных объединений граждан и организаций бизнеса, то верификацию разработанной модели оценки внедрения публичного управления в практику государственного и муниципального управления необходимо начинать с муниципального уровня, на котором более всего возможна осознанная поддержка «обществом усилий индивида по обретению им достойного социального существования» [7, с. 6].

На основании данных, представленных в таб. 10 – 12, проанализируем наличие условий для внедрения в практику управления муниципальными районами (МР) и городскими округами (ГО) Волгоградской области технологий публичного управления.

В первую очередь рассмотрим обеспеченность МР и ГО ресурсами для внедрения технологий публичного управления (таб. 10).

Таблица 10

Значения показателей ресурсных факторов

для МО и ГО Волгоградской области

Муниципальные районы

Доля населения со средним образованием, %

Доля населения с учёными степенями, %

Доходы бюджетов мун. районов и гор. округов на душу населения, млн. руб.

Инвестиции в основной капитал в расчет на 10000 чел. населения, тыс. руб.

Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата на 1 работника

Затраты организаций на сетевые технологии, тыс. руб.

Алексеевский

21,18

0,5

405

440970

19607

87047,7

Быковский

25,83

0,87

543

423614

17642

116478,2

Городищенский

23,08

1,26

1093

185149

22838

714382

Даниловский

23,7

0,33

329

1282894

17093

74221,8

Дубовский

23,22

0,5

562

183676

17362

161387

Еланский

20,37

0,27

638

53680

17145

103913,3

Жирновский

17,63

0,24

856

710572

21111

169074

Иловлинский

23,38

0,78

627

233832

22120

127139,1

Калачевский

19,5

0,47

1052

178167

19674

262211,9

Камышинский

22,28

0,88

740

53110

24594

138984,6

Киквидзенский

25,86

0,51

353

60836

17112

57663,5

Клетский

19,19

0,13

344

101212

18327

79314,1

Котельниковский

24,67

0,38

1655

2770303

31078

140883,4

Котовский

19,94

0,32

655

149876

21995

175484,6

Кумылженский

23,16

0,38

432

304717

17842

73298,7

Ленинский

24,18

0,4

565

38720

19396

122058,9

Нехаевский

24,41

0,08

362

62122

17907

52483

Николаевский

22,99

0,53

708

403281

18356

97756,7

Новоаннинский

20,29

0,5

735

1530403

18385

190483,1

Новониколаевский

27,99

0,42

572

109697

17329

126247,2

Октябрьский

24,48

0,22

508

58799

18883

91420,7

Ольховский

21,84

0,14

385

530354

21229

73379,5

Палласовский

23,96

0,43

908

74789

19567

115259,2

Руднянский

25,42

0,06

370

144109

16279

74227,7

Светлоярский

23,5

0,6

754

105269

20433

271065,1

Серафимовичский

23,34

0,41

439

21753

17774

111614,8

Среднеахтубинский

22,56

1,09

1014

256834

20532

507963,1

Старополтавский

24,08

0,4

550

41129

17315

86326,4

Суровикинский

19,17

0,29

611

36566

18668

156619,6

Урюпинский

28,63

0,38

589

69037

19288

76729,5

Фроловский

21,79

0,36

359

313024

17808

59340,3

Чернышковский

22,86

0

397

40330

17043

62458,7

Городские округа

Волгоград

16,04

2,85

16540

843553

28483

19688204,4

Волжский

18,28

1,23

4621

517832

24863

4124304,5

Камышин

16,4

0,76

1722

66302

19784

822179,1

Михайловка

16,25

1,31

1528

175148

23096

458461,6

Урюпинск

23,69

0,76

672

46155

18729

264812,6

Фролово

19,61

0,33

628

107884

21613

196926,1

Составлено автором по: [3, 1, 2].

Для большинства МР и ГО Волгоградской области характерен достаточно высокий уровень образования населения, в них проживающего, т. е. население обладает достаточным уровнем знаний и умений для того, чтобы участвовать в процессе принятия и исполнения управленческих решений, связанных с использованием общественных ресурсов. В 15 из 32 МР и во всех ГО затраты организаций на сетевые технологии превышают 100 млн. руб., что обеспечивает технические возможности для применения организациями бизнеса технологий публичного управления. К сожалению, лишь трех МР инвестиции в основной капитал превышают 1млрд. руб. на 10 тыс. населения, в четырех МР и в четырех ГО доходы муниципальных бюджетов превышают 1 млрд. руб., что позволяет сделать вывод о том, что большинство МР Волгоградской области не обладают достаточным экономическим потенциалом для развития технологий публичного управления. Уровень среднемесячной номинальной начисленной заработной платы на 1 работника в большинстве МР и в половине ГО ниже среднего по региону, что также негативно характеризует экономический потенциал региона. Наибольшую обеспеченность ресурсами, необходимыми для реализации технологий публичного управления, демонстрирует Котельниковский район, который относится к числу лидеров по значению пяти из шести возможных показателей, характеризующих значение ресурсных факторов.

Технические возможности для реализации технологий публичного управления характеризует наличие инфраструктурных возможностей в МР и ГО для осуществления сетевых коммуникаций (таб. 11).      

Таблица 11

Значения показателей инфраструктурных факторов

для МО и ГО Волгоградской области

Муниципальные районы

Количество абонентов Интернет, тыс. чел.

Количество абонентов мобильного интернета, тыс. чел.

Организации бизнеса, использующие интернет, %

Автоматический обмен данными между своими и внешними информационными системами от общего числа организаций, %

Алексеевский

11,12

6,64

69,64

67,77

Быковский

17,62

10,52

75,52

72,86

Городищенский

40,13

23,96

57,02

54,54

Даниловский

10,32

6,16

82,95

79,27

Дубовский

20,1

12

72

68,81

Еланский

20,77

12,4

81,94

78,58

Жирновский

27,4

16,36

72,14

69,17

Иловлинский

22,24

13,28

71,19

68,11

Калачевский

36,98

22,08

65,73

63,13

Камышинский

27,34

16,32

71,39

68,78

Киквидзенский

11,26

6,72

74,15

71,46

Клетский

11,99

7,16

74,9

71,87

Котельниковский

24,79

14,8

72,69

69,71

Котовский

21,51

12,84

67,45

64,76

Кумылженский

13,6

8,12

65,55

63,13

Ленинский

20,64

12,32

74,05

71,14

Нехаевский

9,51

5,68

78,78

75,2

Николаевский

20,44

12,2

74,92

72,18

Новоаннинский

23,32

13,92

59,67

57,51

Новониколаевский

14,34

8,56

56,63

54,67

Октябрьский

13,94

8,32

68,77

67,34

Ольховский

11,86

7,08

73,41

70,8

Палласовский

27,67

16,52

75,32

72,72

Руднянский

10,92

6,52

80,4

76,53

Светлоярский

24,92

14,88

66,3

63,39

Серафимовичский

16,21

9,68

73,4

70,55

Среднеахтубинский

39,73

23,72

58,57

56

Старополтавский

12,8

7,64

73,32

70,11

Суровикинский

23,45

14

71,76

68,82

Урюпинский

18,29

10,92

69,53

67,34

Фроловский

9,58

5,72

73,36

70,63

Чернышковский

10,85

6,48

83,98

80,29

Городские округа

Волгоград

752,95

427,35

54,72

52,47

Волжский

228,62

137,17

54,7

52,45

Камышин

79,38

47,63

62,05

59,58

Михайловка

59,5

35,52

60,97

58,87

Урюпинск

26,26

15,68

68,12

64,88

Фролово

25,53

15,24

64,6

62,17

Составлено автором по: [1, 2].

Анализ инфраструктурных факторов показал, что в МР Волгоградской области наиболее активными интернет-пользователями являются организации бизнеса, а в ГО – население. Явным лидером по сетевым подключениям в регионе является городской округ – город Урюпинск, для которого характерно высокое значение всех четырех показателей состояния инфраструктурных факторов. К числу лидеров также можно отнести МР, для которых характерно высокое значение трех показателей: Котельниковский и Палласовский районы.

Для успешной реализации технологий публичного управления в муниципальной практике необходимо наличие не только социально-экономических и технологических условий, но и должна быть сформирована соответствующая институциональная среда для участия и контроля граждан над решением вопросов, затрагивающих их интересы, оценить которую возможно на основании количественного анализа показателей институциональных факторов (таб. 12).

Таблица 12

Значения показателей институциональных факторов

для МО и ГО Волгоградской области

Муниципальные районы

Уровень парламентской конкуренции

Включенность граждан в избирательный процесс

Участие граждан в деятельности общественных организаций (кол-во орг-ций на тыс. чел.)

Алексеевский

23,62

68,4

0,12

Быковский

42,64

43,7

0,11

Городищенский

42,71

39,4

0,15

Даниловский

46,28

46,2

0,38

Дубовский

47,62

40,8

0,3

Еланский

41,57

51,3

0,12

Жирновский

40,59

44,6

0,12

Иловлинский

44,41

46,5

0,24

Калачевский

53,88

57

0,14

Камышинский

32,66

47,4

0,04

Киквидзенский

41,24

48,4

0,17

Клетский

36,89

42,9

0,11

Котельниковский

37,53

37,1

0,08

Котовский

44,78

32,2

0,28

Кумылженский

27,63

54,7

0,14

Ленинский

47,44

36,8

0,12

Нехаевский

28,48

50,2

0,07

Николаевский

37,39

39

0,03

Новоаннинский

40,22

46,5

0,2

Новониколаевский

20,06

71,1

0,18

Октябрьский

40,8

49,1

0,24

Ольховский

41,06

48

0,45

Палласовский

45,22

44,4

0,14

Руднянский

38,87

45

0,12

Светлоярский

37,83

42

0,26

Серафимовичский

39,44

51,2

0,12

Среднеахтубинский

40,27

36,7

0,38

Старополтавский

34,93

49,7

0,2

Суровикинский

44,62

39,7

0,14

Урюпинский

35,57

53,6

0,1

Фроловский

36,38

55,3

0,06

Чернышковский

43,44

53,3

1,23

Городские округа

Волгоград

50,64

31,5

0,78

Волжский

44,71

25,7

0,31

Камышин

39,79

36,2

0,28

Михайловка

40,1

33,6

0,19

Урюпинск

32,09

45,3

0,28

Фролово

36,58

38,7

0,18

Составлено автором по [9] и данным официальных сайтов администраций МР и ГО Волгоградской области.

Практически для всех МР и ГО Волгоградской области (за исключением Кумылженского, Нехаевского районов и г. Урюпинска) характерен достаточно высокий уровень парламентской конкуренции, поскольку более трети мест в представительных органах муниципальных образований имеют оппозиционные партии. Но, к сожалению, только в девяти МР явка избирателей на выборы составляет более 50 %, что говорит о низкой политической активности граждан большинства МР и всех ГО Волгоградской области. Невысокое количество общественных организаций в МР и ГО (за исключением Чернышковского района и ГО Волгоград и Волжский) демонстрирует неготовность граждан объединяться для решения единых целей. Таким образом, анализ данных, представленных в таб. 12, позволяет сделать вывод о достаточно низком качестве институциональной среды в регионе, что, естественно, выступает ограничителем для развития публичного управления.

В завершении факторного анализа внедрения технологий публичного управления в муниципальную практику рассмотрим значения показателей, характеризующих результирующие факторы публичного управления (таб. 13).

Таблица 13

Значения показателей результирующих факторов для МО и ГО Волгоградской области

Муниципальные районы

Активность в реализации государственной закупочной политики (соотношение между количеством поданных на конкурс заявлений и количеством организаций), %

Общественное обсуждение законопроектов в сети интернет*

Количество организаций ТОС на тыс. чел.

Алексеевский

66,6

0

1,86

Быковский

49,5

0

0,22

Городищенский

29,5

0

0,95

Даниловский

22,7

0

1,55

Дубовский

15,2

1

1,13

Еланский

55,0

1

1,12

Жирновский

33,3

1

0,97

Иловлинский

112,3

0

0,96

Калачевский

86,95

0

1,23

Камышинский

39,7

0

1,42

Киквидзенский

100,0

0

1,9

Клетский

62,9

0

1,67

Котельниковский

131,6

1

2,05

Котовский

80,1

1

0,56

Кумылженский

113,5

1

0.93

Ленинский

23,5

1

0,09

Нехаевский

97,8

0

2,04

Николаевский

161,1

0

0,42

Новоаннинский

87,5

0

1,0

Новониколаевский

34,3

1

0,98

Октябрьский

17,6

0

0,8

Ольховский

172,7

0

1,18

Палласовский

72,7

0

0,55

Руднянский

80,2

1

1,96

Светлоярский

46,3

1

1,07

Серафимовичский

20,56

1

0,99

Среднеахтубинский

31,9

1

0,77

Старополтавский

75,4

1

2,04

Суровикинский

64,85

1

0,97

Урюпинский

12,7

1

1,2

Фроловский

7,14

0

0,97

Чернышковский

52,8

1

0.67

Городские округа

Волгоград

17,1

1

0,17

Волжский

25,1

1

0,01

Камышин

126,3

1

0,11

Михайловка

124,3

1

0,19

Урюпинск

115,2

1

1,35

Фролово

152,0

0

0,26

*1 – общественное обсуждение осуществляется, 0 – отсутствует.

Составлена автором на основании информации официальных сайтов администраций МО и ГО Волгоградской области

Количественный анализ, построенный на отборе МО и ГО, в которых значение показателей результирующих факторов максимально, позволил выявить муниципальные образования Волгоградской области, для которых характерна более высокая степень внедрения технологий публичного управления в муниципальную практику:

- наиболее высокая активность бизнеса при участии в государственной закупочной деятельности характерна для следующих МР и ГО Волгоградской области (МО и ГО указаны по степени убывания активности): Ольховский, Николаевский, Фролово, Котельниковский, Камышин, Михайловка, Урюпинск, Кумылженский и Киквидзенский);

- жители следующих МО и ГО готовы в большей степени к организованности и готовности принимать на себя полномочия и ответственность за управленческие решения: Котельниковский, Нехаевский, Старополтавский, Руднянский, Киквидзенский, Алексеевский, Клетский, Даниловский, Камышинский, Урюпинск, Калачевский, Урюпинский, Ольховский, Дубовский, Еланский и Светлоярский.

Использование всех трех основных технологий публичного управления в муниципальной практике характерно для городского округа – город Урюпинск и Котельниковского муниципального района, что объясняется лидерством этих муниципальных образований по обеспеченности ресурсными (Котельниковский район) и инфраструктурными факторами (г. Урюпинск).

Таким образом, предложенная автором модель оценки степени публичного управления позволяет осуществлять мониторинг его реализации в муниципальных образованиях, результаты которого могут быть использованы для разработки целевых мероприятий по внедрению публичного управления в Российской Федерации, что обеспечит рост эффективности использования общественных ресурсов за счет повышения прозрачности процессов принятия и реализации решений в системе государственного и муниципального управления и, следовательно, обеспечит возможности для перехода к инновационной модели развития.

Библиография
1.
Городские округа и муниципальные районы Волгоградской области 2014: стат. обозр. / Терр. орган Фед. службы гос. статистики по Волгоград. обл. – Волгоград: Волгоградстат, 2015. – 219 с.
2.
Затраты на информационные и коммуникационные технологии по Волгоградской области за 2016 год. Режим доступа: http://volgastat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/volgastat/resources//e47ce00042804e818e8fbe2a5af2b9f7/IKT_02.pdf.
3.
Итоги всероссийской переписи населения 2010 г. Режим доступа: http://volgastat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/volgastat/ru/census_and_researching/census/national_census_2010/score_2010/score_2010_default
4.
Логинова Е. В. Сетевая экономика как инновационный фактор модернизации современного российского общества: Дис. д-ра экон. наук: 08.00.01/Е. В. Логинова / ВолГУ-Волгоград, 2012.-369 с.
5.
Лосева Н. В., Полковников А. А., Логинова Е. В., Калинин А. П. Оценка реализации публичного управления в регионах России на основе математических методов моделирования// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №3 (51). Номер статьи: 5106. Дата публикации: 2017-08-22. Режим доступа: http://eee-region.ru/article/5106/
6.
Мамедов О. Ю. Критические социальные технологии: сегодняшние грани будущего. Режим доступа: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1948652128680554&id=100006073578502
7.
Мамедов О.Ю. Экономика инклюзивной цивилизации // Terra Economicus. – 2017.-№ 3. – С. 6-18.
8.
Материалы Всемирного экономического форума. Давос, Швейцария, январь 2010 года. Рабочий перевод. – М.: НИИ СП, 2010 г.
9.
Официальный сайт избирательной комиссии Волгоградской области. Режим доступа: http://www.volgograd.vybory.izbirkom.ru/region/volgograd
10.
Политический атлас современности: Опыт многомерного статистического анализа политических систем современных государств. – М.: Изд-во «МГИМО–Университет», 2007. – 272 с.
11.
Российский статистический ежегодник. 2016. – М.: РОССТАТ, 2016. – 725 с.
12.
The Global Competitiveness Report 2017–2018 – Р. 261. – Режим доступа:: http://www3.weforum.org/docs/GCR2017-2018/05FullReport/TheGlobalCompetitivenessReport2017%E2%80%932018.pdf
13.
The Worldwide Governance Indicators. Режим доступа: http://info.worldbank.org/governance/wgi/index.aspx#hom
References (transliterated)
1.
Gorodskie okruga i munitsipal'nye raiony Volgogradskoi oblasti 2014: stat. obozr. / Terr. organ Fed. sluzhby gos. statistiki po Volgograd. obl. – Volgograd: Volgogradstat, 2015. – 219 s.
2.
Zatraty na informatsionnye i kommunikatsionnye tekhnologii po Volgogradskoi oblasti za 2016 god. Rezhim dostupa: http://volgastat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/volgastat/resources//e47ce00042804e818e8fbe2a5af2b9f7/IKT_02.pdf.
3.
Itogi vserossiiskoi perepisi naseleniya 2010 g. Rezhim dostupa: http://volgastat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/volgastat/ru/census_and_researching/census/national_census_2010/score_2010/score_2010_default
4.
Loginova E. V. Setevaya ekonomika kak innovatsionnyi faktor modernizatsii sovremennogo rossiiskogo obshchestva: Dis. d-ra ekon. nauk: 08.00.01/E. V. Loginova / VolGU-Volgograd, 2012.-369 s.
5.
Loseva N. V., Polkovnikov A. A., Loginova E. V., Kalinin A. P. Otsenka realizatsii publichnogo upravleniya v regionakh Rossii na osnove matematicheskikh metodov modelirovaniya// Regional'naya ekonomika i upravlenie: elektronnyi nauchnyi zhurnal. ISSN 1999-2645. — №3 (51). Nomer stat'i: 5106. Data publikatsii: 2017-08-22. Rezhim dostupa: http://eee-region.ru/article/5106/
6.
Mamedov O. Yu. Kriticheskie sotsial'nye tekhnologii: segodnyashnie grani budushchego. Rezhim dostupa: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1948652128680554&id=100006073578502
7.
Mamedov O.Yu. Ekonomika inklyuzivnoi tsivilizatsii // Terra Economicus. – 2017.-№ 3. – S. 6-18.
8.
Materialy Vsemirnogo ekonomicheskogo foruma. Davos, Shveitsariya, yanvar' 2010 goda. Rabochii perevod. – M.: NII SP, 2010 g.
9.
Ofitsial'nyi sait izbiratel'noi komissii Volgogradskoi oblasti. Rezhim dostupa: http://www.volgograd.vybory.izbirkom.ru/region/volgograd
10.
Politicheskii atlas sovremennosti: Opyt mnogomernogo statisticheskogo analiza politicheskikh sistem sovremennykh gosudarstv. – M.: Izd-vo «MGIMO–Universitet», 2007. – 272 s.
11.
Rossiiskii statisticheskii ezhegodnik. 2016. – M.: ROSSTAT, 2016. – 725 s.
12.
The Global Competitiveness Report 2017–2018 – R. 261. – Rezhim dostupa:: http://www3.weforum.org/docs/GCR2017-2018/05FullReport/TheGlobalCompetitivenessReport2017%E2%80%932018.pdf
13.
The Worldwide Governance Indicators. Rezhim dostupa: http://info.worldbank.org/governance/wgi/index.aspx#hom
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"